Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: песнь песней (список заголовков)
09:15 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В последнее время я или не пишу вообще, или пишу о своей недоличной недожизни, смиримся же. По сути, это должен быть длинный рефлексивный пост о моей зачинающейся весенней депрессии, модусе «Интроверт-люкс» и том, что я умру одинокой и кошки обглодают моё лицо, но всё это была бы преамбула к одной лишь фразе, которая крутится в моей голове последние дня три:

До смерти надоело влюбляться в тех, с кем я даже не могу переспать, и спать с теми, в кого я даже не влюблена.

Это звучало бы тем более уныло, что ужасно похоже на фразу из дешевой тв-мелодрамы, но уравновешивается тем, что содержит до боли невыносимую иронию.

Мысль вторая, отвлеченная, повторяющаяся, ибо когда-то уже высказанная: как психолог я хорошо понимаю необходимость всех ритуализаций. Человек есть, прежде всего, Homo Ludens (привет, гениальный Йохан Хейзинга). Ритуалы - формальные и символические действия, маскирующие или предвещающие смысл - необходимы, они балансируют, подготавливают, смягчают эффекты. Но всё же во мне живёт некая неискоренимая логика, которую я привыкла называть мужской, но которая, как заметила, мужчинам в последнее время вовсе не свойственна. Логика эта проста: если тебе чего-то или кого-то хочется, - подходишь, взваливаешь на плечо и волочешь в пещеру. Всё. Всё очень легко. Если есть искра, хоть отблеск её, зачем месяцами кружить, иссушать и мучить себя и второго? Пришел, увидел, увёл. Раз, два, три. Я и сама предпочитаю действовать - так, и это - да, увы - корень всех моих неудач. Людям всегда нужно время. Но это единственная ситуация, когда я не понимаю цены времени, потому что уяснить, нужен тебе человек или нет, можно только внутри взаимодействия с ним, это невозможно понять путём длительных размышлений в тёмной комнате.

Поэтому любые отношения, от разового секса до любовной истории, - это всегда риск.

Иначе в чём смысл?

Впрочем, нет, один важнейший смысл я в этом вижу. Нагнетание напряжения. Накопление электричества. Натяжение струны. Последующая разрядка, если она всё-таки наступает, - сокрушительна. И это верно. Потому что любить - во всех смыслах и на любые сроки - нужно только сокрушительно. Об одноразовых акциях ли речь или о рождении общих детей.

А теперь пойду закопаюсь в отчетность.

@темы: Утро в нарнийской деревне, Точка зрения, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Не секс, не драгс, почти что рок-н-ролл, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Горький осадок, но сахара не надо (с), Гармонизируй и агонизируй

09:09 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Поэт делается ясновидящим путём долгого, мощного и обдуманного расстройства всех чувств. Все виды любви, страдания, безумия; он ищет себя, испытывает на себе все яды, чтобы оставить от них только квинтэссенции. Это неизречённая пытка, где ему нужна вся вера, вся сверхчеловеческая сила, и он становится, ко всему прочему, великим страдальцем, великим преступником, великим проклятым и высшим Учёным! - Ибо он приходит к неведомому! Поскольку он больше, чем кто-либо, возделывает свою душу, уже богатую! Он приходит к неведомому, и когда в своём неистовстве он, наконец, теряет смысл своих видений, он их видит! И если ему суждено надорваться в своём устремлении к вещам неслыханным и не имеющим названия: придут новые труженики; они начнут с того уровня, на котором прежний поэт изнемог! <...> Словом, поэт - настоящий похититель огня» - из письма Артюра Рембо Полю Демени от 15 мая 1871.

@темы: Библиотечные кинки, Литература, Песнь Песней, Росчерком пера, Цитаты, Черным по белому, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

18:06 

Бесы, театр на Малой Бронной, 21 января.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
После второго просмотра - мысли вслух:

Ставрогин и Верховенский инсценировки - это, бесспорно, противостояние, некая диалектическая борьба [противоположностей ли? отчасти - вряд ли], но мне вдруг подумалось, что это конфликт прежде всего не столько внешний - человека и человека, системы мотивов и системы мотивов - сколько внутренний, каждого в себе и с собой. Их взаимоотношения - это отношения созависимости (sic!). По сути, это та история, где морально-эмоциональная завязка друг на друге так велика, что начинает оборачиваться деструкцией; саморазрушительный радикал, полновластный тонатос разворачивается в полную силу. Верховенский не может отказаться от Ставрогина, он идологизировал его, обожествил (как обожествляли древние - не идеализируя; боги древних - вспомните - состояли преимущественно из недостатков). Он не просто его себе «За границей выдумал», он подчинил этой выдумке всю свою патологичную, извращенную программу построения мировой будущности, центрируя её на собственном механизме компенсации - и на Ставрогине. Отказаться от него он воистину не может.

