• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: а ларчик просто открывался (список заголовков)
11:42 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
... Театр тоже текуч. Он не подстраивается под время, но он отражает его в десятках зазеркальных коридоров, как если вы смотрите в зеркало, отражающееся в зеркале, в глубину. ©


Когда-то у меня уже был пост о театре, главная мысль которого заключалась в: театр никому ничего не должен. Сейчас хочется её развить. Суть всё та же: театр действительно ничего никому не должен. Он должен только себе и только одно - оставаться, собственно, театром, воспроизводить сам себя в неисчислимом множестве вариаций, генерировать бурление творческой деятельности, созидать (иногда - на развалинах разрушенных крепостей). Всё. Театр должен быть театром. На этом история о том, кто, что, кому и зачем должен, заканчивается. Начинается история о том, что, кто и для чего делает.

Сразу: первейший из контраргументов - театр должен зрителю, без которого он, собственно, не имел бы смысла. Но что такое зритель, кто он, этот всевидящий судья? Зритель многолик, разнообразен, океанически широк. Мы, произнося это слово, собираем в одном-единственном существительном массу, забывая, что масса - это совокупность индивидуальностей. Зрители разные и хотят разного. Нельзя сказать «Зритель не принял», «Зрителю не понравилось», спросить «Кто будет зрителем этого?». Кто-нибудь - да будет. Обобщая, мы лишаем личность права голоса. Рефреном: зрители разные - и хотят разного. Зрители хотят Горе от ума с точным следованием тексту, с сюртуками и ампирными декорациями. Зрители хотят видео на огромных мониторах и рассказов об оппозиционерах-террористах. Зрители хотят совокупляющихся без совокупления подростков в Пробуждении весны. Зрители хотят для своих детей Карлсона с картонным пропеллером. Зрители хотят яркой развлекательной комедии, чтобы отдохнуть после восьми часов в офисе. Зрители хотят проворачивающего сознание калейдоскопа демонов и страстей. Зрители - хотят - всего - этого, ибо тот самый зритель - многоголовая гидра.

Таким образом, из того, насколько различна зрительская аудитория, мы выводим, что любой подвид театрального искусства, любой жанр имеет право на существование. Выделяя три основных типа, можно вывести: каноническую классику, театральный арт-хаус, развлекательные постановки. С точки зрения художественной ценности подобные вещи внутри жанров иногда крайне неравноценны. Не будем ставить рядом антрепризные комедии с эстрадными звёздами - и спектакли Вахтанговки и МХТ. Но каждый спектакль - подчеркиваю: каждый - должен и может существовать. Потому что если хоть один человек вышел из зала благостно-просветлённым, то этот «хоть один» - абсолютное оправдание существования того или иного спектакля. Полное. Бескомпромиссное.

{***}

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Философия между строк, Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Песнь Песней, Наблюдения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, А ларчик просто открывался

09:12 

08.09.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
URL
11:39 

Обо мне любимой.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Внезапно, как говорят мои девочки с работы, «психанула» - и заказала на Озоне целый блок книг по писательскому мастерству (Роберт Макки на моей книжной полке тоскует в одиночестве). Видимо, вчера на книжной ярмарке слишком долго держала в руках Психологию для сценаристов - некая пыльца сквозь поры попала в кровь и ушла напрямую в мозг. Впрочем, это была бы успокоительная неправда, всё началось гораздо раньше. Приблизительно тогда, когда я поняла, что писать, как бы громко ни звучало, - это то, чем я хочу заниматься в этой жизни, а занимаюсь почему-то чем угодно, но только не этим. И вот тогда запустился один из моих самых мощных внутриличностных конфликтов, замешанный на сопротивлении небывалой мощи.

«Меня ничему не надо учить». Эта уверенность присуща всем людям вообще - раз, в той или иной мере присуща всем так называемым творческим людям - два, определённо присуща мне - три. Чистый, незамутнённый эгоизм, основанный на вере в то, что всё необходимое дадено свыше, а обучение только разрушит то немногое, что я уже могу и умею, поменяет ориентиры, посбивает верстовые столбы, исказит. Зачем кто-то будет учить меня построению сюжета, даже малое дитя знает, как строить сюжет. Зачем учить меня диалогам, нет ничего проще диалога. Зачем учить меня прописывать характеры, я что, по-вашему, не знаю характеры своих героев?

