• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: росчерком пера (список заголовков)
00:43 

Кров, кровь, кровать... Слова, слова, слова (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
X. Я был Одиссеем.

Я знаю, что боги жестоко играют с провидцами,
Я знаю, Итака – замызганный остров в провинции,
Где ждут без печали
И встретят, увы, без веселья,
Судьба беспощадна, твои измеряя провинности,
И смерти причина банальна: нехватка провизии, –
Но всё же я был Одиссеем.

Я знаю, что к кручам Скамандра, конечно же, шли не мы,
Что Троя забыта, а после раскопана Шлиманом,
И суть не в Цирцеях,
Когда распадаются семьи;
Шуршит неизбежность по сердцу рифлёными шинами,
И дело не в страсти, не в памяти, даже не в имени...
Но всё же я был Одиссеем.

Гомер одряхлевший...

@темы: Черным по белому, Стихи, Росчерком пера, Полуночное, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Литература, Копилка., Библиотечные кинки

20:20 

Эдип Спящий, Польский театр в Москве, 1 июля.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Надо уже хотя бы пару слов написать об Эдипе, да? Но писать было бы лучше по свежим следам, по тому фотографическому послеследу, что - как цветное плывущее пятно от солнца - остаётся на внутренней стороне век, если резко зажмуриться. Сейчас мне хочется, в сущности, сказать всего одну главную вещь: о том, что немного удивило меня - приятно и неожиданно. Преамбула: любя театр Мастера, быстро привыкаешь к тому, что по актёрской игре и подаче он чуть отличается от того самого пресловутого классического театра, академического театра Станиславского с его вживанием в образ. Вживание есть - на иных пластах, но всё-таки не.

На Эдипе же мне вдруг подумалось: сейчас там, на сцене, идеально сочетаются психологическая театральная традиция Станиславского и мифологический, шаманский театр Виктюка (вдруг), театральная школа Польского театра, авангард в лучшем из своих смыслов и личное мифотворчество Бозина. И мне тут же вспомнилось его, Бозина: «Мифологический театр очень древний и глубоко традиционный. И я не вижу оснований для конфликта между МИФОлогическим и ПСИХОлогическим театром. Во-первых, они оба логические, то есть идут путем анализа внешнего и внутреннего пространства. Только ПСИХОлогический театр отделяет внешнее от внутреннего, находя в этом суть конфликта и его решение, а МИФОлогический театр принимает оба пространства как единое целое и любой конфликт проходит насквозь, раскаляясь и леденея, но не останавливаясь...». Так вот в Эдипе Спящем идеально соединены психо- и мифология, символизм и игровой бытовой реализм. Там простое до светлого элементаризма оформление сценического пространства - совершенно гениальное - и гениальная же актёрская игра.

Бозин был - весь - ...

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, События, Росчерком пера, Менестрель боя и песни, Маргарин идей, Для памяти, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, А ларчик просто открывался

10:36 

В преддверии поста, который я когда-нибудь напишу о спектакле.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Орфей. Ведь, в конце концов, немыслимо, когда двое! Две оболочки, две взаимно непроницаемые эпидермы разделяют нас. Каждый за себя, хоть на крик кричи — у каждого свой кислород, своя собственная кровь, каждый крепко заперт, бесконечно одинок в своей шкуре. Прижимаешься друг к другу, трешься друг о друга, чтобы хоть чуть-чуть выйти из этого чудовищного одиночества. Мгновенная радость, мгновенный самообман, и снова ты одинок, со своей печенкой, со своей селезенкой, со всеми своими потрохами — вот они твои единственные друзья.

Эвридика. Замолчи!

Орфей. Потому-то люди и разговаривают. Придумали еще и такое. Воздух с шумом проходит через гортань и меж зубами. Несовершенная азбука Морзе. Два узника перестукиваются из глубины своих камер. Два узника, которые никогда не увидят друг друга. Да, мы одиноки! Тебе не кажется, что мы слишком одиноки?

Эвридика. Прижмись ко мне покрепче.

Орфей (прижимая ее к себе). Тепло, да. Чужое тепло. Это. все же нечто реальное. Сопротивление, преграда. Веющая теплом преграда. Ага, значит, существует кто-то еще! Я не совсем одинок. Не будем же чересчур требовательны!

Эвридика. Завтра ты сможешь обернуться. Ты поцелуешь меня.

