Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: песнь песней (список заголовков)
17:22 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Это больное, идиотское, внеполовое, нежное, жесткое, чистое, как роса, ненужное, как старый хлам, чувство - когда тебе вдруг (вовсе не вдруг) хочется написать адресату одно-единственное слово, ничего больше, кроме решительно-знающего: «Приезжай».

Это было бы правильно, - ощущаешь ты, - и нужно. Ощущение анализируется не мозгом, а чем-то ещё. Возможно, инстинктами. Возможно, не анализируется вообще.

Но мы же люди. Но у нас же развитые лобные доли. Но мы же любим причинно-следственные связи и расчеты предполагаемых последствий, мы все очень любим эти «А как», «А зачем», «А что тогда делать», «Мишка, мишка, а у тебя клюёт? А у меня клюёт?» (с). И остаётся только звенящий заоконный сентябрь, пронизанный птичьими трелями, рыжеющим солнцем и твоим неодиноким одиночеством.

И всё-таки где-то в глубине души, так глубоко, что это не тартарары уже даже, а преддверие хаоса, ты думаешь: возможно, это несказанное «Приезжай» могло бы помочь вам обоим. Но - сослагательное наклонение.

@темы: Жизненное, Личное, Мысли вслух, Песнь Песней, Ум за разум, Хьюстон, у нас проблема, Черным по белому, Чувства и чувствительность

URL
21:29 

06x10.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Ты же Эми. А он - Рори».

Слёзы такие легкие и чистые, будто это роса.

@темы: Песнь Песней, Doctor Who

21:22 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ко мне сегодня в перерыве между парами подошла однокурсница - рассказать, что ещё в мае сходила на Служанок. Когда-то давно, ещё весной, она услышала, что я люблю Виктюка, переспросила, завязался разговор; я рассоветовала, как могла, и в мае она всё-таки сходила - случайно, по приглашению подруги-театрального критика.

«Они же видят, они со сцены всё видят, внутрь смотрят, как они смотрят! Распластало. Это такое... такое... это... Я очень хочу об этом поговорить; мы с тобой потом обязательно об этом поговорим».

Ей нужно было быстро уходить, и я еле сдержалась, чтобы не сказать, что у неё есть мой номер, она может звонить в любое время суток и мы вполне можем поговорить об этом часа два-три. Я захлопала в ладоши, когда она завернула за угол. Нет, мне не неловко.

Эта искристая, алогичная радость, когда кто-то ещё впускает в себя это золочёное волшебство, эту гибельно-животворящую пыль. Когда кто-то ещё пропускает это вдоль своего нерва. Когда кто-то ещё встречает этот невидящий и всевидящий одновременно взгляд со сцены - и понимает: да.

Да.

Я там, где должна была оказаться.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Песнь Песней, А ларчик просто открывался

13:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
19:58 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ветер разносит новости и песок,
Я закрываю ладонью от солнца лицо.
Волны поют, вот он, он едет ко мне,
Мой дорогой, мой черноглазый Ясон.

Я вижу его корабли вдали.

Пальцем меня поманит - и я приду,
Руки в червонном золоте, рот в меду.
Мне без него жизнь забыть и в полусне,
Мне без него жить в кромешном аду.

Я вижу его корабли вдали.
Я вижу его корабли вдали.

Смотри, твои дети слишком спокойно спят,
Невеста твоя примет любовный яд.
И волны поют, нет его, больше нет,
Того, кого так бессильно любила я.

Я вижу его корабли вдали...

(с) Надя Грицкевич, Корабли.

@темы: Песнь Песней, Росчерком пера, Сбившийся вектор направления, Стихи, Черным по белому, Чувства и чувствительность

URL
00:59 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Пятый летний фест - как осколок стекла в солнечном луче, - в свете. Есть вещи, предела у которых нет - любовь и вера, например. И я не знаю, можно ли испытывать любовь ещё сильнее, свето- (почти: смерто-, ибо где любовь, там - и мортидо) -носнее, чем я испытываю сейчас. Я люблю этот театр и этих людей так, что просто не знаю, как буду жить, когда он исчезнет из моей жизни, и в этом незнании - правда любви, восхищения и благодарности, от которой у самой замирает сердце, потому что не знаешь, кого благодарить за то, что всё это есть.

Роман Григорьевич, вас создали из звездной пыли - и вы нашли для воплощений тех, кто схож с вами.