На самом деле, я абсолютно не умею вести сюжет, до дрожи боюсь диалогов, почти всегда откровенно сливаю характеры и ничего не смыслю в поддержании напряженной атмосферы. Но свято верю, что первоначальных способностей и набивания руки достаточно для того, чтобы с этим справиться. Однако рассудочно хорошо понимаю: неправда. Это - вопросы техники, даже схемотехники и математики текста, а этому необходимо учиться, нравится мне это или нет (нет). 33,3% - бесспорно, способности; ничего не будет без искры, существующей априорно. 33,3% - чистое набивание руки, выработка навыка, тренировка. Но ещё 33,3% - теория и та самая схемотехника. Этой последней трети мне не хватает катастрофически.

***

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Фикрайтерское, Улицы ждут своих героев, Росчерком пера, Рефлексия, Мысли вслух, Маркером по кафелю, А ларчик просто открывался

09:05 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И-и-и главная тема последнего года - моя воображаемая недоличная недожизнь - снова в эфире нашей весёлой радиостанции.

Подумалось вдруг, что моя страсть к мужчинам (да и не только мужчинам) определённого типа (и типажа как такового, и рода занятий, и уровня одаренности) рано или поздно неминуемо рискует превратиться в конвейер по поиску кандидатуры. Цель стать «Неистовой жрицей, жаждущей послужить гению» ©, при этом творчески самореализовавшись за счёт черпаемого из кого-то вдохновения, сподвигнет на прямой, откровенный, исключительно деловой поиск варианта. Подбор.

И ничего дурного в этом, в сущности, нет - к печали или радости.

Есть только одна небольшая побочная проблема. Для таких эмоциональных наркоманов и мазохистов, как я, для девочек с цветаевским «Любовь узнаю по боли всего тела вдоль», вытатуированным полужирным прямо на лбу, - так вот, для таких стукнутых подобная благословенная простота усложняется тем, что: я же не смогу не влюбляться. Буду влюбляться. И буду делать это так, как умею - а это то немногое, что я очень хорошо, почти профессионально умею - влюбляться, как расшибаются о стену, как корабли в щепки бьются о скалы, как падают с высоты, - до одного лишь мокрого места, без шанса на ответность, потому и выбираются те, с кем она априорно ирреальна. Так было-будет раз, и другой, и третий, и четвертый, а невозможно жить подобным образом на постоянной основе. Выжигание, раздаривание себя, - опасность выдохнуться на первом, втором, третьем так уж точно. Выдохнуться и перегореть. Обнулиться.

Почему, by the way, я не рассматриваю возможность того, что мне повезёт сразу, быстрее, до«Было тело, хотело жить, // Жить не хочет»? Потому что закономерность уже намечена. И потому что это же я. Как говорит А., ласково и сожалеюще улыбаясь: «Победитель по жизни».

На самом деле, всё окей, вообще-то. Мысли вслух.

@темы: Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Рефлексия, Остальное йога и каннабис., Настроение, Мысли вслух, Личное, А ларчик просто открывался, Утро в нарнийской деревне, Фрейд бы плакал, Хьюстон, у нас проблема, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

14:03 

Трудострадания.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Давно здесь не было постов с моими рабочими жалобами. Так, чтобы совсем уж жалобами - года с полтора. А вот сейчас у меня накат, так что давайте-ка я поделюсь с миром негативными эмоциями. Чувствую себя, как в популярной шутке: «22. Так, а теперь серьёзно. Чем я хочу заниматься всю оставшуюся жизнь?». В идеале я хочу приходить в какой-нибудь театр, просто приходить, точка сидеть в кругу из заполненных книгами стеллажей и строчить повести, но оставим утопию на потом. Сейчас же:

Мы всем учебным отделом невесело шутим, что являемся и чтецами, и жнецами, и на нервах студентов игрецами. Мы составляем Дополнительные соглашения к договорам об оказании обр. услуг, хотя это работа юристов. Мы занимаемся выставлением счетов на оплату обучения и учетом этих оплат, хотя не бухгалтера и даже не менеджеры по работе с клиентами. Мы же, соответственно, кураторы и методисты, а так же секретари Ученого совета и аттестационных комиссий. А сегодня начальство обрадовало меня новостью о том, что теперь я - в числе ещё пары счастливцев - отвечаю за приём и перевод звонков, т.е. торжественно назначаюсь ещё и кем-то вроде оператора call-центра. Всё это вкупе - за 26 тысяч рублей чистыми.

