Записи с темой: высокое искусство (список заголовков)
13:15 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Идея Дня Музеев мне нравится бесконечно. Потому что это единственный день, когда вдруг находится время для того, чтобы куда-то пойти.

Первым делом с мамой, подхваченной мною под руку под эгидой "культурного просвещения", решили сходить в Музей Изобразительных Искусств им. Пушкина, того, что на Волхонке, того, что для меня святыня уже заочно, потому что, помня, кем он основан, я его не любить не могла бы. Как не любить - дело всей жизни изумительного человека, филолога, историка и искусствоведа, профессора Ивана Владимировича Цветаева. "Мама, двадцать пять лет жизни - Музею Изящных Искусств имени Александра III, детищу!"
Народу пока - очень мало (в сравнении). Ходим.
Скульптура - как европейская (XV - XVI вв.), так и античная - в которую я влюблена - большого впечатления на маму не произвели, хотя слепки известных она узнавала, интересовалась. Куда больше её привлекла живопись, но пока я как завороженная бродила по залам итальянского и французского изобразительного искусства и английских и фламандских гравюр XVII - XIX веков, мама была равнодушна, изредка восхищалась пейзажами и картинами на мифологические мотивы - и еще самыми разнообразными Амурами, слепками с Фальконе и нет. Зато потом ей очень понравились Кончаловский и Надежда Леже. В тот момент я поняла, что вкусы у нас - ну очень разные :)

Когда вышли из музея - порадовались тому, как вовремя успели. Очередь стояла по всей протяженности здания, по всему Малому Знаменскому переулку. Такая же - в галерею искусств стран Европы и Америки - мечту! И вот стоим мы на перекрестке, думаем, что нам делать: стоять в очереди к искусству Европы и Америки, перейти через дорогу и встать в маленькую очередь в галерею Ильи Глазунова или поехать в Третьяковскую и отстоять эти сложенные в одну очереди там.
Тут откуда не возьмись, по мановению волшебной палочки, появляется милая женщина, не молодая, восторженная: "Девочки! Ничего не думайте! (у нас раздумья были - на лицах написаны?) идите вон туда (указывает в конец переулка) в музей Рериха (и правда - в конце переулка - явственная сине-белая вывеска), так великолепно, восхитительно и народу - никого!". Благодарим, идем.
Про народ, конечно, преувеличено, протолкнуться в музее было сложно, но очередей на вход нет, и это уже радует.
Первый этаж - с рисунками - маму сразу вогнал в дурное настроение (она не любит того, что "надо понимать", а это "надо понимать"). Мне очень многое понравилось (из серий "Пространство" и "Мозаика", из других), но от много становилось и как-то физически нехорошо. Зато второй этаж - экспозиции личных вещей и книг, картины - покорили. Ходила как зачарованная от одних "Гималаев" к другим и не могла оторваться - эту серию люблю нежно и искренне с первого взгляда - двух блеклых репродукций в учебнике МХК восьмого класса. А тут - живое, настоящее, столько.
Ни секунды не пожалела.

Посмотрев Рериха, так захотелось еще прекрасного, что очередь в галерею Глазунова мы таки отстояли. Правда, от переизбытка впечатлений у меня уже болела и кружилась голова, но это были такие мелочи в сравнении с тем, что я увидела. Очень многое - очень понравилось. "Русский романс", "Вечная Русь", "славянский зал", иллюстрации к Достоевскому, Куприну, стихам Блока, религиозные мотивы.
Но под конец меня просто перестало хватать. Домой ехала никакая, но - счастливая.

@темы: Высокое искусство, Для памяти, События, Эстетика

12:27 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Давно смотрела, давно ходила вокруг и около - книги Виктории Швейцер о Марине Цветаевой из серии ЖЗЛ. Ходила-ходила - и купила. До этого момента "чужих" взглядов на Цветаеву - боялась. Или только современников, её знавших - или мой личный взгляд. читать дальше

