• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: марина (список заголовков)
21:49 

Вымолчанное.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Любить - это труд. Без банальных, навязших в зубах, как левый Орбит без фольги, сентенций. Это действительно грёбаная каторжная работа, отбывание срока на галерах, шахты, лагеря. Но: галеры, которые стоят того, чтобы грести - до кровавых воспалённых мозолей, до изнеможения и обезвоживания, до истощения и потери памяти, до голодной анемии и лёгких радостных галлюцинаций, до кошмарных снов. Давайте будем честны: по-хорошему, что такое любить?

Выбор - раз. Всегда. Везде. Первостепенно. Выбирать, когда вариантов тысяча - и можно растеряться среди их сияющего калейдоскопного блеска. Выбирать, когда вариант всего один и выбор болезненно-неизбежен. Выбирать, как Буриданов осёл, когда вариантов классически два - и оба или жизнь, или смерть. Выбирать всюду, каждое мгновение, каждую минуту в каждом месте, игнорируя эйнштейновскую теорию относительности и материю, изгибающую время, выбирать ежесекундно, в каждой точке на смятом листе времени и пространства, выбирать легко и играючи, шутя и улыбаясь, со смехом ангельским и помешанным, просто потому, что другого выбора нет и не может быть, потому что когда мы произносим в одном предложении «любить» и «выбирать», мы понимаем, что это априори своего рода оксюморон. Любовь всегда определяет выбор, у неё есть всего один вариант для вас/нас/всех - и потому что, и вопреки, и в жерле вулкана, и на равнинах Тосканы. Всегда и только один вариант, который знаешь заранее («То, любимый, я, любимый...»). Предпочтение его (её) другим - механическое, автоматическое, ничего не требующее - и есть любовь в первооснове своей.

Второе - сначала производное - прощение. Это тем паче тяжело для нас, современных людей, детей, зачатых в яйцеклетке века XX от сперматозоида века XXI, плюс-минус десятилетие. Мы не знаем ни жалости, ни сожалений, мы с рождения жестокие, циничные, интеллектуально натасканные на декаданс твари, вместо крови у нас ирония, вместо лимфы - сарказм («Потому что бить людей ногами - незаконно», да?), вместо всех желочей тела - умение отпускать, вскормленное страхом быть преданными первыми. Мы заранее знаем, что всё будет плохо - обязательно, и потому не прощаем обид. Зачем? Человек синонимичен предательству, а, следовательно, одиночеству. Мир, в котором мы существуем, лишен милосердия к ближнему своему - того самого, что принёс нам блаженный Сын человеческий две тысячи лет назад, жестко связав руки своему ветхозаветному Отцу. Он смог, а мы нет. Смешная-несмешная такая шутка - ну, в смысле, напрасность жертвы, понимаете? Мы не милосердны. Наша память стёрта. Забыли главное: любовь - прощает. Когда может и когда не может (особенно). Она прощает всё, и говоря «всё», полагаю, что и я, и мироздание (честь и шизофрения - говорить от его имени) имеем в виду именно всё. Одна очень хорошая девушка написала как-то нечто вроде: прости ему, Господи, пусть убивает меня, буду любить даже тогда, ибо не ведает, что творит... Любовь женщины - это именно «Прости ему, ибо не ведает, что творит». Аминь.

