Moura
А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сразу - сплошное моё «Да» худруку РАМТа и режиссёру спектакля Алексею Бородину: Чехов - писатель о сегодня едва ли не больше многих других (впрочем, все великие и всё великое - всегда о сегодня и никогда - о вчера). Чехов предельно к своим героям ироничен, ласково-насмешлив, беззлобно (или самую малость не беззлобно) он вытаскивает наружу все бытовые и бытийные наши несуразицы. Бесспорно, это - как и всегда в любом виде искусства, как и всегда, соответственно, в литературе - гротеск, сгущенные краски. Но как раз эта яркость и работает на доходчивость. Чеховские герои часто трогательно нелепы, действия их абсурдны и несуразны - и всё вокруг как-то жалостливо смешно, смешно... (я не имею сейчас в виду крупных его драматических повестей - вроде Цветов запоздалых, Степи, Палаты №6, - там иные категории). Читающий и смеётся по логике, не видя бревна в собственном глазу: мы сейчас в редких случаях более умны, логичны, последовательны, чем герои Предложения, Юбилея, Свадьбы. С этой точки зрения композиция по чеховским одноактным пьесам - это ироничное, без зла, пусть и с насмешкой, зеркальное отражение. Улыбка хоть и прозревающая недостатки, но - добрая. И вот так, с добром, и рассказаны эти темпераментные (Медведь) и трогательные короткие истории - о людском обобщенно.

*****

@темы: Высокое искусство, Для памяти, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр, Точка зрения