Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фрейд бы плакал (список заголовков)
21:49 

Вымолчанное.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Любить - это труд. Без банальных, навязших в зубах, как левый Орбит без фольги, сентенций. Это действительно грёбаная каторжная работа, отбывание срока на галерах, шахты, лагеря. Но: галеры, которые стоят того, чтобы грести - до кровавых воспалённых мозолей, до изнеможения и обезвоживания, до истощения и потери памяти, до голодной анемии и лёгких радостных галлюцинаций, до кошмарных снов. Давайте будем честны: по-хорошему, что такое любить?

Выбор - раз. Всегда. Везде. Первостепенно. Выбирать, когда вариантов тысяча - и можно растеряться среди их сияющего калейдоскопного блеска. Выбирать, когда вариант всего один и выбор болезненно-неизбежен. Выбирать, как Буриданов осёл, когда вариантов классически два - и оба или жизнь, или смерть. Выбирать всюду, каждое мгновение, каждую минуту в каждом месте, игнорируя эйнштейновскую теорию относительности и материю, изгибающую время, выбирать ежесекундно, в каждой точке на смятом листе времени и пространства, выбирать легко и играючи, шутя и улыбаясь, со смехом ангельским и помешанным, просто потому, что другого выбора нет и не может быть, потому что когда мы произносим в одном предложении «любить» и «выбирать», мы понимаем, что это априори своего рода оксюморон. Любовь всегда определяет выбор, у неё есть всего один вариант для вас/нас/всех - и потому что, и вопреки, и в жерле вулкана, и на равнинах Тосканы. Всегда и только один вариант, который знаешь заранее («То, любимый, я, любимый...»). Предпочтение его (её) другим - механическое, автоматическое, ничего не требующее - и есть любовь в первооснове своей.

Второе - сначала производное - прощение. Это тем паче тяжело для нас, современных людей, детей, зачатых в яйцеклетке века XX от сперматозоида века XXI, плюс-минус десятилетие. Мы не знаем ни жалости, ни сожалений, мы с рождения жестокие, циничные, интеллектуально натасканные на декаданс твари, вместо крови у нас ирония, вместо лимфы - сарказм («Потому что бить людей ногами - незаконно», да?), вместо всех желочей тела - умение отпускать, вскормленное страхом быть преданными первыми. Мы заранее знаем, что всё будет плохо - обязательно, и потому не прощаем обид. Зачем? Человек синонимичен предательству, а, следовательно, одиночеству. Мир, в котором мы существуем, лишен милосердия к ближнему своему - того самого, что принёс нам блаженный Сын человеческий две тысячи лет назад, жестко связав руки своему ветхозаветному Отцу. Он смог, а мы нет. Смешная-несмешная такая шутка - ну, в смысле, напрасность жертвы, понимаете? Мы не милосердны. Наша память стёрта. Забыли главное: любовь - прощает. Когда может и когда не может (особенно). Она прощает всё, и говоря «всё», полагаю, что и я, и мироздание (честь и шизофрения - говорить от его имени) имеем в виду именно всё. Одна очень хорошая девушка написала как-то нечто вроде: прости ему, Господи, пусть убивает меня, буду любить даже тогда, ибо не ведает, что творит... Любовь женщины - это именно «Прости ему, ибо не ведает, что творит». Аминь.

Третье - снова наперво производное - сила. Против всего, против всех, разрывая жилы и распарывая кожу, продираясь сквозь заросли жесточайшей, колющей дикой розы (цветёт - именами погибших), сбивая ноги, сквозь горький чертополох канувших, оставляя лоскутья одежды и комья волос, - идя насквозь, как свет, - прорываться без остановки. У этого есть цена. У силы - есть цена, ибо любящий семижилен не просто так, а задатком. За всё в этой жизни нужно платить. У любимой моей Марины (имя - как знак родства, потому что ничего нет у людей ближе имени) осталось это. Дай нам поту. Дай нам поту, крови, слёз, желочей, сил, тока от нерва к нерву, чтобы вынести - и выкупить. Помню период, когда плакала столько, что не просыхали глаза - и гнойники набухали желто-белым в углах глаз. Я тогда однажды шла по улице - темень, снег - и вдруг на злом и искреннем всхлипе попросила у Него: дай мне выкупить! Дай мне выстрадать, выплакать его у Тебя, у былой жизни, у быта, у всего и всех. (Ещё любящая - лавочница, вы знали?) Моя молодость, мои неистраченные силы, мои непролитые слёзы, моя накопленная больная нежность - всё за него, задатком, авансом, процентами, кредитом коммерческого банка, постоплатой, чем скажешь. Платить за любимых - легко, просто, невесомо. Только дай - мне - его - выстрадать. Умирать и плакать - это всё, что я могу, но разве Тебе - мало? Ты всегда брал этим - возьми же и у меня (глас - многих). Сладостно благодарю и сладостно же опасаюсь, что Он - услышал (не Сын, Отец. Сын - был бы добрее, но сделки заключаются - с Отцом, а любовь - всегда сделка с небом).

Выбор. Милосердие. Цена.

Если вы рискуете говорить о любви, вы говорите именно об этом и ни о чем больше.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Чувства и чувствительность, Фрейд бы плакал, Улицы ждут своих героев, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Остальное йога и каннабис., Наблюдения, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Марина, Лытдыбр, Личное, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Дьяволиада, Девочка, девушка, женщина, Горький осадок, но сахара не надо (с), Гармонизируй и агонизируй, Бренность бытия, А ларчик просто открывался

14:08 

Здравствуйте и до свидания.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Автор: Moura.
Название: Дар.
Фандом: Ориджинал.
Тип: гет.
Рейтинг: PG-13.
Размер: драббл.
Примечания: понимаете ли. В момент написания автор был очень пьян. И когда я говорю «очень», то имею в виду: выпадали слога настолько, что забыла о написанном, а после, неделю спустя, нашла в черновиках, решив, что такой сочный сеанс самостоятельного психоанализа обязательно нужно эксгибиционистски отнести людям. Темы, правда, не меняются.

