Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: жзл (список заголовков)
08:41 

Тема тем и боль болей.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Повсюду меня встречали с радушием, хотя меня никто не знал. Одеяние медсестры делало меня ближе к тем, кто носил военную форму; мы все жили в равных условиях и имели общие интересы.
Однажды в самом начале нашего пребывания в Инстербурге Елена, мадам Сергеева и я вышли в город за покупками. Несколько магазинчиков располагались на городской площади неподалеку от нашего госпиталя. Площадь была средоточием жизни Инстербурга. В тот день она, как обычно, была заполнена народом. Повсюду стояли повозки, прохаживались офицеры, проезжали конные связные. Когда мы проходили по площади, к нам подъехал офицер пехоты. Его конь был взмылен бешеной ездой. Он показал руку в грязной размотавшейся повязке и спросил:
— Сестрички, не найдется ли у вас бинта наложить мне свежую повязку?
У себя в сумке я нашла чистый бинт...
© Из мемуаров великой княгини Марии Павловны-младшей (за 1914, кажется, год).

Это - о том, за что я люблю эпоху (будто о голосе из прошлой жизни, ибо - чувство принадлежности). О том, почему так нежатся во мне конец XIX и самое начало XX века, о том, почему так болят - нарывая - Революция и Гражданская. Всё подобное, искренне-высокое, неподдельно-благородное - пусть отцветающее, пусть безнадежно устаревающее - было смыто волной, смыто смертно и навеки. Дальше будут подобия и пародии, но таких понятий о чести и почти сакральном уважении больше не случится с этой страной никогда.

Кстати, вы посмотрите, какая красавица была юная Мария Павловна, двоюродная сестра последнего императора:

@темы: Черным по белому, Цитаты, Росчерком пера, Песнь Песней, Люди, Копилка., Книги, История, ЖЗЛ, Гармонизируй и агонизируй

11:49 

Заметка на полях.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В дороге, чтобы не возить с собой Иллиеса, читаю с телефона Курсив мой Нины Берберовой. Тяжело, и тяжело не в плане языка или стиля, с этим у неё всё более чем прекрасно, сильно, мощно, - тяжело от типажа человека, лично. Она мне внутренне совершенно чужая. Но при этом - какая громада наблюдательности, памяти, самоанализа, рефлексии, откровенности; подкупает. Категоричная, решительная, очень, предельно земная (при всём своём вроде как внутреннем экзистенциализме), то есть - твёрдо стоящая на ногах, неагрессивная, но жесткая бунтарка (Фрейду понравился бы сквозящий мотив психологического бессознательного отцеубийства, Иллиесу - мотив гибели и распада уходящего XIX века). А мне же при чтении мемуарной и автобиографической прозы эгоистично очень важен элемент сродства. Пока лично роднит только её любовь и тяга к одиночеству, к полной свободе внутри него (при этом я, в отличие от неё, всё же предпочитаю «гнездо» - «крыло» меня не пугает, мне, наоборот, под него бы, - а не муравьиную кучу).

@темы: Книги, ЖЗЛ, Литература, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Точка зрения, Мысли вслух, Маркером по кафелю

12:44 

«Но всё тщетно. Освальд Шпенглер уже пишет "Закат Европы"».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Тот интересный случай, когда рубеж веков наступает чуть более чем через десятилетие после начала, собственно, века. Всё вдруг скручивается в тугой клубок временных нитей; каждая - ниточка чьего-то величия. С таким, знаете ли, прогоркло-сладостным привкусом тления. Это - начало века XX-го, короткого и страшного века, который подарит миру много великих людей, великих событий и великих бед. Но пока:

Пока есть «пока». Об этом «пока» - книга Флориана Иллиеса «Лето целого века» (это сигнал, все сейчас должны пойти и заказать её себе, нет, я серьезно). Лето целого века - это культурный срез последнего мирного, 1913-го года. Немного Парижа, немного Праги, чуть-чуть Мюнхена, чуть-чуть Нью-Йорка, много Вены и Берлина. Метод срезом (не лонгитюд, что для истории не свойственно - и потому совершенно гениально). С января по декабрь. Культура и искусство Европы - жизнь Европы - того периода в коротких, очень живых, каких-то даже соседских зарисовках, нежно-ироничных и иногда - великолепно страшноватых. Каждое четвертое-пятое имя ничего не говорит, но тут на помощь приходят Гугл с Википедией и воспоминаниями современников.