Это фактически отношения эроса, но без чувственной (?) компоненты. Верховенский пытается Ставрогина завоевать. Однако методы его болезненно-деструктивны, понятия блага вывернуты. Ни Лиза, ни убийство Лебядкиных не являются средствами, которые могли бы помочь, прикрепить к себе, приклеить кровавым клеем, но Верховенским - в его помешанности - это не осознается. Ставрогин - краеугольный камень его мнимого будущего мироздания. Такие камни не сдвигаются.

{more}

@темы: Ваша навеки, Песнь Песней, Мысли вслух, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр, Точка зрения, Фрейд бы плакал

10:17 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Как чудовищно одинаково всё, что мы испытываем, всё, что мы чувствуем. Чувства наши к людям неизбывно повторяются - всё уже было (если то не совсем уж - первое), всё уже чувствовалось. Иногда кажется: так, как любила, ревновала или болела этим (этой) - не буду больше никогда и никем (самообманность человеческая!). Но проходит время - и - дежа вю. Всё то же.

Есть что-то крайне насмешливое в этих повторах. Некая ирония мироздания, лишний раз напоминающая: ничто не исключительно, никто не исключителен (вернее же - каждый новый исключителен для нас сызнова), ты не исключительна тоже. Вот она - «молниеокая правда», она вся. С каждым, кто подденет нашу глотку рыболовным крючком, мы обречены на повтор всех девяти дантовых кругов по тому же циклу (или семи небесных сфер - ну, коли очень уж повезёт; везёт редко). Впрочем, никаких болей это всё равно не умаляет. Наоборот - повтор выматывает. Сердце - мышечный орган. Оно изнашивается.

@темы: Чувства и чувствительность, Точка зрения, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Наблюдения, Мысли вслух, Люди, Жизненное, Дьяволиада, А ларчик просто открывался

18:22 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, это всё шампанское (то, на горбу притащенное ещё в июле прямо из Абрау), но вдруг мне вспомнилось, как я пришла тогда, в конце ноября, домой, и прямо с порога сказала:
— Папа, налей мне водки.
Не раздеваясь, прошла и махнула полную рюмку залпом. Папа не задал ни одного вопроса. Даже после последовавшего «Ещё». Вторую махнула так же, не почувствовав вкуса. Я помню весь тот вечер поминутно, но главное - это чувство. Когда одновременно так хорошо и так плохо, что не ощущаешь даже спиртового жара, когда есть только мысль: всё. Ужас от того, что что-то необходимо закончить - холодящий. И одновременно иной, сладостный ужас от того, что нечто в тебе сегодня зародилось. Чувства лучше не помню. Это - когда - первой фразой - эмоцией - «Налей мне водки».

@темы: Чувства и чувствительность, Песнь Песней, Мысли вслух, Личное, Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался

12:21 

Иосиф Бродский, Письмо генералу Z.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Война, Ваша Светлость, пустая игра.
Сегодня -- удача, а завтра -- дыра...»
Песнь об осаде Ла-Рошели


Генерал! Наши карты -- дерьмо. Я пас.
Север вовсе не здесь, но в Полярном Круге.
И Экватор шире, чем ваш лампас.
Потому что фронт, генерал, на Юге.
На таком расстояньи любой приказ
превращается рацией в буги-вуги.

Генерал! Ералаш перерос в бардак.
Бездорожье не даст подвести резервы
и сменить белье: простыня -- наждак;
это, знаете, действует мне на нервы.
Никогда до сих пор, полагаю, так
не был загажен алтарь Минервы.

Генерал! Мы так долго сидим в грязи,
что король червей загодя ликует,
и кукушка безмолвствует. Упаси,
впрочем, нас услыхать, как она кукует.
Я считаю, надо сказать мерси,
что противник не атакует.