{***}

@темы: Гет, Ориджиналы, Фрейд бы плакал

23:42 

Настолько давно не брала в руки шашек, что уже забыла, как они выглядят.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Автор: Moura.
Название: Казнь Египетская.
Фандом: ориджинал.
Тип: гет.
Рейтинг: PG-13.
Размер: мини.
Примечание: сублимация тех уровня и стадии, когда уже даже стыд атрофируется. Простим мне это за одно то, что впервые за долгое время просто пришел текст (видимо, очень громко звала). Доза ангста, как и положено, зашкаливает чуть более, чем полностью.

{read}

@темы: Фрейд бы плакал, Ориджиналы, Графоманство, Гет

15:15 

В начале было слово.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А после - моё сегодняшнее многословие. Один недавний инцидент не даёт моей белой этике покоя. Сложилась ситуация, в которой я предельно остро отреагировала на то, что человек заглянул мне под руку, когда я писала, и собственная экзальтированная, нервная, волчья реакция смутила меня саму. Всё свелось к «Не люблю, когда смотрят, как я пишу», но объяснение - шире (и ещё нервичнее). Слова - интимны. Слова - сокровенны. В моей системе координат слова больше и важнее действий. Действия для меня - автоматика, механика, рефлексология, слова - то, что не искореняется, не вырубается и не заштриховывается, они для меня - исключительно, подчеркиваю, для меня - значительнее и значимее. Всегда можно исправить, переделав, но никогда нельзя исправить, переговорив (ложки находятся, осадок - остаётся). Всё, слово было услышано и запомнено, это - навсегда. Действие же перекрывается действием, последвия действий исправимы, последствия слов - неизменны. Рукописи не горят - фактически в прямейшем из смыслов (не стираются из глобальной памяти).

Разумеется, с исключениями. Разумеется, с вариациями. Разумеется, мы не говорим о фатальных поступках, катастрофах, действиях, подпадающих под юрисдикцию УК РФ.

Уже как-то говорила об «охудожествлении» реальности, о том, что реальность - плоска и жестока и нужно делать её художественнее, драматургичнее, стилистически - богаче, причем за инструментарием далеко ходить не надо. Как раз слова и способны на это, они - средство создания одной глобальной записи, называемой жизнью. Поэтому я, как истый аудиал и тем паче аудиал-лингвистик, так трепетна к ним, к этим тончайшим резцам. Поэтому так болезненно реагирую на всё, что слов касается. Если я употребляю некое слово, а оно человека удивляет, кажется странным, смешным или нелепым, то это повод смять рукой лист, удалить пост, проклясть всё на свете, ибо то, что касается слов, должно быть идеально. А вызвавшее сомнение, удивление, недоумение - уже не идеально, следовательно - требует уничтожения. Поэтому никогда не делюсь процессом написания чего-либо. Поэтому ненавижу писать «на коленке». Поэтому питаю внутреннее скорбное отвращение к играм вроде «драбблов на салфетках» и извечно от них отказываюсь. В условиях, когда слова низводятся до ничего не значащей забавы, в условиях, когда не даётся ни атмосферы, ни времени на оттачивание, невозможно построить по-настоящему стоящее предложение. То есть, нет, разумеется, возможно. Но это заберёт много ресурса. Небрежность же в отношении слов для меня преступна.

А ещё - ещё слова беззащитны, как оленята на подламывающихся ногах, и я чувствую настоящую боль, когда тут же, с хода, не могу отстоять некое выбранное мною слово, обосновать и объяснить, почему - оно, почему - так, почему - тот или этот интуитивный ход.

Закольцовывая: слово было в начале всего - и будет, по всей вероятности, в конце; у него непоколебимая, но недооцениваемая власть. У человечества - культ поступка, и эта недооценка всем нам вместе и каждому по отдельности аукается постоянно, вековечно. Слово - не просто набор звуков и символьных знаков, подразумевающий под собой практическое содержание. Оно творит (и оно же само - творение).

Всё от этого. Всё поэтому. Как-то так.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Фрейд бы плакал, Точка зрения, Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Миссис Хадсон унесла мой череп, Ей всё можно, она в шубе., Бренность бытия, Библиотечные кинки, А ларчик просто открывался

03:09 

Part 3. Об отношении к отношениям (не забывайте, что с вами говорит ангстер).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Столько постов уже было на эту тему, что все авторши романов серии «Арлекин» (опасаюсь, что она там всю жизнь была одна) уже давно тихо задыхаются от зависти, но тут недавно случился катализатор. Мы с А. загудели в ночь с прошлой пятницы на субботу (её бросил жених, у меня просто всё плохо), и вот в пятом часу утра, утанцевавшиеся до боли в мышцах, лежим мы, потягиваем скотч (шотландский виски лучше ирландского, аминь) и А. вдруг, глядя в белый потолок, решительно спрашивает у меня: «Ты семью вообще хочешь?»

Это было неприятно. Как кровь из пальца, если тебе пять лет. Если не пять - тоже.

Пила бы - подавилась. Но своё я, благо, уже выпила до. «Так вот какое я создаю впечатление, да?» - как-то искренне, болезненно оскорбилась я, будто любимая А. назвала меня ущербной, горбатой, увечной. «Конечно, хочу! Когда-нибудь. Не сейчас. Детей - хочу точно, года через три-четыре. Мужа - тоже. Или... не знаю. Семью. Без половой принадлежности». А. - честная, она мой Штирль для Доста, тут же прямолинейно сообщивший, что по мне, в общем-то, незаметно, что я хочу семью, ибо ничего не делаю для её создания, никого не ищу, не стараюсь. Мы заговорили о том, почему не ищу, и пришли к моему - в двадцать три года - очень инфантильному оправданию: я слишком люблю своё личное пространство. Нет, это даже слабо сказано. Так люблю свои увлечения, свои занятия, свой образ и график, свой режим жизни, что на данном этапе никого не согласна в него внедрять. Так люблю себя и своё устоявшееся бытие, что прежде всего требую от человека одного - чтобы он уважал мои личные время и пространство и не претендовал на них. В моей жизни была всего пара человек, которым я разрешила бы этот режим и порядок изменить (изменила бы ради них), нарушить, перевернуть, но их любила безответно, и в этом-то, вероятно, был весь секрет - безответные любови были для моего образа жизни безопасны, ничем ему не угрожали.