Орфей. Да. Я на мгновение проникну в тебя. Целую минуту я буду верить, что мы два сплетенных стебля одного корня. А потом мы разойдемся и нас снова станет двое. Две тайны, две лжи. Двое. (Ласкает ее. Мечтательно). А что, если бы ты однажды вдохнула меня вместе с воздухом, поглотила меня. Как было бы чудесно. Я стал бы совсем крошечным внутри тебя, мне было бы тепло, мне было бы хорошо.

~~~

@темы: Черным по белому, Цитаты, Театр, Росчерком пера, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Литература, Копилка., Для памяти

13:26 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
МОНАХИНЯ: Я ненавижу его. Вот уже 10 лет, как я повенчана с ним, нашим господом, и что он мне дал за эти годы? Ничего. Он не прибавил мне ни ума, ни красоты, он не изгнал ни одного из терзающих меня желаний, напротив, можно подумать, что он их специально разжигает. Бог всепрощающий? Да это я вынуждена ему прощать: его молчание, его отсутствие, безразличие, мое заточение и тоску. Идите к нам, в гарем божественного супруга, и вы увидите его старых фавориток, вот уже полстолетия не нюхавших дорожной пыли, вы увидите похожие на сморщенные яблоки лица тех, которые никому более не нужны, тех, кто обрек себя на затворничество, чтобы остаться с Ним, тогда как у Него всегда есть дела поважнее на стороне и его никогда не бывает рядом. Они говорят о Боге с благоговением и нежностью женщин, которых били, унижали и предавали всю жизнь.
ГЕРЦОГИНЯ:Сестра моя!
МОНАХИНЯ. Ну посмотрите же, что он с нами сделал со всеми, и что он сделал сам с собой! Это же предательство, сплошное предательство. Бог внушает нам любовь, но только лишь для того, чтобы поскорее ее отнять. Маленькие радости рыболовов! «Смотри, моя рыбка, какой хорошенький червячок!» И - хоп, ее резко выдергивают из воды и отправляют умирать в мир, лишенный тепла и красок. Вот так он и развлекается, там наверху, этот сумасшедший!
(с) Эрик-Эммануэль Шмитт, La Nuit de Valognes.

@темы: Утащенное, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Росчерком пера, Песнь Песней, Личное, Литература, Копилка., Жизненное, Для памяти, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, Библиотечные кинки, Цитаты

12:22 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Думаю, многие помнят, что у меня очень своеобразные отношения с современной, в особенности русской, литературой. Сложно перестроиться, когда долго считаешь, что после сороковых годов XX века не было написано ничего хорошего, а потом внезапно открываешь для себя, например, Стругацких. В общем, не первый год веду над собой серьёзную работу, пытаясь усвоить, что и сейчас в куче сора можно найти нечто достойное. Раз на раз не приходится: сора всё-таки больше, а что-то хорошее бывает хорошим, но всё же проходным.

Так вот, к чему эта длительная преамбула. Вчера на работе дочитала Крошек Цахес Елены Чижовой. Мне кажется, напротив этого имени можно и нужно поставить восклицательный знак; что за язык, что за стиль! До неё я думала так лишь об одних своих современниках - об Олди. Потому что, только читая их, я никак не могла прогнать из головы навязчивую мысль, лихорадочный полубессознательный леймотив: вот так я хочу писать, вот так, так, так, словами, как красками по холсту, как звуками по листу нотной тетради, остро, ярко, сочно, но при этом - где-то тонко, по самой поверхности - акварельными мазками, нервно, так, чтобы страницы были полны напряжения, изящества и сияния, простоты, граничащей - как ни абсурдно - с кафкианским словесным сюрреализмом, чтобы - не договаривать. Не знаю, каковы четыре остальных романа Чижовой, но Лавру и Время женщин я собираюсь прочитать обязательно.

К тому же - у неё нетривиальные сюжеты, не высосанные из пальца, но и не банальные. Есть, конечно, как и у подавляющего большинства писателей, Любимая Тема (семидесятые, период застоя, советский быт), но никто же не обвиняет на полном серьёзе Ремарка в том, что он всю жизнь писал о потерянном поколении, не правда ли? Хотя и пресыщаешься, конечно. Со временем это, возможно, надоест, но что-то охватить можно. Язык, повторюсь, замечательный, в нём тонешь, запутавшись в сетях; всё так, как я люблю, ценю и хочу: фразы, бьющие контрольным в висок, как солнечный луч, внезапно прорезающий глубину.

