Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: высокое искусство (список заголовков)
12:03 

Пусть это просто будет перед моими глазами.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
21.11.2011 в 11:50
Пишет Lin the duck:

Ученик чародея
Или внезапный имени Бозина/Неведрова пикспам. Ибо кроет меня страх как.
В основном Чайка и немножко того самого Е-бургского мастер-класса.



URL записи

@настроение: Ты знала, как горит любовь (с)

@темы: Men, Библиотечные кинки, Ваша навеки, Влюбленное, Высокое искусство, Копилка., Лэнгдон раскачивал полку, Менестрель боя и песни, Песнь Песней, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Фандомное, Эстетика

13:21 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Это должны были быть четыре разных поста, но я решила быть гуманной и не мелькать в вашей ленте каждые полчаса, а потому творчески подошла к делу и решила связать все эти потоки сознания логически (гусары молчат) и написать один общий.

Пункт первый. О еде. Как на днях высказалась одна девушка - в общем и целом, мадемуазель, на которую вовсе не стоит равняться по жизни - в ответ на вопрос о том, как ей так легко и замечательно удалось похудеть за последнее время, - цитирую дословно: «Всё просто: хочешь жрать - жри яблоко. Не хочешь яблоко - значит, не хочешь жрать». Я как раз живу так последние дни - слегка видоизменив этот принцип, правда, - «Хочешь жрать - иди и завари себе зеленого чая. Из ушей уже льется? Значит, ты не хочешь жрать». Другими словами, я вдруг поняла, что меня становится уж слишком много на единицу пространства, решили снизить норму питания и нуждаюсь в моральных поглаживаниях. Однако же святые завтраки никто не отменял, а посему:

Пункт второй. О еде и фандоме. Только человек с ТРВ головного мозга может специально встать утром пораньше, чтобы сделать себе на завтрак драники [лицоладонь]. «Иван Никульча и драники не как у мамы в Бердичиве» - это, я считаю, только начало славного пищевого флэшмоба. Трапеза была торжественно посвящена виновнику этого маленького праздника желудка.

Пункт третий. О театре и актерах. И почти не о ТРВ. В последнее время я смотрю по утрам программу «Наблюдатель» по Культуре. Там говорят о чудесных вещах, о культуре как таковой, об искусстве, говорят умные, образованные, талантливые люди, одним словом - сплошное удовольствие. Даже если идет элементарно фоном для мытья посуды, чистки картошки или мойки полов - глаз и ухо всё равно что-то ловят. Сегодня же я что-то запамятовала, забегалась и поздно включила телевизор - и нет мне прощения, ибо сегодня в гостях программы были Сергей Маковецкий и Галина Коновалова, актеры театра-юбиляра имени Вахтангова. Я, разумеется, тут же сделала стойку суслика и потом еле оторвала себя от экрана.

Вступительное слово: мне всегда очень нравился Маковецкий как актер, но скорее спокойно, без нерва. То есть, я знала и видела, что он потрясающе талантлив, что что-то горит у него внутри, но особенно не следила и глазом не ловила. До недавнего момента. И тут я та-а-а-ак удачно попала. Как раз когда он рассказывал о спектаклях восьмидесятых-девяностых, о том, что «Вот были "Уроки мастера", которые ставил Роман Григорьевич Виктюк, потрясающая трагикомедия, трагикофарс!». Стойка суслика повторилась. Но главная суть:

Боже, какой Маковецкий вдохновенный! Почему я раньше никогда не вслушивалась? Это просто что-то невероятное. Аховый.

Пункт четвертый, навеянный любовью. ТРВшный, иллюстративный. Снова цитируя одну мою замечательную единомышленницу: «Можете отписаться, конечно, но это будет лежать вот здесь прямо вот так». Ибо посмотрите. Как их можно не любить - таких. Как их можно было не любить - таких.




@темы: Men, А ларчик просто открывался, В сумке тушь, расческа, туфли - ничего нет!, Влюбленное, Всякая всячина, Высокое искусство, Жизненное, Люди, Мысли вслух, ТРВ, Такой вот забавный зверек, Утро в нарнийской деревне, Фандомное, Целевая аудитория альпийской соли

12:45 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Таки я расскажу вам, как настойчиво-героическая Ариана вчера вытащила меня на Дали в Пушкинский. Минуя рассказы про очереди и всеобщее рвение к высокому и прекрасному, объявлю сразу: я в очередной раз поняла, что Дали-живописец - это не моё. Впрочем, здесь нужно пояснить: есть отдельные работы, которые я очень люблю, и есть отдельные стили, к которым я тоже не равнодушна (например, Дали ранний, ещё юношеский, затронувший импрессионизм, бравший за образец Сезанна). Потому что охват так велик, талант художника столь широкий и всеобъемлющий, что каждый раз, говоря "Я не люблю Дали", надо уточнять, что именно ты не любишь у Дали (равно как и: что любишь).

