• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рекомендательное (список заголовков)
10:03 

Birdman.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Два хороших человека просят от меня отзыв на Бёрдмэна, но я в последнее время ещё более ленива, чем прежде, к тому же подрастеряла навык написания отзыва. Однако вот в чём суть: Алехандро Гонсалес Иньярриту спел гимн Фантазии. Можно раскрыть её как шизофрению, можно - как отпечаток профессии с оттенком выгорания, профессии, сделавшей из Игры Жизнь, а из Жизни - Игру, но суть от этого не изменится, царство фантазии будет приоритетно. Любое бытие можно изменить с её помощью - и только в неё можно по-настоящему уйти. Уход ни во что больше человека не спасает.

{more}

@темы: Эстетика, Философия между строк, Росчерком пера, Рекомендательное, Мысли вслух, Кино, Высокое искусство, А ларчик просто открывался

20:03 

Halt and Catch Fire.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Очередное моё персональное спасибо Джексону, открывшему мне Ли Пейса, и Ли Пейсу, открывшего мне небо в алмазах внутри своей фильмографии. Ситуация с «Остановись и гори» - примерно такая же, как по осени была с Peaky blinders, то есть, я абсолютно не понимаю, почему уже год-полтора-два вся ф-лента не воет волчьим воем по таким действительно качественным проектам. По чему угодно, кроме них, хотя в достатке всего - сюжета, диалогов, игры, напряжения, картинки, крышесносной музыки.

1983. Отправьтесь в этот год, возьмите гениального неудачника - специалиста по «железу», девочку с неотжитым пубертатом - программиста от бога и циничного дельца в костюме от Армани и с травматикой под ним - продажника от дьявола. Так вы получите вымышленную, но от того не менее реальную историю людей, сунувших палку в колесо IBM. Неважно, что там в реальности сделали с компьютерами в 1981-м и том же 83-м, честное слово, вам будет плевать, потому что Halt and Catch Fire - это рассказ о плотном, осязаемом человеческом безумии, байопик о каждом компьютерном новаторе того времени, рассказ об их будущем, которые мы сейчас держим в руках (буквально). А самое прекрасное, что все в этом сериале - форменные психопаты, одержимые святым сумасшествием Да Винчи, искатели Святого Грааля века высоких технологий. Инженер. Программист. Продавец. Кушетка плачет по каждому - и каждый раскручивает свой клубок гиперкомпенсации, подросткового истерикоза или внутренней социопатической пустоты как только может. Они лгут, пьют, занимаются сексом, подставляют друг друга, любят, ищут, заходят в тупики (регулярно) и творят, творят, как ненормальные, с кровью прорываясь сквозь тернии к звёздам - к тому, что создать было невозможно, но они взяли и создали, переродившись в процессе этого созидания. Больные отношения, компьютеры как искусство и коды как музыка, Джо МакМиллан, готовый для хорошей рекламы прокрутить чью-нибудь руку через мясорубку, ничего белого, ничего черного, вынужденная команда мечты. Идеально.

Неизбежный абзац о Ли Пейсе: пластилиновый актёр. Режиссёры, кажется, могут брать его и делать что угодно, ибо психологически он просто глина - может всё. О его Джо МакМиллане можно написать диссертацию: блестящий фасад, огромные способности, илистая внутренняя топь комплексов; он пустой, полый, его жалко, но он гениален в своём деле. То, как Ли это играет - это всё разом - просто взрывает сознание. Трогательный социопат. Притягательный лжец. Вдохновитель на час. Что Ли делает телом - это умопомрачение, крадущийся тигр, затаившийся дракон, одновременные расслабленность (внешняя) и дикая собранность (внутренняя). Что он делает глазами - а он ими покоряет, унижает, занимается любовью, иногда всё одномоментно. Что он делает голосом. Помимо того, что Ли просто криминально красив - и от него волной исходит какая-то первобытная энергетика силы, сшибающая с ног мощь, такой кристальный, ничем не прикрытый секс, что уже даже не неловко, просто сидишь, горишь, исходишь на соки, чувствуешь себя стягиваемым жгутом и жуешь угол подушки. А человек на экране даже ничего особенного не делает. Просто смотрит, ходит, говорит. В общем, я всё сказала. Теперь пойду лягу под ёлкой и помотаю себе избранные сцены. Орать, плакать, материться и фапать до крови сил больше просто нет.


