Записи с темой: маркером по кафелю (список заголовков)
09:17 

Лес, МХТ им. Чехова, 13 апреля.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
О полноценных рецензиях я в последняя время позабыла - и этот пост исключением не станет. Главное, что я сейчас могу сказать о Лесе в постановке Кирилла Серебренникова, это: у меня осталось четкое ощущение, что меня нарочито хотели удивить. Весь этот антураж шестидесятых годов XX века и детский хор, поющий о Беловежской пуще, - от этих и прочих вещей осталось послевкусие претензии на оригинальность не из того разряда, когда «Так видит художник» (что может оправдать всё), но из разряда «Нельзя ставить обыкновенно, ни в коем случае нельзя». И только на желании не ставить обыкновенно (классично и академично) выстроилась, собственно, постановка Леса.

Однако ремарка: помимо этого осталось так же подспудное чувство, что это я, в силу невежественности и какой-то художественной ущербности, не поняла подведенного под формы замысла, не уловила причинно-следственных, обосновывающих связей. Словно смысл во всех этих деталях был, а я его не поняла. Но то ли из нежелания чувствовать себя глупой, то ли воистину внутри, ещё глубже этого чувства, таится другое, и оно шепчет: а нечего понимать, нет под этими формами смысла, нельзя понять несуществующее. Опять же: я не требую от творчества, упаси Боже, логики, - художественность оправдывает сама себя, творчество оправдывает само себя, театр оправдывает сам себя, в конце концов (аксиома). Категории точных наук здесь бездейственны. Но суть не в причинах и следствиях как таковых, суть в том, что искусство так же не терпит случайностей и формальностей. Подача не может быть какой-либо просто потому, что так вдруг захотелось постановщику, - родившаяся из ничего. Подача не может быть какой-либо только для того, чтобы не быть классической. Это путь от негативного (от отрицающего начала, от частицы «не»), но не от начала, извините за пафос, созидательного (от «ради чего-то» и «для чего-то», имеющих под собой базу и обоснование - не логическое, художественное).

В постановке Леса мне не хватило обоснования. Уместности деталей.

При этом я не могу сказать, что мне - говоря обобщенно и общепринято - не понравилось. Скорее наоборот. Все три с половиной часа прошли на одном дыхании, без единого взгляда на часы, - подача динамичная, живая. Колорит и атмосфера иной эпохи (и не нашей, и не первоисточника) даже притягательны. В оформлении были черты, меня покорившие. Но всё же не отпустило потом - ни меня, ни маму, бывшую моей созрительницей (читать: соучастницей по восприятию) - впечатление, что всё это вытягивалось на гениальной, сверкающей актёрской игре Дмитрия Назарова, Авангарда Леонтьева, Юрия Чурсина и других. Люди, укрывшись общим одеялом постановки, резво и искря понесли его над своими головами, чтобы накинуть на зал - и им это удалось. Но - будь там другие, менее талантливые, менее - уж простите - зажигательные (возжигающие зал)?.. Вопрос этот не отпускает.

При этом, повторюсь снова, и сценография, и игра, и музыкальное оформление были хороши. Подпортило мне всё именно это ощущение: необычности ради необычности, странных деталей ради странности (не ради смыслов любых категорий). Может быть, впрочем, всё это мне просто нужно ещё осмыслить и разложить внутри себя.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Высокое искусство

18:38 

Мысли вслух.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Одна из многочисленных причин тихого перманентного кофликта между мужчинами и женщинами (вековечного, психологического) - имхо, в восприятии времени в глобальном смысле этого определения. Существуют, разумеется, многочисленные и вариативные исключения, но по большей части:

Женщина - это до и после. Прошлое и будущее. Мы ориентированы на эти чести временного континуума.
Мужчина - здесь-сейчас. Настоящее.

Для женщины любой момент прошлого - это база для того, что ещё только произойдёт. В тигле из прошлого выплавляется настоящее, которое настоящим как таковым не является. Это настоящее для женщины или сразу уходит в категорию прошлого, или ещё не осуществлено. То есть, любое событие или уже произошло, или только произойдёт. Мы по большей части мыслим понятиями «было» и «будет». Мужчины - понятием «есть». Отсюда этот вековечный женский плач о невозможности построения общих планов - там, где она смотрит на десять лет вперёд, он видит только настоящую минуту, а дальше туман (кто знает, как ещё всё сложится).

Теоретически это можно обосновать. Женщина вообще более чутка к динамике, наша психика лабильнее (мужская - статичнее); мы смотрим в движении. Возможно, потому, что женщина изначально - напрямую дарительница жизни, то есть вообще более восприимчива к понятиям смерти и жизни, к понятиям этой общемировой динамики и общемирового движения. Мы знаем, что жизнь (и её дарение) - процесс. И смерть - процесс. Для мужчин в большинстве своём действия - акт, а не процесс. Поэтому они проще относятся к смерти, своей и чужой, к её лишению. Они не задумываются о после, мы - задумываемся автоматически (на базе того, что издревле, говоря грубо, картина такова: мужчина уходит на охоту, женщина рассчитывает, как со всеми имеющимися под рукой материалами выжить, - акт и процесс!)

В этом различии, в конфликте здесь-теперь и до-после, кроются корни очень многих проблем. Корни, вращенные в почту самой психической организации.

@темы: Люди, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Отношения, Росчерком пера, Фрейд бы плакал

09:15 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В последнее время я или не пишу вообще, или пишу о своей недоличной недожизни, смиримся же. По сути, это должен быть длинный рефлексивный пост о моей зачинающейся весенней депрессии, модусе «Интроверт-люкс» и том, что я умру одинокой и кошки обглодают моё лицо, но всё это была бы преамбула к одной лишь фразе, которая крутится в моей голове последние дня три:

До смерти надоело влюбляться в тех, с кем я даже не могу переспать, и спать с теми, в кого я даже не влюблена.