На большинстве полотен мне нравятся куски - вот здесь шикарно легли мазки, здесь потрясающе прорисованы плавные линии (сразу вспоминается: «Как сказал Хогарт в своём "Анализе красоты" - красота это изогнутая линия»), здесь потрясающее облако, потрясающее желто-синее небо. Но мне практически ничего не нравится в полном охвате - и это при том условии, что у меня в принципе целостное восприятие.

Но.

@темы: Эстетика, Улицы ждут своих героев, Точка зрения, Такой вот забавный зверек, События, Друзья, Высокое искусство

18:24 

Коварство и любовь.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Отринь же страх, моя любимая! Я сам, сам буду тебя стеречь, как дракон стережет подземное золото! Доверься мне! Я буду твоим ангелом-хранителем. Я заслоню тебя от ударов судьбы, приму за тебя какую хочешь муку, капли не пролью из кубка радости — все до одной принесу тебе в чаше любви.
Фридрих Шиллер. Kabale und Liebe.

Наконец, более или менее собрав своё серое вещество в единую мыслящую субстанцию, я пришла рассказать о пятничной премьере "Коварства и любви" ТРВ (ибо - не смолчать), приуроченной к юбилею гениальнейшего Мастера (жить Вам лет до ста, нежно любимый Роман Григорьевич). Потому что если я не сделаю этого сейчас, то уже не сделаю никогда, период совершенной лени погребает меня под мягким пуховым одеялом, не давая двинуть ни единым пальцем ни одной конечности. Итак.

Много слов.

@темы: Ваша навеки, Влюбленное, Высокое искусство, Менестрель боя и песни, Песнь Песней, Росчерком пера, События, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Целевая аудитория альпийской соли, Чувства и чувствительность, Эстетика

00:05 

Стеклянный зверинец.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Мы все живем в горящем доме. Пожарным позвонить нельзя.
Выхода нет. Нам остается лишь наблюдать из окна второго этажа, как горит наш дом.

Теннесси Уильямс.


Спектакль Другого театра. Сцена театрального зала центра-музея Владимира Высоцкого, и здесь нужно сказать, что такое эта сцена - это восемь рядов по одиннадцать кресел, микроскопический зал, и оттого - ощущение личной встречи, диалога, будто ты пришла - и люди пришли играть специально для тебя, глядя тебе в глаза близко и прямо. У нас был дивно правильный в этом отношении шестой ряд - на одном уровне со сценой, по центру, другими словами - лицом к лицу. Лицами - к лицам.

Я очень люблю Теннесси Уильямса - за то, что он пожалел и обласкал, за то, что отдал дань уважения тем, кто не приспособлен к этой жизни; за то, что говорил: величайший грех людской - жестокость, за то, что говорил: единственное, чему должен следовать человек, - это своему сердцу, своему испуганному сердцу. И очень люблю в этом контексте Стеклянный зверинец - за то, что слишком много интроецирую с Лауры и много проецирую на Лауру (имя! Почти - Петрарка, почти - Возрождение...), за то, что "Кто-то должен сделать так, чтобы ты перестала бояться, Лаура. Кто-то должен... тебя... поцеловать". За то, что это история о призрачном прошлом, за которое в истерике отчаянно цепляешься немеющими пальцами, за то, что это история о тех, у кого не будет будущего, за то, что у неё открытый конец, за то, что в конце - вопреки всему - ты веришь светло и искренне, что мир любит тебя. Может любить.

Много букв, а в конце - много влюбленного.

@темы: Эстетика, Чувства и чувствительность, Театр, Такой вот забавный зверек, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Рекомендательное, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Библиотечные кинки

11:41 

Саломея.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©

Я не знаю, что сказать про Саломею, потому что всё моё красноречие враз испаряется и распыляется по ветру. Могу только сказать, что спектакль - выворачивает, выкручивает и: если вы, не видев Саломеи Виктюка, считаете, что вам известно что-то о настоящем эмоциональном трэше, то вы глубоко ошибаетесь. Так играть безумие могут только от рождения целованные в лоб то ли ангелом, то ли дьяволом, - впрочем, не всегда видна разница. Ирод Жойдика невероятен; правда, я понимаю, за что вы его любите, - когда он раскрывается, он просто... просто невероятен, не вписан в рамки и правила. Его истеричное, болезненное сумасшествие прекрасно - точно так же, как прекрасен его манерно-насмешливый, но тревожно-земной Оскар. Саломея Бозина - ...

