Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Мысли вслух (список заголовков)
14:43 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Внезапно (капслоком, жирным, всеми видами форматирования) пересмотрела собственный старый клип по DSM (никто на просторах русскоязычного интернета, кроме меня, кажется, не смотрел этот сериал, но моя любовь к нему крепка и вечна, словно великая китайская стена). В очередной раз поняла, насколько это кинково, по болевым, по всем касательным - история Ника и Карен. Не выдержала. Пошла на тумблер.

Вся их история - это сосредоточение личных мазохистических кинков. Были юны, любили, расстались, пути разошлись. Он встретил женщину, женился, создал семью, был счастлив. Её уже не любил, но занозой - настоящей, той, что тонко, незаметно, но больно - она осталась. Она была замужем четырежды (почти пять раз, почти шесть), но продолжала любить его - и все об этом знали, - семья, пресса, Нью-Йорк, она сама, он, даже её мужья и его жена. И, в принципе, вся жизнь Карен Дарлинг была одной протяженной дорогой обратно к нему; Ник Джордж был её самоцелью, конечной идеальной точкой. Обстоятельства сошлись так, что они снова оказались в одном кругу, и всё заверте... © То, как очевидно, просто, детски всепоглощающе она любит - бьет. В конце второго сезона проект закрыли, окончания истории никто так и не увидел, но под конец всё стало налаживаться - и я для себя, в своём маленьком личном фаноне, хочу верить, что им всё-таки всё удалось. Что Ник сдержал обещание. Что «У нас с тобой всё будет. Просто не сейчас. Нужно время» сбылось. Потому что долгая дорога должна где-то заканчиваться.

И да. Молчу уже о том, что Натали Зиа одна из моих любимых женщин; невероятной красоты, имхо.


@темы: Dirty Sexy Money, Natalie Zea, TV, Women, А ларчик просто открывался, Ваша навеки, Влюбленное, Гармонизируй и агонизируй, Гет, Захламлённый чердак., Мысли вслух, Утащенное, Фрейд бы плакал, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

13:01 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Заходила на возлюбленную кафедру (ту, завкаф которой Б.М.; не к нему). Б.М. меня увидел, сообщил, что директриса будет завтра («Вы знаете, Юля?»), кивнул, улыбнулся. Мелочь, а всё же. Человек помнит о разговоре недельной давности, о моих проблемах, которые не должны иметь к нему отношения, да и вообще. Теперь нужно подойти к директорской секретарше и как-то так ненавязчиво попросить вдавить меня в завтрашнее сумасшедшее расписание. Но я упрямо держу в голове, что этот благородный человек теперь - моя добрая примета, так что всё будет.

Впрочем, это должен был быть пост о другом, а именно: {за жизнь}.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Улицы ждут своих героев, Такой вот забавный зверек, Суета сует, Росчерком пера, Остальное йога и каннабис., Мысли вслух, Жизненное

12:45 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Рабочее :)

URL
16:45 

Имхастое имхо.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вот что интересно. Обычно псевдоинтеллектом любят блистать именно не слишком глубоко образованные люди. Не знаю, насколько это верно, но наблюдения показывают. Когда я слышу что-то вроде «Как! Ты не знаешь, что Ананьева звали Борис Герасимович, а Эльконина - Даниил Борисович?! Презренный червь! Изыди из обители знаний!» (и это - главное критическое замечание) - выводы делаю сразу. Потому что человеку по-настоящему образованному важны не детали, а содержание и суть. За мелочи обыкновенно цепляются те, кто именно по сути ничего сказать не может. Образованность - это не когда кто-то знает наизусть перечень поэтов Серебряного века, при этом не отличая Маяковского от Есенина. Образованность - это когда кто-то может, досадливо поморщившись и прищелкнув пальцами, сказать: «Не помню, чьё это, но у кого-то было» - и зачитывает Китса в переводе Пастернака. И вот право слово: он имеет права не помнить, чьё.

Бывает по-разному; я лишь обрисовываю общую модель. Лично знаю совершенно гениального ученого, выпивающего литры крови из своих студентов из-за лишнего миллиметра в полях работы. Но речь сейчас не о перфекционизме и педантизме. Речь о том, что когда критика сводится к таким вещам, а мнение строится на их же основе - это в первую очередь говорит о том, кто критикует.

