Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
23:40 

«То, любимый, я, любимый!»

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ты — сквозь ветви, ты — сквозь вежды,
Ты — сквозь жертвы…
М.Ц.

Продолжая о театре: мне нужна Федра. Как говорится, не опять, а снова. Мне нужна Федра в этом - едва начинающемся - месяце, хотя была лишь 28-го, она нужна мне в каждом, она нужна мне регулярно, как инсулин тяжелому диабетику и героиновый демон безнадежному наркоману. Начиная с июля, с премьеры - Маринин текст в голове, не уходит, не иссякает, не заканчивается. «Тише жемчуга несомый в створках сердца... - Каб не слово!», «Палача спроси над плахой: рубит чисто, рубит с маху», лавр-орех-миндаль - безостановочно в висках, хожу и проговариваю. Чистая форма чистой зависимости.

Федра Романа Виктюка соединила для меня в одном равностороннем треугольнике три самые драгоценные вершины - Марину, Романа Григорьевича, Бозина. Золотое, белое. Мотырев и Иван Иванович. Текст, повторяемый сухими губами. То сочетание - сочетание вершин - которое могло стать или очень дурным, или совершенно прекрасным - или гибельным, или спасительным. Некто даровал вторые варианты. История любви, слишком близкой к смерти - Танатос, не отличимый от Эроса, на грани с ним, и в этом зверино чую суть: мне, лично мне, сейчас, именно сейчас, смертно необходимо из этого мрака, из боли Марины и Федры - именно Марины, именно её Федры - вытянуть ниточку надежды. Тонкую, витую, золотую Ариаднину (сестрину!) нить.

Однажды у меня уже был программный, как сценарий бытия, спектакль-надоба. Спектакль, тогда актуальный для моего нутра донельзя; спектакль о страсти, перешедшей через черту расчета и превратившейся в безумие, спектакль о болезни. Прошло время, помешательства сменилось иным - и пришла - как нельзя более кстати - возрожденная Федра. То, чем для меня сейчас является она, это вдесятеро - трижды вдесятеро - больше того, чем четыре, три, два года назад являлась для меня Саломея. Мне нужно вывести кровно-проклятую Федру из лабиринта (из круга прошлого, из истории рода, из всех предрешенностей наследия). Мне - с ней на пару - нужно найти путь и спасти нас обеих. Спектакль Романа Григорьевича, ритмика и страсть Марины что-то шепчут мне. Говорят: может быть, получится. Поэтому так нужны дозы. Кажется, я психану со своего копеечного аванса - и куплю любой оставшийся билет (двадцатые числа, сцена МТЮЗА), чтобы снова услышать это «Ипполит, Ипполит, бо-лит...»

Болит. Каждую минуту болит. Любовное счастье всегда болит, как опухоль (но впереди - свет).

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Черным по белому, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Стихи, Настроение, Мысли вслух, Марина, Личное, Жизненное, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

23:11 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У многих ли женщин был - есть - четкий план на случай конца, финала, эпилога трагикомедии (для него), драмы (для неё)? Я вот свой - сочинила и знаю. Первые две недели (они у меня от отпуска удобно останутся, а использовать по времени - уверена, боюсь - успею) буду лежать лицом к - в - стене(у), глуша цвета и звуки; пить, кстати, вряд ли, потому что станет не просто не до того - ни до чего. После этого вернусь на работу и напишу заявление на увольнение - решение, уже не раз озвученное, вполне трезвое, рациональное, потому что быть там, где и он, точно зная, что не мой и моим уже не будет, станет невыносимо. Затем я где-то на неделю - или: как смогу - уеду в Питер, потому что - благодаря неведомой магии, инфернальному волшебству - именно он нас, москалей, как-то особенно лечит, рубцует хоть чуть. Сидеть напротив Исакия, пить из горла водку в осенней, зимней, весенней пустоте (ибо всё будет пустотой) - уже вижу. А дальше нет ничего. Дальше вакуум, глухота. Тьма египетская. Мозг не прозревает ничего за ним. Ничего - дальше него, любимого, желанного, жаленного, болезного (Маринин словарь).