Ибо тайна любви...

@темы: Чувства и чувствительность, Целевая аудитория альпийской соли, Фандомное, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Копилка., Диалоги, Высокое искусство, Встречи, Ваша навеки, Эстетика

13:03 

Нездешний сад.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Скажи: довольно муки — на
Сад — одинокий, как сама.
(Но около и Сам не стань!)
— Сад, одинокий, как ты Сам.

М.Ц.

Не сказав этого после Служанок, скажу сейчас: рассказывать о постановках ТРВ бессмысленно, ты никогда не сумеешь объяснить слепому, какие узоры рисуют солнце и тени от листвы на траве, ты никогда не объяснишь глухому всех музыкальных переливов вальса. Это не укор, просто: чтобы объяснить, надо взять за руку и отвести, и показать, и дать услышать. Отвести - куда? В эпицентр шторма. Услышать - что? Срыв голоса в небесную высь и шепот в морскую глубину. Эти спектакли - спектакли? сухое, земное слово - не вписываются в окоем вербального языка, языка слов. Там с тобой говорит язык твоих древних инстинктов, язык тела; язык твоей не зашоренной защитными механизмами, установками, фрустрациями психики; там с тобой говорит чистый план твоих оголенных, бесстыдно обнаженных эмоций и столь же бесстыдно обнаженных нервов. Ты смотришь и слушаешь ими - всеми своими чувствами, каждым нервным окончанием, сердцем. Ты пропускаешь через себя, через всё тело своё, вниз по позвоночнику молниевые электрические разряды, ток больше тех величин, что можешь выдержать. И мембраны клеток разрываются, и всё в тебе смешивается, и ты - чистый болезненно напряженный эфир. При этом - никогда ещё ты не осознавал себя таким земным, таким телесным.

Постановки Романа Григорьевича связывают дух и физиологию минуя все мосты.

Много слов. Эмоционально - много. По сути - мало.

@темы: Эстетика, Чувства и чувствительность, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Песнь Песней, Настроение, На круги своя, Менестрель боя и песни, Высокое искусство, Ваша навеки

22:26 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Октябрь, ММДМ, мой любимый театральный зал с его уютной мистической атмосферой, - Саломея и Нездешний сад. "Хочу" - слишком слабое по окраске слово, я, пожалуй, не хочу, я, пожалуй, жажду.

Если что, это сейчас был посыл мысли в космос, ибо мысль, как известно, материальна.

Интересно, когда начнут отписываться люди?

@темы: Высокое искусство, Планы, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Улицы ждут своих героев

20:52 

Когда-нибудь - я должна когда-нибудь.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я разрыдалась на этом бозинском - седьмая минута, выдоха и так уже нет - фу-э-те (е-г-о? нет, - нуриевском), мне просто душу вытрясло. Словно кто-то взял её, прозрачную, и выдернул из тела - ах-х-х... - и не стало, и пульс в горле. И как Дима - опустошенный - в этом порыве прижал к губам руку Мастера. Господи, сумасшедший, сумасшедшие, разве так можно, это же - вскрытые вены. Как было у Марины: «Вскрыла жилы: неостановимо, / Невосстановимо хлещет жизнь», - в этом поэты и актеры (Слово и Театр) одним поцелуем целованы. Какое-то безумие. Так просто нельзя.

Никакого ката, ибо под кат это - преступно.


Кто-то написал там в комментариях: «Это фрески! Не дышите над ними! Они рассыпятся!» Это фрески. Фрески... фрески...

Дрожь.

@темы: Чувства и чувствительность, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Копилка., Высокое искусство, Видео, клипы, Ваша навеки

19:11 

Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:11 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Поймала вчера на канале "Культура" творческий вечер Светланы Крючковой, посвященный Марине Цветаевой (то есть, что значит поймала: поймала я утром анонс и после ждала весь день). Послушала и убедилась, что мне всё-таки очень сложно найти то исполнение, ту читку, то звучание стихов Марины, которое попало бы мне в волну, в самый нерв. Как и все поклонники, я, наверное, очень (слишком? - если только "слишком любя") капризна. Просто у меня - как и у каждого читающего, я думаю - свой ритм, свои акценты, своя манера читать и воспринимать, и многое я читала бы иначе.