Эта череда спектаклей - словно бегущая строка: люби, люби ещё, потому что даже тогда, когда кажется, что уже много, - много всё-таки не будет. Ибо п р е д е л а н е т.

Когда Катрусь за руку ведет к нам Салаткина («А вы смелая») и он стоит - вот, живой - рядом, бок о бок, а я обнимаю Лёшу, вжимаясь в него, теплого и лучезарного, и из-за его плеча, улыбаясь, киваю стоящему за его спиной Бозину, а Бозин улыбается и кивает в ответ, как знакомой (почти что: да понимааааю, общаааайтесь), - тогда ты чувствуешь, как там, в московском переулке, полутемное поднебесье озаряется золотом.

Лёша так хорош, так невероятно красив, так контактен, так улыбчив, обнимателен, шутит, подкалывает странных женщин, рассказывает о презентациях новых театральных обществ, громко возвещает «Давайте обмениваться любовью!» и «Пойду на сеанc общения!», и первый идёт обнимать Катрусю, а потом и остальных, и рассказывает про репетицию нового спектакля, и спрашивает про погоду в Нижневартовске, и подписывает программку, прислоняя её к дорожному знаку - подтягиваясь для этого, и куртка ползёт наверх... и снова обнимается, и смеётся, и рассказывает про бинты, и говорит в ответ на «Вы раньше всегда уезжали!», что «Просто я понял, что это неправильно и нечестно», и прижимает к себе, долго не отпуская, и палит нас в модусе папарацци, и долго всматривается в обложку книги, а потом пишет на обороте «Ничего из этого не читал!» и рисует смайл, и на поклонах, кланяясь, прижимая к груди руку, благодарил, и это «Простите за косяки», и я не понимаю, откуда столько любви во всем этом мире. Я влюблена до потери пульса.

Солдаткин трогателен и ангелоподобен, красиво задумывается и долго решает, что подписать на Жене, а потом пишет: «Храни вас Господь», и я не знаю, как можно быть ещё прекраснее. Излучение.

Бозин. Лешечка. Солдаткин.

Сегодня на сцене МТЮЗа были Служанки. Сегодня были небо - и недра.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Позитив, Песнь Песней, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, А ларчик просто открывался, Swoon

11:41 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У меня не было возможности написать этот пост раньше - и я делаю это сейчас: протягиваю в пространство раскрытую ладонь и говорю: спасибо Вам. Вам, написавшему(й) мне то послание в сообществе анонимных признаний. Мне сложно объяснить, что вы сделали со мной этими несколькими строчками, потому что ещё ни от кого мне не доводилось слышать подобного. Я надеюсь, что всё действительно так, как видится-слышится вам: ранними вечерними сумерками нежаркого лета, тёплой рекой, осенним ветром.

Я перекатываю эти слова по языку, не думая, что они заслуженные, но желая этого. Всеми этими словами Вы, на каком-то из уровней моего под- и сознания немножко влюбили меня в себя, знаете?

Спасибо неизбывное - за золотящийся луч, бьющий из тех строк. Где бы Вы ни были, кем бы Вы ни были.

@темы: Росчерком пера, Песнь Песней, Оглянись, Люди, Для памяти

15:40 

Мы купили две недели любви.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
10:36 

В преддверии поста, который я когда-нибудь напишу о спектакле.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Орфей. Ведь, в конце концов, немыслимо, когда двое! Две оболочки, две взаимно непроницаемые эпидермы разделяют нас. Каждый за себя, хоть на крик кричи — у каждого свой кислород, своя собственная кровь, каждый крепко заперт, бесконечно одинок в своей шкуре. Прижимаешься друг к другу, трешься друг о друга, чтобы хоть чуть-чуть выйти из этого чудовищного одиночества. Мгновенная радость, мгновенный самообман, и снова ты одинок, со своей печенкой, со своей селезенкой, со всеми своими потрохами — вот они твои единственные друзья.

Эвридика. Замолчи!

Орфей. Потому-то люди и разговаривают. Придумали еще и такое. Воздух с шумом проходит через гортань и меж зубами. Несовершенная азбука Морзе. Два узника перестукиваются из глубины своих камер. Два узника, которые никогда не увидят друг друга. Да, мы одиноки! Тебе не кажется, что мы слишком одиноки?

Эвридика. Прижмись ко мне покрепче.

Орфей (прижимая ее к себе). Тепло, да. Чужое тепло. Это. все же нечто реальное. Сопротивление, преграда. Веющая теплом преграда. Ага, значит, существует кто-то еще! Я не совсем одинок. Не будем же чересчур требовательны!