Я бы даже залетела (! - пишу - я!), чтобы удержать, но на самом деле - нет. Не моя, ребёнка брака по залёту, история, не те методы. Тут на днях испугалась - опровергла - и то ли огорчилась, то ли обрадовалась. Теперь жду своего Питера и своей водки из горла. Однажды Надя - уже было - водила меня два месяца за руку, потому что я не осознавала, где я и что - и забывала есть. Сейчас, боюсь, будет страшнее. Но Нади уже не будет, и нужно - выдюжить самой, одной. Вынести - это. Всё горестное, скорбное, сплошное без вынести - и выжить. Хотя бы остов свой сохранить. Хотя бы, девочка, остов, скелет.

А пока - верить в его «Я люблю тебя». До самого финала, до прямого или иносказательного «Исчезни», верить, как в Него верят. А, может, только так в Него и верят - через кого-то. Помните? «И когда предстоит мне идти дорогою смертной тени, не убоюсь я зла, ибо Ты со мной; голос Твой и посох Твой направляют меня» (перевела и сформулировала псалом произвольно, не канонично), - так вот, это - никогда не было для меня о Боге, всегда - о человеке. (Мечта - набить - на иврите - татуировкой на щиколотке правой ноги, напротив ласточки - на щиколотке левой; любовь напротив любви, вся любовь - напротив локальной любви!).

Счастья — в доме! Любви без вымыслов!
Без вытягивания жил!
Надо женщиной быть — и вынести!
(Было-было, когда ходил,

Счастье — в доме!) Любви, не скрашенной
Ни разлукою, ни ножом.
На развалинах счастья нашего
Город встанет — мужей и жен.

МЦ.

... Мужей и жен, да, Марина? Презрительно - мужей и жен! Не полюбовниц. О правая моя.

P.S. Может быть, просто не надо было уходить от женщин - к мужчине? Мужчина - материя изначально противостоящая. За тягу к тому, что супротив, и расплачиваюсь. Аминь.

@темы: Хьюстон, у нас проблема, Стихи, Сбившийся вектор направления, Песнь Песней, Отношения, Мысли вслух, Марина, Личное, Девочка, девушка, женщина, А ларчик просто открывался

21:24 

... и услышать.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
06.02.2015 в 01:02
Пишет Holy Allen:

сказать.
А потом происходит полнейший бред: попадая в ад, ты выходишь в свет, в этом свете тебя окружает мрак, ты смеешься над этим. Да будет так.

Просыпаешься утром, идешь в туман, раздаешь долги, но "ни нам, ни вам", а вокруг только монстры, их целый клан, каждый хочет убить и твердит "я сам".

Так проходит весь год и еще чуть-чуть, никого уже просто не обмануть, засыпаешь сегодня, встаешь вчера, кто-то трогает за руку - и пора.

Вы идете назад по дороге лет, и у вас на двоих есть один секрет: поражениям - нет, и победам - нет. Вы идете вдвоем, излучая свет.

И пускай все будет теперь не так, ты возьми мою руку, сожми кулак. Перекресток миров и крутой поворот - будет просто иначе. А нам везет.

URL записи

@темы: Друзья, Копилка., На круги своя, Песнь Песней, Стихи, Суровый и эстетичный фандом Бажова, Утащенное, Черным по белому

11:11 

Даже братья твои – не ты (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Кася принесла стихотворение к разговору о Кэмерон и Джо, ибо оно воистину описывает, но я просто оставлю это себе, положу здесь и повою в стороне по тысяче самых разных причин.

Сколько взглядов моих не тобою подбиты влёт, скольким обручам мне наутро сжимать виски,
Сколько братьев твоих с волосами, как дикий мёд, ежедневно проходят мимо моей тоски?
Сколько их – пока ты там спокоен, далёк и нем, совершают за мной – от меня – до меня – погонь;
Сколько раз, очарованной ими, кидаться мне в тихий омут, в горячий песок, в озорной огонь?