По сути, это очень подростковое требование, родом из неотжитого пубертата: оставь мне мою территорию. С другой стороны, это исконно интровертное требование. С третьей, ни один из тех, на ком я была по-настоящему завязана, не ответил мне полной взаимностью, и, следовательно, я не знаю, как вела бы себя в отношениях с ними. Но на данный момент времени могу сказать: не понимаю растворения друг в друге, не понимаю уделения друг другу каждой минуты свободного времени (а как же личное? интересы? творчество? познание?), я хочу прежде всего, чтобы тот, с кем я буду, уважал моё пространство и мои требования, а я взамен буду уважает его - всецело. Вот это для меня - отношения. Будь собою, но дай и мне взамен быть собой тоже - и все будут счастливы. Я там, где и когда считаю нужным, ты - аналогично. Отношения - это подстраивание друг под друга и компромисс? Да, бесспорно, разумеется, конечно, то же я ответила и А. Но на данном этапе всё-таки больше люблю свой круг интересов, свою зону комфорта, поэтому хочу свободы, а не соглашений.

Вероятно, именно поэтому я сегодня, приняв на грудь, смело, как истребитель, выдала пулемётную очередь речи о том, что детей - безусловно, хочу (я и А. так сказала), мужа - нет. На что мои давно прошедшие огонь, воду и Сталинград жизни за стеной родители ответили: окей, мы так и думали, это нормально, ничего, рожай, сами вырастим.

Понимаете, о чём на самом деле этот пост? (Забудьте абзацы выше). Он о том, что девочка хочет любви, но не хочет любви (с). Мне просто нужен кто-то, кто станет этой любовью. Он же может стать и реальным человеком для жизни, но это - вовсе не обязательно (скорее всего этого и не случится, чувства не всегда равны жизни, да почти никогда не равны, чего уж). Хочу любить (а для меня любить - пылать, жертвовать себя кому-то, отдаваться к чертям собачьим с потрохами, гореть) или хочу терпеливого(ую) того, кто просто будет держать меня за руку крепко-накрепко во время всех моих истерик, метаний, любовей и говорить: «Ну тебя к дьяволу, я никуда не уйду, я буду с тобой всегда, делай, что хочешь, бушуй, пылай, кусайся, плачь, всё равно отгоришь им (ею), а я останусь. Возгорайся паранойей, ненавидь меня, сомневайся, уходи, бросай, - останусь. Я буду ждать. Дотерплю. Докажу тебе, что постоянство - есть, что людям нужно не просто взаимное потребление». Но это идеал, да? Мираж, иллюзия, шизоидная галлюцинация. Таких сильных не бывает, просто не случается. Поэтому у меня всегда и будут - вырастая из любви к личному пространству - классически невзаимные чувства и случайные связи. И то, и другое - удобно и безопасно. Безопаснее только идеальный и терпеливый(ая), но то ведь фантазия.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Чувства и чувствительность, Хьюстон, у нас проблема, Фрейд бы плакал, Ум за разум, Улицы ждут своих героев, Такой вот забавный зверек, Сбившийся вектор направления, Росчерком пера, Рефлексия, Полуночное, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Отношения, Не секс, не драгс, почти что рок-н-ролл, Наблюдения, На круги своя, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Маргарин идей, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Дьяволиада, Артист Саша крутится на стуле, А ларчик просто открывался

23:37 

Part 2. А теперь о коронном «охудожествлении реальности», ставшем мемом.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Однажды мы сидели в какой-то сушильне - я, Джордж, Линец и Юнкер, и тут зашла речь о моих твитах. А я тот ещё судорожный твиттераст, которому нужно фиксироваь каждый мало-мальски примечательный диалог и каждое мимолётное событие. Помнится, речь об этом заходила и раньше, но отчётливо я помню именно тот разговор, потому, возможно, накладываю их друг на друга. Возлюбленные девы сказали мне: ты, мол, искажаешь реплики, записываешь их не так, как они были произнесены, часто привираешь. На что я ответила: «Но так же лучше». Возникла пауза. А потом прозвучало: «Мы думали, что у тебя просто плохая память». «Нет, я делаю реальность более художественной».

Так возникла шутка, которую я сама люблю воспроизводить, почти горжусь ею: «Мора опять охудожествляет реальность». Ко всему можно отнести. От написания поста до соскребания варенья с чизкейка.

В этом вся суть. У меня хорошая память. Но многие диалоги и события в своём описании звучат лучше в несколько видоизменённом, отшлифованном или утрированном виде, и я не считаю, что это дурно. Реальность - плоская, жестокая, серо-коричневая, местами убогая, местами никакая, местами беспросветная. Она нуждается в том, чтобы быть лучше, ярче, острее, искромётнее. Как ответила мне на это однажды Аня: «Да, Мора, реальность должна. Всем должна. Мне должна, вам должна, только Барду не должна, у него уже есть Трандуил, куда красивее». Реальность должна быть красивее, понимаете? Но она не красива. Поэтому в своём личном мире, в рамках собственного восприятия я делаю её такой. Убираю лишнее из диалогов, глаже складываю фразы, порой меняю порядок слов, чтобы получилось художественнее, чтобы вышло что-то блестящее, по-настоящему достойное записи, а для меня, как ударенного головой райтера, жизнь равняется записи, вторая и создаёт первую. Искажение ли это? Конечно, в некоторой степени. Но искажение на благо, почти никогда не меняющее сути, но меняющее форму, ибо форма - важна, форма - всё. Это я готова отстаивать хоть на эшафоте. Неважно, что. Важно, как. Аминь. Реальность - бедна. Так нужно делать её богаче силой своих способностей, воображения, умений. Тогда она заиграет, как бриллиант на свету. На этом строятся история, литература, все искусства, все архетипы человеческого бессознательного.

На минуту: сейчас в комментарии может придти множество осенённых высшим светом людей, которые, обретя дзен, сообщат мне, что реальность ярка, прекрасна, многогранна, светла, что вокруг - океан хорошего, доброго и красивого, надо только открыть, наконец, глаза. Сразу: я верю вам. Я верю, что вы всё это видите, верю, что так и есть, правда, это не сарказм, клянусь. Но уверуйте на секунду и вы в параллельность вселенных, в то, что реальность, которую вижу я, гораздо более нищая и вязкая, в ней тесно, плохо, душно, низко. Нет правильной и неправильной реальности, по сути - нет ни вашей, ни моей, - есть лишь ваш и мой взгляд на реальность. Вот мой - он таков. И я всячески стараюсь улучшить его, как умею. Через придание «красивости». Через то, что иногда пытаюсь говорить, как драматургические героини - и так же заставляю говорить людей вокруг. Через то, что придаю бытовым событиям инфернальный символизм. Жизнь - бедная (снова сноска: в моём восприятии), ей не хватает писательского, книжного (не стесняюсь и не избегаю термина) охудожествления. Да, в своём максимализме я заявляю: не книги должны быть похожими на жизнь, жизнь - на книги, это взаимный симбиоз, одно порождает другое и зависит от него неизбежно, неизбывно. Упаси Бог, не пропагандирую, лишь сообщаю: для меня - так. Для вас - иначе. Это здорово, будем жить в мире.

By the way: читала тут на днях статью на какой-то - простите, не вспомню, какой - фильм Вырыпаева, встретила там фразу: «Его герои говорят не как люди, а как в пьесе» - и подумала: какая разница? а что плохого? Почему нет? Если так не говорят в реальности Вася и Клава из соседнего двора, то пусть говорят хоть в кино, кто-то же должен так говорить, должен обязательно. Я люблю, когда говорят, как в пьесе, я вобще люблю, когда всё так, как в пьесе, если бы могла, то, как в известном спектакле, просто жила бы «В пространстве Теннеси У.». Реальность и быт, жизнь и действительность не додают нам, не додают мне. Не додают мне Достоевского, Теннеси У., Булгакова, абсурдистов, вычурных драматургов современности. При этом заметьте: я не отстаиваю красоту как высокий штиль, я как раз люблю грязь (прямо-таки как в одноимённом фильме с МакЭвоем), люблю трэш, жетскач, изврат, самое больное и глубинное в людях, но: каким же эстетичным, красивым всё это умеет быть! Таким оно и должно быть в жизни. Жизнь, на самом деле, не такая? Знаю. Поэтому и делаю её - такой. Потому что она не дотягивает до моих критериев художественности.

Любить - так как у Фёдора Михайловича, как у Куприна в Гранатовом браслете. Идти к цели - так как у Толкиена. Погибать от бессмысленности, так как у Сартра. И никак иначе. Они создали мою реальность, реальность создала их, - уже нельзя разделить.

По сути, то, о чём я здесь распинаюсь - чистой воды декадентство. Это не проповедь и не мораль, потому так нажимаю на личные местоимения. Это лишь объяснение своей позиции, чтобы не возникало вопросов конкретно ко мне. Вымышленная, эстетизированная, болезненно напряженная, обострённая, фантазийная реальность для меня дороже и лучше реальности имеющейся (заметьте: она не менее, если не более, реальна). У меня был большой соблазн закрыть пост от комментариев, ибо предчувствую, что люди придут спорить и укорять меня в зашоренности и инфантилизме, но потому и решила: нет, всё сказала, объяснила, что это лишь частная точка зрения, и спорить не хочу. Реальность нужно охудожествлять. Так жажду жить. Но я не заставляю жить так других. Лишь в самом ближайшем круге ищу тех, кто: 1) будет разделять это (есть); 2) будет, наоборот, заземлять меня (есть).

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Фрейд бы плакал, Ум за разум, Точка зрения, Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Рефлексия, Полуночное, Остальное йога и каннабис., На круги своя, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Маркером по кафелю, Маргарин идей, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Артист Саша крутится на стуле, А ларчик просто открывался

10:46 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Таковы, наверное, все эти неистовые жрицы, жаждущие послужить гению, эти женщины, готовые быть верными подругами великих художников. Впрочем, тебе ли, белка, судить о женщинах?» ©

Не пугаемся временного, первого за восемь лет, превращения ника Moura в странную женщину, именуемую по отчеству. Это была мазохистическая неизбежность (и флэшмоб для особо ударенных), и нет фейспалма такой степени выразительности.

Спасибо Анатолию Киму, его Белке, кое-кому, кое-чему и вообще всему на свете.

Эмоция.

@темы: "У них там целый этот... бомонд!", - А вы? - А я Лоллобриджида. - Лолкто?, Ей всё можно, она в шубе., Котики и котфанду, Миссис Хадсон унесла мой череп, Такой вот забавный зверек, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Ум за разум, Фрейд бы плакал, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

20:59 

Давно я не вбрасывала вам своих домашних дрязг.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
10:41 

Человек с букетом комплексов ищет работу. Выписки из мед. карты.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Есть в моей жизни одна большая и особенная тема, по сути, очень анахроничная и у многих людей почти редуцировавшаяся (к их счастью). Это тема жесткого отнесения себя к тому или иному социальному классу - по статусу и уровню достатка; тема принадлежности к некой страте. Для меня она по ряду причин (привет Фрейду с его «Всё из детства») довольно рельефная и неизбывно животрепещущая. Так, к примеру, я намеренно отсекаю себя от возможности общения с некоторыми людьми, потому что ниже их по статусу, мол, куда с моим рылом - да в калашный богемный ряд.

