• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: высокое искусство (список заголовков)
12:58 

О театре.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вот что интересно. Когда я сообщаю людям, что являюсь большой поклонницей РГ и его театра, люди участливо, с какой-то странной усмешечкой, интересуются: «Ну, ты в нормальные театры теперь, наверное, не ходишь? Тебе там не интересно? Странно? Всё такое обычное после Виктюка-то?». В первое время я изумленно выгибала бровь и сообщала, что театр по-прежнему люблю как вид искусства во всех его проявлениях, и вообще не очень понимаю этого разделения на «нормальный» и «ненормальный». То есть, ремарка: я прекрасно отдаю себе отчет в том, что именно подразумевают люди, говоря о «нормальном театре» - классический академический театр, сцену Малого, например.

И здесь сразу стоит сказать: театр тоже текуч. Он не подстраивается под время, но он отражает его в десятках зазеркальных коридоров, как если вы смотрите в зеркало, отражающееся в зеркале, в глубину. И поэтому полностью академического театра сейчас, наверное, не осталось. Это не хорошо и не плохо, это данность, и за это нельзя ни винить, ни хвалить, потому что театр никому ничего не должен. Он должен только самому себе, и долг этот в том, что театр должен оставаться театром. Всё. Больше никаких долгов, никаких обязательств - ни перед кем. Но это лирическое отступление, а возвращаясь к разнице между Театром Романа Виктюка и иными театрами:

Она...

@темы: Высокое искусство, Маркером по кафелю, Наблюдения, Оглянись, Песнь Песней, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Точка зрения, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Этот адский пони тоже был там (с).

22:07 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
12.05.2012 в 21:52
Пишет Katrusia:

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку...

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса
.

Иосиф Бродский

URL записи

@темы: Утащенное, Стихи, Литература, Копилка., Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Бренность бытия, Библиотечные кинки

20:42 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Как играть «Служанок». Украдкой. Именно такое определение подходит больше всего. Обе актрисы, изображающие служанок, должны играть как бы украдкой. Но не потому, что слова, которые возможно произнести лишь в алькове, могут услышать соседи сквозь слишком тонкие перегородки или открытые окна, и не потому, что они озвучивают свои сокровенные мысли, которые заставляют их играть в эту игру, свидетельствующую о расстроенной психике: они играют украдкой для того, чтобы сделать свои слишком тяжеловесные речи более легкими, чтобы они перелетели через рампу. Жесты актрис должны быть сдержанными, словно подвешенными или прерывистыми. Каждый жест делает их будто бы подвешенными.

Неплохо, если иногда они будут ходить на цыпочках, сняв при этом одну или обе туфли, которые с большой осторожностью они, стараясь ни за что не задеть, поставят на стол или диван, – но не из опасений, что их услышат соседи снизу, а потому, что этот жест соответствует общему тону. Иногда их голоса тоже могут становиться как бы подвешенными или прерывистыми.

Эти две служанки совсем не стервы: они постарели и похудели под сенью нежности своей госпожи...
(с) Жан Жене.

@темы: Эстетика, Черным по белому, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Песнь Песней, Копилка., Для памяти, Высокое искусство, Ваша навеки

12:04 

Душе хочется прекрасного.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Прежде чем пойти делать КСЕ, отправлять своей научной руководительнице курсовую, вычитывать доклад по психологии образования и делать множество столь же приятных вещей, я поделюсь с вами прекрасными воспоминаниями. О поклонах на МиМ 17-го апреля этого года. Воспоминания любовно зафиксированы для потомком свет моей Надеждой.



@темы: Фотографии, Фандомное, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Лэнгдон раскачивал полку, Копилка., Захламлённый чердак., Дыши, бобёр, дыши, Для памяти, Высокое искусство, Воспоминания, Ваша навеки

11:31 

Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Отчет о спектакле. Много фандомного и невменяемого. Открыто под избранное.

URL
12:23 

«Домное». Пост-эпилоговое.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
19:52 

День видео и тень темнотут плавно сливаются на нашем телеканале.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
20:37 

Без комментариев и ката.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
... Он боролся с застенчивостью — грубыми шутками, с нелюбовью к дракам — тем, что первым в них ввязывался, со страхом перед смертью — мыслями о ней. Но все это — забитое, загнанное внутрь — жило в нем и дышало его воздухом. Он был застенчив и груб, тих и шумен, он скрывал свои достоинства и выставлял недостатки, он прятался под одеяло и молился перед сном: «Боже, не дай мне умереть!» — и рисковал, бросаясь на заведомо сильного.