Сколько братьям твоим играть со мной в поддавки, каждым жестом меня зазывая с собой на дно,
Сколько мне бродить просторами их колхид, сколько рейдов направить за золотым руном?
А найти – только пыль в карман да в ботинки сор, и отлить из них серебро, и другим раздать;
А вернуться – пустой кошель да горящий взор, лихорадка и бред по всей ширине листа.

Сколько их, так похожих – в профиль или анфас, – обещали и вечный приют, и спокойный сон,
Сколько их – той же масти, и роста, и цвета глаз, - сколько их меня уводило за горизонт;
Удивлялись лёгкости их надо мной побед, но ночами меня не спасали от темноты –
И вдвойне удивлялись, когда совершён побег, потому что, нет, даже братья твои – не ты.

Я живу веселее, чем табор иных цыган; если в голосе я и в духе – мне каждый рад.
У меня внутри – твоё имя о трёх слогах, у меня на постели – твой сероглазый брат.
Что за дело тебе, драгоценнейший имярек, чем, и как, и где добываю мой смех и зной?
Как бы сердце своё сохранить к золотой поре, когда ты наконец-то придёшь за мной…

© Екатерина Михайлова.

@темы: Черным по белому, Утро в нарнийской деревне, Стихи, Песнь Песней, Копилка., Высокое искусство, Ваша навеки, Библиотечные кинки

12:21 

Иосиф Бродский, Письмо генералу Z.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Война, Ваша Светлость, пустая игра.
Сегодня -- удача, а завтра -- дыра...»
Песнь об осаде Ла-Рошели


Генерал! Наши карты -- дерьмо. Я пас.
Север вовсе не здесь, но в Полярном Круге.
И Экватор шире, чем ваш лампас.
Потому что фронт, генерал, на Юге.
На таком расстояньи любой приказ
превращается рацией в буги-вуги.

Генерал! Ералаш перерос в бардак.
Бездорожье не даст подвести резервы
и сменить белье: простыня -- наждак;
это, знаете, действует мне на нервы.
Никогда до сих пор, полагаю, так
не был загажен алтарь Минервы.

Генерал! Мы так долго сидим в грязи,
что король червей загодя ликует,
и кукушка безмолвствует. Упаси,
впрочем, нас услыхать, как она кукует.
Я считаю, надо сказать мерси,
что противник не атакует.

{Жизнь, вероятно, не так длинна,
чтоб откладывать худшее в долгий ящик...}

@темы: Высокое искусство, Копилка., Люди, Песнь Песней, Стихи, Черным по белому

16:52 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Верочкино «Никого не люблю - тех немногих только, // На которых обречена» - это ведь практически парафраз «Я любил немногих. Однако - сильно» Бродского. И, упаси Бог, это не обвинение в каком бы то ни было плагиате. Есть мысли настолько великолепно простые (и, как следствие, просто великолепные), что украсть их нельзя. Можно только прожить, тонкой жилкой протянув вдоль собственного тела.

@темы: Точка зрения, Стихи, Песнь Песней, Мысли вслух

09:35 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, вероятно, это не лучшее, с чего стоит начинать день, но между утренними приветствиями и открытием друга моего аутлука внезапно обнаружила нечитанное. Полозкова мне чище, ближе, но у Глушковой - в том немногом, что есть у неё в открытом доступе - есть какая-то особенная нежная, текучая, сюрреалистичная нервичность - будто нефть течёт под кожей.

«Моей боли не переходи дорогу...»

@темы: Для памяти, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Высокое искусство, Утро в нарнийской деревне, Стихи, Лирика, Песнь Песней, Копилка.

09:37 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вспомните Марию Магдалину. Она ушла не от соблазна, а за ним. ©

Какой день крутится в голове - и это, из монолога Поджерса в Саломее, и цветаевская Магдалина - все три стихотворения. Совершенно неотступно: «И на ноги бы, и пoд ноги бы, / И вовсе бы так, в пески... / Страсть по купцам распроданная, / Расплеванная - теки! / Пеною уст и накипями / Очес и потом всех / Нег... В волоса заматываю / Ноги твои, как в мех» - пересыпаемое, как чеканная звонкая медь из ладони в ладонь.

Марина Цветаева, Магдалина.