Не люблю этим бравировать, но, черт возьми, как человек с красным дипломом госвуза я всё же, вероятно, заслуживаю лучшего, правда?

А. умнее и быстрее меня. Она уже отвечает на звонки от потенциальных работодателей. «Если что, - восклицаю я, патетично хватая её за руки, - помни, что у тебя есть я!». Вернусь 18-го из отпуска - напишу заявление, не доживу ни до какого октября, честное слово. Поперёк горла уже. Сил - никаких.

Впрочем, вполне допускаю, что сейчас во мне говорит накопленная за год предотпускная усталость - и за три недели отпуска я отойду и с новыми силами включусь в эту всеохватную учебно-консультативно-финансово-юридически-телефонистскую деятельность, но что-то мне подсказывает, что, цитируя А., НАЙН. Не зря я изначально собиралась проработать год ради стажа - и уходить, но понадеялась, что, может, прикреплюсь. Не выходит. Мрзд запомнило программу про год ровно.

Единственное, чего искренне будет жаль - коллектива. Лучший из всех, в которые я попадала. Совершенно чудесный, боюсь - неповторимый.

@темы: Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., А ларчик просто открывался, Дьяволиада, Жизненное, Лытдыбр, Мох внизу пищевой цепочки., Такой вот забавный зверек, Улицы ждут своих героев, Хьюстон, у нас проблема

09:33 

Старая песня о главном.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Самые точные, кристаллизованные мысли приходят в голову по принципу «Маркером по кафелю» - в самых неожиданных местах. Например, в очереди за колой в кассу Макдональдса, когда у нас с Джорджем снова прорезывается этот извечный, непрекращающийся рефрен «Надо уже влюбиться в реального мужика!» - и у меня срывается почти случайное, а оттого совершенно искреннее и слегка пугающее по своей сути «Я уже не могу влюбляться в реальных!». После в диалоге это сливается у меня с «Потому что нет их, где они, все давно заняты, разобраны ещё щенками», но на самом деле я очень четко осознаю: как бы мне ни хотелось самообмана, я хорошо понимаю, что между «Не могу» и мнимой причиной «Потому что их нет» - пропасть. Никакого прямого соприкосновения. Первое не следствие второго.

По чести: я не могу потому, что избалована выдуманными мужчинами. Выдуманными - ибо не включенными в мою жизнь в практическом плане. Они существуют где-то, ходят, делают, говорят, живут вне меня. Они реальны сами по себе и реальны для своего круга, но я - не в их кругу, я влюбляюсь и грежу на расстоянии, влюбляюсь в образы - полумифологические - и потому они, как ни крути, на- и выдуманы. Потому что любить недоступных, во-первых, удобно (боль внутренняя, но не практическая), а во-вторых - красиво (книжно, драматургично), что с моей любовью к красивым жестам и чувствам определяет очень многое.

***

@темы: А ларчик просто открывался, Миссис Хадсон унесла мой череп, Мысли вслух, Отношения, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Рефлексия, Росчерком пера, Сбившийся вектор направления, Такой вот забавный зверек, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Улицы ждут своих героев, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

09:47 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Можно стать сколь угодно феминистичными, современными, самодостаточными, с полностью мужскими замашками, рационалками с логическим мышлением, но двух вещей никогда не вырезать их структуры женской психики, из нашей эмоциональной сути:

Больного крика женщины мужчине «Люби меня!» -

И мучительной, сквозь зубы, фразы «Неопределённость меня убивает».

Всё остальное мы можем из себя выжечь и вытравить, но страстную, жалкую, неистовую жажду любви и это желание четкого знания - их не убрать никуда, бег от них - всегда бег по кругу.

На этой ноте пойду-ка поработаю.

@темы: А ларчик просто открывался, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Наблюдения, Отношения, Росчерком пера, Точка зрения, Улицы ждут своих героев, Утро в нарнийской деревне, Философия между строк, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность

12:23 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Иногда мне кажется, что даже в этом восхитительном, кроме шуток великом и более чем могучем языке всё же не хватает слов. Вернее, самих понятий вполне достаточно, но порой остро не хватает форм слова. Существительные, которые можно было бы произвести от других существительных, наречия, которые можно было бы произвести от них, а прилагательные - от глаголов (и наоборот). Сейчас вот я очень страдаю, что в русском языке нет слова «Душь» - прекрасная была бы форма слова «Духота», только мягче, изящнее, художественнее, что ли. «Зной» отражает лишь температурную характеристику, та самая «Духота» звучит разговорно-примитивно. «Душь» - женский род, четыре лаконичные буквы - была бы мне сейчас идеальна (неважно, для чего). Но увы. И это вторые сутки отвлекает меня и не даёт покоя - такая острая, резкая и редкая надоба в слове. Бывает же.

