Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: высокое искусство (список заголовков)
20:33 

И ещё.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Заговорив о Достоевском: пусть это будет здесь. Пятая (неполная) глава Неточки Незвановой. Когда-то слишком близкая, чтобы по-прежнему не перехватывало вдох.

«Но влечение мое к ней уже не знало пределов...»

@темы: А ларчик просто открывался, Высокое искусство, Для памяти, Жизненное, Книги, Копилка., Литература, Люди, Росчерком пера, Черным по белому

20:02 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Всё-таки есть в Les Miserables какое-то непреодолимое очарование - в самом изначальном либретто. Слушаю сейчас записи из последней экранизации (прекрасно же, хотя у нас с Арианой поначалу и были претензии к Кроу), скачала так же «живой» альбом UK-каста 2010-го года, послушаю позже. Совершенно замечательно делает вечер.







@темы: Настроение, Мысли вслух, Музыка, Высокое искусство

17:39 

«Он велел мне прийти, и я здесь, жду его...»

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Отстраняя многое здравое (?) и (псевдо)здоровое - в этих отрывках всё, что я думаю о. Вся настройка сердечной мышцы. Достоевский, Униженные и оскорблённые. Говорят: никто так не понял женщины, как Толстой и Бальзак. Я же настаиваю кровно: никто не понял женщины больше Достоевского.

~~~

Она предвкушала наслаждение любить без памяти и мучить до боли того, кого любишь, именно за то, что любишь, и потому-то, может быть, и поспешила отдаться ему в жертву первая. Но и в его глазах сияла любовь, и он с восторгом смотрел на нее. Она с торжеством взглянула на меня. Она забыла в это мгновение всё - и родителей, и прощанье, и подозрения... Она была счастлива.

~~~

— Наташа, - сказал я, - одного только я не понимаю: как ты можешь любить его после того, что сама про него сейчас говорила? Не уважаешь его, не веришь даже в любовь его и идешь к нему без возврата, и всех для него губишь? Что ж это такое? Измучает он тебя на всю жизнь, да и ты его тоже. Слишком уж любишь ты его, Наташа, слишком! Не понимаю я такой любви.
— Да, люблю как сумасшедшая, - отвечала она, побледнев, как будто от боли. - Я тебя никогда так не любила, Ваня. Я ведь и сама знаю, что с ума сошла и не так люблю, как надо. Нехорошо я люблю его... {...}

@темы: Чувства и чувствительность, Черным по белому, Цитаты, Росчерком пера, Рекомендательное, Песнь Песней, Люди, Литература, Книги, Жизненное, Дьяволиада, Для памяти, Высокое искусство, Ваша навеки, А ларчик просто открывался

20:33 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Stay - определённо на первое место из пока просмотренного в рамках орденского марафона. Палата №6 по Майклу Форстеру. Возлюбленная (возлюбленная? Офелия - как имя нарицательное, а не собственное), которую зовут Афина. Герой Гослинга, который галлюцинирует, слушает голоса, наставляет пистолет на своего психиатра, предсказывает будущее, тушит об себя сигареты, рисует, сходит с ума, курит, существует или не существует, умирает или не умирает, говорит «Слишком больно». Герой МакГрегора, который сходит с ума или не сходит (рефрен, что делать), надевает желтые штаны, разговаривает с умершими, спит со своей пациенткой - или не спит и не с пациенткой. Героиня Уотс, которая медсестра или не медсестра, рассказывает про два лезвия и говорит «Здесь слишком много прекрасного, чтобы умирать. Черт побери, слишком много прекрасного». Концентрированное безумие, кровь на висках, прозревающие слепые, forgivemeforgivemeforgiveme, Бруклинский мост, рояль на тросах, «Мама, этот человек...» и что это было.

Стоило когда-то скачать его (спасибо, Эван), не посмотреть, удалить - и увидеть сейчас. Идеальная рецептура.