Эвридика. Завтра ты сможешь обернуться. Ты поцелуешь меня.

Орфей. Да. Я на мгновение проникну в тебя. Целую минуту я буду верить, что мы два сплетенных стебля одного корня. А потом мы разойдемся и нас снова станет двое. Две тайны, две лжи. Двое. (Ласкает ее. Мечтательно). А что, если бы ты однажды вдохнула меня вместе с воздухом, поглотила меня. Как было бы чудесно. Я стал бы совсем крошечным внутри тебя, мне было бы тепло, мне было бы хорошо.

~~~

@темы: Черным по белому, Цитаты, Театр, Росчерком пера, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Литература, Копилка., Для памяти

13:26 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
МОНАХИНЯ: Я ненавижу его. Вот уже 10 лет, как я повенчана с ним, нашим господом, и что он мне дал за эти годы? Ничего. Он не прибавил мне ни ума, ни красоты, он не изгнал ни одного из терзающих меня желаний, напротив, можно подумать, что он их специально разжигает. Бог всепрощающий? Да это я вынуждена ему прощать: его молчание, его отсутствие, безразличие, мое заточение и тоску. Идите к нам, в гарем божественного супруга, и вы увидите его старых фавориток, вот уже полстолетия не нюхавших дорожной пыли, вы увидите похожие на сморщенные яблоки лица тех, которые никому более не нужны, тех, кто обрек себя на затворничество, чтобы остаться с Ним, тогда как у Него всегда есть дела поважнее на стороне и его никогда не бывает рядом. Они говорят о Боге с благоговением и нежностью женщин, которых били, унижали и предавали всю жизнь.
ГЕРЦОГИНЯ:Сестра моя!
МОНАХИНЯ. Ну посмотрите же, что он с нами сделал со всеми, и что он сделал сам с собой! Это же предательство, сплошное предательство. Бог внушает нам любовь, но только лишь для того, чтобы поскорее ее отнять. Маленькие радости рыболовов! «Смотри, моя рыбка, какой хорошенький червячок!» И - хоп, ее резко выдергивают из воды и отправляют умирать в мир, лишенный тепла и красок. Вот так он и развлекается, там наверху, этот сумасшедший!
(с) Эрик-Эммануэль Шмитт, La Nuit de Valognes.

@темы: Утащенное, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Росчерком пера, Песнь Песней, Личное, Литература, Копилка., Жизненное, Для памяти, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, Библиотечные кинки, Цитаты

12:58 

О театре.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вот что интересно. Когда я сообщаю людям, что являюсь большой поклонницей РГ и его театра, люди участливо, с какой-то странной усмешечкой, интересуются: «Ну, ты в нормальные театры теперь, наверное, не ходишь? Тебе там не интересно? Странно? Всё такое обычное после Виктюка-то?». В первое время я изумленно выгибала бровь и сообщала, что театр по-прежнему люблю как вид искусства во всех его проявлениях, и вообще не очень понимаю этого разделения на «нормальный» и «ненормальный». То есть, ремарка: я прекрасно отдаю себе отчет в том, что именно подразумевают люди, говоря о «нормальном театре» - классический академический театр, сцену Малого, например.

И здесь сразу стоит сказать: театр тоже текуч. Он не подстраивается под время, но он отражает его в десятках зазеркальных коридоров, как если вы смотрите в зеркало, отражающееся в зеркале, в глубину. И поэтому полностью академического театра сейчас, наверное, не осталось. Это не хорошо и не плохо, это данность, и за это нельзя ни винить, ни хвалить, потому что театр никому ничего не должен. Он должен только самому себе, и долг этот в том, что театр должен оставаться театром. Всё. Больше никаких долгов, никаких обязательств - ни перед кем. Но это лирическое отступление, а возвращаясь к разнице между Театром Романа Виктюка и иными театрами:

Она...

@темы: Высокое искусство, Маркером по кафелю, Наблюдения, Оглянись, Песнь Песней, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Точка зрения, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Этот адский пони тоже был там (с).

23:30 

Джентльмены предпочитают.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, хорошо, а теперь терапия; перебьём, окей? Это - женщина, от которой мне на протяжении фактически всего сезона одного изумительного сериала срывает крышу. Дивная. Квинтэссенция желания, восхищения и свуна. Воистину, скорее всего, да: «Это то, что привлекает тебя в женщинах» (с), и пусть я банальна в своих предпочтениях, ибо. NB: и она очень нравится мне - буквально на стыке кинка и сквика - характерологически; помимо чувственного и эстетического начал.



