13:35 

Фик.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Бросать тапками нельзя хвалить - запятые расставьте сами).

Автор: Moura
Название: Не-на-всегда.
Фандом: фильм «Хроники Нарнии: принц Каспиан»
Пейринг: Каспиан\Питер
Рейтинг: PG-13.
Жанр: romance.
Саммари: а если были в фильме сцены, которые нам не показали?
Если бы можно было что-то переиграть?
Если Питер действительно смотрел бы на Каспиана так, как того хотелось слэшеру-зрителю?
Если Колдунья обещала им обоим не только помощь в победе над тельмаринами?
Если…
Размер: мини.
И еще: никаких посягательств на творчество Льюиса. Только кинон и фантазия автора.

Текст в комментариях.
И выложен здесь: ffhp.forum24.ru/?1-18-0-00000007-000-0-0-121199...
запись создана: 28.05.2008 в 20:16

@темы: Графоманство, Слэш, The Chronicles of Narnia: Caspian\Peter, Фики

URL
Комментарии
2008-05-28 в 20:17 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Блики от огня бросали обманчивые тени на каменный барельеф – казалось, Аслан двигается, встряхивает гривой и пытается ему – верховному королю Нарнии – сказать что-то важное и очень нужное. Наверняка – мудрое.
Только мудрость сейчас не поможет.
Питер присел на камень и запустил пальцы в волосы. Мечтая весь прошедший год о возвращении сюда, он не мог даже предположить, как всё могло измениться – нарнийцы прячутся в лесах, тельмарины захватили всё, что было в их силах захватить, прошло полторы тысячи лет – и только еще одной проблемы и не хватало. Новоявленный смельчак Питеру не нравился – слишком самонадеянный, слишком уверенный в том, что лучше всех знает, что и как делать, слишком… слишком во всем этом похож на него, Питера.
Принц Каспиан.
Зато он – король.
Только от этого, опять же, не легче.
- Я так же хочу свободы для Нарнии, как того хочешь ты.
Питер не обернулся, не шелохнулся.
- С чего бы?
Он не видел, но услышал и почувствовал, как Каспиан подошел и сел рядом.
- Потому что все, что сделал мой народ, было несправедливо.
- Или просто хочешь вернуть себе трон? – Питер поднял голову и посмотрел на собеседника. Ему казалось, он видит его насквозь.
- Я хочу избавить страну от Мираза.
Питер усмехнулся.
- Конечно, именно поэтому ты против штурма и против нападения вообще – твое стремление избавить Нарнию от Мираза очевидно!
- Мы только потеряем воинов.
- Послушай!.. – Питер резко повернулся – и замолчал. Каспиан сидел, сцепив руки в замок, и спокойно смотрел Питеру в глаза. Срываться как мальчишке королю Нарнии не хотелось и он, закрыв глаза, процедил сквозь зубы:
- Выбирай: ты со мной или нет? – и затаил дыхание.
- Я с тобой. – Кольчуга и ножны меча при движении отдаются тихим звоном, шаги и – тишина. Питер выдохнул, так и не повернув головы в след.
В присутствии тельмаринского принца у него плохо получалось держать себя – Каспиан подавлял. Каспиана хотелось слушать и… слушаться? Что за глупость?

***
- Сейчас не время, ты должен открывать нашим ворота! – Питер спрыгнул с карниза в комнату. - Каспиан!
- Не мешай мне! Если бы не он, то я бы даже не позвал вас!
Каспиан, решительно развернувшись, направился к двери. Питер в один прыжок догнал его и, хватив за плечо, резко развернул. И пожалел об этом. Еще ни у кого, никогда не видел он таких лихорадочно блестящих глаз.
Каспиан, придвинувшись ближе, заглянул ему в глаза – захватил взглядом – и тихо, но твердо произнес:
- Не мешай мне, Питер, - и, развернувшись, исчез, хлопнув тяжелой дверью.
Опомниться и опустить, наконец, руку, короля заставили крики и шум сражения, доносившиеся с улицы. Там шла битва, штурм набирал обороты, и совершенно не было времени на попытки вынырнуть из того взгляда, никак не выходящего из головы.

