00:43 

Что ж...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сегодня ровно месяц с тех пор, как я впервые увидела "Хроники Нарнии: принц Каспиан".
Как вышла из кинотеатра окрыленная.

И в честь этого мне очень нескромно захотелось написать что-нибудь самой себе в подарок. Иногда ведь можно, правда?
Всё очень банально. И я писала этого вместо того, чтобы писать вам заказы. Но это было сильнее меня, родные).

Бен Барнс. Драббл. Нет, не так, вот так: Бен Барнс/нжп. не сложно догадаться, да?

Четыре часа утра – так говорят часы, которые Бен так и не снял с руки. Впрочем, совсем не до этого было… Номер московского Ритц-Карлтон наполняется серо-синим рассветным сумраком как водой.

Вчера утром они прилетели в Москву – на презентацию официального dvd Хроник.
Днем… день он помнит плохо – отрывками, лоскутами, сплошной смазанной линией. Автомобильные пробки, непрерывно улыбающийся Моусли, поклонницы, поклонницы, поклонницы, росписи черным маркером на фотографиях, плакатах, коробках с дисками, обложках книг Льюиса, на обнаженной коже – тем, у кого не было с собой ни фотографий, ни книг… Еще помнит девушку-переводчицу с изумительным английским и четким акцентом.

В сущности, помнить нет надобности – она перед глазами, здесь. Сидит на краю постели, среди сбитых и смятых шелковых простыней, и застегивает пуговицы на белой блузке. -

Еще был вечер. Безбрежный океан шампанского и коньяка. А затем кто-то налил ему водки. И еще. И еще.

Потом они стояли вдвоем за каким-то занавесом – бархатным, винно-алым, тяжелым, пахнущим дорогими духами и пылью – и она смотрела ему в глаза, смотрела и смотрела – как будто впитывала и запоминала, на всю жизнь запоминала.

Потом он целовал её – там же, за этим занавесом – где это все-таки было? – и у неё по щекам текли слезы, и дыхание было теплым, отрывистым – полу-всхлипами. Она запутывала тонкие пальцы в его волосах и что-то шептала – тихо, нежно – на смеси русского и английского.

Он не помнит, как они попали в номер.

Помнит только темноту, луну на тяжелых парчовых шторах и на бархатной теплой коже. Помнит эту кожу под своими руками, помнит россыпь каштановых волос, откинутую назад голову, когда с губ срывался шепот – выдохами, стонами…

- Так рано. Останься, - и услышал собственный хриплый голос.

- Нет. Я пойду. – Она застегнула последнюю пуговицу, заправила за ухо волосы и, повернув голову, улыбнулась одними углами губ. – Надо много успеть. Через четыре часа везти вас в аэропорт.

Бен поднял руку и провел кончиками пальцев по её руке, сверху вниз, от локтя до кисти.
Он ненавидит такие ситуации. Поэтому всегда старается избегать историй на одну ночь.
Что спросить? Не жалеет ли? Глупо…

- Всё было очень хорошо, - вдруг, нагнувшись, на ухо шепчет она, как будто угадав, о чем он подумал. – Не волнуйся.

Не волнуйся. Я не смею думать о тебе плохо. Не волнуйся. Я никогда тебе о себе не напомню. Не волнуйся. Ни в чем не упрекну. Не волнуйся… я знаю тебя. И я пошла сама.

Какие у неё глаза? Он не помнит, а в предрассветной тени не различить. Почему-то жаль.

Она встает, поднимает с пола юбку, медленно одевается, проводит рукой по волосам.

- Ты всё-таки могла бы…
И понимает, что не могла бы.

- Мы сегодня ещё увидимся.
И должны будет делать вид, что ничего не было. Да и было ли? Не сон ли? Не знаю...

Он провожает её взглядом до порога спальни и слышит тихую, на русском, непонятую фразу. И щелчок осторожно захлопнувшейся двери.

Бен трет руками лицо и глубоко выдыхает.
Обычно всё проще, сегодня что-то не так.

Прислонившись спиной к двери, которую только что сама за собой захлопнула – как отрезала, она закрывает глаза и выдыхает.

Зачем? Он всё равно не понял.
Зачем? Она – так, эпизод, он завтра же забудет. У него так, наверное, всегда. В каждом из городов.

Но понимает, что – нет.

Зачем она сказала это никому, кроме неё, не нужное «Я всегда буду тебя любить»?
Потому что кажется, я тебя всю свою жизнь…

Этим утром что-то было не так.

upd: это - подарок мне от Katrusia.
Я ничего об этом не скажу, потому что не знаю, как рассказать - такое.
Говорите мне, что угодно. Чем угодно кидайте. Но я через себя пропустила. Слезами. Невыносимо.
И так изумительно.
Я люблю тебя :kiss:
запись создана: 28.06.2008 в 00:01

@темы: RPF, Росчерком пера, События, Фики, Чувства и чувствительность, Я

URL
Комментарии
2008-06-28 в 00:14 

Ооо, автор, я обожаю твои слэши, но так как я все-таки больше гет........ впечатлило. Так... приятно, тепло... вроде бы Америку и не открыла, но... "что-то было не так" не так, как у других. по-твоему. и... вышло классно.

2008-06-28 в 00:14 

aka Eva
:hlop: Впрочем, как всегда!

2008-06-28 в 00:15 

Сдоба, стыдоба и ослики (с)
Потом он целовал её – там же, за этим занавесом – где это все-таки было? – и у неё по щекам текли слезы, и дыхание было теплым, отрывистым – полу-всхлипами. Она запутывала тонкие пальцы в его волосах и что-то шептала – тихо, нежно – на смеси русского и английского.


Вот только за это аплодирую. Это потрясающе... И поздравляю!! =) Замечтаельная дата. И конечно же непоследняя =))

2008-06-28 в 00:28 

Сдоба, стыдоба и ослики (с)
*задерживает дыхание* И, еххххх... была-не была... у меня тебе тож подарок, еще с утра лежит в дневе. Оч долго думала, дарить-не дарить, потому как неказистый какой-то и совсем не для такого радостного события, но сейчас подумала, что как это ты так без подарока... в общем... воть...

www.diary.ru/~Katrusia/p44893304.htm

Только если не понравится, говорить честно, лана? =)

2008-06-28 в 00:40 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Katrusia
Я сейчас приду в себя, я обещаю тебе это. Я напишу тебе рваный безумный комментарий и скажу банальную фразу о том, что плачу. Над фиком - в третий раз в жизни. Но это всё сквозь, мимо, не знаю, зачем сейчас говорю... Я соберусь с мыслями. Попытаюсь, да.
За что я – такая впечатлительная – на твою голову?
А пока только единственное, что бьется в голове: Катрусь,

Я. Люблю. Тебя.

URL
2008-06-28 в 00:53 

Сдоба, стыдоба и ослики (с)
Охххх... Солнц, я, правда, не хотела так... не ожидала... и... я тоже тебя люблю.

2008-06-28 в 00:59 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Margo Snow.
Спасибо, спасибо большое :kiss:
Меня иногда кидает в гет... там можно позволить себе то, чего в слэше приходится избегать - какие-то фразы, жесты, полутона).

Dracena
Спасибо).

URL
     

День темнотут.

главная