К слову, я вообще считаю, что лучшее восприятие стихов - восприятие зрительное, при чтении. На слух можно уловить тон, но смысл - нет. Смысл раскрывается, как цветочный бутон, - лепесток за лепестком, при каждом новом прочтении. Только видя перед собой текст, имея время и возможность впитывать его глазами без помех, можно что-то понять. Уловить. Нащупать хотя бы верхушку айсберга. Чье-то же прочтение всегда субъективно - читающий вкладывает те интонации, ставит те акценты и раскрывает те смыслы, которые считает нужным и видит сам. Восприятие при чтении письменного текста - самое незамутненное и чистое, ибо это восприятие - наедине.

Однако к чести замечательной, проникновенной, честной и рьяной Светланы Николаевны: она, во-первых, потрясающе уловила Марину, она не проводит, - творит такие вечера часто, она очень четко уловила суть поэта, алую линию жизни. И, во-вторых, она по-новому открыла для меня "Писала я на аспидной доске...". Это стихотворение никогда не было у меня любимым, хотя я знала, сколь много, невыразимо много оно значило для самой Марины, какой огромный, искренний, мощный в нём посыл и какой силы чувства. Я просто никогда не ощущала его своим, смысл не был для меня очевиден, не пронимал меня. И только вчера, услышав его в этой читке, я, наконец, поняла. Это был удар в грудь - болезненный, в самую сердцевину, волной боли пошедший по ребрам. Это было восхитительно по силе своей.

Изумительно читались Лебединый стан и Стихи к Чехии.

NB: Всё-таки ты очень много получаешь, когда находишь своего - одного - поэта. Любить можно многих, восхищаться многими и многих же читать. Но - как и любовь - поэт должен быть один, пунктиром если не через жизнь, то хотя бы через длительный её период. Марина своей лирикой, стихами и прозой своей прошла со мной через очень многое. Я большая эгоистка в её отношении - такая же, впрочем, какой была и она сама со своим "Мой Пушкин" - у меня так же: "Моя Марина" - по имени, близко, ибо ближе имени ничего нет между людьми. Имя остается даже тогда, когда человека нет рядом, когда между вами стена, время, "расстояния, версты, мили", клятвы и обещания, долги и платы, душевные векселя и договоры, подписанные чем-то алым в правом нижнем углу.

Если ты находишь своего поэта (как и писателя, художника, композитора, режиссера) - это уже больше, чем поэт. Это кто-то, кто встает за твоим плечом - правым ли, левым ли, не суть, не будет суеверны, всё одно - и шепчет тебе: всё будет хорошо.

Или не будет.

Но это уже совсем другая история.

читать дальше

@темы: Ваша навеки, Высокое искусство, Горький осадок, но сахара не надо (с), Литература, Марина, На круги своя, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи

17:21 

Театр Романа Виктюка. Служанки.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Пока я ещё дома, напишу о том, о чем не написать невозможно, о том, чем меня не отпускает со вчерашнего вечера и, наверное, ещё не скоро отпустит (если не никогда). Ибо потряхивает же.

О том, как от моего сердца осталась только пульсирующая жижа. Местами без ценза.





@темы: ТРВ, События, Рекомендательное, Музыка, Менестрель боя и песни, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, А ларчик просто открывался, Театр

13:48 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Начала Импрессионистов BBC. Я влюбилась в этот фильм (не сериал; слово неприменимо) с самого начала. "С таким другом, как Эдгар Дега, Мане не нуждался во врагах" - ну браво же :). А какие краски, когда Моне пишет в Живерни, какие цветы и цвета. Если бы мой Light Alloy после переустановки не отказался делать скриншоты, я бы закидала вас ими.

Смутное, в кончиках пальцев бьющееся ощущение, будто прикасаешься к истоку, к самому началу самого же великолепного - ибо я поклонница - периода в искусстве. И начало это - такое искреннее. Триумвират молодых Моне, Ренуара и Базиля прекрасен.

upd: Говорится, что фильм основан на реальных письмах, воспоминаниях и интервью; любопытно, какова именно степень исторической достоверности? Потому что это всё ведь необычайно интересно, правда. Например, тот факт, что Поль Сезанн и Эмиль Золя вместе выросли и были неразлучными друзьями; у них потрясающе интересные взаимоотношения, хотя и - пропасть: "Тебе объявили бойкот как безнадежному мечтателю; если теперь им стал я - дай мне работать в тишине, не швыряй меня мучителям" (это - великолепно). Как и во всём том кругу, впрочем, - чего стоят только Мане и Дега. Или Моне и Ренуар - "Он [Ренуар] умер в прошлом году, в декабре 1919-го - и унёс с собой часть меня". И не смотря ни на что - это изумительное, трепетное уважение к таланту друг друга. Например, Сезанн - невротик, социопат и человек, "вообще считающий жизнь не особо уютным местом", но отрицать его гений никому не приходит в голову, хотя терпеть его сложно.