Франц Кафка пишет письма своей берлинской волшебнице Фелиции и страдает желудочными коликами (в каждом письме - такое предостережение от самого себя, до которого мне вот ещё расти и расти). Юный неудавшийся художник Адольф Гитлер, выдавший себя за грека при пересечении границы Иосиф Сталин и двадцатиоднолетний гонщик-испытатель Иосиф Броз (пока ещё не Тито) одновременно оказываются в Вене - и больше никогда не будут так близки друг к другу все трое. Томас Манн решает строить дом, а Генрих Манн заводит роман с актрисой, которая совсем не нравится его брату. У Фрейда на Берггассе, 19 появляется любимая кошка (и ей как-то наплевать на его гениальность, скажем прямо), но зато наступает окончательный разрыв с любимым учеником (тут очень ко времени приходится теория отцеубийства). Нестеров впервые делает мертвую петлю, а Фелиция Бауэр всё ещё - адресат не только несчастного неуверенного Кафки, но, кажется, и всей мировой культуры того времени. Шпенглер работает над Закатом Европы. Климт рисует своих красавиц. Скоро придёт время «снимать янтарь, гасить фонарь», но пока вечно ждущий наследник престола Франц Фердинанд резво гонит по улицам в своём авто с золотыми спицами (ему недолго осталось, как мы все знаем), Пруст жаждет жить воспоминаниями, а Гертруда Стайн мерзнет и пишет стихи о розах.

{***}

@темы: Рекомендательное, Мысли вслух, Литература, Книги, История, ЖЗЛ, Европа, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Библиотечные кинки, А ларчик просто открывался

18:52 

И раз уж.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Другой вздохнул: «Желания священны,
Я - та Любовь, что о себе молчит».
Альфред Дуглас, Две любви.

Нельзя просто так © вспомнить о Бози. «Многие из его проявлений страстности напоминают признаки шизофрении. <...> В этом смысле Бози тоже заложник». У единственного сына Дугласа в 27 диагностировали шизофрению, но это by the way. Лорд Альфред Брюс Дуглас (22 октября 1870 - 20 марта 1945), третий сын девятого маркиза Куинсберри, поэт, переводчик, крёстный отец сына Айседоры Дункан, разлом в жизни Оскара Уайльда и инициатор губительного суда. Но, гладя на Бози, осудить Оскара нельзя. К слову, аватар выпал сам.

upd: Продолжая тему. Знакомьтесь. Оливия Элеонора Кастанс (7 февраля 1874 - 12 февраля 1944), дочь старшего сына полковника Фредерика Хамблдона Кастанса и Элеонор Кастанс, урожденной Джоллифф; поэтесса. 4 марта 1902 года она стала женой Альфреда Дугласа; рода ему сына Рэймонда Уилфреда Шолто Дугласа (17 ноября 1902 - 10 октября 1964).

«Оливия Кастанс широко известна благодаря...»
запись создана: 22.04.2013 в 18:25

@темы: История, Захламлённый чердак., ЖЗЛ, Горький осадок, но сахара не надо (с), Библиотечные кинки

18:12 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Просто нашлось: «Фрида Белинфанте и Генриетта Босманс за столом в их доме на Хендрик Якобсзстраат в Амстердаме. Генриетта Босманс— нидерландский композитор. В 1921 году она познакомилась с дирижером и виолончелисткой Фридой Белинфанте. С 1922 года Белинфанте и Босманс стали парой, их отношения не были секретом для друзей». Медитирую над фотографией. Вы посмотрите, какие красивые; и даже при условии, что не видно лиц анфас, всё равно знается: красивые.


@темы: Women, ЖЗЛ, Копилка., Люди, Эстетика

21:16 

Странная примесь смуты ©.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У нас всех, я думаю, есть идеализируемые исторические образы. Те, кого в истории этой дивной цивилизации мы любим не потому что, а вопреки, чаще же - вообще без видимой рациональной причины, просто так как. Какая-то деталь, какой-то факт, за фактологичность которого за давностью лет никто не может поручиться, проходит по касательной к чему-то личному; чаще всего к тому, что вообще боишься трогать. И мы романтизируем их, эти свои исторические любови.