Но сейчас не об этом, сейчас о деньгах, точнее, об уровне з/п и том, какие требования к з/п у человека с установкой девочки из рабоче-крестьянской семьи людей, заканчивавших ПТУ. Большинство хотело бы «выбиться». Я, наверное, хочу тоже, но скорее ментально, чем материально. Потому что в какой (третий? четвертый? не помню, искала ли во время попадания в рабство на кафедру), - так вот, в какой раз ищу работу, в такой и ставлю себе верхнюю границу желательной оплаты - не по потребностям и даже не по знаниям. У меня есть очень раздражающая, но очень твёрдая установка, что «такие, как я», больше некой суммы получать не должны.

А говорят: Средневековью окончилось с Колумбом. Средневековье, братцы, в извилинах мозга, не на календарях.

Есть, конечно, и фактор элементарной тактики избегания неудач, свойственной всем высокотревожным фрустрированным людям: на не самой высокой должности обещают большую (по моим меркам) з/п -> следовательно, будут много требовать -> следовательно, большая нагрузка и, возможно, нужны какие-то особые навыки, которых у меня нет и я их не освою -> не справлюсь, а, значит, нужно искать что-то проще, соответственно, «дешевле». Но вторая отшатывающая половина - это именно осознание своей принадлежности к соц. классу; не поднявшиеся до полноценного среднего больше 35.000 не получают, нужно знать своё место. При этом - sic! - я как раз искренне поддерживаю логику того, что для материального благополучия нужно не тратить меньше, а зарабатывать больше. Но это« больше» я не потяну (недостаточно хороша), а, значит, должна сидеть в своём углу. Угол удобен, безопасен. Коротко говоря, я, как всегда, всё понимаю, всем умным людям в комментариях сейчас скажу «Вы правы», но что-то всё равно изменится вряд ли. Почему? Потому что зона комфортности.

@темы: Фрейд бы плакал, Утро в нарнийской деревне, Ум за разум, Улицы ждут своих героев, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Рефлексия, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Лытдыбр, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

09:05 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И-и-и главная тема последнего года - моя воображаемая недоличная недожизнь - снова в эфире нашей весёлой радиостанции.

Подумалось вдруг, что моя страсть к мужчинам (да и не только мужчинам) определённого типа (и типажа как такового, и рода занятий, и уровня одаренности) рано или поздно неминуемо рискует превратиться в конвейер по поиску кандидатуры. Цель стать «Неистовой жрицей, жаждущей послужить гению» ©, при этом творчески самореализовавшись за счёт черпаемого из кого-то вдохновения, сподвигнет на прямой, откровенный, исключительно деловой поиск варианта. Подбор.

И ничего дурного в этом, в сущности, нет - к печали или радости.

Есть только одна небольшая побочная проблема. Для таких эмоциональных наркоманов и мазохистов, как я, для девочек с цветаевским «Любовь узнаю по боли всего тела вдоль», вытатуированным полужирным прямо на лбу, - так вот, для таких стукнутых подобная благословенная простота усложняется тем, что: я же не смогу не влюбляться. Буду влюбляться. И буду делать это так, как умею - а это то немногое, что я очень хорошо, почти профессионально умею - влюбляться, как расшибаются о стену, как корабли в щепки бьются о скалы, как падают с высоты, - до одного лишь мокрого места, без шанса на ответность, потому и выбираются те, с кем она априорно ирреальна. Так было-будет раз, и другой, и третий, и четвертый, а невозможно жить подобным образом на постоянной основе. Выжигание, раздаривание себя, - опасность выдохнуться на первом, втором, третьем так уж точно. Выдохнуться и перегореть. Обнулиться.

Почему, by the way, я не рассматриваю возможность того, что мне повезёт сразу, быстрее, до«Было тело, хотело жить, // Жить не хочет»? Потому что закономерность уже намечена. И потому что это же я. Как говорит А., ласково и сожалеюще улыбаясь: «Победитель по жизни».

На самом деле, всё окей, вообще-то. Мысли вслух.

@темы: Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Рефлексия, Остальное йога и каннабис., Настроение, Мысли вслух, Личное, А ларчик просто открывался, Утро в нарнийской деревне, Фрейд бы плакал, Хьюстон, у нас проблема, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

09:33 

Старая песня о главном.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Самые точные, кристаллизованные мысли приходят в голову по принципу «Маркером по кафелю» - в самых неожиданных местах. Например, в очереди за колой в кассу Макдональдса, когда у нас с Джорджем снова прорезывается этот извечный, непрекращающийся рефрен «Надо уже влюбиться в реального мужика!» - и у меня срывается почти случайное, а оттого совершенно искреннее и слегка пугающее по своей сути «Я уже не могу влюбляться в реальных!». После в диалоге это сливается у меня с «Потому что нет их, где они, все давно заняты, разобраны ещё щенками», но на самом деле я очень четко осознаю: как бы мне ни хотелось самообмана, я хорошо понимаю, что между «Не могу» и мнимой причиной «Потому что их нет» - пропасть. Никакого прямого соприкосновения. Первое не следствие второго.

По чести: я не могу потому, что избалована выдуманными мужчинами. Выдуманными - ибо не включенными в мою жизнь в практическом плане. Они существуют где-то, ходят, делают, говорят, живут вне меня. Они реальны сами по себе и реальны для своего круга, но я - не в их кругу, я влюбляюсь и грежу на расстоянии, влюбляюсь в образы - полумифологические - и потому они, как ни крути, на- и выдуманы. Потому что любить недоступных, во-первых, удобно (боль внутренняя, но не практическая), а во-вторых - красиво (книжно, драматургично), что с моей любовью к красивым жестам и чувствам определяет очень многое.

***

@темы: А ларчик просто открывался, Миссис Хадсон унесла мой череп, Мысли вслух, Отношения, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Рефлексия, Росчерком пера, Сбившийся вектор направления, Такой вот забавный зверек, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Улицы ждут своих героев, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

09:47 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Можно стать сколь угодно феминистичными, современными, самодостаточными, с полностью мужскими замашками, рационалками с логическим мышлением, но двух вещей никогда не вырезать их структуры женской психики, из нашей эмоциональной сути:

Больного крика женщины мужчине «Люби меня!» -

И мучительной, сквозь зубы, фразы «Неопределённость меня убивает».

Всё остальное мы можем из себя выжечь и вытравить, но страстную, жалкую, неистовую жажду любви и это желание четкого знания - их не убрать никуда, бег от них - всегда бег по кругу.

На этой ноте пойду-ка поработаю.

@темы: А ларчик просто открывался, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Наблюдения, Отношения, Росчерком пера, Точка зрения, Улицы ждут своих героев, Утро в нарнийской деревне, Философия между строк, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность

09:11 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Буддистская логика довольства настоящим моментом, тем, что есть сейчас и тем, что вообще есть, - логика, актуальная лишь для благоприятных моментов. Она хороша, когда всё хорошо. Когда принятие не вызывает усилия и конфликта с собой. Но тогда, когда что-то выбивается из наших воздушно-замковых планов и розовых мечтаний, эта логика отметается. В каждом живёт капризный эгоист, ребёнок трёх лет, знающий только одно важное слово - «Хочу». Легко и приятно принимать действительность и довольствоваться малым, когда всё нравится и складывается удачно; стократ сложнее, когда что-то не так. И проходить это испытание на веру в мудрость жизни - не для слабонервных и не для слабоверных.
Я - слабоверная. Я никогда не прохожу испытаний.
В минуту, когда действительность начинает расходиться с тем, что я себе нафантазировала, во мне просыпается уязвленное отчаяние человека, которому ничего не обещали, но который почему-то ждал (а это вообще очень по-людски). И логика довольства малым начинает казаться нищенской. Почему я должно довольствоваться тем, что есть? Я хочу довольствоваться тем, чего хочу. Неужели то, что есть сейчас, это всё, чего я заслуживаю? Обидная мысль. Маловато.
Тихий голос внутри шепчет: подумай хорошенько, то, что есть сейчас, это вдесятеро больше того, о чем ты ещё год назад могла только несмело грезить, у тебя непомерный аппетит. Но с ним спорит иной голос, деловито парирующий: и что? За год, два, три всё изменилось, жизнь изменилась, обстоятельства изменились, я изменилась; жизнь не статична, она - динамика, она идёт вперёд, она требует развития и роста. То, что год назад сошло бы за космическое счастье, сейчас кажется почти подаянием. Нельзя застывать на точке прошлых амбиций.
Здесь просыпается гордость - это ведь её голос - непомерная общечеловеческая и ещё более непомерная женская, граничащая с гордыней (а это вовсе не тот грех, который с заглавное - и на вес золота или крови). Это - когда хочется пить, петь и бороться, то есть - идти в бой, это - когда опрометчиво шепчешь адресату, не говоря вслух: ты не найдёшь для себя никого лучше меня, не разбрасывайся! А то подберут другие.
Разбрасываться особо нечем - да и не подберёт никто, кому оно надо. Но - непомерность гордости! Там, где просыпается она, умирает благочестивое смирение. Там, где просыпается злость на себя, умирает принятие действительности со всеми её локальными радостями.
Это всплеск, вскоре я снова, как это и бывает обыкновенно, остыну, успокоюсь, выдохну, вспомню, что грешно роптать за мелочи на мироздание, и без того давшее мне немало, и вновь начну думать: счастье уже одно то, что [и здесь подставится нужное]. Я забуду, что мне хочется гораздо большего.
Забуду туманно, размыто, на время. До следующего, почти беспричинного всплеска самовластной женской гордости, которая скажет: смирение - никогда - никого - ни к чему - не приводило.
Только к новому беличьему кругу глубоко подкожной тоски.
Просто некоторые умеют философски окрасить эту тоску в мудрость принятия. Я, кажется, не умею. Надолго не умею так уж точно.

@темы: Девочка, девушка, женщина, Мысли вслух, На круги своя, Песнь Песней, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Рефлексия, Росчерком пера, Точка зрения, Утро в нарнийской деревне, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность

09:13 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я снова это делаю (всё по Полозковой: память меня совсем ничему не учит, время совсем не лечит). Выдумываю себе отношения (нет, не так, отношения - личное, - взаимоотношения) при их отсутствии. Ждать кого-либо, скучать, думать, говорить о так, будто вас что-то связывает. Хотя ничего не связывает, даже знакомство и общение какие-то... деловито-шапочные, пожалуй. Не совсем, впрочем. Но всё же.

Это так раздражающе по-женски - за отсутствием реальных отношений превращать своё уважение-восхищение и ваше личное удачное знакомство в отношения личного толка - там, в своей голове. Чувствовать себя сопричастной. Причастной - к.

Нужно или выкорчевать это - или принять в себе и сосуществовать с этой внутренней неизбывной нежностью к кому-то, которая заполняет до самого горла. Главное, господи боже, научиться - ничего - не ждать, не просить, не требовать. Научиться - окончательно.

@темы: А ларчик просто открывался, Бренность бытия, Девочка, девушка, женщина, Личное, Мысли вслух, Наблюдения, Песнь Песней, Сбившийся вектор направления, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность

18:38 

Мысли вслух.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Одна из многочисленных причин тихого перманентного кофликта между мужчинами и женщинами (вековечного, психологического) - имхо, в восприятии времени в глобальном смысле этого определения. Существуют, разумеется, многочисленные и вариативные исключения, но по большей части:

Женщина - это до и после. Прошлое и будущее. Мы ориентированы на эти чести временного континуума.
Мужчина - здесь-сейчас. Настоящее.

