• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ваша навеки (список заголовков)
15:03 

*о любимом*

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Читаю том изданной переписки Цветаевой и Пастернака. Читаю вслух, в пустой квартире.
Потому что невозможно, читая про себя, пропускать всё это только через себя, только - в себя и никуда больше. Потребность, чтобы воздух - слышал, стеныбалкиарки - впитали и сохранили, чтобы потом - вернуть, выжать, отдать сторицей.
При ясности обыкновенного солнечного дня - у меня помутнение рассудка, какое бывает, когда читаешь не письма, не людей, не поэтов даже - Дух в людях. Дух Гения, выше Человека.
Обоих - Его и Её - люблю без меры, и всегда улыбаюсь перечислению другими недостатков - потому что люблю, как любят родных - зная недостатки. Именно поэтому эта книга для меня - не просто том переписки. Это семьсот страниц Духа, ломаной прямой, ввысь и в пропасть.

Обожаю свою впечатлительность. Такую, что даже на месте усидеть - не смогла.

@темы: Ваша навеки, Лирика, На круги своя, Песнь Песней, Эстетика

20:47 

Риторический вопрос, не имеющий ответа:

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Где и за сколько миллионов можно купить полное собрание Конан Дойля о Шерлоке Холмсе, где был бы Ватсон, а не Уотсон? Какое издание не откроешь - везде, везде...
Дельные советы a la "Просто читай про себя Ватсон" отклоняются как антилитературные.

@темы: Ваша навеки, Книги, Литература

10:55 

Опера.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Впервые за два последних года вырвалась в театр. Если быть точной, в музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Слушала "Евгения Онегина", и, сразу скажу - еще дня за три, узнав, что я иду на оперу, мне сказали: "оперу, увидев раз, можно или на всю жизнь полюбить или на всю жизнь возненавидеть". И - да. Равнодушной остаться - это выше сил человеческих. И я была рада, что мой вариант - первый. Полюбить. Влюбиться.
Впечатление от впервые услышанной оперы можно описывать долго. Скажу лишь, что это было настолько дивно, что я просто не в силах понять, как этим можно не восхищаться. Этой силой, силой необыкновенной красоты музыки, голоса, игры.
Теперь детально. Первым делом скажу, что очень мне понравилась Татьяна (Ирина Аркадьева), которую, увы, по причине болезни заменили во втором акте. Но она была великолепна. Увидев и услышав, я поняла мгновенно: да, это она - та, пушкинская. У неё божественное сопрано, бесхитростная игра и пушкинское лицо.
И был Онегин. (Андрей Батуркин). Ах, что это за Онегин... По голосу, по манере, по игре, по... Еще после первых десяти минут мы с Риной тихо обменялись фразами о том, что нам с ней Онегин очень нравится. И впечатление это только усиливалось. Потому что я в нем действительно чувствовала всего того Евгения, написанным поэтом. И, может быть, даже более того. Уже в конце, когда артистов вызывали на бис, я вдруг подумала, что если ему не будут аплодировать громче, чем прочим, я разозлюсь. Но нет). Жаль только, что брошенные кем-то с бельэтажа цветы упали не на сцену, а в оркестровую яму).
Изумительной была постановка. Игра быстро сменяющегося, ненавязчивого, но атмосферного света, простые декорации, потрясающие постановочные находки, такие, как белая пантомима или осенние листья, - все было красиво, приятно глазу, атмосферно и на уровне.
Одним словом, я совершенно покорена. Как говорится - ваша навеки.

@темы: Эстетика, Высокое искусство, Ваша навеки, Театр

День темнотут.

главная