@темы: Рекомендательное, Кино, Высокое искусство, Ryan Gosling, Ewan McGregor

11:52 

Вок-руг тесь-ма...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А ещё - я же вчера отправляла ему это задание на почту. Полчаса вымучивала три строчки текста, одна из которых - приветствие, а другая - «С уважением, имярек». И потом до ночи ходила со строками цветаевского Письма в голове - речитатив. Лейтмотив.

«Так писем не ждут,
Так ждут — письма».

@темы: Стихи, Песнь Песней, Мысли вслух, Марина, Литература, Лирика, Копилка., Высокое искусство, Ваша навеки

13:44 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Он зря роптал на Всемогущего. Когда-то Господь Моисея и Навина пытался одолеть зло, сокрушая грешников, ломая им кости, тысячами низвергая в огненную геенну. Наверно, Ему казалось, что этим можно уничтожить грех. Грешники гибли, но не менялось ничего, и надо было вновь и вновь обрушивать на отступников и мерзавцев Свой гнев, Свою ненависть...
Похоже, даже Всемогущий ошибался: зло не уничтожить, убивая людей. А может, Он просто устал карать, начиная каждый раз новый круговорот насилия и крови. Нужно было остановить это - даже ценой крови собственной...
Он, Юрий Орловский, чуть не возомнил себя Тем, Кто имеет право судить и карать... Прости меня, Ты, уставший ненавидеть...»
© Андрей Валентинов. Ты, уставший ненавидеть;
Око силы, книга четвертая.

@темы: Черным по белому, Цитаты, Росчерком пера, Копилка., Книги, Высокое искусство

10:15 

Carmen, A|CH, театр им. Пушкина, 27 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Чувствую, что в последнее время - мнится, это синдром питерских Служанок - я становлюсь всё более и более благолепным зрителем, побивая собственные рекорды по некритичности всея мультифандома. Но для меня вчерашний спектакль, эта первая моя (и, надеюсь, не последняя) Кармен была фактически безупречна. Частично я списываю это на эмоциональное рабочее выгорание, но меня очень мощно отпустило в зале, - считаю это заслугой спектакля. Он дивно визуально красив. Для меня вообще очень много значит сценография (тон делает музыку, как говорит одна моя знакомая), а в этом спектакле она прекрасная - простая, лаконичная, молчаливо-символичная, построенная больше на свете, чем на архитектуре пространства. Свет и цвет - потрясающие. Цветовая гамма - хоть и ожидаемая - но все-таки очень точная, попадающая в самое яблочко восприятия. Густой насыщенно-алый, черный, медь, белый, - складываются идеально. И, разумеется, гениальная музыка Бизе и Щедрина, тем самым светом проходящая сквозь тебя.

Спектакль бессловестен и пластичен от а до я. Причем с пластикой всё очень зыбко; это не балет в полной мере. Анжелика Холина попыталась соединить классический, народный и современный танцы, - в принципе, синтез удался, мне он не резал глаз. Но, в прочем, к танцу я ещё более некритична, чем ко всему остальному - во-первых, потому, что не разбираюсь в нём глубже, чем на любительском уровне. Во-вторых, у меня в принципе эмоциональное восприятие; этическое, а не структурно-логическое, поэтому важен только один критерий: даёт ли мне то, что я вижу, эмоцию; если даёт - всё так, как надо, правильно и хорошо. Танец - это априори, первым делом и прежде всего, язык тела. Если я понимаю, что мне говорят на этом языке, претензий быть не может. Вчера, когда со мной говорили со сцены на этом языке, я понимала, что мне говорили, так, словно это звучало вслух. Сюжет и чувства - всё передавалось монологами и диалогами тела.