upd: Тонкая взаимосвязь сериалов с жизнью на четвертом бокале вина; ОТЛИЧНО. Но неважно. Итак, ближе к финалу 1x20 я поняла, что именно мне так нравится в Лемон. Она действительно не сдаётся. Она говорит «Я люблю тебя, и этой любви нам хватит на двоих, я буду любить тебя так сильно, что ты полюбишь меня снова, и пока ты не полюбишь меня снова» - и верит в это, твёрдо в этом убеждена. В отличие от меня, потому что для меня это «Моей любви нам хватит на двоих» всегда было самоуспокоением без перспективы на будущее. Она полезла на эту чертову крышу за этой чертовой примагниченной рыбой, потому что бороться - это её стержень и её альтер-эго. В очередной раз убеждаюсь, что люди, на которых мы западаем, - это подсознательное стремление к невозможным идеальным себе; к себе таким, какими хочется быть. Лемон - моя подобная идеальная и несбыточная ролевая модель. Она не оставляет тому, кого любит, выбора, потому что точно уверена - и выигрывает. Я не умею быть точно уверенной.

запись создана: 23.06.2012 в 22:07

@темы: Hart of Dixie, Jaime King, Women, А ларчик просто открывался, Влюбленное, Гармонизируй и агонизируй, Дыши, бобёр, дыши, Копилка., Личное, Лэнгдон раскачивал полку, Мысли вслух, Песнь Песней, Полуночное, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

19:12 

[сидит и дышит в пакет].

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сходила, значит, на обновлённый официальный сайт Бозина. О ЗАЧЕМ. Альбом «"Релакс" 2010 - 2012 г.г.» унесла весь, ибо.

«Типун мне на язык, но Бозин — юродивый. Смотришь на него, и не веришь, что он живет. Он летает. Не на лонжах в театре, а над тобой. Смотришь на него и веришь сразу во все шаманские практики, гороскопы и Законы Божьи» (с).

«Он если не апостол, то поводырь, волоокий сталкер, который смотрит на тебя, оценивает и ведет за собой. И ты не волен выбирать. Ты пакуешь чемоданчик с ворохом любовных романов, на тот случай, если в его личном волшебном лесу нужно будет развести костер, и бредешь себе следом, бредешь покорно...» (с)




@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Песнь Песней, Остальное йога и каннабис., Менестрель боя и песни, Лэнгдон раскачивал полку, Копилка., ЖЗЛ, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Влюбленное, Ваша навеки, Men

11:18 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
ТРВшное, фандомное; под избранное. Всех целую крепко, ваша репка.

URL
18:59 

И раз уж мы заговорили об.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
00:33 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Настрой мой сейчас крайне философский - с чего бы, впрочем, но неважно. И думается о вечном - персональном, закольцовано-вечном. О том, что если человек - некий определенный, вполне конкретный - любит кого-то, но не тебя, искренне любит кого-то, но таки - да - не тебя, то логичным и правильным было бы попытаться перестать уже, наконец, его любить, потому что так будет лучше и проще для вас обоих.

Эта мысль гораздо более внезапна и неожиданна - такая, четкая, осознаваемая, - чем вам кажется, ребятишечки, ибо когда любишь - мысли о «перестать» не допускаешь. Настоящей, глубинной, не на уровне рационализации, не на уровне отговорок для друзей. Не допускаешь, потому что никогда и ни на что не променяешь, ибо игра всегда стоит свеч, а товар - цены, даже если товар - одна, сплошь, голая эмоция. А потом что-то меняется - и ты вдруг думаешь: нужно перестать. Нужно уже, наконец, перестать. И освободить человека от своей навязчивой любви, а навязчива она всегда, по определению, одним фактом своего наличия.

И всё было бы куда как легче, если бы помогали одни лишь озарения. Печальнее всего, что это даже не вопрос воли, это не вытравливается, не тараканы же под дихлофосом это, право слово. Это само решает, когда напасть на тебя из-за угла, словно наемный убийца, и это само же решает, когда выпустить тебя из захвата. Все волевые усилия здесь - самообман, сладкая иллюзия; знаем, плавали. Поэтому я, как всегда, сяду на берегу и стану ждать. На этот раз - пока течение пронесет мимо прах и пепел, пепел и прах отгоревшего. Ибо надо уже выдохнуть.

И по чуть-чуть, воз-дух вы-хо-дит по чуть-чуть.
Ваша полуночная романтичная Мора.