@темы: А ларчик просто открывался, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Фикрайтерское

12:44 

«Но всё тщетно. Освальд Шпенглер уже пишет "Закат Европы"».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Тот интересный случай, когда рубеж веков наступает чуть более чем через десятилетие после начала, собственно, века. Всё вдруг скручивается в тугой клубок временных нитей; каждая - ниточка чьего-то величия. С таким, знаете ли, прогоркло-сладостным привкусом тления. Это - начало века XX-го, короткого и страшного века, который подарит миру много великих людей, великих событий и великих бед. Но пока:

Пока есть «пока». Об этом «пока» - книга Флориана Иллиеса «Лето целого века» (это сигнал, все сейчас должны пойти и заказать её себе, нет, я серьезно). Лето целого века - это культурный срез последнего мирного, 1913-го года. Немного Парижа, немного Праги, чуть-чуть Мюнхена, чуть-чуть Нью-Йорка, много Вены и Берлина. Метод срезом (не лонгитюд, что для истории не свойственно - и потому совершенно гениально). С января по декабрь. Культура и искусство Европы - жизнь Европы - того периода в коротких, очень живых, каких-то даже соседских зарисовках, нежно-ироничных и иногда - великолепно страшноватых. Каждое четвертое-пятое имя ничего не говорит, но тут на помощь приходят Гугл с Википедией и воспоминаниями современников.

Франц Кафка пишет письма своей берлинской волшебнице Фелиции и страдает желудочными коликами (в каждом письме - такое предостережение от самого себя, до которого мне вот ещё расти и расти). Юный неудавшийся художник Адольф Гитлер, выдавший себя за грека при пересечении границы Иосиф Сталин и двадцатиоднолетний гонщик-испытатель Иосиф Броз (пока ещё не Тито) одновременно оказываются в Вене - и больше никогда не будут так близки друг к другу все трое. Томас Манн решает строить дом, а Генрих Манн заводит роман с актрисой, которая совсем не нравится его брату. У Фрейда на Берггассе, 19 появляется любимая кошка (и ей как-то наплевать на его гениальность, скажем прямо), но зато наступает окончательный разрыв с любимым учеником (тут очень ко времени приходится теория отцеубийства). Нестеров впервые делает мертвую петлю, а Фелиция Бауэр всё ещё - адресат не только несчастного неуверенного Кафки, но, кажется, и всей мировой культуры того времени. Шпенглер работает над Закатом Европы. Климт рисует своих красавиц. Скоро придёт время «снимать янтарь, гасить фонарь», но пока вечно ждущий наследник престола Франц Фердинанд резво гонит по улицам в своём авто с золотыми спицами (ему недолго осталось, как мы все знаем), Пруст жаждет жить воспоминаниями, а Гертруда Стайн мерзнет и пишет стихи о розах.

{***}

@темы: Рекомендательное, Мысли вслух, Литература, Книги, История, ЖЗЛ, Европа, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Библиотечные кинки, А ларчик просто открывался

