• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: горький осадок, но сахара не надо (с) (список заголовков)
21:49 

Вымолчанное.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Любить - это труд. Без банальных, навязших в зубах, как левый Орбит без фольги, сентенций. Это действительно грёбаная каторжная работа, отбывание срока на галерах, шахты, лагеря. Но: галеры, которые стоят того, чтобы грести - до кровавых воспалённых мозолей, до изнеможения и обезвоживания, до истощения и потери памяти, до голодной анемии и лёгких радостных галлюцинаций, до кошмарных снов. Давайте будем честны: по-хорошему, что такое любить?

Выбор - раз. Всегда. Везде. Первостепенно. Выбирать, когда вариантов тысяча - и можно растеряться среди их сияющего калейдоскопного блеска. Выбирать, когда вариант всего один и выбор болезненно-неизбежен. Выбирать, как Буриданов осёл, когда вариантов классически два - и оба или жизнь, или смерть. Выбирать всюду, каждое мгновение, каждую минуту в каждом месте, игнорируя эйнштейновскую теорию относительности и материю, изгибающую время, выбирать ежесекундно, в каждой точке на смятом листе времени и пространства, выбирать легко и играючи, шутя и улыбаясь, со смехом ангельским и помешанным, просто потому, что другого выбора нет и не может быть, потому что когда мы произносим в одном предложении «любить» и «выбирать», мы понимаем, что это априори своего рода оксюморон. Любовь всегда определяет выбор, у неё есть всего один вариант для вас/нас/всех - и потому что, и вопреки, и в жерле вулкана, и на равнинах Тосканы. Всегда и только один вариант, который знаешь заранее («То, любимый, я, любимый...»). Предпочтение его (её) другим - механическое, автоматическое, ничего не требующее - и есть любовь в первооснове своей.

Второе - сначала производное - прощение. Это тем паче тяжело для нас, современных людей, детей, зачатых в яйцеклетке века XX от сперматозоида века XXI, плюс-минус десятилетие. Мы не знаем ни жалости, ни сожалений, мы с рождения жестокие, циничные, интеллектуально натасканные на декаданс твари, вместо крови у нас ирония, вместо лимфы - сарказм («Потому что бить людей ногами - незаконно», да?), вместо всех желочей тела - умение отпускать, вскормленное страхом быть преданными первыми. Мы заранее знаем, что всё будет плохо - обязательно, и потому не прощаем обид. Зачем? Человек синонимичен предательству, а, следовательно, одиночеству. Мир, в котором мы существуем, лишен милосердия к ближнему своему - того самого, что принёс нам блаженный Сын человеческий две тысячи лет назад, жестко связав руки своему ветхозаветному Отцу. Он смог, а мы нет. Смешная-несмешная такая шутка - ну, в смысле, напрасность жертвы, понимаете? Мы не милосердны. Наша память стёрта. Забыли главное: любовь - прощает. Когда может и когда не может (особенно). Она прощает всё, и говоря «всё», полагаю, что и я, и мироздание (честь и шизофрения - говорить от его имени) имеем в виду именно всё. Одна очень хорошая девушка написала как-то нечто вроде: прости ему, Господи, пусть убивает меня, буду любить даже тогда, ибо не ведает, что творит... Любовь женщины - это именно «Прости ему, ибо не ведает, что творит». Аминь.

Третье - снова наперво производное - сила. Против всего, против всех, разрывая жилы и распарывая кожу, продираясь сквозь заросли жесточайшей, колющей дикой розы (цветёт - именами погибших), сбивая ноги, сквозь горький чертополох канувших, оставляя лоскутья одежды и комья волос, - идя насквозь, как свет, - прорываться без остановки. У этого есть цена. У силы - есть цена, ибо любящий семижилен не просто так, а задатком. За всё в этой жизни нужно платить. У любимой моей Марины (имя - как знак родства, потому что ничего нет у людей ближе имени) осталось это. Дай нам поту. Дай нам поту, крови, слёз, желочей, сил, тока от нерва к нерву, чтобы вынести - и выкупить. Помню период, когда плакала столько, что не просыхали глаза - и гнойники набухали желто-белым в углах глаз. Я тогда однажды шла по улице - темень, снег - и вдруг на злом и искреннем всхлипе попросила у Него: дай мне выкупить! Дай мне выстрадать, выплакать его у Тебя, у былой жизни, у быта, у всего и всех. (Ещё любящая - лавочница, вы знали?) Моя молодость, мои неистраченные силы, мои непролитые слёзы, моя накопленная больная нежность - всё за него, задатком, авансом, процентами, кредитом коммерческого банка, постоплатой, чем скажешь. Платить за любимых - легко, просто, невесомо. Только дай - мне - его - выстрадать. Умирать и плакать - это всё, что я могу, но разве Тебе - мало? Ты всегда брал этим - возьми же и у меня (глас - многих). Сладостно благодарю и сладостно же опасаюсь, что Он - услышал (не Сын, Отец. Сын - был бы добрее, но сделки заключаются - с Отцом, а любовь - всегда сделка с небом).

Выбор. Милосердие. Цена.

Если вы рискуете говорить о любви, вы говорите именно об этом и ни о чем больше.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Чувства и чувствительность, Фрейд бы плакал, Улицы ждут своих героев, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Остальное йога и каннабис., Наблюдения, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Марина, Лытдыбр, Личное, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Дьяволиада, Девочка, девушка, женщина, Горький осадок, но сахара не надо (с), Гармонизируй и агонизируй, Бренность бытия, А ларчик просто открывался

21:49 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:00 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ребята, на некоторое время исчезну, уйду в адаптацию к новому месту работы и в Стефана Цвейга (некогда брошенная «Мария Стюарт» прекрасна). Одолели неписун и родная интроверсия, вполне логичные, если учесть, что последние два месяца я горела, как Жанна Д'Арк и Джордано Бруно в одном лице; ресурс временно вышел. На комментарии постараюсь в ближайшее время честно ответить, но текстов пока не обещаю - модерн-АУ встал, по тридцать минут отупело смотрю в монитор, выдавливая по одному картонному абзацу и не зная, что писать дальше, слова ушли, это похоже на глотание толченого стекла большими порциями, в общем, боль. Что тоже вполне закономерно как временное явление. Планов - громадьё, именно так (очень обидно) всегда и бывает, когда уже нет ни сил, ни желания, но в теории с меня ещё как минимум два куска АУ и два аутентичных текста, если не перегорю, как лампочка накаливания, с концами.

А пока всех целую крепко, ваша итровертная репка.

@темы: Фикрайтерское, Тыгыдым-тыгыдым., Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Остальное йога и каннабис., Настроение, На круги своя, Ей всё можно, она в шубе., Горький осадок, но сахара не надо (с), "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин"

09:15 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В последнее время я или не пишу вообще, или пишу о своей недоличной недожизни, смиримся же. По сути, это должен быть длинный рефлексивный пост о моей зачинающейся весенней депрессии, модусе «Интроверт-люкс» и том, что я умру одинокой и кошки обглодают моё лицо, но всё это была бы преамбула к одной лишь фразе, которая крутится в моей голове последние дня три:

До смерти надоело влюбляться в тех, с кем я даже не могу переспать, и спать с теми, в кого я даже не влюблена.

Это звучало бы тем более уныло, что ужасно похоже на фразу из дешевой тв-мелодрамы, но уравновешивается тем, что содержит до боли невыносимую иронию.

Мысль вторая, отвлеченная, повторяющаяся, ибо когда-то уже высказанная: как психолог я хорошо понимаю необходимость всех ритуализаций. Человек есть, прежде всего, Homo Ludens (привет, гениальный Йохан Хейзинга). Ритуалы - формальные и символические действия, маскирующие или предвещающие смысл - необходимы, они балансируют, подготавливают, смягчают эффекты. Но всё же во мне живёт некая неискоренимая логика, которую я привыкла называть мужской, но которая, как заметила, мужчинам в последнее время вовсе не свойственна. Логика эта проста: если тебе чего-то или кого-то хочется, - подходишь, взваливаешь на плечо и волочешь в пещеру. Всё. Всё очень легко. Если есть искра, хоть отблеск её, зачем месяцами кружить, иссушать и мучить себя и второго? Пришел, увидел, увёл. Раз, два, три. Я и сама предпочитаю действовать - так, и это - да, увы - корень всех моих неудач. Людям всегда нужно время. Но это единственная ситуация, когда я не понимаю цены времени, потому что уяснить, нужен тебе человек или нет, можно только внутри взаимодействия с ним, это невозможно понять путём длительных размышлений в тёмной комнате.

Поэтому любые отношения, от разового секса до любовной истории, - это всегда риск.

Иначе в чём смысл?

Впрочем, нет, один важнейший смысл я в этом вижу. Нагнетание напряжения. Накопление электричества. Натяжение струны. Последующая разрядка, если она всё-таки наступает, - сокрушительна. И это верно. Потому что любить - во всех смыслах и на любые сроки - нужно только сокрушительно. Об одноразовых акциях ли речь или о рождении общих детей.

А теперь пойду закопаюсь в отчетность.

@темы: Утро в нарнийской деревне, Точка зрения, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Не секс, не драгс, почти что рок-н-ролл, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Горький осадок, но сахара не надо (с), Гармонизируй и агонизируй

09:12 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Всю свою недолгую (это важная ремарка в контексте поста) жизнь я выглядела старше своих лет. В двенадцать на шестнадцать, в двадцать - на двадцать четыре, ныне, в двадцать два, - на двадцать шесть минимум. И всё ещё нахожусь в том прекрасном возрасте истекающей юности, когда это даже очаровательно (пока сохраняется не изжитое, инфантильное тщеславие девочки, желающей быть или казаться женщиной). Однако это «очаровательно» скоро закончится и такими темпами наступит «печально».

Коллега Таня, только познакомившись со мной, думала, что я её ровесница (а Тане двадцать восемь). Женечка, помявшись, осторожно назвала цифру двадцать четыре, но, подозреваю, лишь такт помешал ей сказать что-то ещё. Ладно, что со мной? Что я делаю не так? Ладно, надо похудеть, снять каблучищи и перестать выглядеть так официально. Боюсь, я даже забавный пуховик и рюкзачок купила из бессознательного желания впасть в пубертат хотя бы внешне.

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Мысли вслух, Жизненное, Девочка, девушка, женщина, Горький осадок, но сахара не надо (с), Бренность бытия

18:06 

Бесы, театр на Малой Бронной, 21 января.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
После второго просмотра - мысли вслух:

Ставрогин и Верховенский инсценировки - это, бесспорно, противостояние, некая диалектическая борьба [противоположностей ли? отчасти - вряд ли], но мне вдруг подумалось, что это конфликт прежде всего не столько внешний - человека и человека, системы мотивов и системы мотивов - сколько внутренний, каждого в себе и с собой. Их взаимоотношения - это отношения созависимости (sic!). По сути, это та история, где морально-эмоциональная завязка друг на друге так велика, что начинает оборачиваться деструкцией; саморазрушительный радикал, полновластный тонатос разворачивается в полную силу. Верховенский не может отказаться от Ставрогина, он идологизировал его, обожествил (как обожествляли древние - не идеализируя; боги древних - вспомните - состояли преимущественно из недостатков). Он не просто его себе «За границей выдумал», он подчинил этой выдумке всю свою патологичную, извращенную программу построения мировой будущности, центрируя её на собственном механизме компенсации - и на Ставрогине. Отказаться от него он воистину не может.

Это фактически отношения эроса, но без чувственной (?) компоненты. Верховенский пытается Ставрогина завоевать. Однако методы его болезненно-деструктивны, понятия блага вывернуты. Ни Лиза, ни убийство Лебядкиных не являются средствами, которые могли бы помочь, прикрепить к себе, приклеить кровавым клеем, но Верховенским - в его помешанности - это не осознается. Ставрогин - краеугольный камень его мнимого будущего мироздания. Такие камни не сдвигаются.

{more}

@темы: Ваша навеки, Песнь Песней, Мысли вслух, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр, Точка зрения, Фрейд бы плакал

18:22 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, это всё шампанское (то, на горбу притащенное ещё в июле прямо из Абрау), но вдруг мне вспомнилось, как я пришла тогда, в конце ноября, домой, и прямо с порога сказала:
— Папа, налей мне водки.
Не раздеваясь, прошла и махнула полную рюмку залпом. Папа не задал ни одного вопроса. Даже после последовавшего «Ещё». Вторую махнула так же, не почувствовав вкуса. Я помню весь тот вечер поминутно, но главное - это чувство. Когда одновременно так хорошо и так плохо, что не ощущаешь даже спиртового жара, когда есть только мысль: всё. Ужас от того, что что-то необходимо закончить - холодящий. И одновременно иной, сладостный ужас от того, что нечто в тебе сегодня зародилось. Чувства лучше не помню. Это - когда - первой фразой - эмоцией - «Налей мне водки».

@темы: Чувства и чувствительность, Песнь Песней, Мысли вслух, Личное, Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался

13:51 

Пост, который мне не следует писать.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Два столпа отношений: 1) взаимность; 2) всепринятие. Первая вариативна, второе - безусловно.

Взаимность допускает разницу. Общеизвестное «Один всегда любит больше» реализуется в семи случаях из десяти, но: каково оно, это «больше»? Переводя в сухую математику, какой процент допустим? Один, пять, десять, двадцать, тридцать? Думаю, до границы красивых 33-х%. До границы в треть отношения к человеку. Приближение к половине - уже гибельно; один не может любить в половину любви другого, это - трещина между людьми. Формы выражения любви могут быть разными, пути реализации - тоже, речь не об этом, речь об уровне, об интенсивности.

Чувство - и это я постулирую, так как убеждена - может приходить со временем (начнём хотя бы с того, что мне известны примеры, хоть их и минимум). Но иногда этого просто не случается. Не случается от гибельной половины уйти хотя бы к спасительной трети. Есть ли в этом чья-то вина? Бесспорно, основная - вина того, кто думает «Со временем я полюблю так, как он(а) любит меня». Потому что когда этого не происходит - начинается медленная экзекуция. Инквизиция.

Всепринятие. Без претензии на изменение человека. Без претензии на его подгонку под то, каким видишь его, каким хочешь видеть, каким хочет видеть социум, без подгонки под социальные ролевые модели и свой идеал отношений. В основе всепринятия - безусловное же понимание в базисных вещах. В деталях вы можете расходиться по разным полюсам бесконечно, но в отношении основополагающих вещей должны сходиться неоспоримо. Не потому, что это кому-то и для чего-то нужно, а потому, что только это поможет принять человека со всеми его царапинками, шелухой, бесами за левым плечом, странностями, важностями, ценностными ориентациями.

{more}

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Точка зрения, Рефлексия, Отношения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Люди, Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался

URL
11:39 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Коты, совсем пропала из сети, с работы практически не захожу на дайри, в контакт - не захожу вообще, вечером элементарно лень или не до того, а в выходные и подавно. Надо исправлять это, конечно.

В сущности, что я заглянула сказать. Ни мещанина, ни интеллигента нельзя вытравить из человека до конца, тот или другой всегда будут проглядывать, как Дьявол, в деталях. Мой случай - первый. Даже имея какие-никакие деньги (ладно, это не деньги, но допустим), я всё равно держу себя до мелочного скаредно. Меня душит примитивная жаба потратить на что-либо какие-нибудь четыреста рублей, я никогда не куплю вещь дороже двух тысяч (да и за две не куплю), предпочитая воскликнуть «Да за такие деньги я её/это сама сошью!», подъедаю в кафе оставленную друзьями на тарелках еду, не понимая, как вообще можно оставлять, ибо же деньги уплачены.

При этом я не лишена некой амбициозной претензии на интеллектуальность, на интеллигентность. В то время как эти вещи в некой степени взаимоисключающие - имея хотя бы претензию на нужно быть выше четырехсот рублей или картошки на чужой тарелке. Как минимум стремиться к этому. А сквозь меня всё равно проглядывает детство девяностых с месяцами пустых макарон, кровь рабоче-крестьянских предков, мещанское зернышко с постоянным прикидыванием и подсчетами: вот столько я сейчас потрачу, столько останется... О какой высокодуховности может при этом идти речь. Тоска, боль, богооставленность.

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Рефлексия, Перманентное кабуки, На круги своя, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Горький осадок, но сахара не надо (с), Бренность бытия, А ларчик просто открывался

12:32 

...Самые сильные чувства тяготеют к вечности, но вечность обычно оказывается коротка.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
АБЕЛЬ ЗНОРКО. Вы не понимаете? Но жизнь вдвоем создавала напряжение неутолимое: существование бок о бок в одной комнате, в одной постели все время напоминало нам о том, что мы разлучены. Я в жизни не испытывал такого одиночества, как постоянно находясь с нею. Мы набрасывались друг на друга, чтобы победить жажду, которая была сильнее нас, жажду неистребимую, похожую на ярость, мы занимались любовью день и ночь… любовью долгой, буйной… как будто хотели слиться в единую плоть. Всякое расставание было расчленением… и если мы не были вместе, я выл от злобы, я бросался на стены… если она уходила хотя бы на день, я подыхал… Очень скоро мы перестали выходить из дома, и мы провели, по-моему, пять месяцев в объятиях друг друга.
И все, что есть несчастного в любви, я узнал именно с ней. Вы никогда не ощущали, сколько жестокости скрывается под лаской? Мы думаем, что ласка нас сближает? Нет, она нас разделяет. Она нас мучает и убивает, между рукой и телом проникает пустота, под каждой лаской притаилась боль, боль невозможности соединиться до конца; ласка — конфликт между одиночеством, хотящим слиться, и одиночеством, хотящим, чтоб с ним слились… но этого не получается… и чем больше страсть, тем больше расстояние… тебе кажется, что ты ласкаешь тело, а на самом деле растравляешь рану…
{more}

@темы: Горький осадок, но сахара не надо (с), Для памяти, Книги, Копилка., Литература, Песнь Песней, Цитаты, Черным по белому

14:39 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:52 

И раз уж.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Другой вздохнул: «Желания священны,
Я - та Любовь, что о себе молчит».
Альфред Дуглас, Две любви.

Нельзя просто так © вспомнить о Бози. «Многие из его проявлений страстности напоминают признаки шизофрении. <...> В этом смысле Бози тоже заложник». У единственного сына Дугласа в 27 диагностировали шизофрению, но это by the way. Лорд Альфред Брюс Дуглас (22 октября 1870 - 20 марта 1945), третий сын девятого маркиза Куинсберри, поэт, переводчик, крёстный отец сына Айседоры Дункан, разлом в жизни Оскара Уайльда и инициатор губительного суда. Но, гладя на Бози, осудить Оскара нельзя. К слову, аватар выпал сам.

upd: Продолжая тему. Знакомьтесь. Оливия Элеонора Кастанс (7 февраля 1874 - 12 февраля 1944), дочь старшего сына полковника Фредерика Хамблдона Кастанса и Элеонор Кастанс, урожденной Джоллифф; поэтесса. 4 марта 1902 года она стала женой Альфреда Дугласа; рода ему сына Рэймонда Уилфреда Шолто Дугласа (17 ноября 1902 - 10 октября 1964).

«Оливия Кастанс широко известна благодаря...»
запись создана: 22.04.2013 в 18:25

@темы: История, Захламлённый чердак., ЖЗЛ, Горький осадок, но сахара не надо (с), Библиотечные кинки

13:14 

Рукописи не горят.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Посмотрела - наконец-таки - вчера на сон грядущий Мастера и Маргариту Юрия Кары - ту самую экранизацию 1993-1994-го, почти двадцать лет пролежавшую на полке. Ри, помня, что тебе фильм понравился, - не читай дальше. Что я могу вам сказать, котики.