Для женщины любой момент прошлого - это база для того, что ещё только произойдёт. В тигле из прошлого выплавляется настоящее, которое настоящим как таковым не является. Это настоящее для женщины или сразу уходит в категорию прошлого, или ещё не осуществлено. То есть, любое событие или уже произошло, или только произойдёт. Мы по большей части мыслим понятиями «было» и «будет». Мужчины - понятием «есть». Отсюда этот вековечный женский плач о невозможности построения общих планов - там, где она смотрит на десять лет вперёд, он видит только настоящую минуту, а дальше туман (кто знает, как ещё всё сложится).

Теоретически это можно обосновать. Женщина вообще более чутка к динамике, наша психика лабильнее (мужская - статичнее); мы смотрим в движении. Возможно, потому, что женщина изначально - напрямую дарительница жизни, то есть вообще более восприимчива к понятиям смерти и жизни, к понятиям этой общемировой динамики и общемирового движения. Мы знаем, что жизнь (и её дарение) - процесс. И смерть - процесс. Для мужчин в большинстве своём действия - акт, а не процесс. Поэтому они проще относятся к смерти, своей и чужой, к её лишению. Они не задумываются о после, мы - задумываемся автоматически (на базе того, что издревле, говоря грубо, картина такова: мужчина уходит на охоту, женщина рассчитывает, как со всеми имеющимися под рукой материалами выжить, - акт и процесс!)

В этом различии, в конфликте здесь-теперь и до-после, кроются корни очень многих проблем. Корни, вращенные в почту самой психической организации.

@темы: Люди, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Отношения, Росчерком пера, Фрейд бы плакал

13:33 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Придумали с коллегулей Аней континуум для описания жизненных ситуаций и настроения. Он совершенно прозрачно (мы не сопротивляемся бессознательному, мы выше этого) основывается на мужских именах. На одном конце континуума - Олег. Это абсолютные мрак и беспросветность. «Как дела?» - интересуюсь я, «Полный Олег», - мрачно бросает Аня. Всё - боль. На другом конце - Андрей. Андрей есть свет и лучезарность, сияние и добро. Где-то посередине располагается Дмитрий - наложение тотального мрака на «невероятно хорошо» (мы описываем это, как вы понимаете, в более нецензурных терминах). Ещё в области, близкой к Олегу, находится Павел - всё вроде бы плохо, но выжить ещё можно («Не дно, но придонье» ©).

Боже, чем мы только не снимаем трудовой стресс, помяни Господи наш рассудок.

@темы: "У них там целый этот... бомонд!", - А вы? - А я Лоллобриджида. - Лолкто?, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., Артист Саша крутится на стуле, Всякая всячина, Миссис Хадсон унесла мой череп, Мох внизу пищевой цепочки., Ум за разум, Фрейд бы плакал, Я не я и космические лучи не мои

18:06 

Бесы, театр на Малой Бронной, 21 января.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
После второго просмотра - мысли вслух:

Ставрогин и Верховенский инсценировки - это, бесспорно, противостояние, некая диалектическая борьба [противоположностей ли? отчасти - вряд ли], но мне вдруг подумалось, что это конфликт прежде всего не столько внешний - человека и человека, системы мотивов и системы мотивов - сколько внутренний, каждого в себе и с собой. Их взаимоотношения - это отношения созависимости (sic!). По сути, это та история, где морально-эмоциональная завязка друг на друге так велика, что начинает оборачиваться деструкцией; саморазрушительный радикал, полновластный тонатос разворачивается в полную силу. Верховенский не может отказаться от Ставрогина, он идологизировал его, обожествил (как обожествляли древние - не идеализируя; боги древних - вспомните - состояли преимущественно из недостатков). Он не просто его себе «За границей выдумал», он подчинил этой выдумке всю свою патологичную, извращенную программу построения мировой будущности, центрируя её на собственном механизме компенсации - и на Ставрогине. Отказаться от него он воистину не может.

Это фактически отношения эроса, но без чувственной (?) компоненты. Верховенский пытается Ставрогина завоевать. Однако методы его болезненно-деструктивны, понятия блага вывернуты. Ни Лиза, ни убийство Лебядкиных не являются средствами, которые могли бы помочь, прикрепить к себе, приклеить кровавым клеем, но Верховенским - в его помешанности - это не осознается. Ставрогин - краеугольный камень его мнимого будущего мироздания. Такие камни не сдвигаются.

{more}

@темы: Ваша навеки, Песнь Песней, Мысли вслух, Горький осадок, но сахара не надо (с), Высокое искусство, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр, Точка зрения, Фрейд бы плакал

09:05 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Всегда отстаивала многогранность и лабильность женской психики, но, боже, как же иногда надоедает женщиной быть (читать - чего уж там - девочкой). Эти треклятые парадоксы. Ходишь и внутренне воешь, как попавший в капкан подранок: поговорите со мной! Поговорите со мной об этом хоть кто-нибудь! При этом ты молчишь - сама, при этом ты ни с кем не хочешь об этом говорить (моё, личное, выговоренностью - не отдам), при этом ты богишься слов реакции более всего на свете. Но всё же внутреннего воя это не убавляет. Как надоели эти взаимоисключающие, эмоциогенные, нервичные вещи. Как я иногда хочу быть человеком с эмоциональным диапазоном чайной ложки - чтобы спокойно спать, не просыпаясь от мнимого сигнала смс, чтобы ровно дышать и стоять на твёрдых ногах, чтобы удобоваримо формулировать и никогда, никогда ничего себе не придумывать, обнадеживаясь, - главное: чтобы сохранять самоуважение.

Но, да, это уже сфера мазохизма: сладость унижения. Впрочем, я не о том, речь ведь шла о парадоксах, о «Поговорить!» - при невозможности и неком половинчатом нежелании этого же.

Боже, мне просто нужен кофе. И мозги, но тут уже сложнее.

@темы: Фрейд бы плакал, Утро в нарнийской деревне, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Сладчайшая докука (с), Рефлексия, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Перманентное кабуки, Мысли вслух, Девочка, девушка, женщина

10:48 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Давно я не писала бессмысленных постов про свои сны, но и столь реалистичных, как сегодня, мне не снилось давно же. Лето, я поехала с родителями на отдых куда-то на Юг России, к неким родительским друзьям - большой, гостеприимный дом. У друзей - множество детей разного возраста, и вот в одного из сыновей я как-то очень больно, очень горько влюбляюсь - чистая полынь, неприкрытая вязь на языке. Причем чувство - это я помню - взаимное, но режет изнутри. Ещё режет меня - весь сон - некая его закрытость и холодность (пусть и при знании взаимности) - и это меня мучает. Впрочем, всё это было коротко и незначительно, суть состояла в том, что наступил момент, когда мне нужно было уезжать, то есть - прощаться.

Живо помню этот момент: как я выхожу из подъезда какого-то - не их - дома, он ждёт меня - и я просто шагаю вперёд и, не поднимая рук, отчаянно (не отпускать! не отпускаться!) вжимаюсь лицом в изгиб его шеи, беззвучно вою так, словно внутри меня в медленной мясорубке перемалывается сердце. Он рук так же не поднимает и не касается меня. Мы стоим так очень долго - отравленная, раненная в живот я - и весь сжатый, как пружина, безмолвный, напряженный, недвижный он. Дальнейшее прощание - это мои «Всё, всё, сейчас отпустит» и его «Ладно, ладно, не надо», какие-то неловкие мои попытки удержать его руку и его неловкие же объятия. При этом воспоминание взаимности, повторюсь, достоверное, крепкое, но: чувство как таковое слишком явное у меня и слишком сдерживаемое у него. Последним помню перрон.

Болезненнее, острее всего - этот эпизод у подъезда смутно узнаваемого дома. Как я дышала ему в шею, не смея коснуться, вспарываемая изнутри, и как он сжимал кулаки. Я помню даже запах его - из сна, ощущение кожи под щекой и губами помню.

То, из Ануя и Шмитта, желание слиться, войти в плоть и кровь маленькой опухолью под сердцем.

Рассказала сон Ане. Она покачала головой: «Всё так прозрачно, что даже Фрейда не надо, отгадывается легко - ты внутренне не хочешь кого-то отпускать» - и, вздохнув, протянула мне шоколадку.

@темы: Всякая всячина, Сбившийся вектор направления, Такой вот забавный зверек, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность

09:40 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Уже несколько дней вынашиваю в голове этот пост, а тут вчера услышала от девочки из отдела тяжкое «Чтоб меня уже кто-нибудь полюбил», и сработал триггер. Всё, что мы говорим - собеседнику вслух или же себе безмолвно - это, грубо говоря, запрос в космос и/или психологическая установка. При этом любая псевдо- или околонаучная книжка по популярной психологии скажет вам: запросы нужно конкретизировать. Если хочется принца на белом коне, то мало сделать обобщенный «заказ», нужно четко проговорить, как на лоб принца должна падать челка и какого оттенка должны быть яблоки на боках коня. Установка «Полюбил бы меня уже кто-нибудь» - во-первых, нерабочая, так как невозможно выполнить абстрактный запрос; срабатывают и реализуются частности (и всё реализуется через частности); размытое обобщение - только цокольный этаж, нужна надстройка. В абстракции неясно, с чего начинать, в ней нет алгоритма. То есть, детали. Конкретика:

Не «Я хочу, чтобы меня кто-нибудь полюбил просто так, потому что надо уже», а «Я хочу, чтобы меня полюбил Вася Иванов, потому что я хочу прожить с ним всю жизнь, родить пятерых детей и сделать его счастливым где-нибудь на Рублёвке (или в шалаше около)».

Второе: формулировка с «кто-нибудь» - это бомба замедленного действия. То желание, исполнения которого стоит бояться. Поверьте, на самом деле никому из нас не нужно, чтобы нас любил кто-то, давайте будем честны: нам всегда хочется, чтобы нас любил строго определенный человек. Если же его нет - не просите у вселенной абстракции и не давайте себе на неё установку, потому что, честное слово, гораздо проще любить безответно, чем не любить того самого кого-нибудь, который полюбит вас (по честно исполненному заказу мирозданию). Человеку всегда кажется, что главное - быть любимым, это - вроде бы - ничего не требует, не налагает ответственности и не забирает ресурс (мнится, что: лишь даёт). Это огорчительно, но - нет. Труд соразмерен, если не перевешивает. Чужую любовь к нам мы несём так же, как несём свою, только отвечая уже не только за себя, но и за любящего. Просили любви от «кого-то» - получили. Запрос выполнен. Что-то не так, не подходит, не устраивает, щемит, колет, невозможно отозваться на? Поздно. Установка выполнена (наша психика, которая создала бессознательный алгоритм поиска и обретения, неумолима и очень последовательна). И человек увязает в не своей безответной нежности, которая казалась такой нужной.

По сути - просить просто нужно очень осторожно. Точно знать, что просишь, от кого, для чего, зачем, есть ли готовность к запрошенному. А любовь - вещь, обращаться с которой вообще нужно крайне бережно, как с гранатой. у которой выдернута чека. Отмотать обратно потом нельзя, там существует только один вид движения - вперёд и по нарастающей. Warning.

@темы: Маркером по кафелю, Мысли вслух, Отношения, Психология, Росчерком пера, Точка зрения, Фрейд бы плакал, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

День темнотут.

главная