Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: театр (список заголовков)
13:45 

Маскарад маркиза де Сада, театр им. Моссовета, 28 октября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
О этот ужас, когда ты не знаешь, с чего тебе начать отчет. Поэтому я начну рубить с плеча и скажу две (из трех) вещи из линейки «Никогда не думала, что произнесу это». Во-первых, одно из главных впечатлений от актёрской игры: Карпушина и Дзюба - абсолютно потрясающие. Артист Саша (с) там более чем на своём месте; гармоничен в этой роли предельно, столь же гармоничен, как в Арлекине или КиЛ; прекрасная игра. Карпушина совершенно божественна, искренна, откровенна, трогательна и хороша; я предполагала, что она будет великолепна в роли Жюстины, но чтобы настолько - ах!

И да, Катруся уже полно и ёмко выразила мнение об игре Никульчи в одной фразе, но я всё-таки выскажусь. Моя проблема в отношении к актерским способностям этого человека в том, что для меня он всегда одинаков - что томный Иоканаан с его подкожным эротизмом, что пламенный Росс, что потерянный Шевалье, - они для меня эмоционально на одно лицо, для меня от них идёт совершенно идентичный посыл на уровне эмоций. Моя личная разгадка здесь очень проста, аудиал я, в конце концов, или нет. Это голос. Интонационно и фонетически, в плане звука, Никульча практически всегда одинаков. А для меня, повторюсь, как для аудиала звук несёт чуть ли не основную нагрузку. Думаю, все сейчас осознали, как меня пугало и веселило такое количество реплик в роли Огюстена-Симона. И поначалу, когда Огюстен только появился и заговорил, я внутренне прижала ладонь к глазам.

О любви и прочих бесах (с).

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Менестрель боя и песни, Для памяти, Ваша навеки

17:46 

А меж тем воскресенье уже близко.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
12:14 

Нездешний сад, сцена Театрального зала ММДМ.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Первое, нервическое, отпустившее: спасибо Александру Дзюбе за то, что, убив половину моей засердечной Саломеи, он не убил Нездешний, придя туда на ту же замену. Очень хороши Неизвестный, Пушкин и Усама, даже до странного хороши, единственное - Профессор. Для меня, у которой был буквально кинк на профессора Жойдика, это было убийство. И при этом я совершенно трезво понимаю: роль небольшая, капля, не роль, но развернуться в ней можно замечательно, можно сплести новый характер, что Дзюба и сделал. Профессор Жойдика - усталая тяжелая нервность, сигарета в пальцах, протяжная ленца голоса, гипноз. Профессор Дзюбы - не нерв, но нервозность, суетливое мельтешение, жалкие жесты, великолепно сыгранные, но такие отличные от Профессора, впаянного в память. Не хуже, - другое. Не хуже - и всё-таки в это время я старалась смотреть на божественную Погорелову с её бьющим «А только по пыли идти и надо».

«Ты войдёшь в нездешний сад...»

@темы: Ваша навеки, Влюбленное, Высокое искусство, Гармонизируй и агонизируй, Для памяти, Лэнгдон раскачивал полку, Менестрель боя и песни, Песнь Песней, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Черным по белому, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Эстетика

15:32 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И да, пока я не пишу отзыв о вчерашнем Дориане Грее, сообщу новость по касательной: вчера на спектакле я влюбилась аж в четверых, и среди них оказалась Полина Барышникова. Одна из трёх масок. Девушка с ролью без слов. Но я давно не видела такого нежного и выразительного женского лица, таких живых слёз в огромных светлых глазах - и тени полуулыбки в углах дуги-лука губ. Пытаюсь найти хоть одну фотографию, которая более или менее отразила бы то, что я стараюсь описать, но фотографий в сети в принципе ничтожно мало, и ни одна не передаёт ни йоты её очарования. Изумительная, почти балетная, говорящая плавность каждого движения и жеста, изящность вплоть до того, как мыском ноги сдвигает в сторону сценический реквизит. Я очень хотела бы увидеть её где-нибудь ещё. Слабый фото-суррогат:


@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Мысли вслух, Люди, Влюбленное, Women

21:22 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Воистину, котики, я достойный почетный член Того Самого Клуба. Сижу, шокированная сама собою. Так могли совпасть обстоятельства только у человека, в этом клубе председательствующего. На той неделе Анюта договорилась для меня с Антоном - тем самым, прекрасным татуировщиком, живущим у черта на загривке - на сегодня, на пять. Сегодня в семь мы с Арианой должны были идти на Сергей и Айседору Мастера. Должны были - ключевое, как вы понимаете.