Бурлеск.

О стыд, кто <...>

@темы: Горький осадок, но сахара не надо (с), Кино, Маргарин идей, Маркером по кафелю, Перманентное кабуки, Точка зрения, Этот адский пони тоже был там (с).

16:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Это пятое время года - февраль - меня добивает (в прямом смысле: ногами - под рёбра). Даже когда всё хорошо, даже когда - не от чего и не о чем, даже когда не сослаться ни на пмс, ни на нервы, даже когда пьешь бад'ы и устраиваешь всё благополучно, - даже тогда накатывает неконтролируемо злая истероидная, предслёзная волна. Этот чертов месяц умеет только одно, кажется. Ставить к стенке.

Всё вместе: пастернаковское «Февраль. Достать чернил и плакать!», перетекающее в цветаевское «Квадрата двора // И черных дул», пусть и сказанное о другом.

Хочется декаденствовать - только в этом месяце, как ни в каком другом, особенно под занавес его.

@темы: Бренность бытия, Всякая всячина, Горький осадок, но сахара не надо (с), Дьяволиада, Зима, Мысли вслух, Настроение, Остальное йога и каннабис., Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Сбившийся вектор направления, Тыгыдым-тыгыдым., Экзистенциальное мировоззрение муравья.

20:19 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Внезапно заговорила с мамой о ТРВ (сначала - о театре вообще; не была с декабря, уже болит - всё) - не могу, синдром отмены, снятся - уговорила её пойти со мной на ближайших Служанок («Это в своей жизни должен увидеть каждый» - и плюс дополнительная мотивация личного толка). Поговорила. Выбила - эмоционально - постановкой перед фактом - согласие. Теперь сижу - и: не описать. Дрожь рук. Дрожь каких-то струн в горле. Моя тоска - многомесячная - по ним вдруг выплеснулась вся, волной, до слёзного спазма. Завтра - не сегодня, сегодня это вызовет истерикоз - открою бутылку вина и поставлю себе запись. Не могу. Руки ломит. Тело болит. В прямейшем из смыслов - не в первый, впрочем, раз и не к первому адресату - понимаю свою Цветаеву: я любовь узнаю по боли всего тела вдоль.

Это - и такое - никуда не уходит. Никогда. Тоже: раз и навсегда.

upd: ... И только что мне принесли примерить - «Будешь носить?» - шикарное, в пол, черное вечернее платье («В театр ходить»). Космос, спасибо, я и без того прекрасно понимала твои намёки. Но: благодарю.

@темы: Ваша навеки, Влюбленное, Горький осадок, но сахара не надо (с), ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Фандомное

21:07 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Перечитываю свои старые ориджиналы - не фэнтезийно-историческое, а короткое, нутряное, всегда - фрейдистски-сублимационное. Перечитываю и поражаюсь до выгибающихся бровей: вот она, магия самопрограммирования. Вещи буквально предсказательные. Однажды моральный мазохист - всегда мазохист. Однажды Стокгольмский синдром - всегда Стокгольмский синдром (то, Уайльда - Бози, «Я люблю тебя потому, что ты меня погубил...»). Однажды любить, а не чтобы любили - всегда любить без ответа (и всё же - с тем больным и отчаянным цветаевским «О люби меня! О люби меня!» - до жалкого, до собачьего). Однажды больная надоба в ком-то, до содранной кожи; патология - всегда патология. Мотивы, тонкими алыми нитками прошивающие год за годом, год за годом. Программа, заданная себе так подробно, полно и цельно, что, право, ни одной эмоции кроме удивления - и почти что восхищения. Не собою. Силой однажды сказанного - кем бы то ни было, как бы то ни было - черным по белому - слова.

Однажды Лариса Огудалова - и всегда. Не надо было в детстве ещё так сильно любить Бесприданницу и Жестокий романс.