Это звучало бы тем более уныло, что ужасно похоже на фразу из дешевой тв-мелодрамы, но уравновешивается тем, что содержит до боли невыносимую иронию.

Мысль вторая, отвлеченная, повторяющаяся, ибо когда-то уже высказанная: как психолог я хорошо понимаю необходимость всех ритуализаций. Человек есть, прежде всего, Homo Ludens (привет, гениальный Йохан Хейзинга). Ритуалы - формальные и символические действия, маскирующие или предвещающие смысл - необходимы, они балансируют, подготавливают, смягчают эффекты. Но всё же во мне живёт некая неискоренимая логика, которую я привыкла называть мужской, но которая, как заметила, мужчинам в последнее время вовсе не свойственна. Логика эта проста: если тебе чего-то или кого-то хочется, - подходишь, взваливаешь на плечо и волочешь в пещеру. Всё. Всё очень легко. Если есть искра, хоть отблеск её, зачем месяцами кружить, иссушать и мучить себя и второго? Пришел, увидел, увёл. Раз, два, три. Я и сама предпочитаю действовать - так, и это - да, увы - корень всех моих неудач. Людям всегда нужно время. Но это единственная ситуация, когда я не понимаю цены времени, потому что уяснить, нужен тебе человек или нет, можно только внутри взаимодействия с ним, это невозможно понять путём длительных размышлений в тёмной комнате.

Поэтому любые отношения, от разового секса до любовной истории, - это всегда риск.

Иначе в чём смысл?

Впрочем, нет, один важнейший смысл я в этом вижу. Нагнетание напряжения. Накопление электричества. Натяжение струны. Последующая разрядка, если она всё-таки наступает, - сокрушительна. И это верно. Потому что любить - во всех смыслах и на любые сроки - нужно только сокрушительно. Об одноразовых акциях ли речь или о рождении общих детей.

А теперь пойду закопаюсь в отчетность.

@темы: Утро в нарнийской деревне, Точка зрения, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Не секс, не драгс, почти что рок-н-ролл, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Горький осадок, но сахара не надо (с), Гармонизируй и агонизируй

09:42 

Сангвиник, холерик, меланхолик, флегматик, психолог.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Пост, честное слово, планировался давно, а тут просто подействовали катализаторы. Содержание его будет неоригинально, подобные уже писались - не мною, но мной дублировались - и довольно предсказуемо, но давайте поговорим о «Ты ж психолог». В массовом сознании существует некая раз и навсегда утвержденная мысль, что психолог - это нечто вроде типа темперамента или менталитета, нечто априорное, перманентно существующее и являющееся сутью человека. Зерно истины в этом есть, о нём будет ниже, но пока:

Психолог - это профессия. Неожиданно, понимаю. Но. Это род профессиональной деятельности со всеми прилагающимися знаниями, умениями, навыками и набором профессиональных и личностных компетенций. И как говорила одна из моих университетских преподавателей: «То, что я психолог, я оставляю по ту сторону двери своего кабинета». Так же, как делают это люди всех остальных профессий. Вы же не требуете от врачей, чтобы они на улицах кидались к людям со стетоскопом, чтобы учителя литературы в метро декламировали Ахматову, чтобы бухгалтера на семейном застолье сводили дебет и кредит. Так почему вы так невинно и непосредственно требуете от психолога, чтобы он всегда был психологом? Это - по аналогии со всеми остальными родами проф. деятельности - не работает 24/7.

{more}

@темы: Бренность бытия, Люди, Маркером по кафелю, Росчерком пера, Точка зрения, "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин", Психология, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Человек

09:48 

Записки на манжетах.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Та же глубинная разница между Достоевским и Толстым - их всеохватное интро и экстра, так любопытно и красноречиво преломляющиеся. Нравственность и мораль, т.е. изнутри и извне соответственно. Достоевский - его герои и плетение мотивов и действий - нравственное начало в человеке, внутренний закон, варьируемый в зависимости от сущностных, глубже скамого дна личности, базисных характеристик человека. Толстой - провозглашение первенства морали, то есть закона не внутреннего, но внешнего, социального. Внутренний закон - и диктат общества и его приемлемостей. Выбирая, выбираю определённо - всегда - первое. Поэтому Достоевский.

Второе: идеальная встреча - первая встреча князя Мышкина и Настасьи Филипповны. Нелепая, курьёзная, царапающая - «Ну что за идиот такой!», шуба, упавшая на пол, краска, бросившаяся ему в лицо. Абсурдная, парадоксальная, далёкая от привычного совершенства, но всё же идеальная - по контрасту встретившихся. Идеальность её в том, что один (князь) уже знал, чем станет для него эта женщина (не кем - то вопрос статуса, речь не об этом; чем - вехой), а другая ещё не знала. И в этом столкновении уже и ещё не есть что-то до боли щемящее.

Третье: Достоевский - милосерднейший и честнейший адвокат, отстаивающий то самое - впоследствии выраженное Цветаевой в «На вес золота или крови - Грех!» - право на оступ, на первоначальную, высокую греховность людскую. Не на грех внешнего - преступление по социальным законам, - на грех внутреннего - переступание через свой собственный закон, через трещины в нём. Но главное, что базис этого внутреннего закона неизменен всегда. Варьируются надстройки. И право на эти вариации Достоевский отстаивает со всей печальной искренностью чистейшего - и грешившего! (не парадокс) - человека.