У него были стихи, зашифрованные на обоях рядом с подушкой, он соскребал их, когда надоедали. У него была флейта — подарок хорошего человека — он прятал ее в щель между матрасом и стеной. У него была ворона, он воровал для нее еду на кухне. У него были мотки шерсти, он вязал из них красивые свитера.

Он родился шестипалым и горбатым, уродливым, как обезьяний детеныш. В десять лет он был угрюмым и большеротым, с вечно расквашенными губами, с огромными лапами, которые рушили все вокруг. В семнадцать стал тоньше, тише и спокойнее. Лицо его было лицом взрослого, брови срастались над переносицей, густая грива цвета вороньих перьев росла вширь, как колючий куст. Он был равнодушен к еде и неряшлив в одежде, носил под ногтями траур и подолгу не менял носков. Он стеснялся своего горба и угрей на носу, стеснялся, что еще не бреется, и курил трубку, чтобы выглядеть старше. Втайне он читал душещипательные романы и сочинял стихи, в которых герой умирал долгой и мучительной смертью. Диккенса он прятал под подушкой.

Он любил Дом, никогда не знал другого дома и родителей, он вырос одним из многих и умел уходить в себя, когда хотел быть один. На флейте он лучше всего играл, когда его никто не слышал. Все получалась сразу — любая мелодия — словно их вдувал во флейту ветер. В лучших местах он жалел, что его никто не слышит, но знал, что будь рядом слушатель, так хорошо бы не получилось. В Доме горбатых называли Ангелами, подразумевая сложенные крылья, и это была одна из немногих ласковых кличек, которые Дом давал своим детям.

Горбач играл, притоптывая косолапыми ступнями по мокрым листьям. Он впитывал в себя спокойствие и доброту, он заключал себя в круг чистоты, сквозь который не пролезут бледные руки тех, что путают душу. По ту сторону сетки мелькали люди, это его не тревожило. Наружность отсутствовала в его сознании. Только он сам, ветер, песни и те, кого он любил. Все это было в Доме, а снаружи — никого и ничего, только пустой, враждебный город, живший своей жизнью.
(с) Мариам Петросян, «Дом, в котором...»

@темы: Литература, Книги, И Дом дышал, Для памяти, Горький осадок, но сахара не надо (c), Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Росчерком пера

16:14 

Пора заводить тэг.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И раз уж мы заговорили о проникающем в сознание фандоме современного российского театра. В начале ноября я сходила на Киномания.band - «музыкальное шоу для драматического театра» на Малой Бронной. И четыре месяца не могла написать этот пост, а тут, как говорится, оказия. Постановка легкая, энергичная, необыкновенно позитивная, ребята музыкальны и талантливы, без шуток, сверх меры, но. Все неполные два часа я только и делала, что медитировала на правый край сцены. Это была любовь с первого взгляда - и, как и каждая подобная, не имела под собой ни одного логического обоснования. Я так и просидела до конца, будто пригвожденная к креслу, у меня были, конечно, на то свои определенные причины, совершенно не важно, кого он мне до обморока напомнил, и всё-таки молодой актёр Театра на Малой Бронной Александр Бобров сделал для меня Киноманию. И вы бы видели, что творил этот человек с балалайкой; быть этой балалайкой, о боги, хотелось до одури, и нет, все пределы моего стыда давно преодолены. Причем - это даже не вопрос типажности (о типажности мы поговорим касательно другого человека), от него просто шла солнечная, искрящая волна необыкновенной энергии.



Вторым человеком - оттуда же, из молодого состава Малой Бронной, из той же Киномании (оба выпускники РАТИ ГИТИС 2010-го года, мастерской Голомазова, худрука ТнМБ) - стал Дмитрий Сердюк. Но здесь я даже говорить ничего не стану; он хорош так, что мне сводит челюсти и начинает покалывать в кончиках пальцев; гибкая тонкая лоза, невероятный абсолютно. Я с тех пор безумно хочу посмотреть Бесов с ним - и никак не соберусь. По-моему, я просто беззастенчиво простонаю весь спектакль в горячечном восхищенном тумане - хотя бы чисто эстетическом. И он дьявольски похож на Тома Хиддлстона, - осознала я сейчас в процессе поиска фотографий. И, да, жаль, что нет нормальных, хороших его фотографий с Киномании, он там волшебен.



