14:03 

Чеховъ-GALA, РАМТ, 23 ноября.

Moura
А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сразу - сплошное моё «Да» худруку РАМТа и режиссёру спектакля Алексею Бородину: Чехов - писатель о сегодня едва ли не больше многих других (впрочем, все великие и всё великое - всегда о сегодня и никогда - о вчера). Чехов предельно к своим героям ироничен, ласково-насмешлив, беззлобно (или самую малость не беззлобно) он вытаскивает наружу все бытовые и бытийные наши несуразицы. Бесспорно, это - как и всегда в любом виде искусства, как и всегда, соответственно, в литературе - гротеск, сгущенные краски. Но как раз эта яркость и работает на доходчивость. Чеховские герои часто трогательно нелепы, действия их абсурдны и несуразны - и всё вокруг как-то жалостливо смешно, смешно... (я не имею сейчас в виду крупных его драматических повестей - вроде Цветов запоздалых, Степи, Палаты №6, - там иные категории). Читающий и смеётся по логике, не видя бревна в собственном глазу: мы сейчас в редких случаях более умны, логичны, последовательны, чем герои Предложения, Юбилея, Свадьбы. С этой точки зрения композиция по чеховским одноактным пьесам - это ироничное, без зла, пусть и с насмешкой, зеркальное отражение. Улыбка хоть и прозревающая недостатки, но - добрая. И вот так, с добром, и рассказаны эти темпераментные (Медведь) и трогательные короткие истории - о людском обобщенно.

Медведь, сыгранный Ириной Низиной и Степаном Морозовым, - диво. Здесь, правда, невозможно было избавиться от мелькавших сравнений с самой известной постановкой, первой приходящей на ум - старым советским фильмом с Жаровым и Андровской, где было всё - и всё это было талантливо, ярко, живо, очень по-чеховски. У Низиной и Морозова вышла, с одной стороны, совершенно своя история, весёлая и немного абсурдная, с другой - именно такая, какой история эта и должна была быть, человечной, настроенческой, очень динамичной. Затем, конечно, тандем Дарьи Семеновой и Петра Красилова в Предложении - фейерверк же! При всей каррикатурности истории - ничего фальшиво-наигранного, даже в предельно абсурдном и предельно смешном, - нежность героев и к героям. Смеяться и прижимать к груди ладони. Необыкновенно яркая игровая связка. Мы с мамой потом - всю дорогу до дома и теперь уж, вероятно, навеки: «Искры. Туман», «Потерял плечо. Где моё плечо?!», «Нога отнялась», «Вы интриган», - ащ же.

И вообще - очень живая, скорая динамика постановки. Переход эпизода одной истории в эпизод другой без потери смысловых ниточек. Смешение картин разных пьес на одной сцене без смешивания (смешать, но не взбалтывать, - как-то так), только с взаимопроникновением настроения. Два часа времени, проходящие совершенно незаметно. Яркая, живая, чудесно добрая постановка о несуразном, но, в сущности, милом, то есть - обо всём нашем, людском. И не без толики подкожной, тягучей, такой кристально, чисто славянской грусти где-то на донышке - О вреде табака с его рвущейся наружу правдой душно живущего человека, хор - общий, теперь-то уж со смешиванием - с нежным и протяжным «Шумел камыш...»

Легкая, но не легковесная постановка. Впечатление и ощущение после - через тело, через форму губ - улыбка.

P.S. Избалована ТРВ и фидбеком в нём кошмарно. Двухминутные овации для меня не овации, три букета для меня - не цветы; театрально закалена спектаклями Романа Григорьевича и отдачей в нём.

@темы: Высокое искусство, Для памяти, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр, Точка зрения

URL
   

День темнотут.

главная