@темы: Философия между строк, Точка зрения, Росчерком пера, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Литература, Высокое искусство

21:16 

Белка, театр на Малой Бронной, 8 января, не отзыв.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Так как: не столько о повторно просмотренном спектакле, сколько о личностных смыслах и увиденном в романе Анатолия Кима и - до и после - спектакле, поставленном Екатериной Гранитовой. Роман мною, впрочем, ещё не дочитан.

1. Перво-наперво: {read}

@темы: Мысли вслух, Маркером по кафелю, Высокое искусство, Росчерком пера, Театр, Точка зрения, Чувства и чувствительность

09:21 

Поговорим о красоте.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И сразу в личном ключе: как и большинство детей, я была предельно хорошенькой до десяти лет - это буквально роковая граница, этакая точка невозврата к нежности лица, воздушным локонам и море-небным глазам. Потом ножом под лопатку ударил пубертат, а с ним пришли гормональный бум и много лишнего, читать: отчаянно некрасивого. То есть, всеобщий закон природной подлости реализовался и со мной, как реализовывался до этого почти с каждым из семи миллиардов населения Земли: именно в тот период, когда внешность становится оценочной категории для себя и окружающих, она портится с концами. И весь сознательный период взросления я росла с мыслью о том, что я отчаянно некрасивая девочка. Лет до пятнадцати, то есть до первой влюбленности, переживала это вполне безразлично. Затем глаза мои открылись на всю ту совокупность недостатков, которыми я обладала, и совокупность эта всё во мне убила.

С того момента и по нынешнее время твёрдо, вне кокетства, знаю, что некрасива. Это скорее ощущение, чем знание, не обоснованное ничем, кроме уверенности прошлого. Пубертат благополучно завершился, скоро отойдёт в небытие юность, наступит - по академическим меркам - молодость, а ведь эти переходы сглаживают, убирают лишнее, прибавляют очарования. Возможно. Жаль, не прибавляют уверенности в себе. Сейчас, когда мне говорят о моей красоте, я, конечно, благодарю, радуюсь и смущаюсь, но при этом думаю, что: а) мне льстят; б) человек мне симпатизирует, а потому субъективен и предвзят; в) человек просто очень вежлив; г) не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки. Ещё минуту - или, возможно, с полчаса-час - после комплимента я верю, что, может быть, и вправду вполне себе привлекательная особа. Потом флёр развеивается.

{more}

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Точка зрения, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Росчерком пера, Наблюдения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Жизненное, А ларчик просто открывался, "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин"

23:03 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У Бозина когда-то была интересная фраза. Что-то из серии ответа на вопрос о талантах и поклонниках, о зрительской-поклоннической-фанатской реакции или вроде того, сейчас не вспомнить. И он ответил замечательно: ничто не важно, важно сподвигать на творчество. Если человек посмотрел мой спектакль, а потом пришел домой и сел писать стихи - значит, всё не зря, значит, я что-то правильно сделал; вот это важно, а выразит зритель восторг или не выразит, подарит цветы или нет, поймает потом за руку - не поймает... всё внешнее. Волной проявления творчества важно будить такую же волну. Тогда есть смысл. Тогда это - настоящее.

Вспоминаю, сколько писала первые полтора-два года о Бозине. Бесчисленно. Поклоннически (рецензиями и отзывами, одами - в лучшем смысле), фикрайтерски (текстами, сублимационными до жути). Очень много - о нём. Всё изнутри было - об. Но никогда и ничего не было - не сходилось, не случалось - для. Для него не писалось - и мысли не приходило. Бозин воспринимался (да и воспринимается) мною как нечто надмирное, от реалий оторванное, вроде бы и в канве жизни, но всё же вне её. Создать что-либо для такого - немыслимо (для духов клеток не создают).

Накануне я закончила свою первую вещь для. Не для Бозина, для иного адресата (адресата без адресности, адресованность условна, потому что писалось без цели и без намерения; нет, с одним намерением - собственно написать, намерения показать, т.е. подарить - нет и быть не может). Написала для человека, не для эфемерного существа, не для объекта восхищения, - для жил. Для плоти и крови. И я, наконец, поняла, каково это - создать что-то для кого-то (в первую очередь, как ни каламбурно, для себя создать посредством того, что создаёшь для кого-то). Бешеное, страннейшее, тревожнейшее чувство.

NB: Ничто в вышесказанном, ничто в этом сравнении и сопоставлении не превышает одного и не принижает другого, это не вопрос степени (вопрос вне степени). Речь об ином - о том, как разно я воспринимаю разных же людей.

Джордж будет улыбаться и презирать чувствительную меня за этот пост [готовится].

@темы: Фикрайтерское, Ум за разум, Такой вот забавный зверек, Наблюдения, Мысли вслух, Менестрель боя и песни, Маркером по кафелю, Ей всё можно, она в шубе., Men

13:51 

Пост, который мне не следует писать.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Два столпа отношений: 1) взаимность; 2) всепринятие. Первая вариативна, второе - безусловно.

Взаимность допускает разницу. Общеизвестное «Один всегда любит больше» реализуется в семи случаях из десяти, но: каково оно, это «больше»? Переводя в сухую математику, какой процент допустим? Один, пять, десять, двадцать, тридцать? Думаю, до границы красивых 33-х%. До границы в треть отношения к человеку. Приближение к половине - уже гибельно; один не может любить в половину любви другого, это - трещина между людьми. Формы выражения любви могут быть разными, пути реализации - тоже, речь не об этом, речь об уровне, об интенсивности.