{Жизнь, вероятно, не так длинна,
чтоб откладывать худшее в долгий ящик...}

@темы: Высокое искусство, Копилка., Люди, Песнь Песней, Стихи, Черным по белому

17:33 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
За два с половиной года театрального погружения я замечательно научилась вести себя как фанатка (хотя никогда не думала, что это со мной случится; однако человек лишь предполагает, и всё это оказалось по-своему на вес золота). Усвоила все прилагающиеся поведенческие паттерны, пропиталась восторженностью, умениями боготворить и - порой - по-щенячьи смотреть в глаза (иногда невозможно - не), счастливо улыбаться и получать невероятный, сродни месячной норме крупных электростанций, поток энергии от десяти секунд общения. Итак, я большая умница, я замечательно знаю, как должна вести себя фанатка. Я провела четкую до смешного границу между собой и теми, к кому ходила. Где они - и где я. Что они - и что я. Несоизмеримость высот.

{***}

@темы: А ларчик просто открывался, Дьяволиада, Жизненное, Личное, Мысли вслух, Песнь Песней, Сбившийся вектор направления, Улицы ждут своих героев, Ум за разум, Чувства и чувствительность

URL
16:17 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Возьми меня с собой спать, в самый сонный сон, я буду лежать очень тихо: только сердце (которое у меня — очень громкое!). Слушай, я непременно хочу проспать с тобой целую ночь — как хочешь! — иначе это будет жечь меня (тоска по тебе, спящем) до самой моей смерти».
М.Ц.

@темы: Черным по белому, Цитаты, Песнь Песней, Марина, Копилка.

12:11 

Служанки, сцена театра Киноактера, 27 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера я пообещала себе начать пост о спектакле этим предложением не о спектакле, а давши слово - держи, поэтому: если ещё хоть одна некультурная мерзость при мне пошуршит на любом следующем спектакле обёрткой от конфеты или начнёт говорить по мобильному, я буду подходить и убивать маникюрными ножницами, точным уколом в сердце. Уровень уважение к актёрским: энергии, времени, силе, отдаче у некоторой части зрительской аудитории до оскорбительного нулевой. Это уничтожает меня, предельно расходится с моей картиной мира. Хорошо, не нравится спектакль. Раздражают актёры. Недовоспитали родители. Но можно проявить хоть каплю уважения если не к чужому труду, то к театру как явлению. Но нет. Маникюрные ножницы. При этом большие молодцы они - без сбивки!

И сразу: мы с Джорджем, как всегда, смотрели по ощущениям два разных спектаклях, а потому предупреждаю сразу: всё ниженаписанное будет самым махровым имхо. Перво-наперво - Солдаткин. В марте будет два года его Клер - и в эти два года (о чем я ему вчера ничтоже сумняшеся и сообщила) можно наблюдать бешеную, феерическую динамику (вчера еле сдержалась - всё время хотелось сказать ему: шаманскую; мысленно била себя по губам: это бозинское слово, Мора, бозинское и Бозину!). Динамика яркая, по возрастанию. То, что я так люблю, то, что так ценно - работа над собою (работа - в принципе). О, как я вчера на служебке чертила в воздухе руками эти параболы Александру. С его Клер опадает шелуха. Уходит всё лишнее. При всём обилии страстей и безумий, Клер становится - страстно же, трогательно и безумно лаконична. Тот - так протаскивающий нас - «свой» голос, ушедшие лишние жесты, ушедшая вывернуто-чувственная томность. Клер живая, простая, сильная - Клер тёмный омут - Клер и её спрятанные на самой, самой глубине демоны. Не полновластные, как демоны её сестры, но более роковые, чем те. В самом конце щелкающие внутри неё пальцами, чтобы завершить игру и освободить их обеих - слабую Клер, ставшую сильной, сильную Соланж, ставшую слабой.

{more}

@темы: ТРВ, Men, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Росчерком пера, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Друзья, Диалоги, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

14:17 

«Я поцелую его теперь. Но почему ты не смотришь на меня, Иоканаан?»

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Все умные мысли приходят ко мне чаще всего в душе. Вот и сегодня - в процессе самого бытового и приземлённого мытья головы - вдруг: Уйальд, РГ, Саломея. Пьеса Уайльда и постановка Виктюка - это в первую, главную и едва ли не единственную очередь - вещи (вещь, одна) о любви. О любви в самом самовластном её смысле. Об Оскаре и Бози, об Ироде и Саломее сейчас не готова - слишком всеобъемлющее и слишком личное - но: о Саломее и Иоканаане:

Всё, что Уайльд вложил в уста Саломеи, адресуя пророку пророков, - о страсти. Той, что, выходя из эроса, приходит к тонатосу неизбежно. В её желании получить его голову на серебряном блюде нет ничего от каприза избалованной женщины-ребёнка, ничего от самолюбивого удовлетворения прихоти и тем паче ничего от желанию (читать: приказа) матери, это не следствие ветхозаветной дикости и животной жажды. Это акт обладания в любви (соития вне и без соития).