Был восхитительный Хосе. Кажется, Эльдар Джанибеков. Его танец стонал и кричал; предельная нежность, предельный нерв. Изумительные артисты балета, прекрасная массовка. Кармен нам с Катей, правда, понравилась не очень - самой манерой, подачей, да и в общем и целом что-то в ней немножко отстраняет. И, разумеется, Нестеренко, ооо, Алексей сделал мне вечер, хотя я и считаю, что Тореадора было всё же преступно мало; ехала домой с блаженной улыбкой от уха до уха и не могла перестать истероидно хихикать. Чувствую, добрая треть моего вчерашнего эмоционального разжима на его совести. Играет первого парня на испанской деревне, как сказала Катя - «Красиво ходит из угла в угол и любит себя» (NB: Сис, и даже тянет носок), собирает под свои знамена, устилает путь белыми платками, делает рефлекторную репозу, похищает сердце губительницы Кармен, носит гуличку и болеро с блестками, длинноног, - в общем, роковой мужчина. Я скучала. И да, не могла перестать вспоминать, как летом мы поочередно догоняли его на МТЮЗовской служебке с восклицаниями «Вы в такой прекрасной форме!» Он, определенно, в прекрасной форме.

Спектакль - смотреть. И я бы с радостью посмотрела его ещё раз. Или, возможно, не раз.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Черным по белому, Театр, ТРВ, События, Рекомендательное, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Этого человека зовут Алексей Геннадьевич и у него нет комплексов (с)

15:28 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вы посмотрите, какая нечеловеческая красота; с этого лица читается эмоция. Автора хвалить - не перехвалить.
26.11.2012 в 15:11
Пишет [Esta]:
я не художник, и даже не учусь.



URL записи

@темы: Утащенное, Копилка., Карандашом ли, кистью, Высокое искусство, Арт, Skyfall, Q

11:03 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Пару дней назад Наденька сообщила, что выучила ещё одно стихотворение Бродского (интеллектуальный фандом, что ж) и дала мне прочесть его с листа. Никогда раньше не читала; прошило.

Слепые блуждают
ночью.
Ночью намного проще.
Перейти через площадь.

Слепые живут
наощупь,

@темы: Стихи, Росчерком пера, Литература, Лирика, Копилка., Высокое искусство

12:14 

Нездешний сад, сцена Театрального зала ММДМ.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Первое, нервическое, отпустившее: спасибо Александру Дзюбе за то, что, убив половину моей засердечной Саломеи, он не убил Нездешний, придя туда на ту же замену. Очень хороши Неизвестный, Пушкин и Усама, даже до странного хороши, единственное - Профессор. Для меня, у которой был буквально кинк на профессора Жойдика, это было убийство. И при этом я совершенно трезво понимаю: роль небольшая, капля, не роль, но развернуться в ней можно замечательно, можно сплести новый характер, что Дзюба и сделал. Профессор Жойдика - усталая тяжелая нервность, сигарета в пальцах, протяжная ленца голоса, гипноз. Профессор Дзюбы - не нерв, но нервозность, суетливое мельтешение, жалкие жесты, великолепно сыгранные, но такие отличные от Профессора, впаянного в память. Не хуже, - другое. Не хуже - и всё-таки в это время я старалась смотреть на божественную Погорелову с её бьющим «А только по пыли идти и надо».

«Ты войдёшь в нездешний сад...»

@темы: Ваша навеки, Влюбленное, Высокое искусство, Гармонизируй и агонизируй, Для памяти, Лэнгдон раскачивал полку, Менестрель боя и песни, Песнь Песней, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Черным по белому, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Эстетика

15:43 

«Я не хочу петь шепотом».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Смотреть Белые ночи (США, 1985) стоит только ради одного - Барышникова в главной роли. Сюжет за давностью лет потерял политическую привлекательность, смотреть на советских гэбистов в американской интерпретации смешно, аллюзии ко всех перебежчикам прозрачны, но вечный смысл останется вечным смыслом, и заключается он в танце. О, как он танцует. Смотреть фильм целиком не нахожу в себе терпения, пошла на ют за клипами.

Мой фандом Современного Российского Театра плавно превращается в фандом живого искусства как такового.