@темы: Высокое искусство, ЖЗЛ, Книги, Росчерком пера, Марина

14:45 

*литературное*

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Отправившись в пятницу в книжный за учебниками биологии и русского (справочник Розенталя красуется на столе, призывно зазывая всеми своими полезностями)), я не могла уехать оттуда без чего-либо сугубо для себя. Убедившись, что в нашей стране не печатают ни Маркеса, ни Байрона, Бёрнса и Шелли, я принялась угрюмо бродить между стеллажей. Набрела на стеллажи с мемуарами и прости книгами об известных людях. А мне очень нравится книжная серия "Мой 20 век", моя проза Цветаевой - именно из этой серии. Я разрывалась между Белым и Волошиным, когда увидела то, за что глаз зацепился моментально - мемуары и воспоминания Зинаиды Гиппиус.
Стихов её не читала, чего теперь стыжусь и обещаюсь исправить. Но как человек наилюбимейшей моей эпохи, она меня заинтересовала своим - мне еще не известным - взглядом на то время и людей. Приехала домой и начала читать. Начинается книга её воспоминаниями о Дмитрии Мережковском, с которым она прожила в браке без малого пятьдесят два года. Так как ничего из написанного этим поэтом, прозаиком и философом я не читала, то и читать о нём - сложно. Сложно, но интересно, если читать именно портрет человека. Жду не дождусь, когда дочитаю это и начну читать "Живые лица" - воспоминания о Блоке, Бальмонте, Брюсове, Розанове. Это мне будет - я знаю - особенно интересно.
А еще - я неминуемо принялась сравнивать. Двух женщин, поэтов, личностей того века. Прочитав - и давно - Цветаеву, я начала сравнивать её стиль, её мысли, то, как она пишет, с Гиппиус. И вот что получилось. Цветаева - это и мягкость, и надрыв, это нерв, это мозаика и переплетение слов, эмоция, чувство, каждый - в ней, она - в каждом. Все, что внутри - это Цветаева. Метко, резко, поэтично.
Что - Гиппиус? Талант её как прозаика, увы, я не вижу таким глобальным, как талант Цветаевой вообще, но! - Гиппиус - это точный, очень точный, трезвый, любопытный взгляд на ту эпоху, на культуру и литературу того времени, на людей, на политику. Цветаева - неминуемо внутреннее, Гиппиус - картина времени, и картина прекрасно описанная человеком с острым умом и талантом. Читаю с удовольствием, останавливая себя от того, чтобы особо интересные фразы не подчеркивать карандашом. В том, что она писала, изумительно чувствуется то время, и её взгляд, в сущности, близок моему.

Всё это долгое разглагольствование, в общем-то, было рекомендацией).

P.S. Видела самого Евтушенко, презентовавшего там же, в Доме книги на Арбате, свою новую книгу стихов, антологию с 1937 по 2007 год. Теперь хожу под впечатлением от лицезрения чего-то неощутимо великого). Через толпу не пробилась, смотрела издалека).

P.P.S. Мои пятничные фото, если кто-то еще жаждет их увидеть, будут не-знаю-когда, так как фотоаппарат у меня изъяли в аренду на неопределенный срок).

@темы: Книги, Лирика, Песнь Песней, Высокое искусство

10:55 

Опера.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Впервые за два последних года вырвалась в театр. Если быть точной, в музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Слушала "Евгения Онегина", и, сразу скажу - еще дня за три, узнав, что я иду на оперу, мне сказали: "оперу, увидев раз, можно или на всю жизнь полюбить или на всю жизнь возненавидеть". И - да. Равнодушной остаться - это выше сил человеческих. И я была рада, что мой вариант - первый. Полюбить. Влюбиться.
Впечатление от впервые услышанной оперы можно описывать долго. Скажу лишь, что это было настолько дивно, что я просто не в силах понять, как этим можно не восхищаться. Этой силой, силой необыкновенной красоты музыки, голоса, игры.
Теперь детально. Первым делом скажу, что очень мне понравилась Татьяна (Ирина Аркадьева), которую, увы, по причине болезни заменили во втором акте. Но она была великолепна. Увидев и услышав, я поняла мгновенно: да, это она - та, пушкинская. У неё божественное сопрано, бесхитростная игра и пушкинское лицо.
И был Онегин. (Андрей Батуркин). Ах, что это за Онегин... По голосу, по манере, по игре, по... Еще после первых десяти минут мы с Риной тихо обменялись фразами о том, что нам с ней Онегин очень нравится. И впечатление это только усиливалось. Потому что я в нем действительно чувствовала всего того Евгения, написанным поэтом. И, может быть, даже более того. Уже в конце, когда артистов вызывали на бис, я вдруг подумала, что если ему не будут аплодировать громче, чем прочим, я разозлюсь. Но нет). Жаль только, что брошенные кем-то с бельэтажа цветы упали не на сцену, а в оркестровую яму).
Изумительной была постановка. Игра быстро сменяющегося, ненавязчивого, но атмосферного света, простые декорации, потрясающие постановочные находки, такие, как белая пантомима или осенние листья, - все было красиво, приятно глазу, атмосферно и на уровне.
Одним словом, я совершенно покорена. Как говорится - ваша навеки.

@темы: Эстетика, Высокое искусство, Ваша навеки, Театр

День темнотут.

главная