Из-за пробок на Ярославке мы попали к Антону только к половине шестого. Из-за взбунтовавшихся компьютера и принтера начали работу в седьмом часу. Закончили в десять минут восьмого. Вышли от него в половину. Разумеется, ни о каком спектакле, как вы понимаете, не могло уже идти и речи. Частицей рационального в своём сознании я понимаю, что виновата куча посторонних вещей и очень жесткий график Антона, к тому же договаривалась с ним не я и хорошо, что вообще удалось записаться. Он при нас сегодня пытался вписать на эту неделю парня, но ничего не получалось, всё по часам. Но при этом: за месяц купить билеты! Собраться! Повести с собой человека! И в итоге поехать домой с билетами в кармане. Господи, почему я такое животное. Откуда это в моей карме. Адически стыдно перед Ри, хотя она - прелестная и отнеслась ко всему очень позитивно.

Зато, чувствую, именно её стараниями мне досталась прекрасная скидка. Антон - человек, плотно вовлеченный в музыкальную сферу, и Ри долго, профессиональными терминами и со вкусом беседовала со мной об их группе, пока Антон работал и прислушивался, а я умно поддакивала. Видимо, мы его покорили. Как сказала Ариана, «Я же сразу просекла. Ни у кого дома _просто_так_ не стоит _такая_ крутая басуха». Антон по-прежнему флегматичен, без меры чудесен и надежен, как скала. Это прекрасное чувство, когда ты полулежишь, упираясь мыском в грудь молодого мужчины, он придерживает тебя за щиколотку, а ты чувствуешь себя так спокойно, что ах.

Хвастательная фотография завтра, когда слегка сойдёт краснота (рисунок - мечта). Ну, хоть один закрытый гештальт. Я чертовски долго этого ждала. А касаемо СиА - начинаю думать, что некий бог отводит меня от этого спектакля. Второй срыв. Повод задуматься [рукалицо]. Но нет, я теперь должница Ри - и Ты, Господи, просто обязан сделать так, чтобы в следующий раз мы на него попали.

@темы: Бренность бытия, Друзья, Перманентное кабуки, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, События, Стресс в большом городе., Суета сует, Такой вот забавный зверек, Театр, Улицы ждут своих героев, Хьюстон, у нас проблема, Этот адский пони тоже был там (с).

12:57 

«Бикбаев говорит "Эпидерма" и НАВИСАЕТ» (с)

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Я ухожу, мой капитан, ведь вы объяснили мне, что я могу быть хорошим солдатом, поэтому-то я и ухожу...»
(с) Jean Anouilh, Eurydice.

Как сообщает заголовок, дорогие, (а он сообщает) мы с Катей второй раз сходили на Орфея и Эвридику Театра Луны в постановке Гульнары Галавинской. Этот второй раз лично для меня прошел удачнее первого, потому что я знала, чего ждать, что пережидать, а чего ожидать с нетерпением. Окончательно убедились, что Линдт нам не нравится - даже мне, самому некритичному человеку в мультифандоме (с). Возможно, дело в том, что нам органически, как персонаж, не нравится Эвридика, но даже за вычетом этого: и её можно было бы играть иначе. Подача нехороша, отталкивает. В Эвридике слишком много болезненной претенциозности, каждое её слово - укор мирозданию, непрощенная обида, желание компенсировать. Её жадное всепрощение самой себе, её надрыв хорош только в одной сцене - когда она уговаривает Орфея не смотреть, и цепляется за него, обламывая ногти и ломая пальцы, и тогда её требовательное, голодное нет!, похожее на дай же!, её требовательное, почти звериное жить, жить, жить!, её иссушающее утро, скоро утро! - тогда они органичны, тогда они проходят сквозь тебя, как двести двадцать через каждый позвонок. Но во всех остальных сценах хочется взять её за плечи, встряхнуть и спросить: почему ты так невыносима? За что ты так?

О Бикбаеве как актёре: это всё ещё кажется нам как минимум странным, но мы проникаемся. Истина, правда, не слишком сдвинулась с места с июня: он действительно хороший актёр трагедии. Сцены его сладко-мучительной скорби, его безумного беснования, его тёмной решимости волшебны, остро толкают в грудь, взахлёб. Он хорош и в наивном, мальчишески-восторженном веселье сцен кафе, когда весь - полёт и шампанское в венах, когда состоит из смеха, влюблённости и юношеской робкой наглости. Но середина снова выпадает, полу-безликая. Или, впрочем, нет, не в нейтральности даже дело, а - в счастье. Однако, стоит сказать сразу: играть счастье - несравнимо тяжелее, чем играть горе. Счастье всеобъемлюще, безоттеночно, - сплошь слепящий свет, счастье - охват всего без нюансов. И поэтому особенно часто не даётся актёрам в руки. Словно актёр помнит: по Толстому все счастливы одинаково, и не нужно ничего извлекать из глубины себя, личного, настоящего. Потому оно такое нарочито наигранное - их счастье, счастье жадной до любви Эвридики и её юного восторженного Орфея. В нём ни доли естественности, в этом их счастье, ни доли естественности в нём, в этом их смехе.