... Фандом современного российского театра, да? Пусть будет - да. Что делать. Сопротивление, видимо, бесполезно.

@темы: Шабаш, Черным по белому, Театр, Сбившийся вектор направления, Миссис Хадсон унесла мой череп, Лэнгдон раскачивал полку, Копилка., Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Библиотечные кинки, Men

17:38 

Бродский.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера вечером - с чего бы вдруг? - села читать Бродского. Мне кажется, «читать Бродского» - это вообще какой-то особый человеческий модус; впрочем, суть не в этом. То, от чего кровь заискрилась в жилах:

Каждый пред Богом наг...
***

Дидона и Эней.
***

Дедал в Сицилии.

@темы: Черным по белому, Стихи, Литература, Копилка., Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство

14:05 

Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:28 

РАМТ. Вечер Мастера.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я возвращалась вчера вечером домой - прямая линия от остановки до дома, пункты А и Б, рыжий фонарный свет, не очень чистый снег и приятный мороз - и в голове у меня почему-то бесперебойно, на рипите, не к чему-то конкретному, а просто внутренним лейб-мотивом крутилось: «Любовь и искусство не знают слова "много"». И это, наверное, как мне думается теперь, - главная формула моего отношения к театру Романа Виктюка и к самому Мастеру. Это такая глубокая, непередаваемая, как ощущение полёта, радость встречи. И, помнится, уже когда звучали там, в зале, слова прощания, я быстро посмотрела на часы: какое прощание!? какие благодарности!? Полчаса, не больше! Ах, уже два...

Когда под гром аплодисментов Мастер только появился на сцене в декорациях спектакля «Давай займемся сексом!», не улыбнуться было невозможно, потому что он сам улыбался так искренне, и так искренне-притворно (противоречие? этот космос противоречий не знает) отшатывался от аплодисментов. У меня от всего вечера, от всех двух часов в круговороте прекрасного, осталось только одно ощущение: легкости и радости встречи. Мне было хорошо просто потому, что я пришла увидеться с Мастером - и увиделась. Пришла, как на встречу с лично близким человеком, и мне больше ничего не было нужно. Зал был - полный, сотрудники таскали откуда-то стулья, люди стояли и сидели в проходах. И это очень радостно. Признание таких и любовь к таким - это всегда радостно.

«Бог, добро и красота (искусство) - ничего важного на Земле больше нет!».

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Цитаты, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Позитив, Песнь Песней, Копилка., Для памяти, Высокое искусство, Воспоминания, Ваша навеки, А ларчик просто открывался

01:56 

Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:35 

Вариации на тему закона Геннекена-Рубакина.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
SALOME: Will you indeed give me whatsoever I shall ask of you, Tetrarch?
HERODIAS: Do not dance, my daughter.
HEROD: Whatsoever thou shalt ask of me, even unto the half of my kingdom.
SALOME: You swear it, Tetrarch?
HEROD: I swear it, Salome.
HERODIAS: Do not dance, my daughter.
SALOME: By what will you swear this thing, Tetrarch?
HEROD: By my life, by my crown, by my gods. Whatsoever thou shalt desire I will give it thee,
even to the half of my kingdom, if thou wilt but dance for me. O Salome, Salome, dance for me!
SALOME: You have sworn an oath, Tetrarch.
HEROD: I have sworn an oath.
<...> SALOME: I will dance for you, Tetrarch.

У Театра Романа Виктюка, если рубить с плеча, есть два программных спектакля - первейшие ассоциации с театром. Визитные карточки, спорящие в умах зрителей за первое место на представительском пьедестале. Это легендарные Служанки и уже не менее легендарная Саломея. Так вот, для меня именно Служанки - неоспоримо - визитка ТРВ, базовый спектакль, необыкновенно сильный по своей эмоциональности, - топи болот и тонкие мостки. Квинтэссенция этого театра. В сущности, мне можно даже ничего об этой постановке не говорить, достаточно сказать: всё началось с них, ибо в июле прошлого года именно с них всё как раз и началось. Новый виток моей жизни вошел в вираж.

