А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Никаких рассказов о концентрированной милоте (такой, что больше двух серий за раз и трезвой - не вынести). Ни слова о Ли Пейсе, на котором хочется повиснуть, повиснуть и качаться на нём, таком высоченном, и шептать всю Песнь Песней, увлажняя его шею своими слезами [простите, пойду погорю]. Даже почти ни слова о качестве сериала, хотя это Тим Бёртон, помноженный на Уэса Андерсона с их изумительной душевной утрированностью, чарующим юмором и отличными диалогами, а, главное, абсолютно прекрасной эстетикой. Речь о другом. Эта эссенциированная милота (а, возможно, Ли; в основном Ли) делает кинковыми некоторые совершенно не кинковые вещи. Вроде еды. Никогда не было, знаете ли, фуд-фетишей, знаменитую сцену в 9 1/2 недель всегда смотрела исключительно с желанием пожрать, а потом булимизировать. Но здесь эта клубника, оживляемая Нэдом, эти персики и яблоки, эти ПИРОГИ. Господи, какие аппетитные пироги. Так и хочется сразу тоже испечь с кем-нибудь пирог, вываляв его/её при этом в муке. А ещё безумно захотелось провести эксперимент и поцеловать кого-нибудь через пищевую плёнку, просто безумно, хоть объявление в «Из рук в руки» давай. И не говорите, что это не приходило и вам в голову тоже; я про плёнку.

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Миссис Хадсон унесла мой череп, Лэнгдон раскачивал полку, Ей всё можно, она в шубе., Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, TV, Pushing Daisies, Lee Pace