Третье - снова наперво производное - сила. Против всего, против всех, разрывая жилы и распарывая кожу, продираясь сквозь заросли жесточайшей, колющей дикой розы (цветёт - именами погибших), сбивая ноги, сквозь горький чертополох канувших, оставляя лоскутья одежды и комья волос, - идя насквозь, как свет, - прорываться без остановки. У этого есть цена. У силы - есть цена, ибо любящий семижилен не просто так, а задатком. За всё в этой жизни нужно платить. У любимой моей Марины (имя - как знак родства, потому что ничего нет у людей ближе имени) осталось это. Дай нам поту. Дай нам поту, крови, слёз, желочей, сил, тока от нерва к нерву, чтобы вынести - и выкупить. Помню период, когда плакала столько, что не просыхали глаза - и гнойники набухали желто-белым в углах глаз. Я тогда однажды шла по улице - темень, снег - и вдруг на злом и искреннем всхлипе попросила у Него: дай мне выкупить! Дай мне выстрадать, выплакать его у Тебя, у былой жизни, у быта, у всего и всех. (Ещё любящая - лавочница, вы знали?) Моя молодость, мои неистраченные силы, мои непролитые слёзы, моя накопленная больная нежность - всё за него, задатком, авансом, процентами, кредитом коммерческого банка, постоплатой, чем скажешь. Платить за любимых - легко, просто, невесомо. Только дай - мне - его - выстрадать. Умирать и плакать - это всё, что я могу, но разве Тебе - мало? Ты всегда брал этим - возьми же и у меня (глас - многих). Сладостно благодарю и сладостно же опасаюсь, что Он - услышал (не Сын, Отец. Сын - был бы добрее, но сделки заключаются - с Отцом, а любовь - всегда сделка с небом).

Выбор. Милосердие. Цена.

Если вы рискуете говорить о любви, вы говорите именно об этом и ни о чем больше.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Чувства и чувствительность, Фрейд бы плакал, Улицы ждут своих героев, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Остальное йога и каннабис., Наблюдения, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Марина, Лытдыбр, Личное, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Дьяволиада, Девочка, девушка, женщина, Горький осадок, но сахара не надо (с), Гармонизируй и агонизируй, Бренность бытия, А ларчик просто открывался

23:40 

«То, любимый, я, любимый!»

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ты — сквозь ветви, ты — сквозь вежды,
Ты — сквозь жертвы…
М.Ц.

Продолжая о театре: мне нужна Федра. Как говорится, не опять, а снова. Мне нужна Федра в этом - едва начинающемся - месяце, хотя была лишь 28-го, она нужна мне в каждом, она нужна мне регулярно, как инсулин тяжелому диабетику и героиновый демон безнадежному наркоману. Начиная с июля, с премьеры - Маринин текст в голове, не уходит, не иссякает, не заканчивается. «Тише жемчуга несомый в створках сердца... - Каб не слово!», «Палача спроси над плахой: рубит чисто, рубит с маху», лавр-орех-миндаль - безостановочно в висках, хожу и проговариваю. Чистая форма чистой зависимости.

Федра Романа Виктюка соединила для меня в одном равностороннем треугольнике три самые драгоценные вершины - Марину, Романа Григорьевича, Бозина. Золотое, белое. Мотырев и Иван Иванович. Текст, повторяемый сухими губами. То сочетание - сочетание вершин - которое могло стать или очень дурным, или совершенно прекрасным - или гибельным, или спасительным. Некто даровал вторые варианты. История любви, слишком близкой к смерти - Танатос, не отличимый от Эроса, на грани с ним, и в этом зверино чую суть: мне, лично мне, сейчас, именно сейчас, смертно необходимо из этого мрака, из боли Марины и Федры - именно Марины, именно её Федры - вытянуть ниточку надежды. Тонкую, витую, золотую Ариаднину (сестрину!) нить.

Однажды у меня уже был программный, как сценарий бытия, спектакль-надоба. Спектакль, тогда актуальный для моего нутра донельзя; спектакль о страсти, перешедшей через черту расчета и превратившейся в безумие, спектакль о болезни. Прошло время, помешательства сменилось иным - и пришла - как нельзя более кстати - возрожденная Федра. То, чем для меня сейчас является она, это вдесятеро - трижды вдесятеро - больше того, чем четыре, три, два года назад являлась для меня Саломея. Мне нужно вывести кровно-проклятую Федру из лабиринта (из круга прошлого, из истории рода, из всех предрешенностей наследия). Мне - с ней на пару - нужно найти путь и спасти нас обеих. Спектакль Романа Григорьевича, ритмика и страсть Марины что-то шепчут мне. Говорят: может быть, получится. Поэтому так нужны дозы. Кажется, я психану со своего копеечного аванса - и куплю любой оставшийся билет (двадцатые числа, сцена МТЮЗА), чтобы снова услышать это «Ипполит, Ипполит, бо-лит...»