@темы: Наблюдения, Мысли вслух, Люди, Росчерком пера, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

11:29 

И снова старая песня о главном.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Это просто невозможно. Меня передёргивает только от того, что эта женщина сегодня в здании (я снова о моём дражайшем начальстве, как вы поняли). Сначала - полтора часа нервичного ожидания, и как только она вошла в дверь - тугой обруч вокруг груди (солидаризирую явным сердечникам); даже вдыхаю с трудом, голова кругом. Если у кого-то ещё возникают мысли насчет того, что я могла бы и доработать оставшиеся полгода, то: нет. Видимо, никак не могла бы. От слова вообще.

upd: Чудесная смс-переписка с мамой (мы с ней обе страдаем от начальственного самодурства). «Доча, я с тобой и я тебя люблю. Я уже пистон от начальства получила» - «А моя только пришла вот. Дай бог, чтоб про практику не вспомнила. Ты там нормально? Не грустиии. Я тебя тоже люблю» - «Моя без кнута как без пряника».

Так и живём.

@темы: Хьюстон, у нас проблема, Такой вот забавный зверек, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Мысли вслух, Мох внизу пищевой цепочки., Лытдыбр, Закрытая пати на кафедре социальной., Будни, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

10:16 

Пока я с замиранием сердца жду начальство.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
С самого утра в голове вертится цветаевское «Я с вызовом ношу его кольцо!» и поётся «Заправлены в планшеты космические карты...» В общем, доброе утро, страна. Сегодня снился какой-то слэш, но какой - уже не помню, а вчера, в эти два часа полудрёмы, к слову, ни много ни мало - цирк. Очень похожий на московский цирк на проспекте Вернадского, только гораздо больше, с множеством подземных ходов, паркингов, коридоров, входов и выходов; мы с мамой там разошлись, пообещали друг другу встретиться у выхода - и потерялись. И весь сон я ходила по километровым, темным, глухим подземным коридорам в поисках выхода. Искала выход. Запутавшись. В цирке. Спасибо, мозг, ты очень незатейливо обрабатываешь информацию.

***

Отвлекшись, историческое. Начала вчера, дабы переключиться, читать биографию английского короля Георга V (правил с 1910 по 1936 год, кажется; т.е., в самый насыщенный и трагичный исторический период). У меня к нему всегда было отношение немного настороженное ввиду того, что именно он (с подачи своего министра, правда) после великой октябрьской отказался принять в Англии семью своего кузена императора Николая II. Чем это кончилось - все помнят. Компенсаторный логик во мне твердил и твердит, что Георг, как и подобает монарху, делал это во благо своей страны, но для программного этика осадок остаётся даже тогда, когда находятся ложки. Впрочем, суть не в том; речь о браках.

more.

@темы: Черным по белому, Утро в нарнийской деревне, Мысли вслух, Маркером по кафелю, История, Всякая всячина, А ларчик просто открывался

14:40 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Зашла старший методист с бумагами, поговорили, посмотрели таблицы, - всё перед монитором; она ушла, гляжу: а у меня в браузере вкладки «Масть лошади», «Лошадь анатомия», «Каннабис - Википедия» и «Проститутка» в строке поиска (мне нужен был испанский перевод). О стыд, кто... ну, вы понимаете.

Молодец, Мора, что пишешь текст в разгар рабочего дня. Всегда так делай.

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Фикрайтерское, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин"

21:34 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
О эти кличи в пустоту, но неважно, неважно.

Напишите мне кто-нибудь (или не мне; меньше эгоизма, Мора) фик о Йовин. Или о Йомере. Или - о, внезапности - об Элронде и/или сыновьях. Можно и то, и другое, и даже без хлеба, но хватит и драббла с кем-то одним. О ком-то одном. Лучше в пейринге, но не обязательно. Желание резкое и колкое до бессилия, до опускающихся рук.

Upd. Пересматриваю Братство. Каждая сцена, в которой появляются Арагорн и Боромир (то есть, полфильма) такая сцена - в смысле, такая пейрингообразующая, что нет слов. Как можно жить, когда в голове уживается разом столько пейрингов, и все, как один, otp, всё ещё решительно неясно.