Чувство - и это я постулирую, так как убеждена - может приходить со временем (начнём хотя бы с того, что мне известны примеры, хоть их и минимум). Но иногда этого просто не случается. Не случается от гибельной половины уйти хотя бы к спасительной трети. Есть ли в этом чья-то вина? Бесспорно, основная - вина того, кто думает «Со временем я полюблю так, как он(а) любит меня». Потому что когда этого не происходит - начинается медленная экзекуция. Инквизиция.

Всепринятие. Без претензии на изменение человека. Без претензии на его подгонку под то, каким видишь его, каким хочешь видеть, каким хочет видеть социум, без подгонки под социальные ролевые модели и свой идеал отношений. В основе всепринятия - безусловное же понимание в базисных вещах. В деталях вы можете расходиться по разным полюсам бесконечно, но в отношении основополагающих вещей должны сходиться неоспоримо. Не потому, что это кому-то и для чего-то нужно, а потому, что только это поможет принять человека со всеми его царапинками, шелухой, бесами за левым плечом, странностями, важностями, ценностными ориентациями.

{more}

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Точка зрения, Рефлексия, Отношения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Люди, Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался

URL
14:17 

«Я поцелую его теперь. Но почему ты не смотришь на меня, Иоканаан?»

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Все умные мысли приходят ко мне чаще всего в душе. Вот и сегодня - в процессе самого бытового и приземлённого мытья головы - вдруг: Уйальд, РГ, Саломея. Пьеса Уайльда и постановка Виктюка - это в первую, главную и едва ли не единственную очередь - вещи (вещь, одна) о любви. О любви в самом самовластном её смысле. Об Оскаре и Бози, об Ироде и Саломее сейчас не готова - слишком всеобъемлющее и слишком личное - но: о Саломее и Иоканаане:

Всё, что Уайльд вложил в уста Саломеи, адресуя пророку пророков, - о страсти. Той, что, выходя из эроса, приходит к тонатосу неизбежно. В её желании получить его голову на серебряном блюде нет ничего от каприза избалованной женщины-ребёнка, ничего от самолюбивого удовлетворения прихоти и тем паче ничего от желанию (читать: приказа) матери, это не следствие ветхозаветной дикости и животной жажды. Это акт обладания в любви (соития вне и без соития).

Существуют вещи того рода и порядка, в котором «живой» и «мёртвый» - лишь агрегатные состояния вещества, изменчивая, проходящая, текучая форма, не меняющая сути и не влияющая на неё. Любовь Саломеи - любовь той мощи и той степени совершенно здравого безумия, в которых жизнь и смерть становятся частностями (недаром всё венчает это - формульное! - тайна любви больше тайны смерти). Неважна форма и неважно агрегатное состояние, Иоканаан существует только и исключительно в пространстве её любви, это чувство столь всеохватно, что до встречи с Саломеей его жизни - в её восприятии - не было, ретроспективно он не существовал. Нет этой жизни и вне данной любви (читать: вне самой Саломеи), а, значит, смерть его от руки солдата - нечто внешнее, не имеющее отношения к, постороннее. Несущественно, жив или мёртв, - это не имеет власти над чувством.

В требовании ею головы его нет, повторяю и настаиваю, ничего от вещественной, материальной жажды обладания, это пик её страсти-сумасшествия, форма выражения. Когда она прижимается к его губам, горьким от его крови и своей любви, - это миг высшего счастья в пространстве всепобеждающей (и её саму побеждающей и победившей) любви. Быть чему-то после просто незачем. Из этого измерения, с такой вершины назад уже не возвращаются. Приказ Ирода «Убейте эту женщину» логичен донельзя, сам собою разумеется, - ибо путь Саломеи уже был невозвратен.

@темы: Библиотечные кинки, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Песнь Песней, Росчерком пера, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Экзистенциальное мировоззрение муравья.

11:35 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Своей интровертностью и соответствующей ей истощаемостью я порой почти горжусь - это что-то вроде эмоциональной выгоды от осознания того, какая ты тонкая натура. Но ровно в той же степени это раздражает - раздражает, когда меня не хватает, когда я не могу охватывать полноценный массив, огромное плато внешних стимулов из-за того, что устаю ещё где-то на уровне нулевого, не первого даже этажа. Жизнь автоматически входит в русло работа-дом, но это-то меня как раз вполне утраивает, я со своей тягой к внешней статике и упорядоченности более чем принимаю то, что не провожу где-то вечера, это даже хорошо. Изнуряет другое. Что тексты - тоже деятельность. Энергозатратный перевод из внутреннего во внешнее. Тяжелый процесс - всегда, вне зависимости от желания писать и степени любви к тем, о ком пишешь.

Для того, чтобы написать текст, мне нужно два-три дня носить его в себе, холить, лелеять, существовать только в его пространстве (никакого быта, никакой работы, ничего - это внедряется, сбивает и убивает), - внутриутробное развитие. После нужен день на написание - весь день, ибо текст в эти сутки - первичная деятельность, иной быть не может и не должно. После - ещё два-три дня на «отходняк», кефир вместо мыслей, пустую голову (ресурс потрачен => ресурс нуждается в восполнении). На данный момент это утопия, органически невозможный сценарий, который - логично - никак не вписывается график работы пять через два с девяти до шести. И когда вечером я возвращаюсь домой, у меня внутри нет наполнения для написания, потому что весь этот день и все предшествующие мысли были заняты чем-то иным.