Собственно, к чему. Вероятно, вернувшись на днях из Италии, Ри слишком много проговорила со мной о Риме, поминая Медичи, а где Рим и Медичи - там и другие знатные фамилии. И на этой волне я возобновила просмотр Борджиа; второго сезона не видела вообще. А где Борджиа, там - Лукреция.

Внебрачная дочь Папы, жена троих и любовница - скольких?, как с мужем жившая с родным братом, роковая женщина или жертва; всё, включая Чезаре, - было чем? Чем и кем она вообще была? Из чего вязались узлы? Своя рубашка ближе к телу - или большая и светлая, разделяй и властвуй - или чистая похоть, трезвый расчет - или удобство. Кто видел и знал - от тех ничего не осталось. Один-единственный сохранившийся портрет - вероятнее всего, не её. Смерть в тридцать девять лет. Красота, ум и хватка - или полное их отсутствие. Орудие или рука. Отравительница или отроковица. Мне, в сущности, всё равно. Где-то выше сказано про романтизированный образ. Всё собралось вместе - эпоха, запретные влечения, звучные имена, память, пределы.

Это началось задолго до вышеозначенного сериала. Помню как сейчас - с одной-единственной цветаевской (как и многое) строчки, с её «Брата». «... Что́ по ночам шептал // Цезарь — Лукреции».

Цезарь - Лукреции.

Закрыть глаза. Увидеть картинку.

@темы: The Borgias, Women, А ларчик просто открывался, ЖЗЛ, История, Марина, На круги своя, Росчерком пера, Стихи, Табачная заначка Шерлока

12:40 

Точная пульсация века (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Есенин погиб, потому что не свой, чужой заказ (времени - обществу) принял за свой (времени - поэту), один из заказов - за весь заказ. Есенин погиб, потому что другим позволил знать за себя, забыл, что он сам - провод: самый прямой провод!
Политический (каков бы ни был!) заказ поэту - заказ не по адресу, таскать поэта по Турксибам - не по адресу, поэтическая сводка вещь неубедительная, таскать поэта в хвосте политики - непроизводительно.
Посему: политический заказ поэту не есть заказ времени, заказывающего без посредников. Заказ не современности, а злободневности. Злобе вчерашнего дня и обязаны мы смертью Есенина.
Есенин погиб, потому что забыл, что он сам такой же посредник, глашатай, вожатый времени - по крайней мере настолько же сам своё время, как те, кому во имя и от имени времени дал себя сбить и загубить. <...> Не пишите против нас, ибо вы - сила, вот единственно законный заказ всякого правительства - поэту.
Если же вы мне скажете: «во имя будущего»... - я от будущего заказы принимаю непосредственно.
Что все то давление (церкви, государства, общества) перед этим, изнутри!
(с) Марина Цветаева, Поэт и время.

@темы: А ларчик просто открывался, Для памяти, ЖЗЛ, Книги, Копилка., Литература, Марина, Росчерком пера, Точка зрения, Философия между строк, Цитаты, Черным по белому

14:59 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Хорошо, я смирилась со своими театральными отп, с тем, что у меня вообще есть шипы в театре. Но балетные шипы с ушедшими - это уже что-то сродни гилти плэжэ. Спасибо ю-тубу и внезапным фан-видео - вообще-то, я искала другое, а именно репетиции Барышникова; молчите, гусары. И да, фан-видео на композиции НС и Сургановой - это какое-то особое гилти плэжэ. Но в этом слишком много щемящей, больной красоты - особенно зная историю двоих. Рудольф Нуреев. Эрик Брюн. Так странно преломившееся цветаевское «Не суждено, чтобы равный - с равным».


@темы: Men, RPS, Видео, клипы, Высокое искусство, Гармонизируй и агонизируй, ЖЗЛ, Копилка., Песнь Песней, Сбившийся вектор направления, Такой вот забавный зверек

13:56 

Дочитывая биографию Нуреева.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В марте 1986-го в Опере [Опера Гарнье, вместе с Опера Бастилия составная часть Гранд-Опера] в один вечер идут три балета Мориса Бежара. Один из них, «Соната для трёх голосов», ставится по «Закрытым дверям» Жан-Поля Сартра. Сартр приходил в Оперу на репетиции.