@темы: Фандомное, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Остальное йога и каннабис., Мысли вслух, Ей всё можно, она в шубе., The Lord of the Rings

21:53 

СВС, Полночь.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Не прошло и скольких-то месяцев, как она оказалась у меня на руках. Причём сегодня, получив её из рук в руки у озоновского курьера, я не хотела начинать читать. Мне вообще боязно открывать последние книги Этерны, я обычно тяну время; нужно собраться и перейти Рубикон. Открыла через силу, просто посмотреть начало. Очнулась на пятьдесят третьей странице [рукалицо]. Потом снова выпала из реальности, вынырнула на девяносто девятой.

Ощущения - и странные, и хорошие. Хорошие потому, что - как всегда - скучала и - как всегда - рада снова: не читать, встретить. Блистательная Арлетта, Левий; Робер, Иноходец сердца моего. Так же потому ещё, что есть черта, в книгах ВВК мне несомненно нравящаяся: она старается сводить вместе, ставить по одну сторону баррикад, что называется, хороших людей, даже если это кажется невозможным; концентрирует их если не в одном месте территориально, но на одной волне. Но свести - мало. Она дарит им понимание, и вот это уже важно; успокаивает этика во мне. Меня протаскивает от того, как нежно Арлетта отзывается об Алве и любит его - и одновременно как трогательно и нежно думает о Робере.

Странные же ощущения от того, что я пока не понимаю, для чего всё это. Здесь для начала стоит сказать, что Вера Викторовна вообще хорошо ассоциируется у меня с фикрайтерской моделью написания текстов, и я, читая последние книги ОЭ, узнаю в ней именно фикрайтера. У меня - как любительницы писать макси, никогда не доводимые до конца - возникает ощущение знакомости от самой манеры. Когда однажды забиваешь гвоздями на сюжетный костяк и начинаешь писать не для чего-то, а ради. В основном - ради своих героев. Когда начинаешь писать, чтобы писать. Чтобы они жили, пересекали город из точки в точку, беседовали и чувствовали. Писать ради самого текста, продлевающего существование вселенной, - иные цели отступают. Невозможность отпустить (?) и закончить. И в Полночи мне мерещится именно этот мотив, - слишком знакомый, он проглядывает сквозь текст. Это ощущение лишь от ста первых страниц, пронизанных ожиданием грядущей беды, и я не берусь пока судить обо всей книге.

А дальше со спойлерами. Warning.

@темы: Библиотечные кинки, Диалоги, Друзья, Книги, Мысли вслух, Отблески Этерны, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Точка зрения

13:32 

Главная эмоция этого поста - фейспалм.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Нет, я не прекращу. Да, тема неизбывна ещё какое-то время. Спасибо Профессору за прекрасный январь.

Перечитываю приложения к Возвращению. Прячу лицо за ладонью. У меня смутное ощущение, что в предыдущие разы перечитывала ВК по диагонали; словно читаю новую книгу. Наконец разобралась с основанием Арнора и Гондора, с тем, кто кому наследовал и как все дошли до жизни такой. Десять лет спустя и при энной перечитке осознала (sic!), что Арагорн, по сути, являлся первым королем Гондора в своём роду (ибо - из рода Исилдура, Гондором же правили сыновья его младшего брата Анариона; вся история с двумя княжествами и наследованием там вообще вьётся довольно затейливо). Да, Мора, молодец, пропусти ещё года два-три и перечитай снова; возможно, поймешь ещё что-нибудь. История с отказом Арведуи в короне Гондора, кстати, странна. И да, до меня только сейчас дошел второй (такой явный!) смысл фразы Гилраэнь, матери Арагорна: «Я отдала всю Надежду дунаданам и ничего не оставила себе». Даже «Надежда» с большой буквы, Эстель - имя Арагорна - это же так просто! И род Йорла - потомки королей Гондора. Смутное чувство, будто заново открываю для себя алфавит.

И ещё множество, множество прекрасного. Боюсь представить, что будет, когда дойду (надеюсь) до Сильмариллиона.

@темы: The Lord of the Rings, Книги, Мысли вслух, Такой вот забавный зверек

14:23 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
19:31 

Тонкая связь фандомов с жизнью.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Хорошо. Хорошо. Это вечер капсов и рассуждений о ВК. О мужчинах в ВК. Неважно. Слово «Неважно» - слово дня. И об этом я тоже подумаю потом.