У меня резкий подъем интереса к импрессионистам; я как никогда хочу что-нибудь почитать. И, как назло, том об импрессионистах - это упущенный том в моей скромной домашней библиотеке. Хотя мне больше интересны как раз биографические и автобиографические материалы - письма, мемуары, воспоминания...

И, кстати, в "Купальщиках. Летняя сцена" Фредерика Базиля - просто откровенное, неприкрытое любование мужским телом. Много, очень много думаю, да.
читать дальше

запись создана: 07.07.2011 в 20:55

@темы: Высокое искусство, Richard Armitage, Ваша навеки, А ларчик просто открывался, Кино

09:29 

Утро.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Многие вещи КГ вообще делают с моей сердечной мышцей что-то странное.




Ян ван Эйк. Мадонна канцлера Ролена.

{4}

@темы: Эстетика, Песнь Песней, Настроение, Музыка, Высокое искусство

17:39 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я выпила водки и пошла читать Георгия Иванова и слушать Шопена. Нет, что, я в себе уже ничему не удивляюсь.




Я не стал ни лучше и ни хуже.
Под ногами тот же прах земной,
Только расстоянье стало уже
Между вечной музыкой и мной.

Жду, когда исчезнет расстоянье,
Жду, когда исчезнут все слова
И душа провалится в сиянье
Катастрофы или торжества.

читать дальше

@темы: А ларчик просто открывался, Высокое искусство, Копилка., Лирика, Музыка, Настроение, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи

18:50 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Со вчерашнего вечера звучало в голове, почему-то очень созвучное мыслям об оридже. Это снова Цветаева, "Взгляд". Я перечитала сейчас несколько раз и, видит бог, никогда не перестану поражаться: какая игра словом. Словно выплетается, заново создается, воссоздается, созидается слово. И ритм, звон, чеканка. Божественность созвучий. Марина - это медь и серебро.

Так - только Елена глядит над кровлями
Троянскими! В столбняке зрачков
Четыре провинции обескровлено
И обезнадежено сто веков.

читать дальше

@темы: Стихи, Марина, Литература, Высокое искусство

11:10 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера закрыла давний, нежно взлелеянный гештальт - сходила в театр на Малой Бронной на Варшавскую мелодию. И ни секунды не пожалела, что ещё полтора месяца назад заказала билеты и ждала, ждала. Спектакль воистину прекрасен, Страхов и Пересильд - дивные, дивные. И, в общем-то, это действительно идеальная история любви - такая, какой любовь должна быть в лично моём понимании. История о том, что она нападает из-за угла, нежданная, негаданная, и ты сопротивляться уже не можешь; рубец, метина. О том, что обстоятельства иногда сильнее людей, а люди в своих поступках не властны. И о том, что не остается потом ни камня на камня и, разумеется, ничего уже не будет как прежде, потому что даже если тебе всё равно, то всё-таки не всё равно - ибо, когда сердце билось так, безмятежного ритма не вернуть. Коротко говоря, «"Варшавская мелодия" в конечном счете о том, что любовь - чувство приговоренное, обреченное, и, очевидно, это ощущение рождается во все времена и во все эпохи» Леонид Зорин.

Теперь попасть бы туда же в январе на Ревизора, а в феврале - на Жидов города Питера, - и будет совсем прекрасно.

@темы: Театр, Рекомендательное, Песнь Песней, Высокое искусство, А ларчик просто открывался, Эстетика

12:33 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Теперь о высоком.

Дай бог счастья людям, включившим во вчерашнюю программу телеканала Культура спектакль театра на Малой Бронной «Варшавская мелодия». Во-первых, простите за каламбур и тавтологию, я не знаю истории о любви, которая была бы больше о любви, чем эта, - квинтэссенция. Во-вторых, эта история любви в моём понимании идеальная, такая, какою быть должна (со скидкой на моё "Душа есть боль"). В-третьих, это такая изумительная актерская игра Страхова и Пересильд, что я рыдала перед экраном и готова пять лет жизни заложить за возможность увидеть это своими глазами и услышать живыми голосами. И сейчас я пойду заказывать билеты.