@темы: Ей всё можно, она в шубе., Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Влюбленное, Ваша навеки, TV, Men, Lee Pace, Halt and Catch Fire, Лэнгдон раскачивал полку, Рекомендательное, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

15:45 

Кили не смог (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Мне практически всегда везёт с напарыванием на актёров. Легко быть блаженно-восхищенной, когда фильмографии, которые глотаешь залпом, это фильмографии Джекмана, ДиКаприо, Фёрта, Шона Бина, Крэйга, МакЭвоя, Фассбендера, Гослинга, Хиддлстона, Криса Эванса. И у них, конечно, где-то попадаются вещи, по поводу которых хочется спросить: «Зачем? Почему? Режиссёр отобрал у тебя документы? Продюсеры держали в заложниках твою семью и пса?», но кто не без греха. В целом это по преимуществу перечни очень хороших работ; блестящих. В общем, я большая молодец, что похвасталась вам тем, как мне счастливится с мужиками в зарубежном кино. А теперь все дружно берём и смеёмся над этим продолжающимся - буквально - везением, потому что я в принципе не была намерена напарываться на Ли Пейса. На Ли, матерь его, Пейса.

На секундочку: вот Армитеджа - того, да, мы с Арианой любили ещё когда это не было модно ©, Люка Эванса - с чуть более поздней поры облизывали на пару с Джорджем, но вот Ли Пейс мне даже во франшизе Хоббита был глубоко параллелен. Меня несло и несёт по Трандуилу как персонажу внутри вселенной до боли в груди, по РПСному ричли - определённо, да, но Ли мне даже чисто визуально не нравился, никакого дела ни как до актёра, ни как до мужчины (громкий закадровый смех мрзд). Форма глагола в прошедшем времени, как вы уже поняли, существенна. Коротко говоря, я должна была понять, что это ж-ж-ж неспроста. А во всём дальнейшем виновата Perfect_criminal, потому что её посты вообще странно на меня влияют.

В общем, подчинилась судьбе и скачала The Fall. Зачем. Посмотрела. Сдохла. То есть, без шуток, эта история вывернула меня наизнанку, эстетическая красота фильма ослепила меня, то, насколько там хорош Ли, добило окончательно прямым в височную кость. Дело не только в этом «КАКОЙ КРАСИВЫЙ» (до того, что хочется закрывать руками лицо, как от молодого Делона), которым я прооралась Ане в смс ещё на десятой минуте, дело в том, насколько - он - действительно - хорош. Трогателен и страшен одновременно. Сам фильм - это местами какой-то Рерих, лучшие традиции сказочного абсурдизма, нанизанные на очень простую, очень человечную, хиной горчащую историю, настолько пронизанную отчаянием и добротой, добротой, доходящей до отчаяния, что я просто не знаю, что ещё сказать и как не унести вам сюда весь тумблер. Силюсь не прохрипеть что-то об историях маленьких девочек и взрослых погибающих мужчин. Аминь.

Без ума, годами без ума от этого чувства - когда благодаря чему-то массовому открываешь для себя актёра или конкретное не затёртое, по-настоящему качественное Кино, которое когда-то прошло мимо, чтобы потом, как лучшие стихи и вина, вернуться в свой черёд. By the way, обнаружила, что, оказывается, Солдатская девушка уже пару лет лежит у меня в списке для просмотра (ибо тематика) - с тех времён, когда я вообще не знала, кто такой Ли Пейс, и не готовилась узнать. Так что, Валера, настало твоё время в этом лучшем из всех январей.


@темы: Эстетика, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Рекомендательное, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Лэнгдон раскачивал полку, Кино, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Men, Lee Pace

12:44 

«Но всё тщетно. Освальд Шпенглер уже пишет "Закат Европы"».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Тот интересный случай, когда рубеж веков наступает чуть более чем через десятилетие после начала, собственно, века. Всё вдруг скручивается в тугой клубок временных нитей; каждая - ниточка чьего-то величия. С таким, знаете ли, прогоркло-сладостным привкусом тления. Это - начало века XX-го, короткого и страшного века, который подарит миру много великих людей, великих событий и великих бед. Но пока:

Пока есть «пока». Об этом «пока» - книга Флориана Иллиеса «Лето целого века» (это сигнал, все сейчас должны пойти и заказать её себе, нет, я серьезно). Лето целого века - это культурный срез последнего мирного, 1913-го года. Немного Парижа, немного Праги, чуть-чуть Мюнхена, чуть-чуть Нью-Йорка, много Вены и Берлина. Метод срезом (не лонгитюд, что для истории не свойственно - и потому совершенно гениально). С января по декабрь. Культура и искусство Европы - жизнь Европы - того периода в коротких, очень живых, каких-то даже соседских зарисовках, нежно-ироничных и иногда - великолепно страшноватых. Каждое четвертое-пятое имя ничего не говорит, но тут на помощь приходят Гугл с Википедией и воспоминаниями современников.