Когда-то давно, на заре туманной юности, я, как и все девочки, была влюблена в Леголаса. Кто не был влюблён в Леголаса? Не отвечайте, это риторический вопрос. Но потом, после, когда розовый романтический флёр стал сменяться в моей голове на что-то более рациональное (говорят, это взросление), я полюбила Арагорна так, как никогда, потому что в нём было всё, вокруг чего концентрировались потребности внутренне слабой женщины. Надежность. Уверенность. Сила и осознание силы. Величие. Право, долг и долженствование. С ним нельзя быть на равных, но с ним можно быть защищенной. Квинтэссенция мужественности. Потом всё переменилось снова - и я поняла, что бывают мужчины для мечты, бывают для любви, а бывают - для жизни. Дай бог, если совпадают два пункта (три - практически никогда), но и один уже - хорошо. Так вот последовательно такими мужчина и были, соответственно, Леголас (о таких грезят в полусне), Арагорн (за таких умирают) - и Фарамир (с такими - без вымысла! - больше, чем всё, потому что - больше, чем сумма частей). Сильное идеально совмещалось в нём, Фарамире, с хрупким. После опять произошел перелом - бог весть, что случилось в моей жизни, но пришла острая жажда Того, Кто Защитит. Ничего больше не было важно, ни равенство, ни цены, которые пришлось бы платить в процессе и после. И снова настал черед Арагорна. Сейчас же я мечусь между ним и Фарамиром, потому что: не между ними, но между типами. Между собственными потребностями.


@темы: Men, The Lord of the Rings, Мысли вслух, Такой вот забавный зверек

17:55 

Переизбыток Толкиена в моей крови.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
By the way. Перечитывала вчера свои любимые главы Возвращения короля. Словно бы есть не любимые, но неважно. Пока до военного совета, и вот к чему всё это: ещё только посмотрев давным-давно фильм, я очень пожалела, что в нём не было Имрахиля. Впрочем, Джексона можно понять, в ВК и так полно потрясающих мужчин - Арагорн, Леголас, Боромир, Фарамир, Йомер и можно без хлеба. Куда же ещё одного благородного, талантливого, с кровью родичей Нимродели и древних нуменорцев в жилах. А всё-таки жаль, я болезненно любила его когда-то, писала даже страшнейшие Мэри-Сью-стори. Толкиен ведь совершенно замечательно ведёт линию «Истинных вождей» - и Имрахиля из Дол Амрота в неё вводит (эта единая линия, когда «Трое вождей, Арагорн, Йомер и Имрахиль, вошли бок о бок в ворота города» или нечто похожее, и то, что именно Имрахилю Гендальф вверяет оборону Минас Тирита, пока спасает Фарамира от безумия Денетора, и то, что именно он первым замечает, что Йовин ещё жива, - всё это очень красноречивые детали).

Поисковые системы выбрасывают два скромных капса с неким блондином с печальными глазами. КиноПоиск молчит. Неважно.

И чтобы не множить сущности. По следам того словоблудного поста о равностороннем треугольнике характеров Денетор - Боромир - Фарамир. Прекрасный отрывок из «Осады города»: «Пиппин, протиснувшись вперед, заглянул в лицо гондорцу [Фарамиру] и отшатнулся. Было похоже, что пережитый ужас навсегда наложил печать на эти гордые и прекрасные черты. В первый момент Пиппина поразило его сходство с братом, но, вглядевшись, хоббит вздрогнул - ему показалось, что перед ним Арагорн. То же величие, отблеск древней и мудрой расы, но не столь явный и высокий, как у Арагорна, озарял это лицо. Пиппин вспомнил, с какой преданностью говорил о своем начальнике Берегонд; Фарамир был прирожденный вождь, за которым любой пошел бы в огонь и в воду». Протащилась. Решила, что подумаю об этом завтра.

@темы: Мысли вслух, Маркером по кафелю, The Lord of the Rings, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

10:42 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А теперь давайте о хорошем. Две недели вынашиваю пост, никак не могу написать, но раз уж приползла на работу больная бог весть зачем - не будем тратить драгоценное время зря и поговорим о ВК. Перечитки - увлекательное занятие, открывающее много нового. В этот раз, при чтении Возвращения короля, у меня настойчиво цеплялся глаз за то, как профессор совершенно целенаправленно разводит по разные стороны Денетора и его сыновей, причем - то соединяя их в диады, то разъединяя вовсе.

