Moura
А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Весь день неотступно в голове - ещё одно цветное стеклышко в мысленный витраж Древней Греции, Илиады, стен Трои, сына Фетиды, итакийских кораблей, людей, которые - боги, и богов, которые - люди. Цветаева. Конечно, Цветаева.

Тáк - только Елена глядит над кровлями
Троянскими! В столбняке зрачков
Четыре провинции обескровлено
И обезнадежено сто веков.

Так - только Елена над брачной бойнею,
В сознании: наготой моей
Четыре Аравии обеззноено
И обезжемчужено пять морей.

Tак только Елена - не жди заломленных
Рук! - диву дается на этот рой
Престолонаследников обездомленных
И родоначальников, мчащих в бой.

Так только Елена - не жди взывания
Уст! - диву дается на этот ров
Престолонаследниками заваленный:
На обессыновленность ста родов.

Но нет, не Елена! Не та двубрачная
Грабительница, моровой сквозняк.
Какая сокровищница растрачена
Тобою, что в очи нам смотришь - так,

Как даже Елене за красным ужином
В глаза не дерзалось своим рабам:
Богам. - «Чужеземкою обезмуженный
Край! Всё еще гусеницей - к ногам!»

11 ноября 1924, -3 стихотворение цикла «Под шалью».

***

Есть рифмы в мире сём:
Разъединишь - и дрогнет.
Гомер, ты был слепцом.
Ночь - на буграх надбровных.

Ночь - твой рапсодов плащ,
Ночь - на очах - завесой.
Разъединил ли б зрящ
Елену с Ахиллесом?

Елена. Ахиллес.
Звук назови созвучней.
Да, хаосу вразрез
Построен на созвучьях

Мир, и, разъединен,
Мстит (на согласьях строен!)
Неверностями жен
Мстит - и горящей Троей!

Рапсод, ты был слепцом:
Клад рассорил, как рухлядь.
Есть рифмы - в мире том
Подобранные. Рухнет

Сей - разведешь. Чту нужд
В рифме? Елена, старься!
...Ахеи лучший муж!
Сладостнейшая Спарты!

Лишь шорохом древес
Миртовых, сном кифары:
«Елена: Ахиллес:
Разрозненная пара».

30 июня 1924, 1-е стихотворение цикла «Двое».

***

Не суждено, чтобы сильный с сильным
Соединились бы в мире сем.
Так разминулись Зигфрид с Брунгильдой,
Брачное дело решив мечом.

В братственной ненависти союзной
— Буйволами! — на скалу — скала.
С брачного ложа ушел, неузнан,
И неопознанною — спала.

Порознь! — даже на ложе брачном --
Порознь! — даже сцепясь в кулак --
Порознь! — на языке двузначном --
Поздно и порознь — вот наш брак!

Но и постарше еще обида
Есть: амазонку подмяв как лев —
Так разминулися: сын Фетиды
С дщерью Аресовой: Ахиллес

С Пенфезилеей.
О вспомни — снизу
Взгляд ее! сбитого седока
Взгляд! не с Олимпа уже, — из жижи
Взгляд ее — все ж еще свысока!

Что ж из того, что отсель одна в нем
Ревность: женою урвать у тьмы.
Не суждено, чтобы равный — с равным.
Так разминовываемся — мы.

3 июля 1924, 2-е стихотворение цикла «Двое».

***

Отлило — обдало — накатило —
— Навзничь! — Умру.
Так Поликсена, узрев Ахилла
Там, на валу —

В красном — кровавая башня в плeсе
Тел, что простер.
Так Поликсена, всплеснувши: «Кто сей?»
(Знала — костер!)

Соединенное чародейство
Страха, любви.
Так Поликсена, узрев ахейца
Ахнула — и —

Знаете этот отлив атлантский
Крови от щек?
Неодолимый — прострись, пространство!
Крови толчок.

13 сентября 1923.

@темы: Копилка., Марина, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи