Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: горький осадок, но сахара не надо (c) (список заголовков)
21:06 

Из жизни животных.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Давайте я в лучших общечеловеческих традициях пожалуюсь вам на новую работу (здесь сатанинский закадровый смех). Этот пост я строчила утром, печально созерцая полупустой офис, потом у меня наклюнулась моя первая сделка, я подобрела, но не настолько, чтобы эта минутная доброта перекрыла для меня суть. А тут как в той бородатой шутке: «Суть прямо тут, в песочек». Под катом будет много, много песка.

Суть же, собственно, даже не в жалобах, а в предупреждении: не ходите, дети, в риэлторы гулять. По крайней мере, во времена финансового кризиса. По крайней мере, в мёртвый сезон. Хотя подозреваю, что в немёртвый всё обстоит ещё хуже. Говорить сейчас буду только об аренде жилья, на ситуации с продажами не замахиваюсь. Итак, вы внезапно, от полного, кромешного, словно тьма в чаще леса, отчаяния решили податься в агенты по недвижимости в одну очень крупную и именитую компанию. Гибкий график, много быстрых денег.

{more}

@темы: Мысли вслух, Маркером по кафелю, Жизненное, Горький осадок, но сахара не надо (c), Будни, Not my division., Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., Росчерком пера, Стресс в большом городе., Тыгыдым-тыгыдым., Хьюстон, у нас проблема

15:43 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Когда-нибудь, когда я вырасту выпущу отдельной книгой законченных (не смешно) Хранителей и/или Мойщиков (да здравствует, в конце концов, самоплагиат), когда пять моих ещё ненаписанных концептуальных пьес поставят на пяти разных российских сценах, когда меня и Букер хоть раз упомянут в одной статье рядом (дайте же простор для мечты), - так вот, тогда, уже безусловно зарекомендовав себя, я сделаю вот что:

Я запрусь дома и напишу беспросветно банальный, приторный, типичный дамский любовный роман - не без претензии на литературу приличную, правда, но исключительно ради имиджа. Он будет называться, скажем, «В ожидании [и дальше что-нибудь претенциозное, но обязательно «в ожидании»]». Или вроде. О героине, живущей где-нибудь на отшибе мира (отшибом мира упорно видятся долины Тосканы или лавандовые поля Прованса). Героиня будет на закате варить яблочное варенье на летней кухне, а потом читать Шарлотту Бронте, поглаживая трёх пятнистых кошек. Однажды в её жизни что-нибудь произойдёт. Мимо проедет некоронованный принц выдуманного королевства (отщеплю ради такого дела кусок от какой-нибудь европейской державы). И - всё. Просто всё. Варенье горчит, Бронте нудит, кошки орут, у них март, у хозяйки вот - тоже.

Жила-жила в ожидании, вышивала гладью - и дождалась.

Даже отсутствие хэппи-энда, а он будет отсутствовать, станет неизбежной претензией на оригинальность - и, значит, банальностью (так и задумывалось), но мне будет всё равно, у меня на счету к тому времени пара романов и пяток пьес, вы помните. В финале героиня обязательно встанет на крыльце и будет долго - с благородной печалью во взоре - смотреть из-под ладони на закат и в фиалковые сумерки. Книжку станут покупать для чтения в поездах - тургеневские барышни и дамы бальзаковского возраста.

@темы: Маргарин идей, Горький осадок, но сахара не надо (c), Я не я и космические лучи не мои, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Планы, Всякая всячина, Бренность бытия, А ларчик просто открывался, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп

23:41 

Сибирский цирюльник.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Всё, что я сейчас хочу написать, это: успокойте меня; успокойте меня, пожалуйста.

Фильм я помнила лучше, чем думала, и да: пятнадцать лет назад Никита Михалков ещё умел снимать хорошее кино. Лубок - да, и гротеск - да, но хорошее, большое, больное и прекрасное кино, всё скрученное, перевитое в жгут контраста. Оно и теперь болит у меня, это кино, как свежая ссадина, как порез, болит на мне, кровоточа, и это сейчас просто - перебор, нельзя так.

Он присыпан солью, этот мой порез, - временем, болящим так же, временем России со второй половины девятнадцатого до первой четверти двадцатого, прошлой (не)прожитой жизнью, золотом эполет, мальчишками-юнкерами, сорванными струнами - и этим «Он русский офицер, он никогда не обмолвится и словом». Глупый, отчаянный, живой мальчик, полюбил и погубил; полюбил женщину, по касательной прошедшую к его жизни, и погубил себя. Любовь - не корь, ею не всегда болеют раз в жизни, но в этой - их - истории - она хуже кори и хуже чумы. И светлее, чем небо в ту их весну.

Всю сцену на вокзале - глухое, в голос, на одной ноте, рыдание. Билась головой о спинку кресла. Тогда, наверное, поняла, что должен быть - предел. Всё, не знаю, что ещё сказать. Идеально сыграно. Идеально составлено. Прописано, как нотная вязь. Моцарт на киноплёнке.

NB: насчет Толстого и Палиевского - я всё понимаю, правда, я вижу, видела; осознаю, почему, знаю, на основе чего (он любил его отчаянно, и это «Что ты наделааааал?!»), но - нет, не могу, простите. Для меня это всё - слишком история юнкера Толстого, одного его, даже не женщины с ним.

@темы: Росчерком пера, Рекомендательное, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Песнь Песней, Олег Евгеньевич, Кино, Дыши, бобёр, дыши, Горький осадок, но сахара не надо (c), Высокое искусство, Ваша навеки, Men

22:46 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Что-то есть для меня в этой песне уже много лет - тонко-нежное, натянуто-печальное, словно звон скрипичной струны; светлое. Я очистительно плачу, слыша её, стабильно, каждый раз - от красоты этой, от знания безысходности кино-контекста, от нежности.


@темы: Такой вот забавный зверек, На круги своя, Музыка, Копилка., Горький осадок, но сахара не надо (с), Горький осадок, но сахара не надо (c), Ваша навеки

11:03 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Более чем трёхнедельное отсутствие интернета пагубно отразилось на моей психике. Вчера пошла и бог весть с чего на сон грядущий просмотрела все пять сотен фотографий на странице моей Первой Большой Любви (табличка «Сарказм» почти уместна, впрочем, лишь почти). Такого полного спектра эмоций за каких-то полчаса я не проживала уже давно: любой каприз за ваши деньги, от совершенно неприличного хохота с элементами неизящного похрюкивания - до падения спиной вниз на глубину (есть одна фотография, на которую мне ну вот совсем нельзя смотреть). Закрыла альбом. Посидела, подперев щеку рукой. И подумала: «В какое же феерически самовлюбленное, кокетливое, на полную катушку запустившее механизм компенсации существо я была влюблена. Ух ты. Да вы умеете выбирать, Моронька, кыса моя».

И как-то почти нежно с высоты своего эмоционального опыта (да, я ввечеру была очень скромна) смотришь на эти десятки, чуть ли не сотни пишущих девочек с их флиртом, отчаянием, показательным остроумием, голодной иступленной надеждой и тайной. Я хорошо вижу эту тайну. Я сама носила её, хрупкую, в оловянных запястьях года два-три назад. Они пока тоже думают, что он чертовски красив, чертовски золотосердечен и чертовски со всеми искренен. Одно поколение девочек за другим. С одними и теми же фразами и яркими, переливчатыми, чарующими заблуждениями. С одними и теми же глазами Федр и Ариадн. Мне ли, смотревшей такими же, не знать.

Как давно это было. Как хорошо, что это было давно. Как хорошо, что потом было другое, ещё темнее и глубже - ибо всё познается в сравнении. Но первый свой урок-опыт крика и плача Федры Ипполиту я получила на уровне эмоций, на уровне молчания и тоски именно от этого человека, о чем он и не подозревает. И за это ему, наверное, спасибо, - я была подготовлена к следующим своим учителям, превзошедшим его в таланте.

Олимпийцы?! Их взгляд спящ!
Небожителей - мы - лепим!
М.Ц.

@темы: А ларчик просто открывался, Воспоминания, Горький осадок, но сахара не надо (c), Жизненное, Личное, Мысли вслух, Пепел от сожженных писем, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Полуночное, Росчерком пера, Сбившийся вектор направления

13:35 

Из глубины взываю (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Моя проекция с себя на Уайльда и интроекция с Уайльда на себя усиливаются в геометрической прогрессии. Только теперь, после прочтения писем и начав читать De Profundis, я окончательно поняла, почему мой программный спектакль - именно Саломея. Это настолько болезненно прямолинейно, что даже как-то и не обескураживает. Не знав таких отношений (и никому не желая их - имеется в виду, с подобными результатами - узнать), я тем не менее сполна прочувствовала на себе эмоциональный пласт, перспективу - по крайней мере, думаю так. Я понимаю. Темы и мотивы, как из собственных нервов сплетенные.

Нет при себе книги и нет сейчас времени, а то я поцитировала бы и написала бы подробнее. Возможно, позже. Пост о двурезультатности любви зреет во мне уже третий день.