@темы: А ларчик просто открывался, Книги, Литература, Рекомендательное, Росчерком пера, Точка зрения

11:18 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
ТРВшное, фандомное; под избранное. Всех целую крепко, ваша репка.

URL
22:15 

Prometheus.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©

Мы с Арианой сходили на Прометея. Самое лучшее и правильное (лучше и правильнее я уже всё равно не скажу), что можно было написать об этом фильме, уже написали: undel вот здесь непосредственно о фильме и Goshmam вот здесь об обоснуе. Сразу к слову: быть может, там спойлеры, о всяк сюда входящий.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Учебное, Точка зрения, Росчерком пера, Рекомендательное, Маркером по кафелю, Лэнгдон раскачивал полку, Кино, Друзья, Гармонизируй и агонизируй, Michael Fassbender, Men

23:01 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Весь день неотступно в голове - ещё одно цветное стеклышко в мысленный витраж Древней Греции, Илиады, стен Трои, сына Фетиды, итакийских кораблей, людей, которые - боги, и богов, которые - люди. Цветаева. Конечно, Цветаева.

Тáк - только Елена глядит над кровлями
Троянскими! В столбняке зрачков
Четыре провинции обескровлено
И обезнадежено сто веков.

Так - только Елена над брачной бойнею...

@темы: Копилка., Марина, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи

20:21 

На закате дня.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У меня сегодня были огромные планы на учебно-бумажную работу. Но я сделала лишь треть. А мысли о том, что всё это надо ДЕЛАТЬ, ДЕЛАТЬ, ДЕЛАТЬ грызут меня последние три недели. Они со мной неотступно, во сне и наяву, в душе и при вкушении трапезы, при просмотре сериалов и чтении книг, во время телефонных разговор и объятий с котом. Камертон «Надо, надо, надо», камертон «Делай, делай, делай», искажающиеся в «Ленивая скотина, скотина, скотина».

И сегодня я очень остро поняла, как устала от этого чувства вины за собственную лень - перед собой же. Надо, наверное, просто перестать так себя ненавидеть, если я чего-то не делаю. Потому что часть этого действительно можно сделать завтра, послезавтра, в течение месяца. Да, в идеале лучше расправиться со всем и сразу заплатить налоги и спать спокойно. Но если настроя нет, от его вымучивания и от принуждения себя к волевым усилиями иногда больше вреда, чем пользы, - особенно у нас, кавайных няшек ЭИИ.

Надо вообще заканчивать с ненавистью к себе как таковой, к своим внешним, интеллектуальным и волевым данным. Иначе когда-нибудь вся эта моральная аутоагрессия с элементами навязчивых мыслей очень плохо кончится. Психосоматика уже сейчас - мой лучший друг, и это пока только цветочки, увы и ах.

Всё. Пошла отлёживаться в ванне. И читать Валентинова. Может быть, даже одновременно.

@темы: Дьяволиада, Мысли вслух, Настроение, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Рефлексия, Росчерком пера, Стресс в большом городе., Такой вот забавный зверек, Улицы ждут своих героев, Ум за разум

11:03 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Более чем трёхнедельное отсутствие интернета пагубно отразилось на моей психике. Вчера пошла и бог весть с чего на сон грядущий просмотрела все пять сотен фотографий на странице моей Первой Большой Любви (табличка «Сарказм» почти уместна, впрочем, лишь почти). Такого полного спектра эмоций за каких-то полчаса я не проживала уже давно: любой каприз за ваши деньги, от совершенно неприличного хохота с элементами неизящного похрюкивания - до падения спиной вниз на глубину (есть одна фотография, на которую мне ну вот совсем нельзя смотреть). Закрыла альбом. Посидела, подперев щеку рукой. И подумала: «В какое же феерически самовлюбленное, кокетливое, на полную катушку запустившее механизм компенсации существо я была влюблена. Ух ты. Да вы умеете выбирать, Моронька, кыса моя».

И как-то почти нежно с высоты своего эмоционального опыта (да, я ввечеру была очень скромна) смотришь на эти десятки, чуть ли не сотни пишущих девочек с их флиртом, отчаянием, показательным остроумием, голодной иступленной надеждой и тайной. Я хорошо вижу эту тайну. Я сама носила её, хрупкую, в оловянных запястьях года два-три назад. Они пока тоже думают, что он чертовски красив, чертовски золотосердечен и чертовски со всеми искренен. Одно поколение девочек за другим. С одними и теми же фразами и яркими, переливчатыми, чарующими заблуждениями. С одними и теми же глазами Федр и Ариадн. Мне ли, смотревшей такими же, не знать.