читать дальше

@темы: Черным по белому, Точка зрения, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Менестрель боя и песни, Men

21:22 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ко мне сегодня в перерыве между парами подошла однокурсница - рассказать, что ещё в мае сходила на Служанок. Когда-то давно, ещё весной, она услышала, что я люблю Виктюка, переспросила, завязался разговор; я рассоветовала, как могла, и в мае она всё-таки сходила - случайно, по приглашению подруги-театрального критика.

«Они же видят, они со сцены всё видят, внутрь смотрят, как они смотрят! Распластало. Это такое... такое... это... Я очень хочу об этом поговорить; мы с тобой потом обязательно об этом поговорим».

Ей нужно было быстро уходить, и я еле сдержалась, чтобы не сказать, что у неё есть мой номер, она может звонить в любое время суток и мы вполне можем поговорить об этом часа два-три. Я захлопала в ладоши, когда она завернула за угол. Нет, мне не неловко.

Эта искристая, алогичная радость, когда кто-то ещё впускает в себя это золочёное волшебство, эту гибельно-животворящую пыль. Когда кто-то ещё пропускает это вдоль своего нерва. Когда кто-то ещё встречает этот невидящий и всевидящий одновременно взгляд со сцены - и понимает: да.

Да.

Я там, где должна была оказаться.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Песнь Песней, А ларчик просто открывался

13:31 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Люди соглашаются на подработки ради дополнительных денег, что крайне логично. Люди, состоящие в театральном фандоме, соглашаются на подработки потому, что это ещё один будущий билет на спектакль. Прекрасный стимул.

И да, вчера эпично поработала: непричесанная, ненакрашенная, в криво, на петлю ниже, застегнутой рубашке (и ни одна собака не сказала, понимаешь ли), в модусе похмельного торговца книгами.

P.S. Показываю маме фестовые фотографии. Её восхитила наша смелость касаемо бронепоезда, она назвала Катрусю стильной, узнала Линца по ногам, заметила, что у меня слишком большой нос, и погоготала над Ипаткой и фотографией «Мы тридцать лет вместе». Пересматриваю, мимикаю.

@темы: Театр, Лытдыбр, Друзья, Будни, Артист Саша крутится на стуле, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., "У них там целый этот... бомонд!"

07:47 

Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:18 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Как чудесно было бы, если бы нашелся добрый волшебник Изумрудного города, разрешивший бы мне не работать и не учиться, но выплачивающий мне безвозмездное содержание [рукалицо]. Моему театральному счастью не было бы предела, а так: работа! университет! и на что жить?! Но рассудок отключается, когда браузер загружает главную страницу тикетлэнда, и во мне появляется флегматичное маниакальное равнодушие ко всей прочей жизни.


@темы: Утро в нарнийской деревне, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Планы, Артист Саша крутится на стуле, "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин"

18:34 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:59 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Пятый летний фест - как осколок стекла в солнечном луче, - в свете. Есть вещи, предела у которых нет - любовь и вера, например. И я не знаю, можно ли испытывать любовь ещё сильнее, свето- (почти: смерто-, ибо где любовь, там - и мортидо) -носнее, чем я испытываю сейчас. Я люблю этот театр и этих людей так, что просто не знаю, как буду жить, когда он исчезнет из моей жизни, и в этом незнании - правда любви, восхищения и благодарности, от которой у самой замирает сердце, потому что не знаешь, кого благодарить за то, что всё это есть.

Роман Григорьевич, вас создали из звездной пыли - и вы нашли для воплощений тех, кто схож с вами.

Эта череда спектаклей - словно бегущая строка: люби, люби ещё, потому что даже тогда, когда кажется, что уже много, - много всё-таки не будет. Ибо п р е д е л а н е т.