Франц Кафка пишет письма своей берлинской волшебнице Фелиции и страдает желудочными коликами (в каждом письме - такое предостережение от самого себя, до которого мне вот ещё расти и расти). Юный неудавшийся художник Адольф Гитлер, выдавший себя за грека при пересечении границы Иосиф Сталин и двадцатиоднолетний гонщик-испытатель Иосиф Броз (пока ещё не Тито) одновременно оказываются в Вене - и больше никогда не будут так близки друг к другу все трое. Томас Манн решает строить дом, а Генрих Манн заводит роман с актрисой, которая совсем не нравится его брату. У Фрейда на Берггассе, 19 появляется любимая кошка (и ей как-то наплевать на его гениальность, скажем прямо), но зато наступает окончательный разрыв с любимым учеником (тут очень ко времени приходится теория отцеубийства). Нестеров впервые делает мертвую петлю, а Фелиция Бауэр всё ещё - адресат не только несчастного неуверенного Кафки, но, кажется, и всей мировой культуры того времени. Шпенглер работает над Закатом Европы. Климт рисует своих красавиц. Скоро придёт время «снимать янтарь, гасить фонарь», но пока вечно ждущий наследник престола Франц Фердинанд резво гонит по улицам в своём авто с золотыми спицами (ему недолго осталось, как мы все знаем), Пруст жаждет жить воспоминаниями, а Гертруда Стайн мерзнет и пишет стихи о розах.

{***}

@темы: Рекомендательное, Мысли вслух, Литература, Книги, История, ЖЗЛ, Европа, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Библиотечные кинки, А ларчик просто открывался

18:23 

Служанки, 25-илетие, 27 января, сцена театра Сатирикон.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Это должно жить. Знаете это щемящее, тянущее, щекочущее чувство - немножко соль и перец, втёртые в расцарапанную кожу - когда смотришь на полотна времен Высокого Возрождения или расцвета импрессионизма, когда слышишь Моцарта или Вагнера, когда идешь и видишь - Les Bonnes. Я не боюсь постановки в один ряд, потому что равняю не форму и даже не содержание, равняю переворот в сознании, равняю художественную ценность и силу воздействия. Это - должно - жить. Служанкам двадцать пять лет. Четырежды варьировался состав. Но - устами Бозина - пусть эта чертверть века будет младенческим возрастом, пусть Служанкам будет двести пятьдесят, потому что пока есть хоть один человек, способный выходить на сцену и закручивать эту воронку, - Служанки должны играться. Есть вещи, которые нельзя потерять, вещи, не создать которые было бы преступлением против мироздания, но у Романа Григорьевича с ним всегда была особенная связь, предельная чуткость, «наклон слуха». Можно как угодно относиться к бунтарю Жене и «эпатажному» (о, это клейкое слово) Виктюку, к ТРВ и его спектаклям, к актёрам этого театра, - нельзя не признать того, что внутри сосуда Служанок перетекает, как в колдовском фиале, сила. Её можно любить или презирать, не признавать - нельзя.

Вся моя любовь, вся их любовь, вся любовь всех залов на протяжении двадцати пяти лет, вся любовь Виктюка к своему детищу - и актёров-детей его - концентрировалась вчера на сцене. Было так хорошо видно, как они стараются отдать больше и показать - лучше: вот история о невозможности любви в рабстве у самих себя, вот история о шизофренической фантазии и высшей чувственности, вот распахнутые врата в синь космоса. Всё - вот.

{more}

@темы: Эстетика, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Рекомендательное, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Men

18:06 

Бесы, театр на Малой Бронной, 21 января.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
После второго просмотра - мысли вслух:

Ставрогин и Верховенский инсценировки - это, бесспорно, противостояние, некая диалектическая борьба [противоположностей ли? отчасти - вряд ли], но мне вдруг подумалось, что это конфликт прежде всего не столько внешний - человека и человека, системы мотивов и системы мотивов - сколько внутренний, каждого в себе и с собой. Их взаимоотношения - это отношения созависимости (sic!). По сути, это та история, где морально-эмоциональная завязка друг на друге так велика, что начинает оборачиваться деструкцией; саморазрушительный радикал, полновластный тонатос разворачивается в полную силу. Верховенский не может отказаться от Ставрогина, он идологизировал его, обожествил (как обожествляли древние - не идеализируя; боги древних - вспомните - состояли преимущественно из недостатков). Он не просто его себе «За границей выдумал», он подчинил этой выдумке всю свою патологичную, извращенную программу построения мировой будущности, центрируя её на собственном механизме компенсации - и на Ставрогине. Отказаться от него он воистину не может.

Это фактически отношения эроса, но без чувственной (?) компоненты. Верховенский пытается Ставрогина завоевать. Однако методы его болезненно-деструктивны, понятия блага вывернуты. Ни Лиза, ни убийство Лебядкиных не являются средствами, которые могли бы помочь, прикрепить к себе, приклеить кровавым клеем, но Верховенским - в его помешанности - это не осознается. Ставрогин - краеугольный камень его мнимого будущего мироздания. Такие камни не сдвигаются.