Как давно это было. Как хорошо, что это было давно. Как хорошо, что потом было другое, ещё темнее и глубже - ибо всё познается в сравнении. Но первый свой урок-опыт крика и плача Федры Ипполиту я получила на уровне эмоций, на уровне молчания и тоски именно от этого человека, о чем он и не подозревает. И за это ему, наверное, спасибо, - я была подготовлена к следующим своим учителям, превзошедшим его в таланте.

Олимпийцы?! Их взгляд спящ!
Небожителей - мы - лепим!
М.Ц.

@темы: А ларчик просто открывался, Воспоминания, Горький осадок, но сахара не надо (c), Жизненное, Личное, Мысли вслух, Пепел от сожженных писем, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Полуночное, Росчерком пера, Сбившийся вектор направления

21:50 

ОБОЖЕДА.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Простите, просто я давно знала, что это составное слово-восклицание будет первым моим словом, как только у меня вновь появится интернет. Так что - ибо я же дважды не повторяю, не повторяю - ОБОЖЕДА. Я снова с вами, мои отважные (и все прочие) тигрунчики, готова пасть в ваши пылкие объятия, кинуться в самый водоворот фандомной вакханалии и вообще восстановить все утерянные за месяц виртуально-коммуникативные навыки. Поздравьте же меня с торжеством добра над злом! Киньте же в меня чем-нибудь прекрасным!

Сижу и подавляю порыв пойти и открыть бутылку шампанского в честь собственного возвращения на просторы глобальной сети; увы и ах, будь я дома одна, было бы проще, а так приходится довольствоваться зеленым чаем, но он сейчас подобен вкусом нектару и амброзии. Не плакать, Мора, только не плакать от радости.

Я чертовски, просто чертовски соскучилась по вам всем - и по вам, любимый интеллектуальный фандом, в частности; мне вас бешено не хватало; последнюю неделю я уже разговаривала с вами мысленно. Хорошо хоть - почти никогда вслух.

И, конечно, первым делом... И никто меня не обвинит, ибо.

@темы: Артист Саша крутится на стуле, Бренность бытия, Гармонизируй и агонизируй, Жизненное, Позитив, Росчерком пера, Такой вот забавный зверек, Улицы ждут своих героев, Фандомное

13:35 

Из глубины взываю (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Моя проекция с себя на Уайльда и интроекция с Уайльда на себя усиливаются в геометрической прогрессии. Только теперь, после прочтения писем и начав читать De Profundis, я окончательно поняла, почему мой программный спектакль - именно Саломея. Это настолько болезненно прямолинейно, что даже как-то и не обескураживает. Не знав таких отношений (и никому не желая их - имеется в виду, с подобными результатами - узнать), я тем не менее сполна прочувствовала на себе эмоциональный пласт, перспективу - по крайней мере, думаю так. Я понимаю. Темы и мотивы, как из собственных нервов сплетенные.

Нет при себе книги и нет сейчас времени, а то я поцитировала бы и написала бы подробнее. Возможно, позже. Пост о двурезультатности любви зреет во мне уже третий день.

«Я люблю тебя, потому что ты погубил меня». Большего не скажешь.

И да. Оно всегда того стоит. В этом - беда.

P.S. Открытие: то знакомое и знаковое, столь символичное «Любовь, не смеющая назвать себя любовью» (вариант: «Любовь, которая не может назвать себя по имени») - это строчка из стихотворения Альфреда Дугласа «Две любви». И да, Росс совершенно по-новому освещаtтся после писем. В лучшем из смыслов.

@темы: Фрейд бы плакал, Такой вот забавный зверек, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Росчерком пера, Песнь Песней, Мысли вслух, Литература, Книги, Горький осадок, но сахара не надо (c), А ларчик просто открывался

12:23 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Отличная вещь - сонники. Искала крышку гроба из маминого сна. Если по именинным датам - то к болезни. Если обобщенно - к окончанию всех мучивших проблем. Вот и думай теперь: то ли бояться болезни, то ли радоваться разрешению проблем.

@темы: Семья, Росчерком пера, Перманентное кабуки, Всякая всячина, Бренность бытия, Not my division.

12:23 

«Домное». Пост-эпилоговое.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
13:44 

