• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Случаи (список заголовков)
18:25 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В канун этого Нового года нас каким-то немыслимым чудом - с помощью соцсетей - нашли мамины родственники («Кто это такая?.. Из Лебедяни?.. Лебедянь! Господи!»). В последний раз мы виделись на похоронах моего дедушки, маминого отца - это было в 1997-м году, мне ещё не исполнилось и шести. А после они пропали, как это нередко бывает. Вся эта большая семья с Рязанщины - трое дедушкиных братьев, связь с которыми и без того не была прочной. Мама хорошо и четко помнит только дочь одного из дедушкиных братьев, свою двоюродную сестру Веру - они были подругами до замужества Веры, а чуть позднее - и до маминого замужества. Дальше, как говорится в народе, «замужняя подруга - отрезанный ломоть».

Помню ли я Веру и её отца, дедушкиного брата? Странно, но помню отчетливо. Они приехали на дедушкины похороны той самой зимой 1997-го, я ещё плохо понимала, что произошло, читала засыпающему дяде Ване перед сном Успенского - и запомнила, как Вера пару раз отводила меня в детский сад. Главное и первостепенное воспоминание о Вере - былинная красота. Та самая, чистая, русская, ростовая красота женщины, чья кровь не знала примесей - высокая, осанистая, широкая в кости, но не полная, а именно статная молодая женщина и её красота, светлые - голубые? серо-голубые? ясные - глаза и черная, толстая, шелковая коса через плечо; Господи, откуда она взялась такая в разгар кошмарных девяностых? Не с плаката даже - с васнецовской иллюстрации, с лубка. Да, фантазия, да, стремительная любовь ребёнка, но я запомнила её почти девушкой, моя память сохранила сказочный образ, а ведь ей тогда было уже - сколько? Около тридцати, плюс-минус, её сыну было уже восемь. Но отчетливо отпечаталось именно это - черное на ней (похороны!), вороная коса, крупные черты открытого, невероятного, картинного лица, улыбка, преисполненная ласки. Она словно привезла с собой - тогда, в декабрьскую скорбную Москву - немного глубинного, почти старорусского тепла.

Вконтакт. Моё имя введено латиницей, не кириллицей даже. Она должна была вспомнить мамину фамилию в замужестве - раз. Разочароваться, не найдя, и предпринять новую попытку (подключить сына? мужа? братьев? кого? Боже, сколько их - этих братьев разной степени родства?..), начав искать посредством латиницы - два. Найти, разумеется, узнав - три. Совсем другая, так страшно и сильно постаревшая Вера. О, куда она ушла, эта песенная красота, где плотность, текучесть, невероятность той реки-косы через плечо? Время. Безжалостное время. И всё-таки даже смотря на неё нынешнюю, постаревшую, выкрашенную, располневшую, я вижу - ту. Ту, сказочную, василисопремудрую, еленопрекрасную, неповторимую Веру. Мягкость и нежность её совершенно девичьей, мудрой улыбки, когда она сдавала меня воспитательнице в детском саду, её ладонь, её образ - цельный, полнокровный, как великие реки общей и родной земли.

Чем старше я становлюсь, тем яснее вижу на фотографиях своё сходство даже не столько с маминой породой, сколько с породой её отца - Рязанщина! Страшная щедрость, тёмная и тяжелая страстность старой русской крови, корни которой глубже и старше календарей, жадность и отчаянная наполненность больших светлых глаз, рисунок крупного, с чуть монгольской горбинкой, носа (не примесь! дань), жар будто вечно зацелованных губ, упрямство, почти бесящая упёртость вздёрнутого подбородка - всё широкими мазками, не щадя, не экономя, расходуя задаром, но без предъявления счёта.

Никакого национализма. Больше этой крови - признаюсь, как на исповеди - я поэтически и западнически люблю сотую своей европейской, польской - доставшуюся от папиных предков из западной Белоруссии и Речи Посполитой - крови, отзывающейся Цветаевскому «Моих прабабушек-полячек сказалась кровь!». Гордыня, тонкая линия, вздрагивающие от обиды, словно у породистой гончей, крылья носа - Мнишек! Ведьма-Марина! Но всё же есть что-то неоспоримое, не поддающееся сомнению и сожалению в этом новообретении, в воссоединении с материнской кровью. Будто кто-то запустил ладонь в чернозём за моим рёберным забором. Вера! Ах, красивая, из Слова о полку Игореве, темноволосая, дивная Вера с гладкой косой... Она навсегда останется - такой. Никакие фотографии, цифры, сроки ничего не решат. Голос крови громче голоса времени. Память восстанавливает летопись. Вот и всё.

@темы: События, Случаи, Семья, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Оглянись, На круги своя, Люди, Личное, Жизненное, Для памяти, Воспоминания, Будни, А ларчик просто открывался

21:54 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ехали с Арианой в маршрутке, разговор зашел о нашей общей знакомой и её манере одеваться, слово за слово обсудили стиль знакомой, её предпочтение брендовых марок демократичным; ничем не примечательная девичья болтовня - и тут на фразе о том, что стразы на вещи пред-а-порте иногда ничем не отличаются от страз на платье из сетевого магазина, слышится негромкое, но четко-насмешливое, с издевкой, от сидящей за нашими спинами девушки:

— Какая высокоооинтеллектуальная маршрутка.