@темы: Утро в нарнийской деревне, Стихи, Песнь Песней, Марина, Лирика, Копилка., Высокое искусство

00:27 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, я крепилась, бросив это Джорджу, но всё же решила, что оно должно лежать здесь, дабы всегда можно было протянуть руку - и. Дмитрий Бозин читает Марину Цветаеву (и - по идее - здесь уже нужна точка). Отрывок из Царь-Девицы. С седьмой минуты - под Грига (аккомпанирует замечательная Анастасия Животовская). Полёт.

А здесь - нежно-отчаянная, идеальная читка Марининого же «Тоска по Родине - давно разоблаченная морока...» и стихов Бартоламе Торреса Наарро.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Стихи, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Марина, Лирика, Копилка., Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Видео, клипы, Ваша навеки, Men

22:04 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Новостные ленты, как всегда, и огорчают, и радуют. Радуют, например, гей-свадьбами в Уругвае (далеко, а всё ж приятно) и наличием в нашей стране адекватных людей - вроде Дмитрия Быкова, которому хочется ппкс'нуть со всем сердечным пылом. О Мизулиной, её комплексе Мессии и разграничении личного и общественного.

«Не берите вы на себя Божьи полномочия и перестаньте превращать страну в Обитаемый Остров, где невидимые башни-излучатели день и ночь нагоняют на всех страх, генерируют запреты и возбуждают раздражение. Не лезьте в литературу, искусство, мораль. Подумайте о том, как сделать жизнь чуть более переносимой, больницу – чуть менее зловонной, получение любой справки – чуть менее мучительным. И количество несчастных семей уменьшится в России само собой – ведь любовь человека к человеку возможна только там, где государство не тратит все свои силы на проповедь ненависти».

И да, by the way: давно хочу спросить - и вот как-то в тему: что можно почитать из быковской прозы? Что действительно стоит прочесть - или с чего начать?

upd: «Эти неполитические стихи сочинены от нечего делать в Следственном комитете в ожидании жены...» Стихи - прекрасные. «Перепутал он время и место, // Как из каждой сотни — девяносто».
запись создана: 06.08.2013 в 11:55

@темы: Стихи, Ссылки, СМИ, Росчерком пера, Политика, Люди, Лирика, Книги, Бренность бытия, Утро в нарнийской деревне, Точка зрения

19:10 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Хотела написать, что настроенческая черная дыра - это когда ты к семи вечера четверга нетрезва и цитируешь в твиттере стихи Дзюбы, но потом решила: да ладно, у Дзюбы хорошие стихи.

Для придания смысла посту: Александр Дзюба, Интимный дневник.

Радости, слабости, гадости, глупости...

@темы: Песнь Песней, Росчерком пера, Настроение, Лирика, Копилка., Стихи

01:39 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
23.07.2013 в 01:18
Пишет Гусь Хрустальный:

Я зарою и спрячу – так, подальше, за лестницу, в пыльном месте, где и мне не найти приют, и мне снова четырнадцать, снова сердце бесится, потому что в двадцать так себя не ведут. А мне глупо и холодно, пусть забудется, пусть сотрется в пыль под камней грядой, потому что оно – никогда не сбудется, расплывется, причудится то, что зовут – тобой.
Потому что пыль – это веки-вечные, потому что пыль согреет, поймет, простит, потому что смотрю в эти звезды млечные, тихо, Господом не замечена, и отчаянно хочется плакать в твое плечо навзрыд. А еще потому что сказочно, акварелечно, непрозрачно и мутно, как вечный июльский зной. Соберу свою пыль, возьму только горстку мелочи и пойду куда-нибудь, где воздух не пахнет тобой.
Под ногами мокро. А в ушах – глубокая, предрассветно-гулкая тишина; я хотела б прощения просить у Бога, но оставляю ему пару дней для сна.
Так и будет, если смогу я выбраться, сил набраться, мечты все собрать и сжечь. Как-то не получается – быть единственной, сколько нас, тебе доходящих до плеч? А пока нет сил, и пока все тянется, все живет сердечно-больной нарыв, и пока все вижу, знаю тебя-упрямца, остающегося, недо-жизнь на чуть-чуть продлив.
И все то ненужное – давно, десять лет закопано – обращенное – только от пыли пыль – откопаю и вычищу, да, пусть мне и выйдет боком, но пусть хоть сказка, если не светит быль. Не-реальность светит, клянется миру дать столько счастия – не унести в руках. Слушай, правда, столько вот – мне не вырыдать, носом тычась в клетчатый твой рукав. И спрошу тебя, шагнув в эту пыль рассветную – что угодно проси, может, хочешь мальчика? Или девочку – будет тогда самой светлою. Если мальчик, то назовем его Данечкой. Хочешь сердце и душу – она чудесная, только рваная чуточку в уголках. Ты спасать был должен, только хуже бесов ты, уходи скорее, не говори «пока».