Нечто предельно гамовское во мне, ЭИИ.

upd: И ещё об. Наблюдение: не любила давать мужчинам в текстах имена (я и женщин-то - нарекала с трудом, потому что это никогда не конкретная и не конкретный, а всегда - Женщина. Мужчина), но если называла, то - одним именем. Дмитрии-Димы - задолго до - той же тонкой алой ниточкой сердечной предсказательности. Смешно, мило и страшно.
запись создана: 18.02.2013 в 20:34

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Чувства и чувствительность, Черным по белому, Фрейд бы плакал, Фикрайтерское, Рефлексия, Песнь Песней, Наблюдения, Мысли вслух, Дьяволиада, Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался

14:13 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера, уже ближе к ночи, вдруг накатило - как девятый вал, как стихийное бедствие - осознание того, что я ленивое, безответственное, самовлюбленное, никчемное создание, без жизненных перспектив в будущем и с настоящим, стремительно обрушивающимся в тартарары. Оно обрушивается, а я зарываюсь головой в песок и говорю «Окей, подожду, пока обрушится до конца»; последние пять лет жизни захотелось меленько нарезать и спустить в канализацию. Но, как говорится, когда случается Апокалипсис - нужно пойти и поспать. Я пошла и поспала, заранее решив, что прямо с утра начну напиваться - и доведу своё упадничество до крайней точки. Это волшебное чувство, когда: всё плохо, но если прямо сейчас начать исправлять, будет хорошо, а ты думаешь: плевать, пусть плохеет дальше, не хочу ничего решать и просто посмотрю, каким вторым пришествием это закончится.

Вместо алко-завтрака этим утром поехала и купила папе к двадцать третьему числу The Beat от Burberry (божественные, буду пользоваться). Потом пошла в магазин и вышла из него с шампанским, огромной - нет, понимаете, огромной - шоколадкой, упаковкой БигЛанча и бутылкой пива. Последнюю взяла то ли по инерции, то ли из чувства противоречия, то ли для симметрии. Ощущение, словно купила два разных ужина (в одиннадцать-то утра) для двух разных женщин - декадентки и... не декадентки.

Пришла домой, приняла душистую ванну, вдела красивые серьги, открыла шампанское, праздную, смотрю Борджиа (жили же, понимаете ли, люди).

Всё это - не совокупность причин. Всё это - следствие. Так бывает. Приход.

upd: Ну и собственно. Иногда мой гамовский подтим такой подтим, что даже страшно.

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Ум за разум, Такой вот забавный зверек, Стресс в большом городе., Сбившийся вектор направления, Остальное йога и каннабис., Не секс, не драгс, почти что рок-н-ролл, Лытдыбр, Ей всё можно, она в шубе., Горький осадок, но сахара не надо (с), Бренность бытия, Бред

URL
11:07 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
22:13 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:24 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Надя предлагает: есть у нашей семьи давний знакомый, хороший мужик, давай (простите мне эту тавтологию) познакомим вас. Ему сорок, он родом из Ялты, вкалывает здесь на двух работах, копит на квартиру в Москве, трудоголик, хозяйственный, домовитый, серьезный - и с самыми серьезными намерениями. Хочет жениться. Жениться и завести детей. «Пора бы уже», - припечатывает Надя. Ищет невесту. Одним словом, по-доброму, реликт, вымирающий вид хороших мужиков. Возраст - с моим восприятием «Всё, что в рамках двадцати пяти лет разницы, норма», Ялта и трудоголизм - последние вещи, смущающие меня здесь.

Больше всего меня смущает то, что я не то что замуж. Я сейчас вообще ничего не хочу. По крайней мере, ничего серьезного.

А если же и хочу, то не от него.

Но мне тогда проще говорить: не хочу вообще.

Добрый вечер, меня зовут Мора, через два дня мне двадцать один и моя личная жизнь представляет собой полотна Мунка. Она тоже цветаста, смазанна и безнадежна.

@темы: Хьюстон, у нас проблема, Ум за разум, Такой вот забавный зверек, Личное, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался, Not my division.

День темнотут.

главная