{more}

@темы: Ваша навеки, Песнь Песней, Мысли вслух, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр, Точка зрения, Фрейд бы плакал

10:00 

Крутой маршрут, театр Современник, 12 января.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Крутой маршрут - это сценическая интерпретация автобиографического романа Евгении Гинзбург. На неё едва ли не чаще, чем на прочих, ссылался в своём Архипелаге ГУЛАГ Солженицын, и это уже обо всём говорит. Страшная летопись тридцать седьмого со всем ужасом репрессивного абсурда - почти сюрреалистичного, дьяволиадского, и оттого ещё более кошмарного, что совершенно немыслимого в XX веке в стране с богатейшим культурным наследием. Читаешь, смотришь - и думаешь: не могло быть. Читаешь, смотришь - и понимаешь: было. Всё это - то, чего мы совершенно не хотим знать о своей истории, но то, что знать необходимо, и необходимо через силу, потому что без этого мозаика не будет цельной, картина - завершенной. Широкий черный мазок по цветному полотну.

Это большая смелость и знак большой силы - решить подобное поставить и сыграть. Поставить бытовой миллионный кошмар в лицах нескольких женщин. Сыграть этих женщин с их непониманием, ломаемой об колено волей, верой, идейностью, слабостью, голодом, болью, вечерними платьями, в которых так и забрали месяцы назад. Исторический срез в простых и бьющих историях. По сути своей, Крутой маршрут - вещь ожидаемо страшная и мощная. И сказать о ней, наверное, нечего, потому что всё уже сказано - памятью и словом - самой Евгенией Семёновной Гинзбург, Варламом Шаламовым, Солженицыным. Но:

{more}

@темы: Women, Высокое искусство, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр

11:27 

Коломба, или «Марш на сцену!», театр на Малой Бронной, 22 декабря.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, никаких эпиграфов из «А если, сударь, я скажу, что люблю вас». Первоначально: я не знаю, как могла пропустить столь заметные на афише буквы, складывающиеся в «Жан Ануй», и при произнесении имени автора со сцены мы с Катей переглянулись. Опрометчиво судить по одной пьесе, но Ануя мы рядили по Эвридике - а это хоть и больной темами, но не самый художественно сильный текст (впрочем, пьесе важно быть выигрышной на сцене, не на листе). Коломба в этом отношении, впрочем, выгодно отличается - в тексте, произносимом со сцены, чувствуется бойкая динамика - при наличии какой-то подкожной поэтичности. Сплетение слов даёт актёрам возможность - «Раскрыться» не совсем то, избитое до кровоподтёков слово, - распахнуться.

Моэмовский Театр и Театральный роман Булгакова, перенесённые из сферы искусства в сферу очень простой личной истории - а нет ничего острее проходящегося точно по впадинкам между ребер, чем эти простые истории (банальные проекция и интроекция слишком велики). В сущности, Коломба - при вывернутом нутре театра, при показанной полости багряного его тела - это прежде всего вывернутость чувства, чем обстоятельств. Не театр разлучает Жюльена и Коломбу, - форма могла быть любой, театр лишь сгущает сок красок. Их разлучает - как ни странно - недолюбленность. Парадокс: взаимно любящие люди - друг другом недолюблены. Не объективно - субъективно. Оба считают, что дают друг другу сполна - много, слишком много, больше, чем возможно, - но всё же меньше, чем требуется другому. Коломбе нужно быть женщиной, на отречение в абсолюте она не готова (Жюльену необходимо беспримерное понимание и принятие; некрасовский тип, следующий в Сибирь). Он же впустил её в свою жизнь (что для него - безгранично много), но не впустил в себя, за все пуговицы, на которые был застёгнут. Они жаждали друг от друга слишком много проявлений вовне (мотив отречения проходит через сюжет пьесы тонкой алой линией).

Воистину: любви оказалось недостаточно.

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Рекомендательное, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

09:46 

Палата №6, театр на Малой Бронной, 17 декабря.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Первый просмотр - тот самый гештальтистский фон. Фигура приходит со второго. Второй - всегда ярче, с полным ощущением «другого спектакля» и одновременным узнаванием (сроднением!). Может быть, дело было в 37,4 - температуре тела, с которой я выходила из дома, а, может быть, в чудовищной, всепроникающей близости первого ряда или - хватит уничижать, пора признаться себе - невероятной силе того, что шло со сцены. Так - толчками - лава из вулканического жерла.

Две сцены, центрирующие на себя этот спектакль в моей внутренней вселенной, - и мне нужно о них написать:

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Рекомендательное, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

10:28 

Тень ЛИРа, ТРВ, сцена ГКЦМ Высоцкого, 12 декабря.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Тень ЛИРа Андрея Боровикова - это своего рода «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», только о Гонерилье и Регане. Спектакль из двух широких ярких лент - это история старших сестёр Корделии и история шутов. Далее только формулы моего личного, сугубо индивидупального восприятия, но: для меня Тень Лира - спектакль в первую очередь не о тургеневских отцах и детях, не о конфликте поколений (как ни странно) и даже не об обреченности отрекающегося нового поколения (как бывает часто). Это именно история Гонерильи и Реганы, попытка ответа на все смысловые вопросы: не что и даже как, а почему и из-за чего.

Здесь ремарка: у Шекспира великая палитра характеров, расставленных в самых разных точках континуума. У него есть сложные, многогранные, неодноцветные герои, а есть герои чистого зла и чистого добра - как Яго в Отелло существует ради незамутненного зла, так Гонерилья и Регана в Короле Лире существуют ради чистых корысти, неблагодарности и подлости. Но для сцены, тем более для сцены современной, на общем фоне человеческой противоречивости ставить их такими не просто сложно, - допускаю, что невозможно. Хочется, поддев краем ножа верхний слой, аккуратно вспороть их по шву - было ли что-то там, на этой вязкой глубине, отчего вспыхивали эти болотные огни? Боровиков, в частности, сделал именно это. Он плеснул на этих женщин красками. (Впрочем, не на них одних, на Лира в не меньшей степени).

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, ТРВ, Росчерком пера, Рекомендательное, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Ваша навеки

10:20 

Сергей и Айседора, ТРВ, сцена театра Киноактера, 9 декабря.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У меня давно не было таких противоречивых, бродящих, как виноградный сок, впечатлений от спектакля. С одной стороны, как сказала Ариана, «Это слегка отдавало безумием», с другой: хорошо, замечательно, читать: отдавало тем, что я так люблю. В сущности, или я столь люблю Виктюка и всё, что он делает, или восприятие моё уже столь искажено (а, возможно, наоборот - отточено), что некоего кричащего сумасшествия я в СиА не отметила. Скорее: это одна из самых линейных, по прямой идущих историй, рассказанных Романом Григорьевичем. Некая же поведенческая сумасшедшинка в Есенине и Дункан - ни что иное, как то самое «Не как в жизни», - эмоция, возведённая в абсолют и выраженная преувеличенным жестом, преувеличенной интонацией. Впрочем, и тут можно усомниться - есть особые люди, проявления их особенны, - и всё в Сергее и Айседоре, в двух встретившихся на сцене людях, казалось мне как раз очень органичным (за редким исключением).

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Росчерком пера, Театр, ТРВ, Рекомендательное, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Ваша навеки

09:27 

Оркестр мечты. Медь. 8 декабря, театр им. Ермоловой.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Одно-единственное слово - замечательно. Очень атмосферно. При всей моей любви и всём моём уважении к Меньшикову, шла не то чтобы ожидая многого - своего рода бенефис ОЕ, музыка, читка, - проходная, хоть и наверняка яркая не постановка даже, - скорее растяженный перформанс. По итогам: яркая - не то слово. Идеальная для ведущих анализаторов - зрительного и слухового - вещь. Прекрасное владение пространством сцены, изумительные свет и цвет, детали костюмов, реквизита, да хоть бы и расположения музыкантов. Прекрасная музыка, но, впрочем, судить мне сложно, ибо я не слишком музыкальна (так же как и не кинематографична) и могу довольствоваться малым в исполнении, меня задевают лишь отдельные, в сердцевину мишени попадающие вещи.

Но в Меди - чудесное сочетание визуальной и музыкальной составляющей. Талантливейшие, виртуозные музыканты, в игре которых - что видно даже такому дилетанту, как я - ни грамма механической сухости, и не по одному только требованию самого спектакля-спектакля ли - от них просто исходит волнами молодая творческая энергетика, и ловить её в зале - чувство совершенно прекрасное (эти барабанщики, огни же чудо чудное). Я, к слову, всегда была - ещё и при общей немузыкальности - довольно равнодушна к духовым, за исключением классического джазового саксофона и флейты, которая не может не околдовывать в принципе, - но здесь, в частности, медь меня проняла. И, конечно, Олег Евгеньевич - со всеми его шероховатостями, сбивками, заглушенными окончаниями. Его спасают две вещи: то, что он - это он, а Меньшикову многое прощаешь с маху, и то, что ты лелеешь мысль, будто в этом есть концепт. Впрочем, космического обаяния этого человека и его умения держать зал (а так же чего-то очень человеческого в этих шероховатостях) ничто не отменяет.

Очень порадовали мой глаз Дружинин (это всё отголоски вашей любви, сотоварищи) и - господи, как, когда, почему, почто - Татаренков. Ну ходячая же милота этот человек (и с хореографией у него всё более чем в порядке - замечательно изящен). В общем и целом, чудесно для двух вечерних часов. Лирично, живо и очаровательно. Текстово - очень обо всех нас, по сути, - настолько, что очень уж хочется сразу в свои мечты поверить, сняв с них ярлык фантастичности.

Людей, разговаривающих в полный голос, по пятнадцать минут ищущих в вещах номерок во время действия, одевающихся и раздевающихся, шуршащих и шелестящих, - особенно если всё это делают одни и те же люди, - мне по-прежнему хочется убивать маникюрными ножницами с особой изощренностью. За исключением пары таких, сидевших прямо по правую руку от меня, зал был очень положительный.

@темы: Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Рекомендательное, Олег Евгеньевич, Гармонизируй и агонизируй, Men, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

18:07 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Это выше моих сил, я не могу не рассказать о книге Веры Красовской о Вацлаве Нижинском. 1974-й год, Ленинград, в отделении издательства «Искусство» выходит книга с лаконичным названием «Нижинский» - и, о боже, что за чудо эта книга. Я не зря поминаю 74-й год, время Советов, идеологических предпосылок и хоть выцветающего, но ещё полновластного марксизма-ленинизма. А Красовская пишет художественную, яркую, детальную, глубоко понимающую книгу о творце (который после 1911-го года ни на минуту не ступил на Российскую землю, и как книгу не заклеймили за космополитизм - не понятно). Пишет, исходя из его внутреннего, а не из безлико-внешнего; никакой априорности вездесущего «Разум контролирует тело» в повествовании нет. Наоборот, она раз за разом, страницу за страницей упорно утверждает: основным двигателем творчества Нижинского была интуиция. Это эфемерное, неосязаемое, невзвешиваемое, отрицаемое материалистической идеологией нечто. Не влюбиться в смелость и необыкновеннейший уровень понимания в её книге просто нельзя. Они писала о Художнике - и знала это твёрдо.

Во-вторых, и нет, промолчать об этом я не могу, - книга удивительно толерантна не то что для 1974-го года, - даже для настоящего времени. Не имея возможности говорить напрямую не просто о сексуальной ориентации (такой «гуляющей» у первого и такой непреложной у второго), - о чувствах Нижинского и Дягилева по отношению друг к другу, она всё же о них говорит. Тонко, но прямолинейно настолько, насколько возможно, и в словах нет ни грамма осуждения. Даже ошибочные поведенческие паттерны обоих - личные и профессиональные - она рассматривает минимум с двух точек зрения. Книга эта анти-категорична, а это ценнейшее и редчайшее явление. Анти-категорична она, впрочем, во всём, кроме одного, - утверждения гения Нижинского, превзошедшего и опередившего своё время.

{***}

@темы: Точка зрения, Росчерком пера, Рекомендательное, Мысли вслух, Люди, Книги, Высокое искусство

11:46 

Белка, театр на Малой Бронной, 4 декабря.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Бесшабашные, бесстрашные и бессмертные». Какой частый мотив - то, что именно это отличает людей - как класс живых существ, как чувствующих, как дышащих. Мы проживаем каждую минуту так, словно она последняя, потому что ни на секунду не забываем, что смертны, - вот он, парадокс. Впрочем, когда и кого это спасало, когда и кому помогало? Это не помогло ни Мите, ни Кеше, ни Жоре, ни даже таинственному ...ию (с - око отдам в залог - автобиографическим именем автора, ибо такие вещи - всегда автобиографичны). Наше бессмертие никогда нас не спасает, нас всё равно убивает и убивают - не потому ли, что именно бессмертные беспечны? - убивают время, обстоятельства, слова, жесты - или их отсутствие (как убил Митю страх жизни среди кошмара живого бытия - лучше не жить! - и как убила его смерть до жизни; как убили Иннокентия слова любимой женщины - да побойся бога, нет не боящихся смерти - и безумие матери; как убил Георгия отказ от себя, отречение от нутряного). Нас убивают - но в этом-то, возможно, и состоит главная наша награда. Высший дар. Есть - чем - жертвовать.

Людям больно - глубже, чем зверям. Белка - спектакль о том, что людям - больно. Потому что они люди.