***
Питер чувствовал, предвидел, что что-то будет не так, что Каспиан что-то сделает – о, он мог! – и поэтому старался ни на секунду не выпускать его из поля зрения. Не то чтобы он боялся тельмаринского принца, но предпочитал, чтобы тот все-таки выполнял его приказы, а не действовал сам.
И просто невозможно было не понять – он там нужен, сейчас, Каспиану.

- Только каплю Адамовой крови, давай же!..
В первую секунду и самым первым порывом Питера было остановиться и сказать что-то похожее на «Я так и думал, он что-то сделает», но порыв этот исчез еще быстрее, чем появился, и его сменил обволакивающий, холодящий страх: сейчас Каспиан протянет ей руку, и тогда настанет конец. Конец всем надеждам.
И только в следующую секунду Питер испугался по-настоящему – когда понял, что больше, чем за Нарнию, боится за Каспиана.
Того, что мешало ему на пути, он просто не замечал, лязг мечей доходил до ушей как сквозь вату, всё – лишь препятствие, всё – только пре-гра-да. Он с силой оттолкнул Каспиана в сторону, не заметив, как сам оказался в центре отчерченного круга.
Белое, так хорошо ему памятное лицо Колдуньи улыбалось перед глазами. В голове настойчиво, мягко, вкрадчиво зазвучало: «Ты хочешь спасти Нарнию от узурпатора и вернуть ей свободу? Тебе не сделать этого без меня, Верховный Король Питер… Ты знаешь, как моя сила может помочь тебе…». Питер молчал, холодящий душу взгляд затягивал, засасывал в трясину – горло наполнялось ледяной водой, казалось – бледная рука дотянется, схватит его за сердце и никогда не отпустит. «Или это не всё, чего ты хочешь?» - Питер изумленно вгляделся в улыбающееся, требующее лицо Колдуньи – она не открывала рта. Он попытался разжать губы и ответить, сказать что-то, но собственное тело его не слушалось. «Освободи меня, и я дам тебе то, чего ты хочешь, то, чего ты желаешь всем сердцем, что гонишь от себя, чего жаждешь… Каплю Адамовой крови – и я дам его тебе, я дам его тебе…» - и Питеру показалось, что её взгляд, насмешливый и жесткий, на долю секунду обратился к Каспиану. «Освободи – и желание, которого ты боишься…» - фраза не была окончена, и Питер, чье сердце покрывалось ледяной коркой, просил самого себя только обо одном – не протягивать руки, не протягивать руки, не… Думать, о чем-то, о чем-то… что могло бы греть.
«Почему же ты только смотришь и не помогаешь мне, как я помог тебе?» - он не мог сказать, только подумать. И, завороженный – холодом или обещанием – почти коснулся белой ладони…
Треск ломающегося льда, как звон битого стекла, разорвал тугой воздух, не пропускающий звуков. Прозрачная стена рассыпалась на осколки. Питер, отступивший назад, только спустя секунды понял – нет больше ни зазывающего голоса в голове, ни ледяного обруча вокруг сердца, ни обещаний – что она обещала ему?
Еще плохо воспринимая реальность, Питер посмотрел на Эдмунда.
- Знаю, знаю: ты мог и сам.
Не понимая значения слов и действий вокруг - всё - туман - Питер обернулся к Каспиану. Тот, так и не встав, смотря исподлобья, что-то искал, высматривал в его лице – почти испуганно. Тяжело дыша и вглядываясь Каспиану в глаза, Питер, ощутив холодок по позвоночнику, подумал: ведь не ему одному что-то обещала Колдунья.
О, что же все-таки сулила она ему, Питеру? Нет, лучше не думать… И лучше даже не пытаться отгадать, что могла сулить Каспиану.