@темы: Эстетика, Телевидение, Театр, Рекомендательное, Планы, Песнь Песней, Высокое искусство, Ваша навеки, А ларчик просто открывался

16:42 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Душа черства. И с каждым днем черствей.
- Я гибну. Дай мне руку. - Нет ответа.
Ещё я вслушиваюсь в шум ветвей,
Ещё люблю игру теней и света...

Да, я ещё живу. Но что мне в том,
Когда я больше не имею власти
Соединить в создании одном
Прекрасного разрозненные части.

Георгий Иванов.

читать дальше

Ах, хорошо... Последние два дня я вообще читаю Иванова запоем. Так раньше не было.

@темы: Стихи, Литература, Высокое искусство

13:15 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Идея Дня Музеев мне нравится бесконечно. Потому что это единственный день, когда вдруг находится время для того, чтобы куда-то пойти.

Первым делом с мамой, подхваченной мною под руку под эгидой "культурного просвещения", решили сходить в Музей Изобразительных Искусств им. Пушкина, того, что на Волхонке, того, что для меня святыня уже заочно, потому что, помня, кем он основан, я его не любить не могла бы. Как не любить - дело всей жизни изумительного человека, филолога, историка и искусствоведа, профессора Ивана Владимировича Цветаева. "Мама, двадцать пять лет жизни - Музею Изящных Искусств имени Александра III, детищу!"
Народу пока - очень мало (в сравнении). Ходим.
Скульптура - как европейская (XV - XVI вв.), так и античная - в которую я влюблена - большого впечатления на маму не произвели, хотя слепки известных она узнавала, интересовалась. Куда больше её привлекла живопись, но пока я как завороженная бродила по залам итальянского и французского изобразительного искусства и английских и фламандских гравюр XVII - XIX веков, мама была равнодушна, изредка восхищалась пейзажами и картинами на мифологические мотивы - и еще самыми разнообразными Амурами, слепками с Фальконе и нет. Зато потом ей очень понравились Кончаловский и Надежда Леже. В тот момент я поняла, что вкусы у нас - ну очень разные :)

Когда вышли из музея - порадовались тому, как вовремя успели. Очередь стояла по всей протяженности здания, по всему Малому Знаменскому переулку. Такая же - в галерею искусств стран Европы и Америки - мечту! И вот стоим мы на перекрестке, думаем, что нам делать: стоять в очереди к искусству Европы и Америки, перейти через дорогу и встать в маленькую очередь в галерею Ильи Глазунова или поехать в Третьяковскую и отстоять эти сложенные в одну очереди там.
Тут откуда не возьмись, по мановению волшебной палочки, появляется милая женщина, не молодая, восторженная: "Девочки! Ничего не думайте! (у нас раздумья были - на лицах написаны?) идите вон туда (указывает в конец переулка) в музей Рериха (и правда - в конце переулка - явственная сине-белая вывеска), так великолепно, восхитительно и народу - никого!". Благодарим, идем.
Про народ, конечно, преувеличено, протолкнуться в музее было сложно, но очередей на вход нет, и это уже радует.
Первый этаж - с рисунками - маму сразу вогнал в дурное настроение (она не любит того, что "надо понимать", а это "надо понимать"). Мне очень многое понравилось (из серий "Пространство" и "Мозаика", из других), но от много становилось и как-то физически нехорошо. Зато второй этаж - экспозиции личных вещей и книг, картины - покорили. Ходила как зачарованная от одних "Гималаев" к другим и не могла оторваться - эту серию люблю нежно и искренне с первого взгляда - двух блеклых репродукций в учебнике МХК восьмого класса. А тут - живое, настоящее, столько.
Ни секунды не пожалела.

Посмотрев Рериха, так захотелось еще прекрасного, что очередь в галерею Глазунова мы таки отстояли. Правда, от переизбытка впечатлений у меня уже болела и кружилась голова, но это были такие мелочи в сравнении с тем, что я увидела. Очень многое - очень понравилось. "Русский романс", "Вечная Русь", "славянский зал", иллюстрации к Достоевскому, Куприну, стихам Блока, религиозные мотивы.
Но под конец меня просто перестало хватать. Домой ехала никакая, но - счастливая.

@темы: Высокое искусство, Для памяти, События, Эстетика

День темнотут.

главная