@темы: Чувства и чувствительность, Полуночное, Песнь Песней, Настроение, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Личное, Жизненное, Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался

23:01 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Весь день неотступно в голове - ещё одно цветное стеклышко в мысленный витраж Древней Греции, Илиады, стен Трои, сына Фетиды, итакийских кораблей, людей, которые - боги, и богов, которые - люди. Цветаева. Конечно, Цветаева.

Тáк - только Елена глядит над кровлями
Троянскими! В столбняке зрачков
Четыре провинции обескровлено
И обезнадежено сто веков.

Так - только Елена над брачной бойнею...

@темы: Копилка., Марина, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи

14:41 

Jean Cocteau&Jean Marais.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
История - это правда, которая становится ложью.
Миф - это ложь, которая становится правдой.
Jean Cocteau.

Ой-ей, я понимаю, что это будет очень неожиданный для большинства пост, но меньшинство же ведь уже смирилось с тем, что этот фандом - помимо прочего - является ещё и фандомом французских экзистенциалистов, не правда ли? Причем в условное сообщество французских экзистенциалистов мы записали даже тех, кто ими ни мгновения не являлся, но так ли это важно в прекрасном интеллектуальном фандоме и, соответственно, фаноне. Изливать потоки сознания об этих людях я уже начала, теперь нужно визуализировать. И, наверное, я буду гореть в аду за то, что превращаю в фандомы [лицоладонь]. Современный российский театр меня уже проклял, так что терять нечего.



«...А в 1938 году, после того, как Марэ сыграл в "Трудных родителях" Кокто, на него обрушивается триумф. И в это же время Кокто и Марэ переезжают из отеля в уютную квартирку на площади Мадлен. Не было денег, не было мебели, но были фантазия и любовь. Они купили на блошином рынке два пружинных матраца и тюфяки, лампы, морской сундучок, служивший Кокто ночным столиком. Но не на чем было сидеть. Тогда Марэ отправляется в сад на Елисейские поля, и там, на глазах у ошеломленного полицейского и двух проституток, крадет два железных садовых [стула?]» (с).

@настроение: Фанатский радикал обнаружит себя везде.

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Песнь Песней, Миссис Хадсон унесла мой череп, Люди, Копилка., Гармонизируй и агонизируй, А ларчик просто открывался, "У них там целый этот... бомонд!"

20:42 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Как играть «Служанок». Украдкой. Именно такое определение подходит больше всего. Обе актрисы, изображающие служанок, должны играть как бы украдкой. Но не потому, что слова, которые возможно произнести лишь в алькове, могут услышать соседи сквозь слишком тонкие перегородки или открытые окна, и не потому, что они озвучивают свои сокровенные мысли, которые заставляют их играть в эту игру, свидетельствующую о расстроенной психике: они играют украдкой для того, чтобы сделать свои слишком тяжеловесные речи более легкими, чтобы они перелетели через рампу. Жесты актрис должны быть сдержанными, словно подвешенными или прерывистыми. Каждый жест делает их будто бы подвешенными.

Неплохо, если иногда они будут ходить на цыпочках, сняв при этом одну или обе туфли, которые с большой осторожностью они, стараясь ни за что не задеть, поставят на стол или диван, – но не из опасений, что их услышат соседи снизу, а потому, что этот жест соответствует общему тону. Иногда их голоса тоже могут становиться как бы подвешенными или прерывистыми.

Эти две служанки совсем не стервы: они постарели и похудели под сенью нежности своей госпожи...
(с) Жан Жене.

@темы: Эстетика, Черным по белому, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Песнь Песней, Копилка., Для памяти, Высокое искусство, Ваша навеки

12:04 

Душе хочется прекрасного.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Прежде чем пойти делать КСЕ, отправлять своей научной руководительнице курсовую, вычитывать доклад по психологии образования и делать множество столь же приятных вещей, я поделюсь с вами прекрасными воспоминаниями. О поклонах на МиМ 17-го апреля этого года. Воспоминания любовно зафиксированы для потомком свет моей Надеждой.



@темы: Фотографии, Фандомное, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Лэнгдон раскачивал полку, Копилка., Захламлённый чердак., Дыши, бобёр, дыши, Для памяти, Высокое искусство, Воспоминания, Ваша навеки

День темнотут.

главная