URL
2008-05-28 в 20:18 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
***
- Крепость, какая это крепость – склеп…
Думать о чем угодно, лишь бы не думать о Колдунье, о голосе, проникающем в сознание и манящем к чему-то – к чему? Что – настолько запретно, что даже самому себе он не может в этом признаться? И тот взгляд её, короткий, зло указывающий, насмехающийся – на Каспиана – зачем?
Не думать.
- Но даже здесь можно держать оборону.
Питер резко обернулся – здесь, на заднем склоне, он не ожидал увидеть никого. И это «никого» подразумевало даже Каспиана. Собственно, почему «даже»?..
- Больше нам ничего и не остается. – Питер спустился чуть ниже и присел на камнях рядом с ним. Прозрачная, кристальная тишина не давила, но отрицала звучание слов как таковых.
- Что она обещала тебе?
Питер повернулся. Каспиан смотрел вдаль, на зеленые долины и горные вершины, подсвечиваемые восходящим солнцем.
- Я же знаю, что обещала.
- Мне… я… я не понял до конца. Но не свободу Нарнии. То есть, не только её.
- Еще – какое-то желание? Скрываемое от самого себя, потаенное, чего-то или…
Каспиан не закончил, но Питеру хватило и этого, чтобы опустить голову и попытаться скрыть выступившую на щеках красноту.
- Что она обещала тебе, я должен знать.
Питер повернулся, собираясь гневно ответить, что никому и ни в чем не обязан отчитываться, но – как тогда, когда решалась судьба штурма (разве все не было решено до этого?) – споткнулся о взгляд Каспиана. И проклял мир, в котором еще никогда, ни у кого не видел таких глаз – такой глубины. Может быть, это было совсем не то, о чем нужно было сейчас думать, но Питер поймал себя на том, что ни о чем другом думать просто не может.
- Я же сказал тебе, что сам не знаю, - ответил он с плохо скрываемой дрожью в голосе, которую так хотелось выдать за дрожь раздражения.
- А я, как только она пообещала, сразу понял. Питер, - голос Каспиана будто приказывал поднять голову и посмотреть ему в глаза, - скажи мне, потому что если я буду дальше только догадываться, я сойду с ума, а мне нужно знать, и если я прав, если я догадываюсь верно…
Не успев понять, что делает, Питер сжал пальцами ткань рубашки и, притянув Каспиана ближе, прижался лицом к его волосам:
- Я боюсь, что… что…
Каспиан чувствовал, как дыхание щекочет ему шею, как срывается голос Питера и как мысли, еще недавно такие ясные и разумные, исчезают из головы, уступая место горячему, плотному, играющему нервами туману.
- Не надо. Я все понял, - шепотом. Питер, расслабив руку и выпустив ткань, обессилено вжался лицом в шею Каспиана. – Пи-тер… посмотри на меня, - и, когда тот поднял голову, так же тихо прошептал, заглядывая в испуганные, обреченные и просящие глаза: - И ты понял.
Губы Питера были мягкими, почему-то солеными от слез и сначала – неподвижными, одеревеневшими, как и руки, которые нескоро, очень робко, легли на плечи Каспиана.

***
Дыхание, отчего-то, то и дело срывалось, смотреть в лицо не было никаких сил. Сейчас, наконец, уже можно было признаться себе – пока что только себе – желанием, исполнение которого сулила ему Колдунья, был Он – со всей своей самоуверенностью, черными пропастями глаз, надменной линией губ… о!
Питер вдруг понял, что так было правильно – что он еще никогда никого не целовал. Потому что сейчас и на веки веков понималось: это мог быть только Каспиан.
- Ты уверен?
- Да. Я буду биться с Миразом на поединке.
- Это должен быть я. – Руки Каспиана сжали его плечи, голос отвердел.
- Я так решил.