Лейтмотивом проходит похожесть Денетора и Боромира, Фарамир в этой семье - ребёнок от мира иного, складом характера и ума ничем не похожий на отца и брата. И старательно подчеркивается то, насколько сильно, с почти детской жестокостью, Денетор выделяет Боромира. «Старшего он всегда любил больше», - или как-то так. «Я хотел бы, чтобы брат был на твоё месте», - или как-то так (направленная, как стрела в цель, боль, не знающая меры). У них, отца и старшего сына, наследника и надежды, одинаковые взгляды на многие вещи, взять хотя бы идею использования Кольца, не дававшую Боромиру покоя. Но при всём этом, в пласте эмоциональном, Толкиен разводит их как так же старательно, как указывает на схожесть. С определенного момента их начинаешь воспринимать как антагонистов. Толкиен дарит Боромиру смерть, лучше которой воину желать нельзя, смерть, к тому же, полную осознания всего того, что не понималось им раньше. Прощальная песнь Арагорна и Леголаса - едва ли не самое сильное в поэтической части всей трилогии. И далее на протяжении двух книг никто не произносит имени Боромира иначе как с приставкой «Отважный». Брат его любил, воины обожали, хоббиты обливаются слезами, вспоминая. Хотя всё поведение Боромира в Братстве - не то чтобы дурное, но отдает всё тем же детским эгоизмом. Этакое ненамеренное зло, в общем-то, неплохого человека.

Денетор и Боромир. Сын своего отца и отец, любимый сыном. Одновременно очень похожие - и совершенно по итогам разнонаправленные.

При этом: в начале Возвращения, когда Гендальф инструктирует Пиппина о том, как тому следует беседовать с наместником, он произносит интересную фразу - не помню точной формулировки, но что-то вроде: «Не смотря на родословную, в Денеторе течет кровь древнего Нуменора, в нём и его потомках - в младшем, но не в старшем». В Фарамире, но не Боромире - кровь древнего Нуменора. Денетор и Фарамир - нуменорцы (по стержню, духу, наследию?), Боромир - нет. Раньше, во все десять раз, что перечитывала книгу, никогда не замечала этой фразы, а тут заметила, и она запала в голову. Мне до крайности интересно, что именно этим имел в виду Толкиен. Потому что при таком резком, буквально - снова! - антагонистичном противопоставлении отца и младшего сына, - он всё-таки выделяет критерий, по которому теперь их ставит рядом.

Она, бесспорно, умны, оба имеют ум изощренный в лучшем смысле (Фарамир; куда больше - от сердца) и затемнившийся (Денетор; переоцененные силы и желание власти). Это, конечно, не Боромир с его храбростью и прагматичностью, со складом идеального полководца, но не Короля и не Правителя. Фарамир - тот, бесспорно, и древних манускриптов чтец, и на лютне-лире игрец, и... и воинов в битве возглавит, в общем. Это их с Денетором, несомненно, роднит, и всё-таки одного этого мне мало.

Получается равносторонний треугольник. Идеальные совпадения. Идеальные противопоставления.

@темы: Фандомное, Точка зрения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Книги, The Lord of the Rings

10:15 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Даже учитывая всю мою относительную аполитичность, братцы-кролики, есть предел человеческому терпению. Слушаю вчера вечером - фоном, белым шумом - новости за ужином, и там свет наш Президент касательно ответа на акт Магницкого (о запрете усыновления наших детей гражданами США) вдруг произносит: «Я тут, - мол, - подумал и решил озвучить. В мире есть много стран, где, по-хорошему, качество жизни лучше, чем у нас. Ну так что теперь, всех детей туда отправлять? Может, и сами_все_туда_переедем

Как подносила к губам чашку с чаем, так мимо рта и пролила.

Послушайте. Я не верю, что психически адекватный человек мог произнести это со всей серьезностью. У меня смутное ощущение, что господин Путин страшно заблуждается, злые люди не рассказали ему дикой правды. Вообще-то. Ну, к слову. Между нами, девочками:

Так и происходит.