Всё. Всё. Всё (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Возможно, в моей голове просто сломанный калейдоскоп, и цветные стекла давно падают в произвольном порядке, не складываясь в узоры. Возможно, у меня уже давно нарушенные ассоциативные связи, и вообще это определенного рода фандомный долг - видеть то, что хочется. Или, возможно, просто всё смешалось в доме Облонских. Но когда я пробежала глазами по этим отрывкам Дома, у меня в голове вспыхнул всего один, яркий и четкий, образ. Да здравствуют День темнотут и кроссоверы на грани шизофренических. Хотя есть у Дома и ТРВ, как ни странно, что-то до крайности родственное. И, боже, кажется, мне пора замолчать, пока я не договорилась до чего-нибудь ещё, но:

«Горбач утомлен своим отшельничеством. Трудно оставаться одному, привыкнув жить среди многих, а то, чем он хотел успокоить себя, не принесет ему облегчения. Луна светит по ночам в полную силу, воздух пахнет беспокойством. Горбач - часть беспокойства, от которого он сбежал, он принес его с собой и разместил среди веток, надеясь, что тишина и древесная жизнь что-нибудь с этим сделают, что-нибудь, чего не может сделать он сам. Все ведут себя одинаково. Мечутся, стараясь спрятать всё своё поглубже, прячутся сами и прячут своих птиц, пятятся, пятятся и пахнут страхом, стараясь при этом улыбаться, острить, ссориться, кормиться и размножаться, а Горбач не умеет, как все, его хватает только на первую, откровенную часть действия, и это делает его ещё более несчастным».

«— Слишком много повторов.
Слепой не говорит, что это его повторы, что это он чертил так вокруг себя защитную сеть, что магия монотонности в том и состоит, что сама себя замыкает в круг, повторяясь снова и снова, пока конец не сомкнется с началом, создав непроницаемую зону вокруг играющего. Вместо несказанных слов он возвращает флейту. Чужие песни с чужих пластинок испортили Горбача, и, даже живя на дереве, он не может больше колдовать. Теперь ему кажется примитивным напевом то, что он делал когда-то так хорошо.
— Дерево не на пользу тебе, - говорит Слепой. - Одиночество тоже. Спускайся, поищи внизу то, что потерял. Может, найдешь больше, чем ожидаешь найти сидя здесь».

@темы: А ларчик просто открывался, Дыши, бобёр, дыши, И Дом дышал, Мысли вслух, На круги своя, Наблюдения, Оглянись, Песнь Песней, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Росчерком пера, ТРВ, Фандомное, Цитаты, Шабаш

20:37 

Без комментариев и ката.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
... Он боролся с застенчивостью — грубыми шутками, с нелюбовью к дракам — тем, что первым в них ввязывался, со страхом перед смертью — мыслями о ней. Но все это — забитое, загнанное внутрь — жило в нем и дышало его воздухом. Он был застенчив и груб, тих и шумен, он скрывал свои достоинства и выставлял недостатки, он прятался под одеяло и молился перед сном: «Боже, не дай мне умереть!» — и рисковал, бросаясь на заведомо сильного.

У него были стихи, зашифрованные на обоях рядом с подушкой, он соскребал их, когда надоедали. У него была флейта — подарок хорошего человека — он прятал ее в щель между матрасом и стеной. У него была ворона, он воровал для нее еду на кухне. У него были мотки шерсти, он вязал из них красивые свитера.

Он родился шестипалым и горбатым, уродливым, как обезьяний детеныш. В десять лет он был угрюмым и большеротым, с вечно расквашенными губами, с огромными лапами, которые рушили все вокруг. В семнадцать стал тоньше, тише и спокойнее. Лицо его было лицом взрослого, брови срастались над переносицей, густая грива цвета вороньих перьев росла вширь, как колючий куст. Он был равнодушен к еде и неряшлив в одежде, носил под ногтями траур и подолгу не менял носков. Он стеснялся своего горба и угрей на носу, стеснялся, что еще не бреется, и курил трубку, чтобы выглядеть старше. Втайне он читал душещипательные романы и сочинял стихи, в которых герой умирал долгой и мучительной смертью. Диккенса он прятал под подушкой.

Он любил Дом, никогда не знал другого дома и родителей, он вырос одним из многих и умел уходить в себя, когда хотел быть один. На флейте он лучше всего играл, когда его никто не слышал. Все получалась сразу — любая мелодия — словно их вдувал во флейту ветер. В лучших местах он жалел, что его никто не слышит, но знал, что будь рядом слушатель, так хорошо бы не получилось. В Доме горбатых называли Ангелами, подразумевая сложенные крылья, и это была одна из немногих ласковых кличек, которые Дом давал своим детям.