— Можем поцитировать Ницше, - в сторону, не поворачивая головы, так же четко сообщила я. К тому же Ри свободно владеет языком оригинала.

Она, разумеется, тоже обсуждала со спутником не преимущества пастернаковских переводов Шекспира перед переводами Лозинского.

Котики, мелочь, но ложки нашлись, а осадок остался; до сих пор из головы вон не идёт. Тут уж - у кого какая болевая. Я абсолютно спокойно перенесу примерно сто шестнадцать (на сто семнадцатом мне просто надоест) сообщений о том, что страшна, как смертный грех, так как сама прекрасно осведомлена, что не красавица. Упрек в том, что я не тяну на Жизель Бундхен, меня не оскорбит. Но любое незначительное, проходное, стороннее сомнение в моих интеллектуальных способностях меня убивает, потому что этот багаж - то немногое, что у меня есть. Это наша сторона дороги - наша, девочек, которые в парах подружек всегда «умненькие», а не «красивенькие». И любое замечание подобного рода воспринимается как попытка не просто ущемить - отнять.

Ну и к богу. Пойду досматривать Борна под каберне. Аминь.

@темы: Этот адский пони тоже был там (с)., Такой вот забавный зверек, Стресс в большом городе., Случаи, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Перманентное кабуки, Остальное йога и каннабис., Люди, Лытдыбр, Диалоги, Горький осадок, но сахара не надо (с)

13:57 

По-моему, это прекрасно.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
25.01.2012 в 02:14
Пишет Человек с ружьем:

Долго и счастливо
- Здравствуйте, Александр, это говорит Керен из армии.
- Добрый вечер, Керен из армии, чем обязан?
- В Ваших личных данных ваша жена Мариана записана под Вашей фамилией, а в компьютере она всплывает под другой. Почему?
- Потому что она мне теперь не жена. Мы развелись и она вышла замуж второй раз. Теперь у неё фамилия нового мужа.
- Так, хорошо, значит я пишу "разведён".
- Нет, не разведён. Я тоже женат, у меня новая семья.
- Почему?
- Не знаю, это жизнь, люди разводятся, женятся, замуж выходят.

URL записи

@темы: Черным по белому, Цитаты, Философия между строк, Утащенное, Улицы ждут своих героев, Случаи, Люди, Бренность бытия

12:08 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В переходе на Китай-городе есть замечательная палатка с CD и DVD. И вот я уже полтора месяца хожу и облизываюсь на манящую обложку "Ускользающей красоты" Бертолуччи. Этот потрясающей тайлеровский взгляд исподлобья мне прямо-таки покоя не давал.
И так как я девушка юная, целиком и полностью материально зависящая от родителей, вожделенные 250 р. я потихоньку месяц копила. Потому что, по идее, свободных денег у меня не бывает. Откладываются какие-то крупные суммы на интернет, одежду, книги, транспорт, но свободных денег в кошельке всегда не больше двухсот рублей. И при этом подойти к родителям и сказать "мне нужно столько-то и столько-то" - для меня дикость, причем дикость вопиющая... Так получается, что напрямую мне этих денег и не дают. С зарплат родителями некие суммы откладываются в премилую резную шкатулку, откуда я их, по мере надобности, беру. Но если я знаю, что мне надо на что-то серьезное откладывать - я к этим деньгам даже прикасаться не думаю. И все равно подойти и попросить – для меня страшно дико. Как-то неправильно.
И вот, наконец, вчера обнаруживаю в кошельке нужную сумму, понимаю, что вожделенный диск сегодня таки повезу домой, о чем на радостях сообщаю находившемуся поблизости папе.
Далее диалог:
Папа: Ты странная, честное слово... подошла бы и попросила... что, я тебе каких-то жалких двухсот рублей не дал бы? Давно бы уже купила...
Я *пятнадцать минут пытаюсь ясно выразить, почему - по моему мнению - именно так и не нужно делать* Ну, папа, это как-то... неправильно - вот так подойти, попросить, и тебе дадут... Нужен какой-то стимул... то есть нет, не стимул, а как бы это сказать... Одним словом, так цены этим деньгам не понимаешь.
Папа: Нет... говорю, странная. Все-таки, правда - такой народ нельзя победить...

*****
И со мной чуть не сыграл злую шутку закон подлости - всесильный и ужасный. Придя вчера, я диска на витрине не обнаружила. Вот месяц мимо ходила – был, а тут… Видимо, глаза у меня были такие, что девушка-продавщица на чистом энтузиазме перерыла всю палатку и таки диск мне нашла).
Рядом стоит парень с курсов, тоже что-то выбирает.
Он: Что-нибудь покупать будешь?
Я: Да, скорее всего.
Он *смотря на витрину* О! Горбатую гору купи! *напоминает мне смайл lol"
Я *про себя* Ага, смейся-смейся... *вслух* Да я бы купила, знаешь, но это немножко не мой профиль...
Бедный мальчик, я решила побыть нормальной девочкой и не говорить ему жестокой правде о себе). Пускай считает меня нормальной :D Он же не знает, что то, что он мне "посоветовал" - следующее в моем списке :smirk:

@темы: Кино, Случаи, Суета сует, А ларчик просто открывался, Улицы ждут своих героев

День темнотут.

главная