«Я люблю тебя, потому что ты погубил меня». Большего не скажешь.

И да. Оно всегда того стоит. В этом - беда.

P.S. Открытие: то знакомое и знаковое, столь символичное «Любовь, не смеющая назвать себя любовью» (вариант: «Любовь, которая не может назвать себя по имени») - это строчка из стихотворения Альфреда Дугласа «Две любви». И да, Росс совершенно по-новому освещаtтся после писем. В лучшем из смыслов.

@темы: Фрейд бы плакал, Такой вот забавный зверек, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Росчерком пера, Песнь Песней, Мысли вслух, Литература, Книги, Горький осадок, но сахара не надо (c), А ларчик просто открывался

23:53 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Съездила в институт, чтобы послушать о том, как добывать спирт из гуталина и пообниматься с Наденькой, потом съездила к Катрусе поведать ей об этом - о гуталине и прочих прекрасных вещах, не об объятиях, хотя и о них тоже - и это, в общем-то, лучшие моменты сегодняшнего дня, который - весь, с утра и до самого позднего вечера - можно описать одним словом: чад. Весь день в чаду, а когда оный рассеялся - стало только хуже. Впечатлительная доверчивая идиотка с истероидным радикалом, умеющая создавать себе кошмарные дежа вю и проживать в них дни и ночи, - это более чем обо мне, гораздо больше, чем вы думаете.

P.S. Катрусь, радуйся: пока ехала домой, забыла, каким должен был быть тэг про Джигурду. Не судьба!

Спать! Потолок как короб
Снять! Синевой запить!
В постель иду как в прорубь:
Вас, — не себя топить! (с)

@темы: Чувства и чувствительность, Ум за разум, Тыгыдым-тыгыдым., Такой вот забавный зверек, Сбившийся вектор направления, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Перманентное кабуки, Настроение, Миссис Хадсон унесла мой череп, Люди, Личное, Дьяволиада, Друзья, Горький осадок, но сахара не надо (c), Бренность бытия, Not my division.

20:37 

Без комментариев и ката.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
... Он боролся с застенчивостью — грубыми шутками, с нелюбовью к дракам — тем, что первым в них ввязывался, со страхом перед смертью — мыслями о ней. Но все это — забитое, загнанное внутрь — жило в нем и дышало его воздухом. Он был застенчив и груб, тих и шумен, он скрывал свои достоинства и выставлял недостатки, он прятался под одеяло и молился перед сном: «Боже, не дай мне умереть!» — и рисковал, бросаясь на заведомо сильного.

У него были стихи, зашифрованные на обоях рядом с подушкой, он соскребал их, когда надоедали. У него была флейта — подарок хорошего человека — он прятал ее в щель между матрасом и стеной. У него была ворона, он воровал для нее еду на кухне. У него были мотки шерсти, он вязал из них красивые свитера.

Он родился шестипалым и горбатым, уродливым, как обезьяний детеныш. В десять лет он был угрюмым и большеротым, с вечно расквашенными губами, с огромными лапами, которые рушили все вокруг. В семнадцать стал тоньше, тише и спокойнее. Лицо его было лицом взрослого, брови срастались над переносицей, густая грива цвета вороньих перьев росла вширь, как колючий куст. Он был равнодушен к еде и неряшлив в одежде, носил под ногтями траур и подолгу не менял носков. Он стеснялся своего горба и угрей на носу, стеснялся, что еще не бреется, и курил трубку, чтобы выглядеть старше. Втайне он читал душещипательные романы и сочинял стихи, в которых герой умирал долгой и мучительной смертью. Диккенса он прятал под подушкой.

Он любил Дом, никогда не знал другого дома и родителей, он вырос одним из многих и умел уходить в себя, когда хотел быть один. На флейте он лучше всего играл, когда его никто не слышал. Все получалась сразу — любая мелодия — словно их вдувал во флейту ветер. В лучших местах он жалел, что его никто не слышит, но знал, что будь рядом слушатель, так хорошо бы не получилось. В Доме горбатых называли Ангелами, подразумевая сложенные крылья, и это была одна из немногих ласковых кличек, которые Дом давал своим детям.

Горбач играл, притоптывая косолапыми ступнями по мокрым листьям. Он впитывал в себя спокойствие и доброту, он заключал себя в круг чистоты, сквозь который не пролезут бледные руки тех, что путают душу. По ту сторону сетки мелькали люди, это его не тревожило. Наружность отсутствовала в его сознании. Только он сам, ветер, песни и те, кого он любил. Все это было в Доме, а снаружи — никого и ничего, только пустой, враждебный город, живший своей жизнью.
(с) Мариам Петросян, «Дом, в котором...»