Но моим спектаклем, до последней косточки и жилочки моим, является именно Саломея. В ней сосредоточены и собраны все мои девять кругов личного Ада, все мои семь небес, моё частное Чистилище, все мои внутренние нерешенные задачи, поставленные вопросы, все варианты решений, все замкнутые круги и все коридоры, ведущие - быть может - к выходу. Это восприятие - следствие мощнейшей, просто убийственной проекции и интроекции. Я так чудовищно много переношу на сцену своего и так чудовищно много интериоризирую, присваивая извне, чужого со сцены, что это было бы даже страшно, если бы не несло такого эффекта.

То, что происходит на Саломее, я, сидящая в зале, проживаю как классическую психодраму. То есть, я буквально как участник терапевтической группы, как протагонист, сцену за сценой с помощью актеров и действия, драматически проигрываю то, что меня волнует. Все внутриличностные и межличностные конфликты, прописанные Уайльдом и воплощенные Виктюком, настолько мои, что это становится чистого вида психотерапевтическим сеансом. Что-то - без моего контроля, без контроля сознания - начинает вскипать и опадать внутри меня, что-то перестраивается, перетряхивается; через мощнейший эмоциональный всплеск, через ролевое проигрывание всего больного, мучительного, близкого, нужного - я очищаюсь.

Тот самый...

@темы: Черным по белому, Цитаты, Фрейд бы плакал, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Психология, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Песнь Песней, Маркером по кафелю, Личное, Жизненное, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, А ларчик просто открывался

17:13 

Salome.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Читаю Саломею. В оригинале. Параллельно с текстом в переводе Петрова, конечно, - с моим-то словарным запасом «мама-папа-кот-собака». Господи, никогда не думала, что скажу это, но: на двадцать первом году жизни, читая Уайльда на английском (скорее, впрочем, смакуя избранные места), я впервые поняла, каким красивым может быть этот язык - при моём-то к нему отторжении. Когнитивный диссонанс и потрясающее эстетическое наслаждение. И, думаю, можно не говорить о том, чьими голосами я слышу это в своей голове. Прекраснейший радио-спектакль.

@темы: Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Песнь Песней, Мысли вслух, Литература, Высокое искусство, А ларчик просто открывался

12:44 

Много букв о «смысле творчества».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера: Верди. Риголетто. Второй день мне вспоминаются слова легендарного оперного режиссера Бориса Покровского о том, что если бы ему вверили управление страной хотя бы на три дня, он бы закрыл на эти дни все развлекательные учреждения, оставив работать только оперные театры, и по телевидению показывали бы лишь оперу. Через три дня нация проснулась бы оздоровленной.

Есть расхожая фраза: «Оперу, увидев раз, можно или навсегда полюбить, или не полюбить уже никогда». Что-то в этой фразе мне всегда не давало покоя, какой-то подвох. И вчера я очень четко осознала, что. Люди сами не дают себе полюбить этот вид искусства (как и многие другие, впрочем), потому что - ну, скажите мне, драгоценные, каковы главные аргумента человека, выходящего из зала с отрицательными впечатлениями? «Это не моё, я этого не понимаю». Не раз ведь слышано. И в этом, мне кажется, основная проблема. Нам всем кажется, что искусство надо понимать, что надо объяснять, за что и почему ты любишь то или иное, а если человек не может рационализировать, не может разложить по полкам, если не может найти для себя пункт, за который зацепился бы сознанием, то первая и закономерная реакция - «Я этого не понимаю». Не понимаю значения банального либретто. Не знаю итальянского. Не вижу смысла в том, что люди что-то там непонятно поют на сцене. Не понимаю - и точка.

Беда в том, что понимать - не надо. Познание искусства и творческого акта интуитивно. Это не мои слова, это ещё до меня говорил Николай Бердяев. Не надо рационализировать и искать смысл в происходящем, надо просто себя отпустить.

Всё как в любви. Любовь - это не вопрос выбора и не вопрос принятия решения, это просто - происходит. Уже потом, из любви к четкому знанию, дабы оправдывать себя и происходящее, мы начинаем искать и придумывать, почему и за что. И сами верим, что эти «почему» и «за что» были с нами изначально.

