14:17 

«Я поцелую его теперь. Но почему ты не смотришь на меня, Иоканаан?»

Moura
А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Все умные мысли приходят ко мне чаще всего в душе. Вот и сегодня - в процессе самого бытового и приземлённого мытья головы - вдруг: Уйальд, РГ, Саломея. Пьеса Уайльда и постановка Виктюка - это в первую, главную и едва ли не единственную очередь - вещи (вещь, одна) о любви. О любви в самом самовластном её смысле. Об Оскаре и Бози, об Ироде и Саломее сейчас не готова - слишком всеобъемлющее и слишком личное - но: о Саломее и Иоканаане:

Всё, что Уайльд вложил в уста Саломеи, адресуя пророку пророков, - о страсти. Той, что, выходя из эроса, приходит к тонатосу неизбежно. В её желании получить его голову на серебряном блюде нет ничего от каприза избалованной женщины-ребёнка, ничего от самолюбивого удовлетворения прихоти и тем паче ничего от желанию (читать: приказа) матери, это не следствие ветхозаветной дикости и животной жажды. Это акт обладания в любви (соития вне и без соития).

Существуют вещи того рода и порядка, в котором «живой» и «мёртвый» - лишь агрегатные состояния вещества, изменчивая, проходящая, текучая форма, не меняющая сути и не влияющая на неё. Любовь Саломеи - любовь той мощи и той степени совершенно здравого безумия, в которых жизнь и смерть становятся частностями (недаром всё венчает это - формульное! - тайна любви больше тайны смерти). Неважна форма и неважно агрегатное состояние, Иоканаан существует только и исключительно в пространстве её любви, это чувство столь всеохватно, что до встречи с Саломеей его жизни - в её восприятии - не было, ретроспективно он не существовал. Нет этой жизни и вне данной любви (читать: вне самой Саломеи), а, значит, смерть его от руки солдата - нечто внешнее, не имеющее отношения к, постороннее. Несущественно, жив или мёртв, - это не имеет власти над чувством.

В требовании ею головы его нет, повторяю и настаиваю, ничего от вещественной, материальной жажды обладания, это пик её страсти-сумасшествия, форма выражения. Когда она прижимается к его губам, горьким от его крови и своей любви, - это миг высшего счастья в пространстве всепобеждающей (и её саму побеждающей и победившей) любви. Быть чему-то после просто незачем. Из этого измерения, с такой вершины назад уже не возвращаются. Приказ Ирода «Убейте эту женщину» логичен донельзя, сам собою разумеется, - ибо путь Саломеи уже был невозвратен.

@темы: Библиотечные кинки, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Песнь Песней, Росчерком пера, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Экзистенциальное мировоззрение муравья.

URL
Комментарии
2013-11-24 в 15:53 

снова марронье
И тут — Шерлок Холмс. Понимаете? Шерлок Холмс и эктоплазма.
Я не очень согласна, но восхищена тем, как ты об этом говоришь и как ты это формулируешь. Захотелось сохранить куда-нибудь себе и перечитывать.

2013-11-25 в 09:22 

Moura
А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
снова марронье, ащ, спасибо. :shy:
Это всё, пожалуй, в большей степени навеяно именно спектаклем Виктюка, тема Саломея для меня уже давно преломлена через эту (крайне для меня психотерапевтичную) постановку. 30% Романа Григорьевича и его подачи и интерпретации, 30% того, как это преломляется во мне, 30% - собственные нутряные темы и где-то 10% - мысли о первоисточнике Уайльда).

URL
     

День темнотут.

главная