@темы: Литература, Книги, И Дом дышал, Для памяти, Горький осадок, но сахара не надо (c), Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Росчерком пера

01:10 

Sherlock 2x03.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Очень хочется написать про третью серию Шерлока много и со вкусом, но про неё уже минимум по два раза написал каждый в моей ленте, а ещё очень хочется спать. Поэтому я буду лаконична, как сборник ста лучших телеграмм.

Немножко о том, как «Эстетика переходит в фап» (с) Фриман прекрасен, великолепно искреннен и вызывал слёзы в финале; не помню, как соскребала себя с дивана, это было прекрасно; дайте ему какую-нибудь золоченую статуэтку, пожалуйста. Пока он лежал, приложившись головой о землю, тело подменили или Шерлока поймал большой орёл, привет, ВК и ХН. Майкрофт не мог так опростоволоситься, просто потому что это Майкрофт, и что-то в истории с их беседами с Мориарти нечисто. Лестрейд прекрасен и я люблю его, как никогда; но, пожалуйста, пусть он запрет Салли Донаван в маленьком темном чулане и больше никогда оттуда не выпускает. Верность Джона Шерлоку поразительна - нечеловеческая, выбивающая дыхание. Мориарти абсолютно, кристально безумен, и - да простит меня Джим-тим - я рада, что всё кончилось этой пулей, потому что меня впервые пугал этот образ - по-человечески пугал, до тошноты и отторжения. Трое друзей. Шерлок на крыше. Какой же ты чудесный, Шерлок, и каким же ты умеешь быть.

И, наконец, это лучшее из того, что я видела за последнее время. Я хочу скачать эту серию и гонять её по кругу, медленно сходя с ума.

@темы: Фандомное, Росчерком пера, Полуночное, Мысли вслух, Дыши, бобёр, дыши, Горький осадок, но сахара не надо (c), Влюбленное

00:13 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Думаешь, что воюешь с прошлым, а оно всё ещё настоящее, а когда становится прошлым, война заканчивается. Незаметно и навсегда (с).

Я думала, что моя война кончилась. Нет, представьте себя, я говорю не о моём персональном волке из затасканной драмы "Учитель и ученица". Нет. Это другая война на других полях сражений, и я думала, что уже похоронила своих мертвецов, но мысль - действительно самый живучий паразит. Память учит, а время лечит. Но, видимо, только не меня. Но, видимо, просто не в этот раз. Но, видимо, я слишком много думала об ушедшем - и оно вернулось. Вернулось тихо, глухо, без ярких красок и громких звуков, не ударом в грудь, как когда-то, а подкожно и медленно.

Тогда - и сейчас.

Это просто объяснить на примере. Если долго смотреть на солнце, так, что больно, а потом резко закрыть глаза, на черном поле век ярко вспыхивает расцветающее пятно. И сейчас то, что происходит со мной, и есть этот послеслед. Не солнце, но его отпечаток на сетчатке. Далекий отзвук. Больше память и жалость, чем что-либо ещё.

К слову, я заметила: память и жалость - то, что послевкусием сопровождает меня во всех моих историях. Жалость о несбывшемся и память, которая, разумеется, никогда не станет уроком. О чем вы.

Когда эта война закончится незаметно и навсегда, я вздохну свободно. Я просто знаю, что это случится скоро. Я отваживаюсь на это надеяться.

@темы: Мысли вслух, Личное, Горький осадок, но сахара не надо (c), На круги своя, Рефлексия, Сбившийся вектор направления

21:49 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Больше двух месяцев вынашиваю в голове мысль о полу-автобиографической (чувствами, конечно, не событиями, а ещё - несбывшейся перспективой) ориджинальной трилогии (мини, миди) на знакомую до боли тему, алыми нитками расшитую красно-шапочковыми мотивами. Только ничего нового там всё равно не будет, а повтора не хочется. Зачем мне моральные рецидивы.

На самом деле, этого поста не было бы, если бы не двадцать шесть новых фотографий и не "Этой сволочи безумно идет черное". Всё хорошо, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо. Меня давно не трогает, честно, иногда просто режет по давно зажившему.

Надо было поостеречься.
Надо было предвидеть сбой.
Просто Отче хотел развлечься
И проверить меня тобой.

Я ждала от Него подвоха –
Он решил не терять ни дня.
Что же, бинго. Мне правда плохо.
Он опять обыграл меня. (с) ВП.