Нельзя сесть и просто написать текст, с чистого листа, вынув его изнутри. Для этого внутри должно быть что-то (не от быта, от - цветаевским словом-противопоставлением - бытия). Я не могу писать из внутреннего ничто. И это едва ли не единственная вещь, в которой отчаянно завидую людям с более устойчивыми и сильными типами темперамента, а так же - о да - экстравертам, способным вбирать внешние стимулы, не тратясь на них, а - наоборот - подпитываясь от. Людям, которые могут вернуться с работы, приготовить ужин, собраться на работу же, покормить кота, сделать маникюр, сесть и написать шедевральный текст. Мишн импосибл в моей вселенной. Я не могу сразу, по щелчку, перейти от работы или домашнего быта к тексту, нужен адаптационный период - и не в час-полтора-два, а в день-два.

Это не то чтобы нежелание писать. Желание есть. Но не желание как активное побуждение - «Сейчас, сейчас, скорее придти домой и сесть, ибо - колкий зуд в руках», а желание - «Я должна писать, мне нужно писать, я не могу не писать - и хочу написать так много и о столь многих, но». Как мы недавно шутили - лишь с тенью шутки - с Джорджем: безвыходность и безысходность, нам в любом случае неизбежно нужны спонсоры, чтобы мы могли просто сидеть дома и: я - писать, Джордж - рисовать. Но это уже из разряда абсурдистского безумия, не утопии даже.

То, как всё обстоит сейчас, выражаясь с излишней патетикой, убивает во мне и фикрайтера, и - претенциозное, амбициозное, самолюбивое слово - прозаика в принципе, пишущего человека как такового. Больше всего я боюсь того, что это просто отомрёт во мне как увлечение юности - за невозможностью продолжения развития в эту сторону.

@темы: Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Бренность бытия, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Наблюдения, Остальное йога и каннабис., Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Рефлексия, Стресс в большом городе., Такой вот забавный зверек, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Улицы ждут своих героев, Фикрайтерское, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

09:40 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Уже несколько дней вынашиваю в голове этот пост, а тут вчера услышала от девочки из отдела тяжкое «Чтоб меня уже кто-нибудь полюбил», и сработал триггер. Всё, что мы говорим - собеседнику вслух или же себе безмолвно - это, грубо говоря, запрос в космос и/или психологическая установка. При этом любая псевдо- или околонаучная книжка по популярной психологии скажет вам: запросы нужно конкретизировать. Если хочется принца на белом коне, то мало сделать обобщенный «заказ», нужно четко проговорить, как на лоб принца должна падать челка и какого оттенка должны быть яблоки на боках коня. Установка «Полюбил бы меня уже кто-нибудь» - во-первых, нерабочая, так как невозможно выполнить абстрактный запрос; срабатывают и реализуются частности (и всё реализуется через частности); размытое обобщение - только цокольный этаж, нужна надстройка. В абстракции неясно, с чего начинать, в ней нет алгоритма. То есть, детали. Конкретика:

Не «Я хочу, чтобы меня кто-нибудь полюбил просто так, потому что надо уже», а «Я хочу, чтобы меня полюбил Вася Иванов, потому что я хочу прожить с ним всю жизнь, родить пятерых детей и сделать его счастливым где-нибудь на Рублёвке (или в шалаше около)».

Второе: формулировка с «кто-нибудь» - это бомба замедленного действия. То желание, исполнения которого стоит бояться. Поверьте, на самом деле никому из нас не нужно, чтобы нас любил кто-то, давайте будем честны: нам всегда хочется, чтобы нас любил строго определенный человек. Если же его нет - не просите у вселенной абстракции и не давайте себе на неё установку, потому что, честное слово, гораздо проще любить безответно, чем не любить того самого кого-нибудь, который полюбит вас (по честно исполненному заказу мирозданию). Человеку всегда кажется, что главное - быть любимым, это - вроде бы - ничего не требует, не налагает ответственности и не забирает ресурс (мнится, что: лишь даёт). Это огорчительно, но - нет. Труд соразмерен, если не перевешивает. Чужую любовь к нам мы несём так же, как несём свою, только отвечая уже не только за себя, но и за любящего. Просили любви от «кого-то» - получили. Запрос выполнен. Что-то не так, не подходит, не устраивает, щемит, колет, невозможно отозваться на? Поздно. Установка выполнена (наша психика, которая создала бессознательный алгоритм поиска и обретения, неумолима и очень последовательна). И человек увязает в не своей безответной нежности, которая казалась такой нужной.

По сути - просить просто нужно очень осторожно. Точно знать, что просишь, от кого, для чего, зачем, есть ли готовность к запрошенному. А любовь - вещь, обращаться с которой вообще нужно крайне бережно, как с гранатой. у которой выдернута чека. Отмотать обратно потом нельзя, там существует только один вид движения - вперёд и по нарастающей. Warning.

@темы: Маркером по кафелю, Мысли вслух, Отношения, Психология, Росчерком пера, Точка зрения, Фрейд бы плакал, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

09:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Оговорюсь сразу: я ни раза не киноман и разбираюсь в кино скорее на троечку, чем на отлично, списки вроде «200 культовых фильмов, которые в своей жизни должен посмотреть каждый» охвачены мною едва ли на 1/10. Но на этих выходных у меня в голове возникла пара любопытных мыслей, касающихся, в частности, западного, ещё конкретнее - американского кинематоргафа.

Есть смутное ощущение, что свой Золтой век - не тот, который между 30-ми и началом 50-х, а что-то вроде Золотой век - апгрейд американский кинематограф пережил где-то между 1985-м и началом нулевых двухтысячных. Примерно в это время было снято огромное количество легендарных на данный момент фильмов, но важны даже не диалектические количество и качество. В это время из кино уходят все цензовые сдерживающие механизмы, от морали с ханжеским привкусом до политической идеологии (пусть и не до конца), кино освобождается, раскрепощается, - винд оф чейндж. Но при этом ещё не успевает заламинироваться и залакироваться, стать полностью коммерциализованным и нацеленным на прибыль, чистым воплощением panem et circenses.