***
- Давай же, убей меня…
Питер тяжело дышал, острие меча, приставленное к горлу врага, заставляло играть кровь и так соблазнительно манило нанести последний, решающий, точкой – удар. И Питер нанес бы его, ничто уже не могло помешать, кроме одного – он все сделал бы сам, если бы не чувствовал, что это должен сделать другой. Может быть, он даже не подумал бы о Каспиане, если бы все сложилось иначе, но после сегодняшнего утра... нет, ему казалось: он теперь всё о нем знает, всего его чувствует, каждая мысль – одна на двоих. И только:
- Это не моё право.
И, обернувшись, протянул рукоять меча Каспиану. И первое, о чем он, отстраненно от поединка, подумал: все мог бы отдать, лишь бы Каспиан всегда смотрел на него – так.

Хотелось крепко зажмурить глаза и одновременно не отрывать взгляда.
Было понимание: принц должен получить законный трон, отомстить за отца и довести до конца начатое.
И было чувство – даже не чувство, немой, беззвучный крик всем сердцем: не делай этого! Не делай, даже если это законно – твоё право, потому что… потому что… Разве можешь – ты!
Острие меча гладко скользнуло под пальцами Каспиана. Питер не видел его лица, но знал всё – знал про влагу в глазах, про сжатые в упрямую линию губы, про… Услышав крик, он закрыл глаза и перестал дышать.
Всё. Все кончено, Каспиан.
И услышал скрежет металла по камню.
- Да, я стану правителем. Но не таким, как ты.
Питер открыл глаза и – как всегда не верят желанному – не поверил сначала, что Каспиан идет к нему с чистым от крови мечом, без тяжести победы. Когда тот подошел, Питер сжал его руку и посмотрел в глаза – Каспиан улыбнулся одними углами губ и прошептал:
- Ты знаешь, что так и было бы.
И Питер облегченно выдохнул.
Колдунья! Все свершилось без твоей помощи. Всё.

***
Каспиан, откинув голову, всматривался в старинный рисунок – четыре трона, короли и королевы древности, призванные им, четверо – и один среди этих четверых, на которого невозможно было не смотреть. Но что – рисунок, не имеющий никакого сходства, если сейчас ему надо бы вглядываться в живое лицо, чтобы запомнить каждую черту, чтобы запомнить надолго, на годы, навсегда.
Питер рассказал ему всё. Сразу. Всё, что сказал ему Аслан.
Даже это отторгаемое, камнем: «Я должен буду уйти».
Дробный стук в дверь, три коротких, нерешительных удара, и – не дождавшись ответа – в комнату вошел Питер, осторожно прикрыл её за собой и прислонился к ней спиной.
- Я уйду, если помешал тебе, - рассматривать пол казалось многим интереснее, чем смотреть в лицо.
- Нет, не помешал. – Каспиан встал и, подойдя к Питеру, обхватил ладонями его лицо. – Значит, ты… так решил.
- Не я, так должно быть, так правильно, так сказал Аслан…
- Но я не понимаю, почему.
- Потому что здесь мне больше нечему учиться, - голос дрогнул.
Каспиан, не ответив, продолжал смотреть ему в лицо, поглощая, пытаясь глазами поймать ответный взгляд.
- Что ты…
- Запоминаю.
Питер мотнул головой, Каспиан опустил руки.
- Я уйду, мне лучше уйти, я не знаю, зачем пришел… - и когда голос охрип, стал задушенным, словно перекрыли воздух, Питер резко отвернулся и прижался лбом к двери. – Отпусти.
Но Каспиан не держал. И, наклонившись, касаясь дыханием кожи, шепнул, стараясь подавить внезапную дрожь:
- Останься. Ведь завтра уже…
Договаривать было ненужно.
Питер вдруг обмяк и, медленно повернувшись, потянулся губами к Каспиану.