***
Нуреев долгие годы соперничал в умах и на сценах с другим великим русским танцовщиком и невозвращенцем - Михаилом Барышниковым. Барышников был на десять лет младше и на четырнадцать позже совершил свой «большой прыжок к свободе». В 1980-1989 годах он - директор и балетмейстер Американского театра балета; Нуреев же приступает к руководству балетом Парижской оперы в 1983-м. Близкий свободной и яркой Америке, Нуреев всё-таки больше европеец - и презрительно называет Барышникова Микки-Маусом за его излишнюю американизацию, к тому же - у Нереева вечная страсть к деньгам и обогащению, наследие голодного нищего детства, и он не раз роняет фразу «Я не могу позволить себе зарабатывать меньше, чем этот Микки-Маус», потому что они соперники и тут - два самых высокооплачиваемых танцовщика. При этом в первые годы Барышникова за пределами Союза он даёт ему советы, солидаризирует, пожалуй, и их, вечных соперников, долгие годы связывают очень странные отношения. Тем не менее Наташа Харлей, Нью-Йоркская подруга Нуреева, вспоминает: он [Рудольф] пришёл к ней в тот день, когда узнал о смерти матери, которую очень любил. «Приехал так же Барышников, они говорили всю ночь...»

***

@темы: Люди, Копилка., Книги, ЖЗЛ, Для памяти, А ларчик просто открывался

22:34 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Купила книгу Ариан Дольфюс «Непокоренный Нуреев», пролистывала, открыла на фотографии, влюбилась мгновенно. Рудольф Нуреев и Михаил Барышников. И больше всего мне нравится эта барышниковская полуулыбка.

@темы: Полуночное, Люди, Копилка., ЖЗЛ

19:12 

[сидит и дышит в пакет].

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сходила, значит, на обновлённый официальный сайт Бозина. О ЗАЧЕМ. Альбом «"Релакс" 2010 - 2012 г.г.» унесла весь, ибо.

«Типун мне на язык, но Бозин — юродивый. Смотришь на него, и не веришь, что он живет. Он летает. Не на лонжах в театре, а над тобой. Смотришь на него и веришь сразу во все шаманские практики, гороскопы и Законы Божьи» (с).

«Он если не апостол, то поводырь, волоокий сталкер, который смотрит на тебя, оценивает и ведет за собой. И ты не волен выбирать. Ты пакуешь чемоданчик с ворохом любовных романов, на тот случай, если в его личном волшебном лесу нужно будет развести костер, и бредешь себе следом, бредешь покорно...» (с)




@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Песнь Песней, Остальное йога и каннабис., Менестрель боя и песни, Лэнгдон раскачивал полку, Копилка., ЖЗЛ, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Влюбленное, Ваша навеки, Men

12:14 

A Dangerous Method.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера мы с Арианой всё-таки посмотрела Опасный метод; мы чудовищно долго ждали этот фильм, а уж о себе конкретно я даже и не говорю. И поэтому сразу: нам понравилось, да. Но как в той известной цитате: «Ложки нашлись, а осадок остался». То есть, могло быть гораздо хуже - особенно при условии протяженных во времени, а потому слегка завышенных ожиданий. Мы вышли из зала и как-то так неуверенно, но облегченно выдохнули. Однако у этого фильма есть одна, но очень существенная проблема.

А вдруг у меня там рассадник спойлеров?

@темы: Michael Fassbender, А ларчик просто открывался, ЖЗЛ, Кино, Точка зрения, Черным по белому

14:33 

Да, ещё один пост об. Да.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Господи, вот решила же хоть на пару часов стать нормальным человеком, билеты по МПП распечатала, в магазин сходила, пошла замешивать тесто для пиццы - и зачем-то (ах, зачем!) начала слушать в процессе то интервью. Тяжка моя долюшка; его же сразу, с первых же слов хочется цитировать без остановки, начиная с «"Здравствуйте" - это вопрос? Здравствуете? Здравствую!». Но главное дальше.