Когда Катрусь за руку ведет к нам Салаткина («А вы смелая») и он стоит - вот, живой - рядом, бок о бок, а я обнимаю Лёшу, вжимаясь в него, теплого и лучезарного, и из-за его плеча, улыбаясь, киваю стоящему за его спиной Бозину, а Бозин улыбается и кивает в ответ, как знакомой (почти что: да понимааааю, общаааайтесь), - тогда ты чувствуешь, как там, в московском переулке, полутемное поднебесье озаряется золотом.

Лёша так хорош, так невероятно красив, так контактен, так улыбчив, обнимателен, шутит, подкалывает странных женщин, рассказывает о презентациях новых театральных обществ, громко возвещает «Давайте обмениваться любовью!» и «Пойду на сеанc общения!», и первый идёт обнимать Катрусю, а потом и остальных, и рассказывает про репетицию нового спектакля, и спрашивает про погоду в Нижневартовске, и подписывает программку, прислоняя её к дорожному знаку - подтягиваясь для этого, и куртка ползёт наверх... и снова обнимается, и смеётся, и рассказывает про бинты, и говорит в ответ на «Вы раньше всегда уезжали!», что «Просто я понял, что это неправильно и нечестно», и прижимает к себе, долго не отпуская, и палит нас в модусе папарацци, и долго всматривается в обложку книги, а потом пишет на обороте «Ничего из этого не читал!» и рисует смайл, и на поклонах, кланяясь, прижимая к груди руку, благодарил, и это «Простите за косяки», и я не понимаю, откуда столько любви во всем этом мире. Я влюблена до потери пульса.

Солдаткин трогателен и ангелоподобен, красиво задумывается и долго решает, что подписать на Жене, а потом пишет: «Храни вас Господь», и я не знаю, как можно быть ещё прекраснее. Излучение.

Бозин. Лешечка. Солдаткин.

Сегодня на сцене МТЮЗа были Служанки. Сегодня были небо - и недра.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Позитив, Песнь Песней, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, А ларчик просто открывался, Swoon

15:40 

Мы купили две недели любви.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
23:07 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Театральный сюр.

URL
20:20 

Эдип Спящий, Польский театр в Москве, 1 июля.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Надо уже хотя бы пару слов написать об Эдипе, да? Но писать было бы лучше по свежим следам, по тому фотографическому послеследу, что - как цветное плывущее пятно от солнца - остаётся на внутренней стороне век, если резко зажмуриться. Сейчас мне хочется, в сущности, сказать всего одну главную вещь: о том, что немного удивило меня - приятно и неожиданно. Преамбула: любя театр Мастера, быстро привыкаешь к тому, что по актёрской игре и подаче он чуть отличается от того самого пресловутого классического театра, академического театра Станиславского с его вживанием в образ. Вживание есть - на иных пластах, но всё-таки не.

На Эдипе же мне вдруг подумалось: сейчас там, на сцене, идеально сочетаются психологическая театральная традиция Станиславского и мифологический, шаманский театр Виктюка (вдруг), театральная школа Польского театра, авангард в лучшем из своих смыслов и личное мифотворчество Бозина. И мне тут же вспомнилось его, Бозина: «Мифологический театр очень древний и глубоко традиционный. И я не вижу оснований для конфликта между МИФОлогическим и ПСИХОлогическим театром. Во-первых, они оба логические, то есть идут путем анализа внешнего и внутреннего пространства. Только ПСИХОлогический театр отделяет внешнее от внутреннего, находя в этом суть конфликта и его решение, а МИФОлогический театр принимает оба пространства как единое целое и любой конфликт проходит насквозь, раскаляясь и леденея, но не останавливаясь...». Так вот в Эдипе Спящем идеально соединены психо- и мифология, символизм и игровой бытовой реализм. Там простое до светлого элементаризма оформление сценического пространства - совершенно гениальное - и гениальная же актёрская игра.

Бозин был - весь - ...

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, События, Росчерком пера, Менестрель боя и песни, Маргарин идей, Для памяти, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, А ларчик просто открывался

13:52 

У Бикбаева всем тазам таз (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Удивительно выносящий монолог, удивительно драматичный актер Бикбаев и чертовы ключицы в чертовом вырезе кофты, чертова бессильно склоненная голова, шея, затылок и картинно разметавшиеся волосы, и шепотом посреди всего действа: «Мора, если я начну фапать на Бикбаева, пристрели меня тут же!» Недовольство актрисой, недовольство происходящим, а затем Эвридика, нелепо переступающая ногами по кругу, по кругу до бесконечности; Дмитрий Станиславович, читающий под Рамштайн письмо, «Я ухожу, потому что сгораю от стыда!!!» - и нас с Морой можно выносить из зала вперед ногами. Все. Мы скорее мертвы, чем живы. (с)