17:29 

Вот оно. Нужное сейчас.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Когда я клала голову на грудь Ходасевича, за этим моим "горизонтом" ничего еще не было. Только мысль, что мы оба держимся друг за друга, - но так ли уж крепко держимся мы за этот мир? Он наверное, едва-едва: сквозь этот мир ему сквозит какой-то другой, полный бесконечного смысла, созданный им самим и его современниками, связанный с нашим миром зеркальный мир отражений, значений и реалиоры. Я держусь за жизнь, другой мир не сквозит для меня сквозь этот, я знаю, что в этом единственном мире найду все необходимые координаты. Но я знаю также, что во всякой действительности есть элемент бессмысленности, во всякой цели абсурд и в каждой цивилизации - жестокость. Но ведь природа-мать, пожалуй, еще страшнее, жесточе и бессмысленнее? Так уж лучше это, чем то!
(Да, природа-мать уже и тогда, как и теперь, мне казалась страшнее цивилизации; теперь я знаю, что она потому страшнее, что она, во-первых, детерминирована, а цивилизация - нет. А во-вторых - мы же сами часть природы, а что же может быть страшнее, и жесточе, и бессмысленнее человека? И конечно - важнее, интереснее его? Впрочем, нe есть ли и цивилизация часть природы, и весь прогресс, то есть вся наша реальность, не есть ли часть эволюции?)
Как ни грозны законы нашего общежития, нашего политического, социального, индивидуального бытия и нашего имманентного опыта, законы матери-природы еще гораздо более мощны и отвратительны. Когда я начинаю говорить об этом, Ходасевич закрывает, мне рукой глаза (жест Ангела к Товию), и во мне возникают спокойные свободные миры. И он засыпает на моем плече (этот его жест - жест Товия к Ангелу), и мне хочется взять на себя все его ночные кошмары, от которых он ночами кричит».
© Нина Берберова, Мой курсив.

@темы: А ларчик просто открывался, Для памяти, Книги, Литература, Цитаты, Черным по белому

09:13 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я снова это делаю (всё по Полозковой: память меня совсем ничему не учит, время совсем не лечит). Выдумываю себе отношения (нет, не так, отношения - личное, - взаимоотношения) при их отсутствии. Ждать кого-либо, скучать, думать, говорить о так, будто вас что-то связывает. Хотя ничего не связывает, даже знакомство и общение какие-то... деловито-шапочные, пожалуй. Не совсем, впрочем. Но всё же.

Это так раздражающе по-женски - за отсутствием реальных отношений превращать своё уважение-восхищение и ваше личное удачное знакомство в отношения личного толка - там, в своей голове. Чувствовать себя сопричастной. Причастной - к.

Нужно или выкорчевать это - или принять в себе и сосуществовать с этой внутренней неизбывной нежностью к кому-то, которая заполняет до самого горла. Главное, господи боже, научиться - ничего - не ждать, не просить, не требовать. Научиться - окончательно.

@темы: А ларчик просто открывался, Бренность бытия, Девочка, девушка, женщина, Личное, Мысли вслух, Наблюдения, Песнь Песней, Сбившийся вектор направления, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность

10:33 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Это должен был быть пост о творчестве (бугагашечки), а будет снова о родном, о девичьем. В тему того, что «Я же как столько лет умудряюсь любить человека: тишь, а потом сообщение от получила - и Полозкова на две недели. Лично увидела - и Цветаева на два месяца». Понимаете, дорогие, я ведь как аквариумная рыбка, кажется: люблю, пока вижу, слышу или читаю, а как только объект уходит из сенсорного поля - вроде бы и утихает эта тоненько звенящая боль (так, чтобы не болело, не бывает вовсе). Я не забываю - о нет, было бы слишком хорошо. Я просто успокаиваюсь. Но стоит потом хоть одному случайному слову прорваться сквозь завесу - хоть звуку! хоть упоминанию - и плотину разносит в мелкую щепь, и снова сны, и снова имя (заклинание - заклание), и снова звон. «Сейчас всё ок, - говорю вчера Джорджу, - вообще ровно, но если увижу - будут два часа истерики». В этом вся я. Здравствуйте, меня зовут Мора, для меня всё каждый раз, как в первый день влюблённости.

А теперь, пожалуй, и о другом. Так всегда: увидимся мы с другом моим Джорджем, погогочем, распугаем цивилизованных людей в радиусе километра, пофантонируем о театре, недоличной недожизни, битниках, экзистенциалистах и сексологических исследованиях, а потом что-то западёт в голову крепко-накрепко - и вытянется важная ниточка.

— ... Ну, мне-то уже поздно что-либо из себя делать, а у вас с Линцом ещё есть шанс что-то оставить после себя. Битники вон как раз в двадцать с чем-то лет начинали. Но это по-любому должно быть связано с театром.
— А, то есть, новую пьесу мне всё-таки писать?

{***}

@темы: Фикрайтерское, Утро в нарнийской деревне, Улицы ждут своих героев, Сбившийся вектор направления, Рефлексия, Отношения, Личное, Жизненное, Друзья, А ларчик просто открывался

09:49 

О накипевшем.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Отзыв о вчерашней Буре в театре на Малой Бронной напишу, вероятно, позже, но сейчас не могу не поговорить о боли сердца моего, то есть - о публике в театрах. Пишу об этом регулярно, но так как день ото дня - в геометрической прогрессии - становится лишь хуже, напишу снова.