@темы: Эстетика, Копилка., Кино, Высокое искусство, Видео, клипы, Ваша навеки, Men

14:59 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Хорошо, я смирилась со своими театральными отп, с тем, что у меня вообще есть шипы в театре. Но балетные шипы с ушедшими - это уже что-то сродни гилти плэжэ. Спасибо ю-тубу и внезапным фан-видео - вообще-то, я искала другое, а именно репетиции Барышникова; молчите, гусары. И да, фан-видео на композиции НС и Сургановой - это какое-то особое гилти плэжэ. Но в этом слишком много щемящей, больной красоты - особенно зная историю двоих. Рудольф Нуреев. Эрик Брюн. Так странно преломившееся цветаевское «Не суждено, чтобы равный - с равным».


@темы: Men, RPS, Видео, клипы, Высокое искусство, Гармонизируй и агонизируй, ЖЗЛ, Копилка., Песнь Песней, Сбившийся вектор направления, Такой вот забавный зверек

12:27 

Сегодня.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
- Годы твои - гора,
Время твое - царей... (с)


Сто двадцать лет со дня рождения Марины Цветаевой. Она всё угадала, моя Марина, и её стихам действительно - как лучшим винам - настал свой черед. Побыв для этой страны и белогвардейкой, и эмигранткой, и возвращенкой, и женой и матерью репрессированных, и забыто-одинокой - она всё-таки вернулась, интимно-стихийная, резкая и нежная, искренняя до смущающего и прямая, как стрела; узнававшая любовь по боли всего тела вдоль, по натяжению струн. И эта ржавь и живая соль хлещет с её страниц в глазницы, под кожу, под ногти - ласково. Больно. Взахлеб.


@темы: Ваша навеки, Высокое искусство, Для памяти, Марина, Улицы ждут своих героев

12:11 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Всё-таки - вне всяческого сомнения - Фрэнсис Скотт Фитцджеральд был совершенно гениален. Очень своеобразен (а кто не), но гениален. Я поняла это ещё после Великого Гэтсби, но малая форма - вещь вообще опасная, и потому сборник рассказов я брала в руки с опаской. Начала, конечно, с того, что на слуху, с Загадочной истории Бенджамина Баттона, и как-то руки сразу и опустились: что это за игра в бирюльки? - морщилась я, - за легкомысленно-лубочный стиль? Вещь совсем не большая, но: чем дальше, тем больше тебя вдруг начинает пробирать холодной, заливающейся под кожу жутью. Не страхом даже, не ужасом в стиле Эдгара По, а той зябкой оторопью, когда хочется встать, встряхнуться, зажечь везде свет и, заварив себе чашку чая, греть об неё ладони и читать мантру, что всё хорошо-хорошо-хорошо и что у людей вообще всё всегда хорошо-хорошо-хорошо, а это - это только художественный вымысел.

И поэтому, перелистнув последнюю страницу, ты уже выдыхаешь не один лишь углекислый газ, но и эту пробирающую отчаянную жуть, и нервическую нежность, и оторопь. Фитцджеральд вообще полон этой тонкой, хрустальной грани безумия, когда, читая Бурный рейс или Сумасшедшее воскресение, ты понимаешь: вот тут, за простой живой оболочкой, кошмарнейшая умалишенность, черная, липкая и такая обыденная. И даже когда всё заканчивается хорошо, ты как-то не особенно веришь в это хорошо. И вот это зароненное зерно, этот отпечаток автора на стенках твоих внутренних органов, - это бесценно.

@темы: Книги, Высокое искусство, Литература, Мысли вслух, Черным по белому

18:34 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:59 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Пятый летний фест - как осколок стекла в солнечном луче, - в свете. Есть вещи, предела у которых нет - любовь и вера, например. И я не знаю, можно ли испытывать любовь ещё сильнее, свето- (почти: смерто-, ибо где любовь, там - и мортидо) -носнее, чем я испытываю сейчас. Я люблю этот театр и этих людей так, что просто не знаю, как буду жить, когда он исчезнет из моей жизни, и в этом незнании - правда любви, восхищения и благодарности, от которой у самой замирает сердце, потому что не знаешь, кого благодарить за то, что всё это есть.