Мама казачка! Боже! Мама - белая казачка чистых кровей. В вас ещё и казачья кровь, Дмитрий, да что ж вы такой волшебный-то весь с головы до пят и всё на свете совмещающий? И вот я же этой информацией до сего дня не владела, но двое последних суток почти постоянно думала о том, что в Бозине по-любому должна быть казачья кровь. Почему-то на эту мысль меня навел дивный магазин, в котором он одевается (связи не ищем, нет) и я, кажется, перенасытилась «Рубежом» с его казацкой атмосферностью. Но! Но бозинопоток же. Ах, Дмитрий. Как жить. Как жить.


upd: На самом деле, потрясающее интервью. Отцы и дети. Потрясающее в отношении точности и конкретности, почти без уходов в космос: что, где, когда, вся история детства с датами и географическими ориентирами, последовательная и трогательная. О прекрасных родителях, которым - слава, ибо заложить в своих детях заряд, который из вагон-поселка проведет их в большой мир, - это геройство. Когда Бозин рассказывает о Комсомольском, ты вослед за невидимым и неведомым оператором повторяешь: «Комсомольский? Это где рядом Советский? Ребята, посмотрите на него, он в Москве, да он гений».

И, наконец, приоткрытая завеса над историей с первым браком. Я даже бросила на плите курицу, мне нужно об этом написать. Болезненная история, чуть-чуть блокируемая им самим. Как жену он воспринимал и воспринимает только Фатиму, это очевидно, да и что - там... студенческий брак. Однокурсница Ольга. На втором курсе поженились, на четвертом развелись, разрыв был сложным, говорить он о нём не хочет, если только: «Всё от недостатка опыта» - и точка. И ещё много лет прошло, прежде чем он начал общаться со старшей дочерью. Вот она - простая, земная человеческая сложность жизни, щемящая мне сердце. Право слово, совсем не к теме, но: я люблю этого человека. За «А когда сказала "Дима, ты будешь папой", испугался?» - «Нет, не помню. Радость помню. Страха не помню». Да и - просто.

И да, девчонок он в тайгу таскал, ишь ты [улыбка].
запись создана: 07.01.2012 в 13:55

@настроение: Фангерлинг.

@темы: А ларчик просто открывался, Артист Саша крутится на стуле, Библиотечные кинки, Ваша навеки, Влюбленное, Гармонизируй и агонизируй, Дыши, бобёр, дыши, ЖЗЛ, Интересности, Копилка., Лэнгдон раскачивал полку, Менестрель боя и песни, ТРВ, Фандомное, Целевая аудитория альпийской соли, Цитаты

23:53 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
07.10.2011 в 23:28
Пишет koshka-na-kryshe:

как замечательно, правильно, просто...
07.10.2011 в 23:16
Пишет Innamorata:

Esquire. Правила жизни.
Константин Райкин
Актер, режиссер, 61 год, Москва.



С точки зрения жлоба, я почти урод. Я очень некрасивый человек, не заслуживающий никакого внимания. А если чуть повнимательнее к людям относиться, то моя внешность — можно сказать, почти интересная, актерская. Я могу сколь угодно себя уродовать.

читать дальше

URL записи

URL записи

@темы: Черным по белому, Цитаты, Утащенное, Люди, Копилка., Жизненное, ЖЗЛ, А ларчик просто открывался

13:09 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сегодня в нашем доме аж три свадьбы. Три свадьбы третьего сентябре - это, я считаю, символично. Один женился, двоих выдавали замуж; женился соседский парень, в которого я была влюблена на заре своего отрочества (я во всех соседских ребят по очереди влюблялась в то славное время). «Брачный период», - с энной долей невеселости пошутила мама.