Та визуалистика, которую мы знаем ныне, тогда как раз эволюционировала, проходила этап становления. Сейчас она закрепилась настолько, что стала похожа на глянцевые издания - яркая, густая, сироп, желе, насыщенные цвета детских праздников на заднем дворе. Даже интеллектуальное или псевдо-таковое кино - это всё равно глянец, пусть и Эсквайр, а уж любовные истории и подавно - Космо. Сейчас ушла чуть постановочная, трогательно нарочитая, четкая, графичная, гравюрная красота кадра великих итальянских режиссёров. Период с конца восьмидесятых и до начала нулевых третьего тысячелетия был золотой серединой между всем этим. Мелодрамы ещё не были слащаво-шаблонны, семейные фильмы - идеально-лубочны. Сейчас есть невероятная, возведённая в абсолют красота картинки, нынешний американский кинематограф - пир зрительного анализатора, даже в самых «низовых» фильмах зачастую изумительная операторская работа. Внешнее поставлено на пьедестал, зелёный занавес полноправно восседает на золоченом троне.

Ещё держат оборону европейское и авторское кино (первое - когда не пытается копировать Голливуд, второе - когда не пытается встать в активную оппозицию к массовому). Но арт-хаус, мнится мне, слишком держится за самоё себя, так старается доказать себя, что он - именно арт-хаус, что в этой битве с широкопрокатным кино теряет концептуальность (какую бы то ни было) и первобытную, этакую бертоллучиевскую лиричность. Из всего этого, бесспорно, существует множество исключений, а это - лишь мои растекания мыслью по древу.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Черным по белому, Утро в нарнийской деревне, Точка зрения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Маргарин идей, Кино

11:01 

Nine 1/2 weeks.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Все люди как люди, смотрят Девять с половиной недель ради легендарного стриптиза в исполнении Ким Бесинджер, но в моём случае можно вытравить девочку из психолога, нельзя - психолога из девочки. Вчера ввечеру наконец-то посмотрела этот фильм целиком, а не отрывками, и: уже практически мифологизированная сексуальная составляющая для меня оказалась не на втором даже, на седьмом, десятом плане (что не отменяет почти шаманской чувственной смелости фильма). Что зацепило прежде и сильнее прочего - лаконично - это фильм о вовремя остановленной деструкции личности. Так цепко крючок вошел в глотку именно потому, что тема накрепко переплетённых эроса и тонатоса в последнее время вообще не даёт мне покоя, а в 9 1/2 weeks они спаяны, как сиамские близнецы, неразрывно.

Складывающиеся между этим мужчиной и этой женщиной отношения - это радикал в первую очередь разрушительный и лишь потом - частично благотворно-созидательный. И дело не в требованиях, просьбах, принимаемых или не принимаемых правилах сексуальных игр. В отношении сексуальности все действия, как ни странно, находятся сугубо в пределах нормы - если не идеальной и социальной, то индивидуальной так уж точно (да и о какой социальной норме может идти речь, когда мы изнутри запираем двери своих спален). Речь прежде всего об эмоциональной, психологической стороне. Джон - классический доминатор и манипулятор, Элизабет - классическая подчиняющаяся. Как и в любых подобных отношениях, далее дело было лишь в том, насколько одна из сторон готова подчиниться. Бывает идеальная спайка, ключ-замок полного совпадения, сила и слабость, плюс на минус - и тогда оба получают желаемое. Здесь же была граница.

{***}

@темы: Men, Women, А ларчик просто открывался, Гармонизируй и агонизируй, Кино, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Отношения, Психология, Росчерком пера, Точка зрения, Фрейд бы плакал, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

09:09 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я не просто Уэйс из Common Law. Я супер-Уэйс. Не знаю, возможно ли больше, чем я, быть контрол-фриком в отношении времени. Сегодня приехала на работу за сорок пять минут до начала трудодня - и радуюсь, что выгадала так много времени. Иногда мне кажется, что всё моё планирование подчинено философии «Успеть всё быстро и с запасом времени». Я из тех людей, которые, даже никуда не спеша и не опаздывая, бегут по улицам, потому что суть и смысл дороги куда-то в том, чтобы максимально быстро преодолеть расстояние от точки А до точки Б. Я в принципе не умею гулять - по этой самой причине.

Моё утро подчинено строгому распорядку - и знаете, что? Мне это нравится. Я точно знаю, на что у меня уходит две минуты, на что четыре, на что десять, на что - пятнадцать. Существует четкая, доведённая практически до автоматизма последовательность действий, укладывающихся в час двадцать (удалось быстрее - здорово, на пару минут задержалась - не страшно, всегда есть пять запасных). Этот нерушимый, отмеренный, размеренный алгоритм даёт мне ощущение контроля, устроенности жизни, надёжности, безопасности. Это своего рода многотактная компульсия, а компульсии всегда осуществляются ради базисного чувства безопасности. Я получаю удовольствие от того, что отмечаю на часах: 6.46, обед на работу и завтрак собраны, нужно идти умываться, 6.56, вышла, можно завтракать. Представляю, насколько маниакально это читается, но это действительно успокаивает.

Каждая внедряющаяся мелочь, разбивающая ритуал (о, ритуалы тоже - изобретение покоя ради), нервирует, подстёгивает и без того высокую тревожность. Она требует приспособления, тасовки планов и частей распорядка, а это заставляет тратить психическую энергию. То есть, разумеется, я не упаду в обморок, если пойду чистить зубы на пять минут позже или выйду из метро не в 08.40, но внутри царапнет.