Роман Григорьевич, вас создали из звездной пыли - и вы нашли для воплощений тех, кто схож с вами.

Эта череда спектаклей - словно бегущая строка: люби, люби ещё, потому что даже тогда, когда кажется, что уже много, - много всё-таки не будет. Ибо п р е д е л а н е т.

Когда Катрусь за руку ведет к нам Салаткина («А вы смелая») и он стоит - вот, живой - рядом, бок о бок, а я обнимаю Лёшу, вжимаясь в него, теплого и лучезарного, и из-за его плеча, улыбаясь, киваю стоящему за его спиной Бозину, а Бозин улыбается и кивает в ответ, как знакомой (почти что: да понимааааю, общаааайтесь), - тогда ты чувствуешь, как там, в московском переулке, полутемное поднебесье озаряется золотом.

Лёша так хорош, так невероятно красив, так контактен, так улыбчив, обнимателен, шутит, подкалывает странных женщин, рассказывает о презентациях новых театральных обществ, громко возвещает «Давайте обмениваться любовью!» и «Пойду на сеанc общения!», и первый идёт обнимать Катрусю, а потом и остальных, и рассказывает про репетицию нового спектакля, и спрашивает про погоду в Нижневартовске, и подписывает программку, прислоняя её к дорожному знаку - подтягиваясь для этого, и куртка ползёт наверх... и снова обнимается, и смеётся, и рассказывает про бинты, и говорит в ответ на «Вы раньше всегда уезжали!», что «Просто я понял, что это неправильно и нечестно», и прижимает к себе, долго не отпуская, и палит нас в модусе папарацци, и долго всматривается в обложку книги, а потом пишет на обороте «Ничего из этого не читал!» и рисует смайл, и на поклонах, кланяясь, прижимая к груди руку, благодарил, и это «Простите за косяки», и я не понимаю, откуда столько любви во всем этом мире. Я влюблена до потери пульса.

Солдаткин трогателен и ангелоподобен, красиво задумывается и долго решает, что подписать на Жене, а потом пишет: «Храни вас Господь», и я не знаю, как можно быть ещё прекраснее. Излучение.

Бозин. Лешечка. Солдаткин.

Сегодня на сцене МТЮЗа были Служанки. Сегодня были небо - и недра.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Позитив, Песнь Песней, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, А ларчик просто открывался, Swoon

15:40 

Мы купили две недели любви.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
20:20 

Эдип Спящий, Польский театр в Москве, 1 июля.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Надо уже хотя бы пару слов написать об Эдипе, да? Но писать было бы лучше по свежим следам, по тому фотографическому послеследу, что - как цветное плывущее пятно от солнца - остаётся на внутренней стороне век, если резко зажмуриться. Сейчас мне хочется, в сущности, сказать всего одну главную вещь: о том, что немного удивило меня - приятно и неожиданно. Преамбула: любя театр Мастера, быстро привыкаешь к тому, что по актёрской игре и подаче он чуть отличается от того самого пресловутого классического театра, академического театра Станиславского с его вживанием в образ. Вживание есть - на иных пластах, но всё-таки не.

На Эдипе же мне вдруг подумалось: сейчас там, на сцене, идеально сочетаются психологическая театральная традиция Станиславского и мифологический, шаманский театр Виктюка (вдруг), театральная школа Польского театра, авангард в лучшем из своих смыслов и личное мифотворчество Бозина. И мне тут же вспомнилось его, Бозина: «Мифологический театр очень древний и глубоко традиционный. И я не вижу оснований для конфликта между МИФОлогическим и ПСИХОлогическим театром. Во-первых, они оба логические, то есть идут путем анализа внешнего и внутреннего пространства. Только ПСИХОлогический театр отделяет внешнее от внутреннего, находя в этом суть конфликта и его решение, а МИФОлогический театр принимает оба пространства как единое целое и любой конфликт проходит насквозь, раскаляясь и леденея, но не останавливаясь...». Так вот в Эдипе Спящем идеально соединены психо- и мифология, символизм и игровой бытовой реализм. Там простое до светлого элементаризма оформление сценического пространства - совершенно гениальное - и гениальная же актёрская игра.