Дрожащие руки нервно пытаются распутать шнуровку рубашки. Питер припадает губами к тонкой коже на шее, где бьется живой пульс, и чувствует, как Каспиан откидывает назад голову – им так страшно и так хорошо, что своё незнание, что и как делать, совершенно, совсем не пугает…

- Если бы ты остался… - Пальцы Каспиана чертят у Питера на груди тонкие, замысловатые узоры. – Если бы ты остался навсегда…
- Я не могу, ты знаешь. – Питер отворачивается и прячет глаза. Рука, гуляющая по его телу, замирает и исчезает.
- Или не хочешь? – И, против желания повернув голову, встречает пристальный, твердый взгляд.
- Ты знаешь, что нет, ты знаешь, что если бы это зависело от меня, что если бы это решала моя воля… ты знаешь, что я бы остался! Навсегда. С тобой. – Питер сел, ссутулил плечи, чуть повернул голову. – Никогда больше не заговаривай со мной об этом.
- У меня не будет времени, чтобы об этом заговаривать. Никогда, никогда уже не будет времени, чтобы с тобой говорить, потому что… потому что тебя вообще больше не будет!
Питер тяжело встал и медленно обернулся – даже в темноте было видно, как блестели глаза Каспиана.
- Прости. – Выдавил он и, словно что-то держало и тянуло назад, пошел к двери.
- Питер.
Он застыл у самого порога.
- Я забываю, что тебе так же тяжело, как мне. Тяжелее, - и тут, наконец, голос сломался, сорвался на подавленный полу-всхлип. Волосы разметались по белоснежной подушке, откинутая голова – о, о скольком напоминала!
- До рассвета еще есть время, - будто самому себе, в тишину произнес Питер. И, вернувшись, наклонился, целуя дрожащие, требовательные губы, запутываясь в наскоро накинутой одежде.

***
Найти Питера и Сьюзан было не сложно, где их искать - он знал. И больше всего в данную минуту, в одну из этих последних минут, он хотел увидеть одного Питера – наедине.
Но увидел его со Сьюзан. И смотреть в её большие, болезненно глядящие глаза казалось легче, чем посмотреть - хотя бы на секунду – на Питера.
- Все готовы, все собрались, - и еле удержал голос ровным. Не заметив, как верховный король Нарнии не отводил от него глаз.

URL
2008-05-28 в 20:18 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
***
Питер протягивал ему рукоять меча – как это похоже на тот поединок – и что-то говорил, но Каспиан слов не слышал, зная, что – не нужно. Все, что Питер действительно хотел ему сказать, он говорил глазами – о, каждую смену чувства Каспиан в них ловил и запоминал. Казалось, что все внутри рушится, что никакого мира больше не существует, а есть только эти последние секунды и пальцы, смыкающиеся на рукояти меча.
- Я сохраню его для тебя.
Кивок, полуприкрытые глаза, длинные тени от ресниц – о, сцеловать бы…
- Питер…
- Помни меня, хорошо?
Каспиан хочет что-то сказать, но только глотает воздух, беззвучно открывая рот – забыть, как – забыть, нет ничего невозможнее, чем забыть и чем не ждать…
Питер кладет руки ему на плечи, и он повторяет этот жест, всё вокруг – люди, нарнийцы, весь мир и вся страна – теряется, смазывается, ускользает, уступая первый план главному – их двое, и это не навсегда.
Сьюзан хочет что-то сказать, видимо, позвать Питера, но Люси берет её за руку и останавливает, отворачиваясь. Над площадью тишина.
Руки лежат на плечах, соприкасаются лбы, глаза закрыты.
- Я тебя все равно буду ждать.
- Всегда?
- Всегда…
Ладонь Каспиана ложится Питеру на затылок, теснее прижимая к себе его голову, так, что соприкасаются лица.
- Каспиан, я…
- Я тебя…
- Пора, - твердое, сказанное – и разорвавшее тишину – «пора» Аслана заставляет обоих выдохнуть.
- А я все-таки буду тебя ждать. И это всё… ты знаешь… навсегда.
И совершив невероятное – опустив руки и отстранившись – Каспиан отпускает его. В далекое, неизвестное, никогда не наступающее не-на-всегда.

URL
2008-05-28 в 23:06 

All that I needed was the one thing I couldn't find (c)
Здорово!
Замечательный Питер со своей показной самоуверенносью и желанием "слушаться", подчиниться - своим желаниям. Он такой настоящий, живой...
И сразу верится в логичного Каспиана и объясняется эта линия со Сьюзен.