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Рекомендательное, Лэнгдон раскачивал полку, Жизненное, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство

14:22 

Почтигород, театр на Малой Бронной, 29 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Во время просмотра этого спектакля и после него хочется идти по улице и, задрав голову, по-детски щурясь от падающих сверху снежинок (ощущая себя в декорациях спектакля, то есть - сопричастной), напевать что-то вроде «... Чтобы найти кого-то могу весь мир я обойти», идти и думать же: я землю обойду, всю землю обойду. Но что интересно: Он (Тот Самый, Который «Он» с заглавных) всё-таки - по меткому выражению Эйнштейна - не играет в кости со Вселенной. Он может затейливо тасовать колоду из нас, но редко издевается (так как Он всё же логично выше этого) - и потому тех, ради кого мы собираемся обходить землю, обычно помещает рядом, в зоне досягаемости. Буквально в шаговой доступности. Наша на Него злость - следствие общечеловеческой дальнозоркости (лучше видим вдали, чем вблизи, хотя часто не видим ни так, ни эдак).

Почтигород авторства Джона Кариани и постановки театра на МБ - об этом. Офтальмологический, прямо скажем, спектакль - о людях, не видящих простого и/или очевидного, о людях, замечающих главное слишком поздно или не под тем углом, о людях, у которых не на том фокусируется взгляд. А ещё - и это главное - Почтигород спектакль-терапия (больше: спектакль-хирургия) в отношении этого. По итогам у героев всех девяти историй раскрываются глаза. Изображение фокусируется на сетчатке. Вот же она, та, которую ты одну любить и сможешь. Вот же он, тот, кто будет любить тебя не больше жизни, а - устойчивее и крепче - т.е. как саму жизнь. Почтигород - это девять коротких историй в одной пьесе, девять диалогов о любви - где-то на синем, бело-голубоватом, ночном и звёздном фоне выдуманного северного городка, девять диалогов, произнесённых одномоментно вечером пятницы вымышленного же (ибо вне времени) дня.

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Рекомендательное, Мысли вслух, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй

20:59 

Бесы, театр на Малой Бронной, 24 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
До сих пор не могу полноценно собрать себя по кускам, а из афористических вспышек-мыслей - собрать цельный же отзыв, потому - лоскуты. И сразу - с места в карьер:

Не люблю давать зароков (и стараюсь не делать этого относительно искусства, литературы и Достоевского как высшей частности), но: если бы ещё с неделю назад кто-то сказал бы мне, что с Бесов я уйду, зачарованная Верховенским, я бы ломко усмехнулась. Ставрогин с его потерянностью под маской силы, с его искренним цинизмом (цинизм в такой степени - лишь у втайне надеющихся) и благородством, не похожим на благородство, забрал меня себе (то моё - Джорджу - «В Бесах я была бы Дашей» говорит обо всём). Но постановка Голомазова перевернула всё внутри меня (так встряхивают - до мешанины - шкатулки с мелочами). Совершенно иная подача.

Ставрогин первоисточника: выигрываемые битвы (из каждой с Верховенским выходит победителем, пусть и на невидимом надрыве), но проигранная война (и петля вместо знамени чужой победы). Ставрогин спектакля: проигрываемые битвы (а он в каждой неоспоримо Верховенскому, подчиняясь, проигрывает), но выигранная покаянием война (пусть и в посмертии). Это последнее раскаяние перед собранием теней - оно, может быть, более по Достоевскому, чем всё прочее вообще, не деталями и фактологией, а сутью: весь Достоевский - всегда - о великой идее покаяния. Ставрогин спектакля слабее, но счастливее Ставрогина романа. Полная инверсия взаимодействия при полной сохранности противостояния.

{more}

@темы: Эстетика, Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Рекомендательное, Для памяти, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Men

14:03 

Чеховъ-GALA, РАМТ, 23 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сразу - сплошное моё «Да» худруку РАМТа и режиссёру спектакля Алексею Бородину: Чехов - писатель о сегодня едва ли не больше многих других (впрочем, все великие и всё великое - всегда о сегодня и никогда - о вчера). Чехов предельно к своим героям ироничен, ласково-насмешлив, беззлобно (или самую малость не беззлобно) он вытаскивает наружу все бытовые и бытийные наши несуразицы. Бесспорно, это - как и всегда в любом виде искусства, как и всегда, соответственно, в литературе - гротеск, сгущенные краски. Но как раз эта яркость и работает на доходчивость. Чеховские герои часто трогательно нелепы, действия их абсурдны и несуразны - и всё вокруг как-то жалостливо смешно, смешно... (я не имею сейчас в виду крупных его драматических повестей - вроде Цветов запоздалых, Степи, Палаты №6, - там иные категории). Читающий и смеётся по логике, не видя бревна в собственном глазу: мы сейчас в редких случаях более умны, логичны, последовательны, чем герои Предложения, Юбилея, Свадьбы. С этой точки зрения композиция по чеховским одноактным пьесам - это ироничное, без зла, пусть и с насмешкой, зеркальное отражение. Улыбка хоть и прозревающая недостатки, но - добрая. И вот так, с добром, и рассказаны эти темпераментные (Медведь) и трогательные короткие истории - о людском обобщенно.