Владимир Владимирович, видимо, не в курсе, что непозволительно большая часть молодежи думает только об одном: как бы поскорее упаковать чемоданы и уехать отсюда. Куда угодно - от Америки и Китая до любого уголка Европы. Если собрать воедино моих ПЧ и избранных, получится примерно три сотни людей - не считая людей в самых разнообразных тредах, которые мне приходится читать. И огромное их количество (многих я знаю - и знаю лично) намерены уезжать отсюда. Я не раз слышала это «Надо заканчивать ВУЗ/получать второе высшее/собирать какой-никакой начальный капитал/продавать что-либо и валить отсюда». Именно так - «Валить». Потому что, видимо, да: из этой страны можно только валить - со злым прищуром, с презрительным изгибом на губах. И если по-хорошему: а кому они здесь нужны, эти специалисты по теоретической физике, искусствоведы, выпускники лит- и истфаков?

more.

@темы: СМИ, Политика, Оглянись, Мысли вслух, Дьяволиада, Бренность бытия

12:37 

«Запись последняя: "О неизбежности": Семь часов вечера. Хочется нежности» (с)

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ощущение болезни не ушло. Зато ушло всё-таки появившееся вчерашним вечером предощущение праздника (будь упорной - заставь семью наряжать ёлку в десятом часу, когда все устали, как черти). Сижу, кутаясь в шарф («Сьюзан и кто-то/что-то там», спасающий меня весь декабрь; каждый день вспоминаю Линца и шлю воздушные поцелуи в неприлично далёкий Нижневартовск), и думаю о том, что год правда начался хорошо. И прошел хорошо. Я чертовски много успела за этот год, ребятишечки. А заканчивается он странно, тяжело, муторно, как долго не желающая уходить болезнь, когда ты уже вроде и готов встать с постели, но тело ещё слабое, да и врачи не велят.

В моей голове по-прежнему (удивлён ли кто-то?) - ориджиналы. Как дети-сироты. Как кукушкины птенцы. Те нервные - белое и красное, кровь и снег - двадцатые, Алёша Оболенский и Юра Рыков, колчаковский Омск и невозможность делать (не делать - тоже). Тот - неожиданным вбоквелом к Хранителям - текст о том, чего нельзя и никогда не будет можно, о волках и подранках; огненный всполох волос, сливающийся с блеском взмывающего меча, и чужой взгляд - жалость, жажда, запрет. Пока текстов - два. Это не предел, когда ты не можешь писать, - только думать. Оба - о равнозначности. Невозможность делать. Невозможность не делать.

Как говорила Скарлетт О'Хара: я подумаю об этом завтра. Или позже. Или вообще не.

Глаза режет от света, мерзнут руки, чай безвкусно-горький. Дни тянутся так медленно, что я чувствую какой-то подвох. И, кажется, повторяюсь, когда пишу это. Перечитываю собственные питеркасы. Если что - всегда можно сказать, что глаза слезятся от яркого света. Причина не в текстах, причина в сути, в вечной разъединенности, в вечном разминовении. Меланхолична. Тянет филососфствовать о больном и отчаянном.

P.S. Ещё соскучилась по Бозину. Очень. Это - от желания компенсировать.

@темы: Такой вот забавный зверек, Стресс в большом городе., Сбившийся вектор направления, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Мысли вслух, Менестрель боя и песни, Будни, Бренность бытия, "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин", Фикрайтерское, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

11:52 

Вок-руг тесь-ма...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А ещё - я же вчера отправляла ему это задание на почту. Полчаса вымучивала три строчки текста, одна из которых - приветствие, а другая - «С уважением, имярек». И потом до ночи ходила со строками цветаевского Письма в голове - речитатив. Лейтмотив.

«Так писем не ждут,
Так ждут — письма».

@темы: Стихи, Песнь Песней, Мысли вслух, Марина, Литература, Лирика, Копилка., Высокое искусство, Ваша навеки

10:10 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Посмотрела на выходных Возвращение короля. Перечитала Братство и Две крепости. Доза снова попала в кровь, вскипела, забурлила, въелась в стенки сосудов на многие дни. С каждым годом всё более детским кажется язык книги - но с каждым годом не становится меньше слёз; они сладковатые на вкус и от них больно глазам. Мория («Балин, государь Мории...»). Золотой Лотлориен, Цветок Грез, и тонкая эльфийская женщина, прошедшая испытание. Стражи Аргоната (спустя десять лет осознать, что это Исилдур и Анарион, а не Элендил и Исилдур; ничего, это ничего). То, не книжное, но будто бы пущенное Толкиеном между строк и вычитанное сценаристами «Я бы пошел за тобой, мой вождь, мой король...». Юный Йорл на зелено-золотых знамёнах Рохана. Хельмова падь и взмывающая молния Андрила, Пламени Запада. Белый город, из Крепости Солнца ставший Крепостью Рубежа. Песнь человеку. Человеку - и лучшему в нём.