Существуют вещи того рода и порядка, в котором «живой» и «мёртвый» - лишь агрегатные состояния вещества, изменчивая, проходящая, текучая форма, не меняющая сути и не влияющая на неё. Любовь Саломеи - любовь той мощи и той степени совершенно здравого безумия, в которых жизнь и смерть становятся частностями (недаром всё венчает это - формульное! - тайна любви больше тайны смерти). Неважна форма и неважно агрегатное состояние, Иоканаан существует только и исключительно в пространстве её любви, это чувство столь всеохватно, что до встречи с Саломеей его жизни - в её восприятии - не было, ретроспективно он не существовал. Нет этой жизни и вне данной любви (читать: вне самой Саломеи), а, значит, смерть его от руки солдата - нечто внешнее, не имеющее отношения к, постороннее. Несущественно, жив или мёртв, - это не имеет власти над чувством.

В требовании ею головы его нет, повторяю и настаиваю, ничего от вещественной, материальной жажды обладания, это пик её страсти-сумасшествия, форма выражения. Когда она прижимается к его губам, горьким от его крови и своей любви, - это миг высшего счастья в пространстве всепобеждающей (и её саму побеждающей и победившей) любви. Быть чему-то после просто незачем. Из этого измерения, с такой вершины назад уже не возвращаются. Приказ Ирода «Убейте эту женщину» логичен донельзя, сам собою разумеется, - ибо путь Саломеи уже был невозвратен.

@темы: Библиотечные кинки, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Песнь Песней, Росчерком пера, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Экзистенциальное мировоззрение муравья.

16:52 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Верочкино «Никого не люблю - тех немногих только, // На которых обречена» - это ведь практически парафраз «Я любил немногих. Однако - сильно» Бродского. И, упаси Бог, это не обвинение в каком бы то ни было плагиате. Есть мысли настолько великолепно простые (и, как следствие, просто великолепные), что украсть их нельзя. Можно только прожить, тонкой жилкой протянув вдоль собственного тела.

@темы: Точка зрения, Стихи, Песнь Песней, Мысли вслух

09:35 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, вероятно, это не лучшее, с чего стоит начинать день, но между утренними приветствиями и открытием друга моего аутлука внезапно обнаружила нечитанное. Полозкова мне чище, ближе, но у Глушковой - в том немногом, что есть у неё в открытом доступе - есть какая-то особенная нежная, текучая, сюрреалистичная нервичность - будто нефть течёт под кожей.

«Моей боли не переходи дорогу...»

@темы: Для памяти, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Высокое искусство, Утро в нарнийской деревне, Стихи, Лирика, Песнь Песней, Копилка.

10:56 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Решила украсть у Джорджа идею и составить свою театральную программу-максимум на сентябрь-октябрь. И нет, мы не будем о грустном, то есть о том, что работать я стану, видимо, исключительно на театр.

7 сентября - Посвящение Еве, театр имени Вахтангова.

8 сентября - Театральный фестиваль InOut, парк Сокольники.

13 сентября - Роман Виктюк и Валентин Гафт, «Не стыдно быть рабом в искусстве» - творческий вечер, концертный зал имени П.И. Чайковского.

17 сентября - Палата №6, театр на Малой Бронной.

19 сентября - Игроки, театр имени Ермоловой.

26 или 27 сентября - Дориан Грей, театр имени Ермоловой (на что только ни пойдешь ради «(Не)плохого актёра Кемпо С.»).

Октябрь.

@темы: Улицы ждут своих героев, Театр, ТРВ, Росчерком пера, Планы, Песнь Песней, Высокое искусство

09:37 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вспомните Марию Магдалину. Она ушла не от соблазна, а за ним. ©

Какой день крутится в голове - и это, из монолога Поджерса в Саломее, и цветаевская Магдалина - все три стихотворения. Совершенно неотступно: «И на ноги бы, и пoд ноги бы, / И вовсе бы так, в пески... / Страсть по купцам распроданная, / Расплеванная - теки! / Пеною уст и накипями / Очес и потом всех / Нег... В волоса заматываю / Ноги твои, как в мех» - пересыпаемое, как чеканная звонкая медь из ладони в ладонь.