читать дальше

@темы: Человек, Философия между строк, Точка зрения, События, Психология, Оглянись, Для памяти, Высокое искусство, Артист Саша крутится на стуле, А ларчик просто открывался

01:23 

С такой дозировкой алкоголя в крови мне всё можно.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Даже любовь - позволить себе. Чуть-чуть.

Рано еще — не быть!
Рано еще — не жечь!
Нежность! Жестокий бич
Потусторонних встреч.

Как глубоко ни льни —
Небо — бездонный чан!
О, для такой любви
Рано еще — без ран!

Ревностью жизнь жива!
Кровь вожделеет течь
В землю. Отдаст вдова
Право свое — на меч?

Ревностью жизнь жива!
Благословен ущерб
Сердцу! Отдаст трава
Право свое — на серп?

@темы: Стихи, Сбившийся вектор направления, Росчерком пера, Полуночное, Песнь Песней, Марина, Личное, Литература, Лирика, Дьяволиада, Дыши, бобёр, дыши, Высокое искусство, Воспоминания, Бренность бытия, А ларчик просто открывался, Чувства и чувствительность

18:54 

Можно я ничего не буду говорить (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Как жить в таком жестоком мире без губозакатывающей машинки - не понимаю по сию пору.

АНОНСЫ: НОВОСТИ:
ПРЕМЬЕРА
20 февраля 2012г., 20-00
на сцене театра "Сатирикон"
ЭДИП СПЯЩИЙ
(соната для двух голосов)
реж. - Максим Мышанский
в гл. ролях - Дмитрий Бозин и Игорь Неведров.

@настроение: Вот так у людей появляются планы на полтора месяца вперед.

@темы: Планы, Менестрель боя и песни, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Для памяти, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, А ларчик просто открывался, Театр

14:42 

Вер-сты, да-ли....

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Март 1925-го года. Марина Цветаева из Чехии пишет в Москву Борису Пастернаку. Пишет не в первый и не в последний раз, - женщина, желавшая назвать его именем своего недавно родившегося сына, но - уступившая имя мужу. Отнятость и расставленность по углам - формула отношений, которых никогда не было (и поэтому - было больше, чем было), и любви поэтов, которая была больше любви людей, потому что то была любовь стихов.

Цветаеведы и люди, приобщенные к творчеству Марины Цветаевой, не слишком жалуют стихотворение «Расстояния: версты...». Оно настолько прекрасно в оголенной простоте своей отчаянной эмоциональности, своей мучительной нежной боли, своей нервической тоски (в нём - крик и стон), что это послужило ему во вред. Его слишком много и часто цитировали и приводили везде, где можно было привести, - его истаскали и затаскали, а ведь оно гениальное (у Марины было - иное?). Оно потрясающее технически - игрой слов и игрой словами (всё - изнутри; это «не рассорили - рассорили» -абсолютно шедеврально, к примеру), а помимо этого - силой, которая в нём заложена. Это - мука. Мучение. Это - такое вечное для Цветаевой «Не суждено, чтобы равный - с равным».

Его сложно прочесть так, чтобы оно, популярное, позволило вскрыть свои потаенные слои, чтобы оно позволило выпустить всю засердечную боль, сохраненную в себе. От него может и должно быть жутковато, может и должно тянуть за грудиной, может и должно жечь глаза. Просто вчера я слышала, как это должно и может читаться. Так, как повторить невозможно, - гипнотически, колдовски. Так, что - холодок от позвонка к позвонку.


@темы: Высокое искусство, Горький осадок, но сахара не надо (с), Копилка., Лирика, Литература, Марина, Менестрель боя и песни, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Чувства и чувствительность

23:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Но, любя, человек не уходит. Любя, человек не боится. Таков закон. (с)

Посмотрела Рогатку. Девяносто третий год, любительская запись из зала.

Я не знаю, у меня дрожат руки и слёзы. Это очень больно. Прекрасно - и очень больно.

Всё от любви. Всё в этом мире от любви. Душные темные заводи - от неё же.

Просто кому-то везет...

@темы: Чувства и чувствительность, Цитаты, Менестрель боя и песни, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ

День темнотут.

главная