И снова: этот зуд в кончиках подрагивающих пальцев. Всё это слишком, этого слишком много, чересчур, взахлёб, больше, чем может вынести сердце. И писать то, что не будет написано, - это, видимо, рок, печать и судьба. Писать только в голове тексты без середины и финала, с одним началом, которое приведет - бог весть к чему. Вчера, не выдержав, отыскала в заброшенных файлах пол-страницы начатого некогда текста. Слэш, в котором смысл - не в слэше (в кои-то веки), а в памяти и принадлежности. Или, не боясь пафоса, так: в Памяти и Принадлежности. Ибо. Я бы. Пошел. За тобой. Из самого беспросветного мрака - в самый беспросветный мрак по зову твоему. Но. Ты. Не. Позовешь.

Эта вселенная с сияющими звездами над головой - как клятва на крови. То есть, навсегда.

@темы: Фикрайтерское, Утро в нарнийской деревне, Песнь Песней, Мысли вслух, Влюбленное, Ваша навеки, Библиотечные кинки, The Lord of the Rings

13:59 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Знаете, за что ещё у меня так не лежит сердце к моему непосредственному начальству? За то, что она делает с русским языком.

«Исходя из анализа литературных источников, отмечается». Вчитайтесь. Сил моих нет. «Исходя из анализа литературных источников, мы отмечаем/можно сказать» - да, хорошо. Но и это ещё цветочки. Главная ягодка - «Наибольшей важностью из иерархии являются семья, любовь, дети». Наибольшей важностью. Из иерархии. Являются. Я не филолог, драгоценные, но это же кровавые слёзы.

После этого мы ещё что-то говорим о стереотипах и общественных насмешках над психологами. О популяризации научной психологии. Если наши ученые не в состоянии по-человечески, грамотно сформулировать свои мысли, то я опускаю руки, пускай люди смеются. Есть над чем. Это даже не злость, мне просто болезненно-обидно - и за профессию, и за язык, и - с пафосом - за науку. Хорошо, что таких гениев стилистики у нас единицы.

На секунду: эта женщина - один из ответственных редакторов научного сборника.

@темы: Закрытая пати на кафедре социальной., Люди, Мысли вслух, Психология, Росчерком пера

12:25 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В моей голове поселился очередной ориджинал. У него те же черты, что и у его не рожденных собратьев: слэш, макси, известный финал без начала и середины, это никогда не будет написано. На этот раз в моём сознании живут не мальчики-школьники и даже не герои чужого фэнтезийного текста («От весны до весны» - дитя, прожившее хоть сколько-то), - итак, на этот раз в моём сознании Гражданская война, Дон, Перекоп и пыльный умирающий Крым, Константинополь и купол нехристианской Святой Софии, цветаевский Лебединый стан, перекатывающийся по языку, офицеры - циники и идеалисты одновременно, распоротый рукав мундира, «Чьи это, Алёша?» — «Мне кто-то читал, Юра. Кажется, поэт остался - там», - и кивок в сторону «там», из страны ставшего аббревиатурой. Мой вымышленный Алёша - Вяземский или Оболенский - читал бы вымышленному же Юре Рыкову Мандельштама. Ничего не могу поделать - вот уже сутки крутится в голове: стихи, золотая пыль константинопольских улиц, ветер с золотой бухты. Из ниоткуда в никуда.

«Айя-София...»

Но я никогда не напишу о них - о белогвардейских офицерах, которых свело где-то между восемнадцатым и двадцатым годами, о тех, кому взбрело в голову связать себя друг с другом где-то в колчаковской Сибири и пройти весь путь. Никогда не проведу их через этот ад. Просто потому, что такие тексты обыкновенно и остаются жить только в голове, не на цифровом вордовском листе. Мертворожденные дети.

Впрочем, у меня стойкое чувство, что я этой, внутренне своей, эпохе что-то должна.

@темы: Фикрайтерское, Стихи, Слэш, Росчерком пера, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Белая гвардия, Артист Саша крутится на стуле

День темнотут.

главная