Видимо, с какого-то момента в театрах стало можно и нормально вести разговоры в полный голос, беседовать по мобильному, сидеть с него в интернете, не прикрывая экрана, шумно перекладывать вещи в пакетах. Возможно, даже был издан и опубликован официальный разрешительный декрет, а я по слепоте своей его пропустила. Более того: когда оборачиваешься, дабы посмотреть на беседующих укоризненным взглядом, они в ответ смотрят на тебя так, будто ты вторгаешься в их святая святых, в их личное пространство (рамки коего, согласитесь, в публичных местах всё же смещаются).

Поймите правильно: когда я хожу в театр с кем-то, мы тоже обмениваемся комментариями, но мы делаем это шепотом, на ухо друг другу, изредка, но не весь спектакль и не громогласно. Есть тонкая грань между этим - и тем, когда переливчато звонит мобильный, дама отвечает на вызов и громко вещает: «Леночка? Нет, я не на совещании. В театре, в РАМТе. Что? В РАМТе, говорю!» (случай из жизни, РАМТ, Цветы для Элджернона). Или когда, вдруг решив посреди действия поискать номерок, другая с шумом начинает вываливать из сумки вещи и перебирать их, немало не заботясь ни о чем (Ермоловский, Медь).

{more}

@темы: Этот адский пони тоже был там (с)., Точка зрения, Стресс в большом городе., Росчерком пера, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Наблюдения, Мысли вслух, Люди, Жизненное, А ларчик просто открывался

10:17 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Как чудовищно одинаково всё, что мы испытываем, всё, что мы чувствуем. Чувства наши к людям неизбывно повторяются - всё уже было (если то не совсем уж - первое), всё уже чувствовалось. Иногда кажется: так, как любила, ревновала или болела этим (этой) - не буду больше никогда и никем (самообманность человеческая!). Но проходит время - и - дежа вю. Всё то же.

Есть что-то крайне насмешливое в этих повторах. Некая ирония мироздания, лишний раз напоминающая: ничто не исключительно, никто не исключителен (вернее же - каждый новый исключителен для нас сызнова), ты не исключительна тоже. Вот она - «молниеокая правда», она вся. С каждым, кто подденет нашу глотку рыболовным крючком, мы обречены на повтор всех девяти дантовых кругов по тому же циклу (или семи небесных сфер - ну, коли очень уж повезёт; везёт редко). Впрочем, никаких болей это всё равно не умаляет. Наоборот - повтор выматывает. Сердце - мышечный орган. Оно изнашивается.

@темы: Чувства и чувствительность, Точка зрения, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Наблюдения, Мысли вслух, Люди, Жизненное, Дьяволиада, А ларчик просто открывался

09:24 

Сижу, истерически ржу в папки с делами.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
19.01.2014 в 14:03
Пишет Katrusia:

<...> вспоминаю новогодний бред.

1.
Решаем с Линцом, что для вдохновения Моры на проду "Мойщиков" нужно ввести в сюжет Сердюка.
Хором:
- Он, конечно же, Сеятель!
- А Бобров - Мойщик. Причем ему даже мыть ничего не надо, он просто улыбается - и всё чисто.
- А Сердюк только меланхолично заходит в комнату и все цветы тут же вянут.
- И люди такие - все тлен, и встают и выходят в окна, выходят в окна.
- А внизу их ловит Бобров!
- Сердюк и Бобров - две самые мощные силы. К ним Мойщики и Сеятели обращаются только в крайних случаях. При этом им нельзя встречаться, потому что сразу случится Апокалепзиз. И за тем, чтобы они не встретились, следит Тележинский....

Это. Просто. Не должно. Быть. Так. Смешно /рукалицо/.

URL записи

@темы: Я ватрушка, хохотушка (с), Фикрайтерское, Утро в нарнийской деревне, Друзья, Диалоги, А ларчик просто открывался, - А вы? - А я Лоллобриджида. - Лолкто?, "У них там целый этот... бомонд!"