Несчастный человек, который станет жить со мной. Дай ему бог терпения.

@темы: Всякая всячина, Маркером по кафелю, Миссис Хадсон унесла мой череп, Мысли вслух, Такой вот забавный зверек, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Фрейд бы плакал

09:31 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вот что значит другая сторона баррикад. Будучи студенткой и обладая полноценным комплексом отличницы, я тряслась из-за каждой мелочи, вскакивающей, как алая точка акне, на белоснежном лице учебного процесса. У меня могла случиться (и случалась) истерика из-за того, что меня забыли вписать в список «автоматчиков» по проходному зачету, я поднимала на уши половину института и плакала два дня. Мне казалось, что эта проблема ужасно важна и серьезна, потому что влияет на всю мою успеваемость, на всю систему моего обучения - и её тут же должны кинуться оперативно решать все возможные специалисты. К пятому курсу это, в сущности, не прошло, выпускалась я с такими же заскоками. Даже полугодовая работа на кафедре меня не спасла - я занималась другими вещами, никак изнутри не соприкасаясь с учебным процессом.

Сейчас, работая специалистом по сопровождению студентов, я смотрю на вещи совершенно иначе - лишнее подтверждение теории о том, что ни об одной работе нельзя судить, не влезая в её шкурку. Помнится, нас - студентов - периодически дико раздражала наша методист - М.Е. казалась нам медлительной, нерасторопной, забывчивой и безразличной. Рассудочно мы осознавали, что она одна на всех очников крупного института, но того, что за этим крылось, не понимали. Боже. Дорогая Марина Евгеньевна. Как я вас теперь - пусть и задним числом - уважаю.

Во-первых, система приоритетов. Все частные студенческие вопросы - это, вы не поверите, вопросы третьей очереди. Первая - внутренний документооборот и отчетность. Вторая - массовые процессы (переводы, групповые приказы, списки на доступ - да и любые другие списки и перечни). И только третья - обращения студентов, притом также сортируемые, и чаще даже не по важности, а по возможности исполнения. Срочно нужны документы на перевод в другой ВУЗ? Простите великодушно, но я не могу начать формировать этот пакет, потому что сначала мне нужно составить приказ, а номер для него я запрашиваю у совершенно иного специалиста по электронной почте, и ответа могу ждать сколько угодно. А иногда мы просто на два дня отключаем телефоны и ставим авто-ответы на почте, потому что - отчетность.

Методисты, по сути, занимаются по большей части совсем не тем, чем вам кажется. Решение частных проблем - третий план, серия «это ждёт» («Господи, что ты пишешь мне с этой мелочью!»), и не от лени, а от иерархии функций, от занятости, нехватки времени и соотнесения с глобальным. Если мне нужно выбирать между заданием начальства и письмами моих семисот девятнадцати студентов - я выбираю первое. Так что если вы ещё учитесь и почему-то недовольны вашим методистом - о, вы просто не сидели на этом месте! Не злитесь. Всё решится.

@темы: Мысли вслух, Маркером по кафелю, Лытдыбр, Всякая всячина, Будни, А ларчик просто открывался, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

11:39 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Коты, совсем пропала из сети, с работы практически не захожу на дайри, в контакт - не захожу вообще, вечером элементарно лень или не до того, а в выходные и подавно. Надо исправлять это, конечно.

В сущности, что я заглянула сказать. Ни мещанина, ни интеллигента нельзя вытравить из человека до конца, тот или другой всегда будут проглядывать, как Дьявол, в деталях. Мой случай - первый. Даже имея какие-никакие деньги (ладно, это не деньги, но допустим), я всё равно держу себя до мелочного скаредно. Меня душит примитивная жаба потратить на что-либо какие-нибудь четыреста рублей, я никогда не куплю вещь дороже двух тысяч (да и за две не куплю), предпочитая воскликнуть «Да за такие деньги я её/это сама сошью!», подъедаю в кафе оставленную друзьями на тарелках еду, не понимая, как вообще можно оставлять, ибо же деньги уплачены.

При этом я не лишена некой амбициозной претензии на интеллектуальность, на интеллигентность. В то время как эти вещи в некой степени взаимоисключающие - имея хотя бы претензию на нужно быть выше четырехсот рублей или картошки на чужой тарелке. Как минимум стремиться к этому. А сквозь меня всё равно проглядывает детство девяностых с месяцами пустых макарон, кровь рабоче-крестьянских предков, мещанское зернышко с постоянным прикидыванием и подсчетами: вот столько я сейчас потрачу, столько останется... О какой высокодуховности может при этом идти речь. Тоска, боль, богооставленность.

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Рефлексия, Перманентное кабуки, На круги своя, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Горький осадок, но сахара не надо (с), Бренность бытия, А ларчик просто открывался

09:57 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я категорически не умею говорить о лично важном. Обсуждать, проговаривать и раскладывать чужие отношения, чувства, мысли? Всегда пожалуйста, безвозмездно, 24/7, звонить в любое время. Свои - нет. Даже сказать о чем-то своём банальное «Всё [будет] хорошо» уже требует усилия: зачем говорить, для чего говорить, ведь всё понятно без слов, правда же? Неправда. Люди в большинстве своём не экстрасенсы и менталисты, они не читают с полотна моего мозга - но, даже понимая это, я не в состоянии говорить об актуальных отношениях и эмоциях в своей жизни, нет навыка ответа. Слишком привыкла к внутреннему монологу, вероятно.

