Moura
А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
За два с половиной года театрального погружения я замечательно научилась вести себя как фанатка (хотя никогда не думала, что это со мной случится; однако человек лишь предполагает, и всё это оказалось по-своему на вес золота). Усвоила все прилагающиеся поведенческие паттерны, пропиталась восторженностью, умениями боготворить и - порой - по-щенячьи смотреть в глаза (иногда невозможно - не), счастливо улыбаться и получать невероятный, сродни месячной норме крупных электростанций, поток энергии от десяти секунд общения. Итак, я большая умница, я замечательно знаю, как должна вести себя фанатка. Я провела четкую до смешного границу между собой и теми, к кому ходила. Где они - и где я. Что они - и что я. Несоизмеримость высот.

Отчего-то я не могла предположить, что наступит момент, когда мне захочется размыть эту границу и встать на одну высоту над уровнем моря. Когда мне захочется отсутствия барьеров и стирания ролевых моделей «Актёр» и «Поклонница» - за больной ненужностью их в отдельно взятом случае. Когда нечто нутряное выйдет за рамки отношения, собственно, поклонницы к актёру. Когда вообще перестанешь оперировать этими понятиями - и тебе вдруг понадобится человек. И повлечёшься к нему, человеку, со всеми возможными, ещё незнакомыми тебе царапинами, впадинами, сколами (возжаждешь их - и именно их, в отрыве от сцены, хоть она и была индикатором получше лакмуса). Когда ассоциировать вдруг станешь не с театральными нежными восторгами прошедшего двухлетия, а с тем из жизни, что в последний раз случалось с тобой уже более трех лет назад.

Когда вдруг четко отделишь театральное от собственно твоего. Очень похожие чувства, элементарно спутать, но разница, тонкая, как волос, лежит между ними, - тонкая, как волос, и острая, как меч на брачном ложе между Зигфридом и Брунгильдой. Это случилось слишком неожиданно, недавно-быстро, я до жалкого не была готова, я не знаю, как должна вести себя и что должна делать не фанатка, что должна делать я как я для того, чтобы дать понять что-то - знать бы, что. В моём арсенале лишь интонации, фразы, жесты, поступки поклонницы, я не знаю, как вылезти из этой кожи. Я в принципе не знаю, как женщина должна проявлять внимание к мужчине, потому что весь мой предыдущий личный опыт складывался по совершено иным, нетривиальным, неклассичным канонам (не по канонам вообще).

Но этот нутряной надрез - желание и потребность избавиться в отношении отдельно взятого кого-то от роли только лишь поклонницы и стать человеком (пока - не женщиной даже) - ноет и щиплет. Равенство вне усвоенных моделей. Вне профессий - актёрской и - да, то тоже своего рода профессия - фанатской. Как.

Как нужно это делать, - хочу спросить я, и тут же возникает упадническая, горчащая вереница вопросов о том, нужно ли это вообще, выводов о том, что толка не будет. И слышатся внутренние голоски, вещающие то, закрепившееся: что ты... где ты... Но всё это - совершенно иные темы, требующие иных исповедей. Пока во мне главенствует отчаянное, жалкое «Как» - больше хрип, чем вопрос.

Самое действительно во всём этом смешное - то, мною сказанное Наденьке: «Мне же ведь не надо было много, чтобы». И правда. Пара взглядов. Пара оброненных фраз. Как это похоже на меня - до зубового скрежете, до типичности, до: я такая я. Со всеми выводами из.

Пост закрываю от комментариев. Вопросы в нём риторические, а, значит, ответов не слишком требующие. Нормальная же и самая логичная реакция на написанное выше - усмехнуться и, фыркнув, отмахнуться. Я же сейчас к подобной реакции буду слишком восприимчива, и истерично сорвусь от чьего-то легкого отношения к тому, что в данный момент, в гештальтистском «здесь и теперь», для меня более чем серьезно. При этом не писать не могу, потому что иногда уровень внутренних вод доходит до той отметки, когда молчать дальше не в силах, - моральный эскгибиционизм, мой старый друг.

@темы: А ларчик просто открывался, Дьяволиада, Жизненное, Личное, Мысли вслух, Песнь Песней, Сбившийся вектор направления, Улицы ждут своих героев, Ум за разум, Чувства и чувствительность