Забирай с собой сказку недобылинную,
Представляя без пыли стихов свой дальнейший путь.
У тебя впереди еще там дорога длинная.
Я и справлюсь, и вытерплю.
Как-нибудь.

URL записи

@темы: Черным по белому, Стихи, Песнь Песней, Лирика, Копилка.

13:21 

Я ведь хотела запостить.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Маша сказала, что местами оно отчетливо навевает ей мысли о (не) плохом актёре ©. И не ей одной. Снова этот треклятый фанатский модус, когда все стихи становятся об (люблю и не люблю).

Зима застыла среди теней, завязла в сырой дремоте, я собираю в ладони дни, стараясь не растерять. Он пишет красками на стене, мечтающей о ремонте, седое небо дрожит над ним и плачет в его тетрадь.
Он дышит сухо и горячо, и так теребит прическу, что завитки на его висках почти превратились в нимб. Один стоит за его плечом, диктуя легко и четко, другой стоит за его плечом и вечно смеется с ним.
Он тощий, с родинкой на скуле, лохматый знаток историй, боится спать, по ночам дрожит и вовсе не знаменит. Он младше мира на столько лет, что даже считать не стоит, его друзья не умеют жить, пока он не позвонит.
Зима - какая уж тут зима, снег выпал, но за ночь тает, январь висит на календаре - как будто бы ни при чем. А я ревную его к стихам, которые он читает и собираю его в стихах, которые он прочел.
{...}

@темы: (Не)плохой актёр Кемпо С., Men, Влюбленное, Высокое искусство, Копилка., Лирика, Стихи

00:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Юнкер напомнила о Стихах Юрия Живаго (люблю этот цикл). Пастернак никогда не был моим поэтом, но подобное лишь вопрос попадания в нерв. То, что он - это от Бога, - бесспорно. Из любимого:

24. Магдалина.

@темы: Высокое искусство, Копилка., Лирика, Песнь Песней, Стихи, Черным по белому

11:41 

Вчерашний рефрен.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
— Он зовёт меня к себе, читать стихи дома. Всё понятно. Что мне ему ответить?
— Хочет секса - пусть учит Бродского.
— Пойти по твоим стопам? ©


За что? Кого? Когда я слышу чаек,
то резкий крик меня бросает в дрожь...

@темы: Высокое искусство, Копилка., Стихи

23:48 

«Жестко. Жестоко. Но...»

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Анна, вы волшебная (и это - волшебно). До вас - никто и никогда.
22.05.2013 в 22:26
Пишет Tommy_Wiksen:

Фандомное стихотворение
Для Moura и Грациозный Юнкер, по их фику

{read}

URL записи

upd: И совершенно, со-вер-шен-но чудесная начитка грустная Джейни:

запись создана: 22.05.2013 в 22:32

@темы: Черным по белому, Фандомное, Утащенное, Суровый и эстетичный фандом Бажова, Стихи, Люди, Лирика, Легенда №17, Ваша навеки, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

14:25 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, я долго крепилась, чтобы это не выложить, но всё оказалось сильнее меня. Привет, та часть фанона, где центрируется ангст. Это настолько об отп с той его стороны, настолько - АВ, что я просто положу здесь и попытаюсь не сдохнуть, перечитывая в сто тридцать девятый раз.

что остается? господа не гневи,
даже на память мне не хватает силы.
что остается после твоей любви?
грохот оружия в зарослях девясила.