Марина Цветаева, Магдалина.

@темы: Утро в нарнийской деревне, Стихи, Песнь Песней, Марина, Лирика, Копилка., Высокое искусство

00:27 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, я крепилась, бросив это Джорджу, но всё же решила, что оно должно лежать здесь, дабы всегда можно было протянуть руку - и. Дмитрий Бозин читает Марину Цветаеву (и - по идее - здесь уже нужна точка). Отрывок из Царь-Девицы. С седьмой минуты - под Грига (аккомпанирует замечательная Анастасия Животовская). Полёт.

А здесь - нежно-отчаянная, идеальная читка Марининого же «Тоска по Родине - давно разоблаченная морока...» и стихов Бартоламе Торреса Наарро.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Стихи, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Марина, Лирика, Копилка., Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Видео, клипы, Ваша навеки, Men

12:37 

О Дмитрий.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
05.08.2013 в 09:04
Пишет Katrusia:
И еще прекрасного позитива с утра пораньше:

— Возможно, страх обоснован еще и тем, что мы боимся свою любовь потерять, боимся того, что волшебство закончится. На ваш взгляд, есть ли у любви конец?

— Все русскоязычные знают ответ. Конец — принадлежность мужчины. А у женщины там — Начало. Замкните их — вот вам и бесконечность.

URL записи

@темы: Цитаты, Утащенное, Росчерком пера, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Для памяти, Влюбленное, Ваша навеки

18:10 

Николай Бердяев, Эрос и личность, выдержки:

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Так называемые "противоестественные" формы любви и полового соединения, приводящие к негодованию ограниченных моралистов, с высшей точки зрения ни сколько не хуже, иногда даже лучше форм так называемого "естественного" соединения. Ведь с религиозной точки зрения, да и с философской, вся природа противоестественна, ненормальна, испорчена, и послушание природе и ее законам необходимости не есть мерило добра. Я не знаю, что такое нормальное естественное половое слияние, и утверждаю, что никто этого не знает. Гигиена очень полезная вещь, но в ней нельзя искать критериев добра и красоты, нельзя искать этих критериев и в фикции "естественности", сообразности с природой. "Естественных" норм нет, нормы всегда "сверхъестественны". Мистическая любовь всегда покажется этому миру "противоестественной". Любовь в пределах одного и того же пола есть симптом глубокого кризиса рода и критиковать ее можно лишь с той точки зрения, достигается ли этой любовью подлинное бытие, осуществляется ли "смысл" любви. Рационально морализовать над тайной пола очень трудно и не' всегда морально, очень легко можно попасть в лапы злой и коварной стихии рода, послужить не Богу, а враждебной Ему природе, принявшей обличив морального благообразия. Не "естественно" нужно соединяться полам, по законам природы и рациональной морали, а "сверхъестественно", по божественным законам преображения плоти. <...> Проповедь естественной морали или моральной естественности посягает на религиозное таинство брачной любви».

«Брак - таинство и потому уже не может быть союзом юридическим».
© Метафизика пола и любви.

{more}

@темы: Черным по белому, Цитаты, Философия, Песнь Песней, Литература, Копилка., Книги, Для памяти

12:56 

Отелло, сцена театра Киноактера, 1 августа.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Первым делом: я театральный сноб, и это предупреждение как бы снимает с меня ответственность за все последующие слова. Поэтому - о зале. Уже становится привычным выходить из театра и говорить себе: сегодня был ужасный зал - или: сегодня был очень хороший зал. Ужасные попадаются, слава всем святым, реже, но иногда мрзд будто повязывает глаза непроницаемой материей и загоняет в залы очень затейливую публику. Конечно, ничто не сравнится с аудиторией солдаткинской премьеры Служанок, когда люди просто вставали и, не робея, пачками уходили, но я просто не понимаю, кем нужно быть, чтобы быдловато похохатывать на протяжении всего практически фестивального спектакля, поставленного по трагедии Шекспира. Зал смеялся. Зал, дьявол меня раздери, смеялся на протяжении всех трех часов. Что нарушилось в этом мире?