Орфей и Эвридика по пьесе Жана Ануя, Театр Луны, пятое июля этого года. И это - странный спектакль; впрочем, мне пора отучиться говорить это о спектаклях, на которые мы ходим. У самой пьесы неожиданно богатая театральная история, её ставят много и охотно, и я понимаю, почему: не потому, что она хороша, а потому, что всё ровно наоборот: режиссёры берут её, как можно взять слабую женщину, чеховскую Душечку, и слепить из этой пьесы всё, что угодно. Всё, чего жаждет душа. Вчера мы посмотрели, чего жаждала душа Гульнары Галавинской, и, в сущности, у нас с ней много пересечений. Пьеса сильна как-то кусками, резкими, как выстрел, отрывками, когда тебя одновременно вдавливает в кресло и тянет вперед, на сцену; но в остальном - скорее слабая, чем сильная, и отсюда: аналогичный недостаток спектакля:

Он так же силён кусками...

@темы: Этот адский пони тоже был там (с)., Черным по белому, Цитаты, Улицы ждут своих героев, Точка зрения, Театр, События, Музыка, Менестрель боя и песни, Для памяти, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, А ларчик просто открывался, Women, Men

10:36 

В преддверии поста, который я когда-нибудь напишу о спектакле.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Орфей. Ведь, в конце концов, немыслимо, когда двое! Две оболочки, две взаимно непроницаемые эпидермы разделяют нас. Каждый за себя, хоть на крик кричи — у каждого свой кислород, своя собственная кровь, каждый крепко заперт, бесконечно одинок в своей шкуре. Прижимаешься друг к другу, трешься друг о друга, чтобы хоть чуть-чуть выйти из этого чудовищного одиночества. Мгновенная радость, мгновенный самообман, и снова ты одинок, со своей печенкой, со своей селезенкой, со всеми своими потрохами — вот они твои единственные друзья.

Эвридика. Замолчи!

Орфей. Потому-то люди и разговаривают. Придумали еще и такое. Воздух с шумом проходит через гортань и меж зубами. Несовершенная азбука Морзе. Два узника перестукиваются из глубины своих камер. Два узника, которые никогда не увидят друг друга. Да, мы одиноки! Тебе не кажется, что мы слишком одиноки?

Эвридика. Прижмись ко мне покрепче.

Орфей (прижимая ее к себе). Тепло, да. Чужое тепло. Это. все же нечто реальное. Сопротивление, преграда. Веющая теплом преграда. Ага, значит, существует кто-то еще! Я не совсем одинок. Не будем же чересчур требовательны!

Эвридика. Завтра ты сможешь обернуться. Ты поцелуешь меня.

Орфей. Да. Я на мгновение проникну в тебя. Целую минуту я буду верить, что мы два сплетенных стебля одного корня. А потом мы разойдемся и нас снова станет двое. Две тайны, две лжи. Двое. (Ласкает ее. Мечтательно). А что, если бы ты однажды вдохнула меня вместе с воздухом, поглотила меня. Как было бы чудесно. Я стал бы совсем крошечным внутри тебя, мне было бы тепло, мне было бы хорошо.

~~~

@темы: Черным по белому, Цитаты, Театр, Росчерком пера, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Литература, Копилка., Для памяти

12:51 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В закрытке считаю театральные траты, свои и чужие :)

URL
12:37 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Мы пятого числа идём на спектакль Театры Луны с Бикбаевым в главной роли, Ариана - на закрытую вечеринку Плэйбоя. Мне кажется, или в космическом календаре это действительно будет очень странный день?

@темы: Артист Саша крутится на стуле, Всякая всячина, Театр, Планы, Я не я и космические лучи не мои, Этот адский пони тоже был там (с)., Мысли вслух, "У них там целый этот... бомонд!"

16:26 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
О эта вечная история «Какую Книгу Взять С Собой На Служебку». Понимаете, когда у вас есть подписанные этими прекрасными людьми УК РФ, Фрейд и Цветаева, мечтать уже почти что и не о чем.

Жене ждёт июльских Служанок. Значит, Уайльд или Бёрджесс. Но Уайльд печатался в серии «Улица красных фонарей», что и значится на обложке, я не могу подойти к Бозину с этим. Не сегодня.

Какой чудесный фандом.

@темы: ТРВ, Тыгыдым-тыгыдым., Театр, Целевая аудитория альпийской соли, Фандомное, Ей всё можно, она в шубе., Всякая всячина, - А вы? - А я Лоллобриджида. - Лолкто?, "У них там целый этот... бомонд!"

День темнотут.

главная