сколько тонуть в отраве и тишине,
верить, что пустота не убьет лежачего.
что остается после тебя во мне?
пыльная боль, крапива и мать-и-мачеха.

травы растут и дом на деревьях свит,
что не услышишь ты - то услышит боженька.
что остается после моей любви?
мышиные войны в зарослях подорожника. ©

upd: Хорошо, и это я тоже рано или поздно сделала бы. Пришла бы и положила. Аккуратненько так. Вместо тысячи слов, ну, вы поймёте.

@темы: Утащенное, Легенда №17, Марина, Маркером по кафелю, Стихи, Песнь Песней, Черным по белому, Фандомное, Копилка., Ей всё можно, она в шубе., Дыши, бобёр, дыши

19:13 

Всегда.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вот был город как город, а стал затопленный батискаф,
Словно все тебя бросили, так и не разыскав,
Пожила, а теперь висишь как пустой рукав
У калеки-мальчика в переходе.

Да никто к тебе не приедет, себе не лги.
У него поезд в Бруклин, а у тебя долги,
И пальцы дрожат застегивать сапоги,
Хоть и неясно, с чего бы вроде.

Дело не в нем, это вечный твой дефицит тепла,
Стоит обнять, как пошла-поехала-поплыла,
Только он же скала, у него поважней дела,
Чем с тобой тетешкаться, лупоглазой;

То была ведь огнеупорная, как графит,
А теперь врубили внутри огромный такой софит,
И нутро просвечивает нелепо, и кровь кипит <...>

@темы: Чувства и чувствительность, Стихи, Сбившийся вектор направления, Настроение, Для памяти

URL
23:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И дабы день не заканчивался предыдущим постом. Из Цветаевой - из Фортуны и Приключения соответственно - самые любимые строчки. Перекатываю по языку весь день. В этом - всё о любви. Если может быть «всё», конечно.

***

@темы: Цитаты, Стихи, Росчерком пера, Пепел от сожженных писем, Марина, Литература, Ваша навеки

21:16 

Странная примесь смуты ©.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У нас всех, я думаю, есть идеализируемые исторические образы. Те, кого в истории этой дивной цивилизации мы любим не потому что, а вопреки, чаще же - вообще без видимой рациональной причины, просто так как. Какая-то деталь, какой-то факт, за фактологичность которого за давностью лет никто не может поручиться, проходит по касательной к чему-то личному; чаще всего к тому, что вообще боишься трогать. И мы романтизируем их, эти свои исторические любови.

Собственно, к чему. Вероятно, вернувшись на днях из Италии, Ри слишком много проговорила со мной о Риме, поминая Медичи, а где Рим и Медичи - там и другие знатные фамилии. И на этой волне я возобновила просмотр Борджиа; второго сезона не видела вообще. А где Борджиа, там - Лукреция.

Внебрачная дочь Папы, жена троих и любовница - скольких?, как с мужем жившая с родным братом, роковая женщина или жертва; всё, включая Чезаре, - было чем? Чем и кем она вообще была? Из чего вязались узлы? Своя рубашка ближе к телу - или большая и светлая, разделяй и властвуй - или чистая похоть, трезвый расчет - или удобство. Кто видел и знал - от тех ничего не осталось. Один-единственный сохранившийся портрет - вероятнее всего, не её. Смерть в тридцать девять лет. Красота, ум и хватка - или полное их отсутствие. Орудие или рука. Отравительница или отроковица. Мне, в сущности, всё равно. Где-то выше сказано про романтизированный образ. Всё собралось вместе - эпоха, запретные влечения, звучные имена, память, пределы.

Это началось задолго до вышеозначенного сериала. Помню как сейчас - с одной-единственной цветаевской (как и многое) строчки, с её «Брата». «... Что́ по ночам шептал // Цезарь — Лукреции».

Цезарь - Лукреции.

Закрыть глаза. Увидеть картинку.

@темы: The Borgias, Women, А ларчик просто открывался, ЖЗЛ, История, Марина, На круги своя, Росчерком пера, Стихи, Табачная заначка Шерлока

День темнотут.

главная