Отелло Якова Ломкина - это сильная, визуально совершенно феерическая, мощнейшим образом сыгранная постановка, красивая и болезненная, местами трагикомичная, но необыкновенно целостная - и просто-напросто восхитительная. Она способна катарсически протащить зрителя сквозь себя. Зрителя, а не похихикивающих в зале. О, я способна понять: это мы натренированы Романом Григорьевичем, помним про истоки драматического театра и привычны к мужчинам, играющим женщин, - не все столь же привычны. Каждое появление Ивана Ивановича, играющего Дездемону, каждая сцена их взаимодействия с Авериным-Отелло порождала в зале целую бурю чувств. Но, бога ради, вы же взрослые культурные люди, вы пришли на Шекспира, имейте же хотя бы - как минимум - чувство меры. И неужели - как вопросил Джордж - люди не знали, куда и на что шли? Не поискали информацию о спектакле? Не поинтересовались, кто и кого играет? Не почитали программку, в конце концов? Откуда этот эмоциональный поток?

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Песнь Песней, Наблюдения, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Men

12:14 

Пока я буду сочинять пост про Отелло, вы полюбуетесь на Романа.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
[Нас] покомфортил Полянский (ждите от влюбленной Моры пикспам) © Джордж.

Как сказала вчера всем и каждому, дивный Гусар Роман Полянский среди обнимательно-обоятельных театральных людей для меня теперь занимает место на одной ступени с Бозиным и Нестеренко. И если к Бозину, как к открытому пламени, нельзя подходить слишком близко, а коли и можно, то лишь на секунду, - с Алексеем и Полянским всё иначе. Хочется прижаться и не отпускать никогда - и чтобы эти прекрасные люди тоже никогда тебя не отпускали, обнимая вот так вот тепло, крепко, долго и душевно, как они обычно это и делают. Уходила вчера от служебного в любовных слюнях-соплях. Не зря когда-то давно я, неся на РиД цветы Неведрову, так до него и не дошла, подарив те Полянскому. Космическая харизма человека, оглаживающего тебя глазами [новый приступ слюней-соплей].

Бтв, где-то между чисткой зубов и утренней овсяночкой сегодня подумала, что Роман напоминает мне Паттинсона, но отмела эту мысль как кощунственную. По отношению к Полянскому, разумеется.


@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Песнь Песней, Лэнгдон раскачивал полку, Копилка., Гармонизируй и агонизируй, Влюбленное, Men

12:50 

Саломея, сцена театра Киноактера, 31 июля.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Абзац открытого письма: Александр Дзюба. Вы мне действительно глубоко симпатичны как актёр и мужчина. Честное слово. Но, кажется, кто-то (и это точно был не РГ) неправильно объяснил вам, как нужно играть Оскара и Ирода. Каждый раз иду на самый дорогой для меня спектакль ТРВ - и каждый раз надеюсь, что сегодня не будет ни томного-Бориса-Моисеева-Оскара, ни истерящего на высоких нотах Ирода, но нет. Вчера было слишком много визга - даже для меня, хотя в принципе ничего не имею против истерики как таковой. Но это же было - до срыва голоса. Насчет томности - её уже гораздо меньше в их с Иоканааном речи на двоих, что не может не радовать. Впрочем, суд был очень хорош. Савой же - без комментариев, и не в лучшую сторону (не отделаться от сравнений: всю сцену в голове Жойдик, его «... И нельзя испортить финал»).

By the way, именно на этом фоне мы с Катрусей внезапно (не знаю, в какой раз она, я - в очередной) прониклись Никульчой. Прекрасный. Да, это с нами бывает. Прониклись обе же Станиславом Мотыревым (Тейлор), которого я приметила ещё на своей весенней Саломее, но вчера он был особенно хорош. Возможно, физически он не так ложится на взгляд, как Скляренко (Алексей, бтв, мы скучаем по вам), но играет прекрасно. Насчет Захарина: скажу страшную вещь, но тогда, весной, когда он был немножко монотонно-никаким, он был гораздо лучше, чем вчера, когда был патетично-трагичным. Пажа хотелось обнять и накормить печеньем с молоком («Хочется потыкать мордой, как щенка в лужу, приговаривая "Где мое любимое змеиное пугающее "Не сссссмотри на нее", где?" Куда дел, ссскотина? Что вообще с голосом? Что?" Или попросить, чтоб просто стоял в сторонке и был красивым» ©). Но! Прекрасное телесное взаимодействие с Молодым сирийцем, кинестетически эмоция передавалась отлично. Судья очень даже. А ещё Захарин - тот человек, которого внезапно очень портит грим. Мы столкнулись с ним потом по пути к служебному - и, боже, какой красивый мальчик!

{*****}

@темы: Точка зрения, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Росчерком пера, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Для памяти, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Men

День темнотут.

главная