Бозин был - весь - ...

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, События, Росчерком пера, Менестрель боя и песни, Маргарин идей, Для памяти, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, А ларчик просто открывался

13:52 

У Бикбаева всем тазам таз (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Удивительно выносящий монолог, удивительно драматичный актер Бикбаев и чертовы ключицы в чертовом вырезе кофты, чертова бессильно склоненная голова, шея, затылок и картинно разметавшиеся волосы, и шепотом посреди всего действа: «Мора, если я начну фапать на Бикбаева, пристрели меня тут же!» Недовольство актрисой, недовольство происходящим, а затем Эвридика, нелепо переступающая ногами по кругу, по кругу до бесконечности; Дмитрий Станиславович, читающий под Рамштайн письмо, «Я ухожу, потому что сгораю от стыда!!!» - и нас с Морой можно выносить из зала вперед ногами. Все. Мы скорее мертвы, чем живы. (с)


Орфей и Эвридика по пьесе Жана Ануя, Театр Луны, пятое июля этого года. И это - странный спектакль; впрочем, мне пора отучиться говорить это о спектаклях, на которые мы ходим. У самой пьесы неожиданно богатая театральная история, её ставят много и охотно, и я понимаю, почему: не потому, что она хороша, а потому, что всё ровно наоборот: режиссёры берут её, как можно взять слабую женщину, чеховскую Душечку, и слепить из этой пьесы всё, что угодно. Всё, чего жаждет душа. Вчера мы посмотрели, чего жаждала душа Гульнары Галавинской, и, в сущности, у нас с ней много пересечений. Пьеса сильна как-то кусками, резкими, как выстрел, отрывками, когда тебя одновременно вдавливает в кресло и тянет вперед, на сцену; но в остальном - скорее слабая, чем сильная, и отсюда: аналогичный недостаток спектакля:

Он так же силён кусками...

@темы: Этот адский пони тоже был там (с)., Черным по белому, Цитаты, Улицы ждут своих героев, Точка зрения, Театр, События, Музыка, Менестрель боя и песни, Для памяти, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, А ларчик просто открывался, Women, Men

13:26 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
МОНАХИНЯ: Я ненавижу его. Вот уже 10 лет, как я повенчана с ним, нашим господом, и что он мне дал за эти годы? Ничего. Он не прибавил мне ни ума, ни красоты, он не изгнал ни одного из терзающих меня желаний, напротив, можно подумать, что он их специально разжигает. Бог всепрощающий? Да это я вынуждена ему прощать: его молчание, его отсутствие, безразличие, мое заточение и тоску. Идите к нам, в гарем божественного супруга, и вы увидите его старых фавориток, вот уже полстолетия не нюхавших дорожной пыли, вы увидите похожие на сморщенные яблоки лица тех, которые никому более не нужны, тех, кто обрек себя на затворничество, чтобы остаться с Ним, тогда как у Него всегда есть дела поважнее на стороне и его никогда не бывает рядом. Они говорят о Боге с благоговением и нежностью женщин, которых били, унижали и предавали всю жизнь.
ГЕРЦОГИНЯ:Сестра моя!
МОНАХИНЯ. Ну посмотрите же, что он с нами сделал со всеми, и что он сделал сам с собой! Это же предательство, сплошное предательство. Бог внушает нам любовь, но только лишь для того, чтобы поскорее ее отнять. Маленькие радости рыболовов! «Смотри, моя рыбка, какой хорошенький червячок!» И - хоп, ее резко выдергивают из воды и отправляют умирать в мир, лишенный тепла и красок. Вот так он и развлекается, там наверху, этот сумасшедший!
(с) Эрик-Эммануэль Шмитт, La Nuit de Valognes.

@темы: Утащенное, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Росчерком пера, Песнь Песней, Личное, Литература, Копилка., Жизненное, Для памяти, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, Библиотечные кинки, Цитаты

День темнотут.

главная