@темы: Есть люди тоски и люди скуки. (с), Горький осадок, но сахара не надо (c)

20:17 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У первой за несколько месяцев сигареты привкус почему-то не весны, а осени. Это зябнущие окаменевшие пальцы, заходящее за облаками солнце, тихий насмешливый голос, когда рассказываешь что-то и кому-то, это много ожиданий, планов на будущее и никакого, ни-ка-ко-го тепла кроме горьковато-приятного дыма с губ. Всего одна сигарета, но, видимо, я ими, одиночными, закрываю гештальты своих успокоений. Мне надо.

@темы: Бренность бытия, Весна, Горький осадок, но сахара не надо (c), Мысли вслух, Такой вот забавный зверек

12:53 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Экзамен. Так вот.
Борис Михайлович Коган – святой человек, и когда-нибудь я поставлю его памятник. Мне – как и всегда по закону подлости – попался билет, в котором один вопрос из двух я знала, во втором плавала. Он подтаскивал меня как мог. Ситуация была очень щекотливая, я попросила дополнительные вопросы, он сказал: «Ну что, будем вас тянуть, Юля» - и вытянул на «отлично». На дополнительные я ответила. И безмерно ему благодарна.

- Всё ужасно.
- Ну, зачем же вы так. Всё очень даже прилично.
- Просто я знаю, что могла отвечать лучше.
- Вы это знаете, я это знаю, что же теперь делать…

У меня до сих пор эффект незавершенного действия. Я, кажется, очень рада, но с осадком. Мне безмерно стыдно перед преподавателем и перед собой за не до конца заслуженный балл.

Но всё хорошо, что хорошо кончается. Выдох.

@темы: Горький осадок, но сахара не надо (c), ИПССО, Люди, Суета сует, Учебное

18:51 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А ещё я пишу курсовую у прекрасного профессора.
И если сотый человек спросит у меня, почему не у того, я теперь с чистой совестью могу ответить:
к тому подходили. Он никого не берет. Ему лень.

@темы: Горький осадок, но сахара не надо (c), Дьяволиада, Улицы ждут своих героев, Учебное

08:16 

Словоблудие.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сегодня я напишу этот чертов психологический портрет ещё неизвестной мне жертвы.
Сегодня я назло миру найду хоть во всех греческих мифах нравственно-этические составляющие.
Сегодня я прочту все эти прекрасные главы этой прекрасной хрестоматии по эксперименталке.
Сегодня я съезжу к отцу - и всё будет хорошо.
А завтра я, наконец, покончу с паранойей и поеду в универ. Относительно красивая и относительно счастливая.
Dixi.

Ну да, ну да. Осталось повторить у зеркала.

Напроситься, что ли, и походить на сеансы к А.? Говорят, он со студентов денег не берет.

@темы: Горький осадок, но сахара не надо (c), Планы

21:46 

Итоги длинного, очень длинного дня.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
День выдался на редкость насыщенным.
В первой его половине я окончательно убедилась, что если рвешь взаимоотношения - значит, рвешь, и любая попытка поддерживать дружественную атмосферу заранее обречена на провал. читать дальше

Домой пришла взвинченная до предела. На моё счастье, ближе к вечеру появилась  I am a little kitty с фразой "Не сочти меня сумасшедшей, но поехали в Зоопарк, погуляем". И я, помолчав: "А знаешь... поехали! Мне проветриться нужно".
И вот результат (детям и слабонервным отойти от монитора, под катом я).

читать дальше

@темы: Горький осадок, но сахара не надо (c), Друзья, Жизненное, Отношения

16:36 

О том, как живу.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Любовный крест тяжел - и мы его не тронем.
Вчерашний день прошел - и мы его схороним.
Марина Цветаева.

@темы: Горький осадок, но сахара не надо (c), Жизненное

13:07 

*компьютерное*

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера весь вечер, до полуночи, провоевала с антивирусом. Nod32 - вещь активная, бдительная, но высосавшая из меня все соки. Обнаружив в компьютере девятнадцать тысяч инфицированных самораскопировавшихся файлов, он настойчиво предложил мне удалять их по одному. Чем я нервно и занималась, пока, наконец, не перевернула все стандартные настройки и не заставила его самого заниматься его же законным делом :)
Постаралась восстановить и настройки самого компьютера, графические и прочие, насколько это было возможно.
Спать легла на автомате.
Зачет по физике честно прогуляла, отключив прозвеневший около семи будильник.

@темы: Горький осадок, но сахара не надо (c), Дьяволиада

День темнотут.

главная