Но вы ведь помните, что у Льюиса в последней новелле было сказано, что все они встретились? После не-на-всегда? Вы не напишете?))))

2008-05-29 в 16:34 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
TerryBolger
Спасибо вам большое за такой замечательный отзыв). Оказалось, что Питер получился именно таким, каким я хотела его показать - это радостно.

Льюиса я, к своему стыду, признаюсь, не читала, потому и писала сугубо на основании фильма. Но когда узнала, что будет что-то после этого не-на-всегда, обрадовалась, и если когда-нибудь прочитаю Хроники или дождусь нового фильма, напишу. Можно, конечно, сочинить что-то самостоятельно - но в скором времени этого не обещаю).

Спасибо еще раз за отзыв).

URL
2008-05-29 в 17:22 

В любой непонятной ситуации — думай! (с)
Moura,

Волшебно, правда. :chups:

2008-05-29 в 17:25 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Dalena
Спасибо :kiss:

URL
2008-05-30 в 14:11 

Полупаук, полулебедь, я шагнул в полночь
Потрясающе. Жаль, что я знакома только с каноном-книгой, но мне кажется, что характеры прописаны "как по книге".
Спасибо.

2008-05-30 в 14:16 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Anui
Услышать хороший отзыв, похвалу от человека, читавшего канон и не посчитавшего это (фик) ересью - правда очень здорово. Так что, это тебе - спасибо. :) Особенно за мне кажется, что характеры прописаны "как по книге". - не зная книги, я к ней стремилась, очень не хотела OOCа.

URL
2008-05-30 в 14:18 

aka Eva
Прекрасно написано!!! :hlop: Удивительно вписывается в фильм.
Надо было вам оставлять 300 коммент)

2008-05-30 в 14:20 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Dracena
:shuffle: ох, да куда мне до великого пожизненного слэшера... *потупив глаза* А у тебя еще всё впереди... трехсотый коммент просто так не достается!)
Спасибо большое).

URL
2008-05-30 в 14:23 

aka Eva
Moura Не за что! А книги прочитай, может еще что-нибудь напишешь, столь же прекрасное.
А твой фик еще на один шаг приблизил меня к званию великого слешера :-D

2008-05-30 в 14:31 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Dracena
Нет... Книгу прочитать меня недавно соблазняли. Но - имхо - "Хроники Нарнии" надо читать (если в первый раз) в определенном возрасте. Перечитывать потом можно в любом, но читать сейчас я её не смогу. Слишком идеалистической, моралистической она мне покажется (религиозность Льюиса сильно повлияла на написанное им). Книга добрая, хорошая, сказочная, но я боюсь, она не будет мне интересна.
У меня сердце раз и навсегда порабощено одной книгой, у меня душа отъявленной толкиенистки. Другой фэнтези-реальности она уже не вместит).

А твой фик еще на один шаг приблизил меня к званию великого слешера
Сбиваю человека с пути истинного... хотя трехсотый коммент сделал это раньше меня :D

URL
2008-05-30 в 14:43 

aka Eva
Moura А я сейчас снова "Хроники" перечитываю, и подбил меня на это именно фильм. Когда-то давно я их читала, но все, а только 3 или 4 книги из 7, а сейчас есть желание прочесть все)

Сбиваю человека с пути истинного... хотя трехсотый коммент сделал это раньше меня
Не только 300 коммент и ты, а еще несколько друзей-слешеров, так что будем читать)

2008-05-31 в 00:31 

Потрясающе. Не так, как я себе это представляла, но все равно очень живо и прекрасно читается с наложением на сцены из фильма.

2008-05-31 в 00:45 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Dracena
Здорово, когда благодаря чему-то вспоминаешь о хорошей книге).

а еще несколько друзей-слешеров, так что будем читать
Слэшер - это покалеченное мировосприятие, предупреждаю сразу). Да нет, на самом деле, всё не так уж и плохо).