@темы: Всякая всячина, ЖЗЛ, Суета сует, Улицы ждут своих героев

19:05 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Начала читать ЖЗЛовскую книгу Алексея Варламова о Булгакове. Сразу оговорюсь – только первые несколько десятков страниц, но книга, судя по всему, хорошая. И качественная (как литература), и понимающая (как биография). Однако – моя мгновенная реакция: разве?! – в первой же главе: «С определенной точки зрения Михаила Булгакова можно рассматривать не просто как человека, вступившего на «чужую территорию» и написавшего среди прочих произведений гениальный, но при этом духовно «соблазнительный» роман о силе дьявола и слабости Того, Кто ему противостоит. Дело сложнее и глубже: евангельская территория не была для Булгакова чужой, и за его биографией стоит судьба двух родов, которые Церкви столетиями принадлежали, верно ей служили и чей потомок от неё не то чтобы отшатнулся и с нею порвал, но в той или иной мере от неё отошел».

Вопрос религии и веры в Булгакове оставляют (сам – остается) открытым, в то время как лично для меня он решен буквально априори, я другого не вижу: роман Мастер и Маргарита, о котором упоминается, предельно религиозен. Можно выдумать для себя бога и дьявола (фантазия – всё может), нельзя солгать. Меня сейчас поймет любой пишущий (поэт, прозаик, фикрайтер, обыкновенный графоман, пишущий ради самого процесса писания). Нельзя писать то, во что ты не веришь.

читать дальше

@темы: Росчерком пера, Мысли вслух, Литература, Книги, ЖЗЛ, А ларчик просто открывался, Точка зрения, Философия между строк

15:57 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Царица иль, может быть, только печальный ребенок,
Она наклонялась над сонно вздыхающим морем,
И стан её, стройный и гибкий, казался так тонок,
Он тайно стремился навстречу серебряным зорям.

Сбегающий сумрак. Какая-то крикнула птица,
И вот перед ней замелькали во влаге дельфины.
Чтоб плыть к бирюзовым владеньям влюбленного принца,
Они предлагали свои глянцевитые спины. (с)

Это я сейчас читаю книгу Владимира Полушина о Николае Гумилёве, серии ЖЗЛ. Отрывок из "Отказа" мне просто приглянулся - какая картина рисуется, правда?

Книга же не вызвала во мне особого восторга - по крайней мере, пока не вызывает. Я могу понять, когда автор, исследователь и почитатель так предан тому, о ком пишет, что благословляет его благодетелей и проклинает ненавистников, но можно же иногда и меру знать. В доброго и искреннего Брюсова мне верится с трудом. Впрочем, в змеиность Гиппиус я верю вполне, но суть не в этом. Помнится, когда я читала Куняевых, книгу о Есенине, то там меня сначала отбросило именно абсолютное обеление поэта. Но потом проявились и объективность, и попытки объяснить, и небоязнь показать его слабым. У Полушина же Гумилёв изначально - во всем идеален и прав, а прочие - просто не понимают Гения. Книга пытается быть искренней, но этого пока не получается. Не хватает объективности и понимания ситуации Швейцер (о Цветаевой, изумительная книга) и хотя бы той же эмоциональной теплоты Куняевых, которая многое компенсировала.

Но дело даже не столько в этом, сколько в том, что, право слово, откуда бы автору знать, что и с каким выражением лица, с какими чувствами и мотивами, с какими внутренними картинами мыслей Аня Горенко говорила Коле Гумилёву? Вот этих "В голове её мелькнуло то-то, на лице отразилось то-то, она произнесла дрогнувшим голосом: *фраза, долго придумываемая автором*". Чует сердце моё - не мог он ни знать, ни предполагать, что было у Ани Горенко в голове. Потому что она тоже - поэт, а предугадать поэта - невозможность. Впрочем, к Анне Ахматовой у автора книги отношение явно предвзятое, и хотя я давно Ахматовой переболела, но - нельзя же так.

Но книгу я дочитаю. Ради документального интереса. И, кто знает, вдруг всё ещё изменится?

Очень хвалят книгу Быкова о Пастернаке. Купила, буду читать.

@темы: ЖЗЛ, Книги

12:27 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Давно смотрела, давно ходила вокруг и около - книги Виктории Швейцер о Марине Цветаевой из серии ЖЗЛ. Ходила-ходила - и купила. До этого момента "чужих" взглядов на Цветаеву - боялась. Или только современников, её знавших - или мой личный взгляд. читать дальше

@темы: Высокое искусство, ЖЗЛ, Книги, Росчерком пера, Марина

День темнотут.

главная