Однако как аудиал-лингвистик я придаю большое значение речи. Для меня как для никого значимо это «В начале было Слово, и Слово было...» Иногда - иногда, подчеркиваю - слова значимее действия, потому что последствия поступков можно исправить или хотя бы попытаться, слово же, как известно, не воробей. Оно, произнесённое, уже неисправимая данность, вплетено в структуру мира, извлечь и забрать обратно невозможно никак. Слово слишком часто не терпит компромиссов, сказать - значит, нырнуть - поэтому для меня произнести что-либо - решение, клятва, и если я говорю - это зарок. Поэтому говорю слишком редко.

Но иногда людям необходимо что-либо слышать, молчание коробит, бьет, смущает, настораживает, пугает (и меня в том числе - от других), создает ощущение отстраненности. Но отстраненности нет. Есть почти колдовское значение, придаваемое слову. Я сама слишком боюсь своего «Я люблю тебя», потому что эта фраза, произнесённая вслух, - всегда мои сожженные за спиной мосты, глубина падения, развороченная грудная клетка. Я плавала в этом, знаю, помню - и не рискую. Как сказала Томми: «Господи, как всё это только помещается у вас внутри».

Бтв, у ЭИИ вообще плохо с устными объяснениями - есть очень четкая структура будущей речи в голове, мгновенно комкающаяся на практике. Поэтому мы так любим письменную речь, погружаясь в неё, как искатели жемчуга.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Фрейд бы плакал, Ум за разум, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Рефлексия, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Маркером по кафелю

20:03 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Когда работала в институте, больше, чем весь трудовой функционал, на меня давила моральная обстановка. Работа была простой и приятной, но с теми условиями превращалась в ад. Речь, собственно, почти не о том, - об одной детали, о своего рода тайм-менеджменте. На кафедру я должна была приходить к десяти, но приходила к половине (мне самой так было удобнее). Опоздала и пришла в 10.05 всего раз - один лишь раз - и потом услышала выговор, совершенно опозданию не равноценный. Уходить же должна была, когда не училась в те вечера, в пять, но кого это интересовало? Сидела и до шести, и до семи, и до девятого часа непосредственно перед конференцией, повисшей на мне тогда, как булыжник на шее утопленника. Вставать со стула в обычные дни раньше 17.05 я просто не рисковала, ибо зарабатывала в ответ взгляд, коим моё начальство вообще смотрело на подавляющее большинство людей в подавляющем большинстве ситуаций - в нём читалось «Вы все глубоко нетрадиционны, а я Д'Артаньян». Я отчитывалась, прежде чем на две минуты выйти, простите, в туалет, а если уходила, не спросившись, то потом получала отповедь - как так, покинут стратегически важный пост за столом пустующей невыпускающей кафедры.

Ради чего вся эта демонология. Ради хвалебной оды учебному отделу на нынешнем месте. Мы работаем с девяти тридцати (а я - со своей болезненной пунктуальностью - прихожу и в двадцать минут, и в пятнадцать), но девочки подходят до десяти - и никто не говорит ни слова. Я, помнящая те условия, досиживаю до строгих 18.00, не решаясь подняться хоть на три минуты раньше, но уйти можно и без пятнадцати, и раньше (совсем рано - по договоренности, которая достигается так же довольно легко). Обед не нормирован - захотела есть, встала, пошла и поела. Захотела подышать воздухом, покурить, выпить чаю, пройтись? Встала, сходила. Это вгоняет меня в оторопь. Контраст колоссальный. Никакого ежеминутного, давящего, деспотично-тиранического контроля - при том, что в обратную сторону коммуникация работает (тебе помогут, объяснят, подскажут).

Собственно, причина в том, что все сорок человек работают со своими линиями, со своим индивидуальным потоком студентов, сферы интересов не пересекаются. Один вид деятельности, но не с одними и теми же людьми, то есть твои обязанности - это твои обязанности; выполняй их, как хочешь, но точно и чем быстрее, тем лучше, а главное - в полном объеме. Остальное - личное дело каждого за вычетом тех вещей, которые иногда всё-таки накладываются одна на другую. Другими словами, ты вроде бы сидишь в большом открытом офисе, но работаешь сама по себе, и господи, как же это прекрасно.

Пока не берусь зарекаться, но по крайней мере по условиям труда на этой работе всё замечательно. И никто не Д'Артаньян, до обескураживающего наоборот. А я до сих пор нервно вздрагиваю и тревожно выжидаю, когда собираюсь пойти налить себе чашку чая - как так! Покидаю пост! Воистину, условные рефлексы изживаются с трудом. Даже месяцы без работы их не вытравили.

@темы: Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., А ларчик просто открывался, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Остальное йога и каннабис., Сбившийся вектор направления, Такой вот забавный зверек

17:20 

Солянка.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ощущение космической, на грани с апатией, усталости - до покачивания, до головокружения. Черт знает, откуда. Может быть, просто накатило, ибо да - так, как в последние два месяца, я давно морально не выматывалась. Ничего не хочется. Ни-че-го. Вообще. За одним исключением: упасть на диван и читать какую-нибудь жвачку вроде Донцовой. Именно поэтому я начала «Патопсихологию» Зейгарник; Гермиона Грейнджер муд он. Купила вина - думала, расслаблюсь, отпустит; даже вино не идёт. Господи, не выходить бы из дома хотя бы два-три дня. Хотя бы. Пожалуйста. И выспаться, наконец (ибо я словно разучилась спать; не помню, сколько недель назад спала больше шести часов; меньше - помню по ежедневности).

{всякое.}

@темы: Фандомное, Учебное, Театр, Такой вот забавный зверек, Суровый и эстетичный фандом Бажова, Настроение, Маркером по кафелю, Люди, Закрытая пати на кафедре социальной., Жизненное, Всякая всячина, Встречи, Будни, А ларчик просто открывался

День темнотут.

главная