*****

@темы: Высокое искусство, Для памяти, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр, Точка зрения

11:49 

Да, хорошо, это очередное «Я-не-могу-не».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А посему я оставляю здесь этот чудный, чудный капс из Plunkett & Macleane, а сама с чистой совестью ухожу дебютировать в приготовлении творожной запеканки.


@темы: Men, Гармонизируй и агонизируй, Дыши, бобёр, дыши, Ей всё можно, она в шубе., Кино, Лэнгдон раскачивал полку, Рекомендательное, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

17:11 

Цветы для Элджернона, РАМТ, 25 октября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вот так, с места в карьер, сразу о человеке: Максим Керин, щепкинец двенадцатого года выпуска, - нечто почти феноменальное. К черту фап, ко всем чертям излюбленный фанатский радикал, - глядя на него на сцене воешь внутренне – громко, надрывно – от того, насколько до страшного восхитительно он играет. Хочется запереть Керина в угловой комнате самой высокой башни и запретить когда-либо играть ещё что-либо – чтобы не раздарился, не растратился, не выдохся. Абсурдное, иррациональное, на уровне животных инстинктов восхищенное желание спрятать это под стеклянным колпаком, пусть такое и не укрыть стеклом.

Сложнее всего играть уход от нормы – физической, психической, бытовой. Поэтому самая высокая актёрская работа – играть больных, умалишенных, голодных, тех, в чьём состоянии ты никогда не был. Грань слишком зыбка, слишком тонка, четверть шага в сторону – оступ, падение. Максим Керин на сцене не делает и десятой этого шага. Я люблю роман Киза и боялась за главного героя, за воплощение – и ни на секунду не почувствовала хотя бы тени от тени разочарования. Притом, что актёрская работа в ЦдЭ – это работа тяжелая. Чарли постоянно бросает от эмоции к эмоции – и актёру приходится следовать за ним, поминутно из умственно отсталого перевоплощаясь в почти гения, из безобидного ребёнка – в агрессивного взрослого, от нежности ласкового щенка переходя к обретению человеком себя в минотавровом лабиринте жизни. Это так же необыкновенно сложный спектакль – психофизически. Он требует напряжения тела, умения перебросить его из состояния в состояние на уровне соматики в полном соответствии с внутренним ощущение себя. Нервная система должна три с половиной часа сходить с ума. Я не понимаю, как после этого можно стоять на сцене живым.

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, Рекомендательное, Высокое искусство, Men

14:34 

Палата №6, театр на Малой Бронной, 17 сентября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Можно благоговеть перед умом Толстого. Восхищаться изяществом Пушкина. Ценить нравственные поиски Достоевского. Юмор Гоголя. И так далее. Однако похожим быть хочется только на Чехова», - писал Довлатов. Даже при том условии, что я - адепт Достоевского и Булгакова - с Сергеем Донатовичем не совсем согласна, - да: Чехов был чем-то особенным в русской литературе, из ряда вон (и является таковым до сих пор). И так же умел это особенное, осеннее, чуткое - давать смех сквозь слёзы. Особый, русский, если угодно, смех - смех жутковатой меланхолии, глубинной, от многих поколений до унаследованной тоски. Человек в футляре, Степь, Палата №6 - вещи предельно менталитетные и в этом - предельно гениальные (и страшные). Одним словом, вы поняли: я люблю Чехова. Следовательно, мне очень хотелось, чтобы очередная постановка по Антону Павловичу не разочаровала.

Что ещё интереснее: в замечательности этой постановки была уверена заранее. Будем честны: я вообще нежно люблю театр на Малой Бронной и его труппу; голомазовская молодежь ведь прекрасна (а для любви, к слову, много и не надо). Вероятно, всё впечатление от можно выразит в твите того вечера: плакать на Чехове, когда все смеются, - это особое состояние души. Дима Сердюк - Громов его - живыми слезами плакал на сцене, стегая словами о том, что Христос в саду Гефсиманском не разумел и не смирялся, он просил Отца, чтобы его минула чаша сия, - и я плакала с ним вместе. Нет ничего более искреннего и хлёсткого в русской литературе о русской же интеллигенции, чем этот громовский монолог. В этом - безжалостность Чехова, и прежде всего его безжалостность к себе, так прекрасно инсценированная.

{more}

@темы: Men, Ваша навеки, Влюбленное, Высокое искусство, Гармонизируй и агонизируй, Дыши, бобёр, дыши, Рекомендательное, Театр, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Эстетика

День темнотут.

главная