URL
2008-05-31 в 00:46 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Sky Marley
Спасибо большое. Очень приятно).
И я рада, что вписывается в фильм и что вам понравилось даже не смотря на то, что вы видели это иначе).

URL
2008-05-31 в 00:53 

Moura
О, со мной можно на ты.:)

Я вижу все очень жестко, пошло и красиво, а у тебя замечательная романтичная история именно двух милых мальчиков вышло. Именно так, как должно быть в фильме, только этого почему-то не сняли.

2008-05-31 в 00:56 

aka Eva
Moura Да, это всегда хорошо! Они сами себя так называют и я правильно воспринимаю это понятие ;-)

2008-05-31 в 00:59 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Sky Marley
а у тебя замечательная романтичная история именно двух милых мальчиков вышло.
О, ну это что. Вот как капишу сейчас сиквел, коротенький и с рейтингом R... боюсь, правда, он все-таки выйдет таким же недоговоренно-романтичным).

Именно так, как должно быть в фильме, только этого почему-то не сняли
Я этих сцен ждала, не увидела и подарила себе сама).

Я вижу все очень жестко, пошло и красиво
О, чтобы подобное прочитать я отдала бы полцарства...

URL
2008-05-31 в 01:01 

aka Eva
Moura
О, чтобы подобное прочитать я отдала бы полцарства...
А чтобы увидеть в фильме?

2008-05-31 в 01:11 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Dracena
Царство, казну, коня, пять лет жизни, не знаю, что еще.
О! Нет, не представляю. Не трави мне душу)). Ведь так хочу.

URL
2008-05-31 в 01:12 

aka Eva
Moura Тогда буду ждать продолжения твоего фика Ведь так хочу

2008-05-31 в 01:22 

Moura
О, чтобы подобное прочитать я отдала бы полцарства...
Я бы написала, но моя скотина-муза занята другим проектом и сугубо гетным. Ну, вот что с ней можно сделать, если даже четвертый просмотр в правильной компании не сподвиг ее на отвлечься от гета?:upset:

О, ну это что. Вот как капишу сейчас сиквел, коротенький и с рейтингом R... боюсь, правда, он все-таки выйдет таким же недоговоренно-романтичным).
А скоро будет? Я бы не отказалась почитать.

Я этих сцен ждала, не увидела и подарила себе сама).
Ну не только себе. Видишь, сколько народу набежало и сидит в восторженном состоянии:)

2008-05-31 в 01:38 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Sky Marley
Надо дать ей - Музе - время, она опомнится, поймет, что упускает - и вернется с ворохом высокорейтинговых слэшных идей).

А скоро будет?
Уже). Не слишком хорошо, ибо на скорую руку, но рука эта так и просилась что-нибудь настрочить - а я и не стала сдерживаться).

Ну не только себе. Видишь, сколько народу набежало и сидит в восторженном состоянии
:shuffle2:

URL
2008-05-31 в 01:39 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Dracena
Как ни странно, продолжение есть. Оно существует уже около десяти минут)).

URL
2008-05-31 в 01:41 

aka Eva
Moura Ты не представляешь как я рада!!! :kiss:

2008-05-31 в 01:49 

Retired Queen (с)
Замечательно просто!
Но так и хочется канонного воссоединения в конце (по последней книге). :)

2008-05-31 в 01:50 

Moura
Надо дать ей - Музе - время, она опомнится, поймет, что упускает - и вернется с ворохом высокорейтинговых слэшных идей).
Это вряд ли. Она у меня категорически не работает на фики да еще слешные, только на ориджиналы и в большинстве своем гетные.Такая вот... *развела руками*

2008-05-31 в 01:56 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Dracena
:)

angel_of_darkness
Спасибо).
Если когда-нибудь я прочту книгу (вероятность чего, увы, так мала) или мы все дождемся последнего фильма (как долго!), то написать что-то будет просто моим долгом).

Sky Marley
Жаль). Я уверена, что у тебя написать это получилось бы изумительно).

URL
     

День темнотут.

главная