18:22 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, это всё шампанское (то, на горбу притащенное ещё в июле прямо из Абрау), но вдруг мне вспомнилось, как я пришла тогда, в конце ноября, домой, и прямо с порога сказала:
— Папа, налей мне водки.
Не раздеваясь, прошла и махнула полную рюмку залпом. Папа не задал ни одного вопроса. Даже после последовавшего «Ещё». Вторую махнула так же, не почувствовав вкуса. Я помню весь тот вечер поминутно, но главное - это чувство. Когда одновременно так хорошо и так плохо, что не ощущаешь даже спиртового жара, когда есть только мысль: всё. Ужас от того, что что-то необходимо закончить - холодящий. И одновременно иной, сладостный ужас от того, что нечто в тебе сегодня зародилось. Чувства лучше не помню. Это - когда - первой фразой - эмоцией - «Налей мне водки».

@темы: Чувства и чувствительность, Песнь Песней, Мысли вслух, Личное, Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался

17:33 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
За два с половиной года театрального погружения я замечательно научилась вести себя как фанатка (хотя никогда не думала, что это со мной случится; однако человек лишь предполагает, и всё это оказалось по-своему на вес золота). Усвоила все прилагающиеся поведенческие паттерны, пропиталась восторженностью, умениями боготворить и - порой - по-щенячьи смотреть в глаза (иногда невозможно - не), счастливо улыбаться и получать невероятный, сродни месячной норме крупных электростанций, поток энергии от десяти секунд общения. Итак, я большая умница, я замечательно знаю, как должна вести себя фанатка. Я провела четкую до смешного границу между собой и теми, к кому ходила. Где они - и где я. Что они - и что я. Несоизмеримость высот.

{***}

@темы: А ларчик просто открывался, Дьяволиада, Жизненное, Личное, Мысли вслух, Песнь Песней, Сбившийся вектор направления, Улицы ждут своих героев, Ум за разум, Чувства и чувствительность

URL
13:17 

Её словами говорить всегда проще.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Простите и не примите за дерзость: мне горько, что всегда “по поводу”. О как мне бы хотелось — Вас вне театра — балета — мимики, Вас по поводу Вас же, Вас — без, Вас — Вас. “Разговоры” [Книга Волконского] я уже начинаю вспоминать как вскрытую лирическую жилу по сравнению с отрешенностью “Откликов”».
М.Ц., сводные тетради, С. Волконскому.

@темы: Чувства и чувствительность, Цитаты, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Мысли вслух, Марина, Личное, Ей всё можно, она в шубе., Гармонизируй и агонизируй, А ларчик просто открывался

URL
22:07 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:21 

Поговорим о красоте.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И сразу в личном ключе: как и большинство детей, я была предельно хорошенькой до десяти лет - это буквально роковая граница, этакая точка невозврата к нежности лица, воздушным локонам и море-небным глазам. Потом ножом под лопатку ударил пубертат, а с ним пришли гормональный бум и много лишнего, читать: отчаянно некрасивого. То есть, всеобщий закон природной подлости реализовался и со мной, как реализовывался до этого почти с каждым из семи миллиардов населения Земли: именно в тот период, когда внешность становится оценочной категории для себя и окружающих, она портится с концами. И весь сознательный период взросления я росла с мыслью о том, что я отчаянно некрасивая девочка. Лет до пятнадцати, то есть до первой влюбленности, переживала это вполне безразлично. Затем глаза мои открылись на всю ту совокупность недостатков, которыми я обладала, и совокупность эта всё во мне убила.

С того момента и по нынешнее время твёрдо, вне кокетства, знаю, что некрасива. Это скорее ощущение, чем знание, не обоснованное ничем, кроме уверенности прошлого. Пубертат благополучно завершился, скоро отойдёт в небытие юность, наступит - по академическим меркам - молодость, а ведь эти переходы сглаживают, убирают лишнее, прибавляют очарования. Возможно. Жаль, не прибавляют уверенности в себе. Сейчас, когда мне говорят о моей красоте, я, конечно, благодарю, радуюсь и смущаюсь, но при этом думаю, что: а) мне льстят; б) человек мне симпатизирует, а потому субъективен и предвзят; в) человек просто очень вежлив; г) не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки. Ещё минуту - или, возможно, с полчаса-час - после комплимента я верю, что, может быть, и вправду вполне себе привлекательная особа. Потом флёр развеивается.

{more}

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Точка зрения, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Росчерком пера, Наблюдения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Жизненное, А ларчик просто открывался, "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин"

День темнотут.

главная