Горбач играл, притоптывая косолапыми ступнями по мокрым листьям. Он впитывал в себя спокойствие и доброту, он заключал себя в круг чистоты, сквозь который не пролезут бледные руки тех, что путают душу. По ту сторону сетки мелькали люди, это его не тревожило. Наружность отсутствовала в его сознании. Только он сам, ветер, песни и те, кого он любил. Все это было в Доме, а снаружи — никого и ничего, только пустой, враждебный город, живший своей жизнью.
(с) Мариам Петросян, «Дом, в котором...»

@темы: Литература, Книги, И Дом дышал, Для памяти, Горький осадок, но сахара не надо (c), Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Росчерком пера

14:05 

Мне нужна была ударная доза позитива.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ударная настолько, что вполне можно назвать этот пост «Умри от свуна и кавая». И, по-моему, есть что-то слегка ненормальное в том, чтобы, фанатея до безумной влюбленности от мужчины, любить ещё и его семью, восхищаясь его женой. Вот впервые в жизни думая о человеке, от которого у меня в плане фанатства сносит крышу, я могу сказать: приятно видеть этого мужчину с этой женщиной. Потому что я помню, как печально мне становилось, когда я смотрела на жен Джекмана или МакГрегора, например, - ибо, даже понимая, что они могут быть адово счастливы в браке, я в бессознательном перфекционизме хотела им лучшего. И да, Даша, дочка, - очень красивая девочка; так ведь есть в кого, гены с обеих сторон чудесные.

@темы: Фандомное, Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Оглянись, Менестрель боя и песни, Копилка., Гармонизируй и агонизируй, Влюбленное, А ларчик просто открывался, Men

11:41 

Утаскиваю себе конспект.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
01:10 

Sherlock 2x03.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Очень хочется написать про третью серию Шерлока много и со вкусом, но про неё уже минимум по два раза написал каждый в моей ленте, а ещё очень хочется спать. Поэтому я буду лаконична, как сборник ста лучших телеграмм.

Немножко о том, как «Эстетика переходит в фап» (с) Фриман прекрасен, великолепно искреннен и вызывал слёзы в финале; не помню, как соскребала себя с дивана, это было прекрасно; дайте ему какую-нибудь золоченую статуэтку, пожалуйста. Пока он лежал, приложившись головой о землю, тело подменили или Шерлока поймал большой орёл, привет, ВК и ХН. Майкрофт не мог так опростоволоситься, просто потому что это Майкрофт, и что-то в истории с их беседами с Мориарти нечисто. Лестрейд прекрасен и я люблю его, как никогда; но, пожалуйста, пусть он запрет Салли Донаван в маленьком темном чулане и больше никогда оттуда не выпускает. Верность Джона Шерлоку поразительна - нечеловеческая, выбивающая дыхание. Мориарти абсолютно, кристально безумен, и - да простит меня Джим-тим - я рада, что всё кончилось этой пулей, потому что меня впервые пугал этот образ - по-человечески пугал, до тошноты и отторжения. Трое друзей. Шерлок на крыше. Какой же ты чудесный, Шерлок, и каким же ты умеешь быть.

И, наконец, это лучшее из того, что я видела за последнее время. Я хочу скачать эту серию и гонять её по кругу, медленно сходя с ума.

@темы: Фандомное, Росчерком пера, Полуночное, Мысли вслух, Дыши, бобёр, дыши, Горький осадок, но сахара не надо (c), Влюбленное

01:23 

С такой дозировкой алкоголя в крови мне всё можно.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Даже любовь - позволить себе. Чуть-чуть.

Рано еще — не быть!
Рано еще — не жечь!
Нежность! Жестокий бич
Потусторонних встреч.

Как глубоко ни льни —
Небо — бездонный чан!
О, для такой любви
Рано еще — без ран!

Ревностью жизнь жива!
Кровь вожделеет течь
В землю. Отдаст вдова
Право свое — на меч?

Ревностью жизнь жива!
Благословен ущерб
Сердцу! Отдаст трава
Право свое — на серп?

@темы: Стихи, Сбившийся вектор направления, Росчерком пера, Полуночное, Песнь Песней, Марина, Личное, Литература, Лирика, Дьяволиада, Дыши, бобёр, дыши, Высокое искусство, Воспоминания, Бренность бытия, А ларчик просто открывался, Чувства и чувствительность

День темнотут.

главная