Болит. Каждую минуту болит. Любовное счастье всегда болит, как опухоль (но впереди - свет).

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Черным по белому, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Стихи, Настроение, Мысли вслух, Марина, Личное, Жизненное, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

23:11 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У многих ли женщин был - есть - четкий план на случай конца, финала, эпилога трагикомедии (для него), драмы (для неё)? Я вот свой - сочинила и знаю. Первые две недели (они у меня от отпуска удобно останутся, а использовать по времени - уверена, боюсь - успею) буду лежать лицом к - в - стене(у), глуша цвета и звуки; пить, кстати, вряд ли, потому что станет не просто не до того - ни до чего. После этого вернусь на работу и напишу заявление на увольнение - решение, уже не раз озвученное, вполне трезвое, рациональное, потому что быть там, где и он, точно зная, что не мой и моим уже не будет, станет невыносимо. Затем я где-то на неделю - или: как смогу - уеду в Питер, потому что - благодаря неведомой магии, инфернальному волшебству - именно он нас, москалей, как-то особенно лечит, рубцует хоть чуть. Сидеть напротив Исакия, пить из горла водку в осенней, зимней, весенней пустоте (ибо всё будет пустотой) - уже вижу. А дальше нет ничего. Дальше вакуум, глухота. Тьма египетская. Мозг не прозревает ничего за ним. Ничего - дальше него, любимого, желанного, жаленного, болезного (Маринин словарь).

Я бы даже залетела (! - пишу - я!), чтобы удержать, но на самом деле - нет. Не моя, ребёнка брака по залёту, история, не те методы. Тут на днях испугалась - опровергла - и то ли огорчилась, то ли обрадовалась. Теперь жду своего Питера и своей водки из горла. Однажды Надя - уже было - водила меня два месяца за руку, потому что я не осознавала, где я и что - и забывала есть. Сейчас, боюсь, будет страшнее. Но Нади уже не будет, и нужно - выдюжить самой, одной. Вынести - это. Всё горестное, скорбное, сплошное без вынести - и выжить. Хотя бы остов свой сохранить. Хотя бы, девочка, остов, скелет.

А пока - верить в его «Я люблю тебя». До самого финала, до прямого или иносказательного «Исчезни», верить, как в Него верят. А, может, только так в Него и верят - через кого-то. Помните? «И когда предстоит мне идти дорогою смертной тени, не убоюсь я зла, ибо Ты со мной; голос Твой и посох Твой направляют меня» (перевела и сформулировала псалом произвольно, не канонично), - так вот, это - никогда не было для меня о Боге, всегда - о человеке. (Мечта - набить - на иврите - татуировкой на щиколотке правой ноги, напротив ласточки - на щиколотке левой; любовь напротив любви, вся любовь - напротив локальной любви!).

Счастья — в доме! Любви без вымыслов!
Без вытягивания жил!
Надо женщиной быть — и вынести!
(Было-было, когда ходил,

Счастье — в доме!) Любви, не скрашенной
Ни разлукою, ни ножом.
На развалинах счастья нашего
Город встанет — мужей и жен.

МЦ.

... Мужей и жен, да, Марина? Презрительно - мужей и жен! Не полюбовниц. О правая моя.

P.S. Может быть, просто не надо было уходить от женщин - к мужчине? Мужчина - материя изначально противостоящая. За тягу к тому, что супротив, и расплачиваюсь. Аминь.

@темы: Хьюстон, у нас проблема, Стихи, Сбившийся вектор направления, Песнь Песней, Отношения, Мысли вслух, Марина, Личное, Девочка, девушка, женщина, А ларчик просто открывался

15:16 

Из пустоты... (восемь поэтов), театр им. Ермоловой, 27 февраля.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Из пустоты...» - это поэтическая трагикомедия в сюрреалистической рамке. Если высказываться тезисно и следовать постулату о том, что краткость - сестра таланта. Но так как тезис этот явно не про меня, то углубимся в подробности:

Люди идут в театр, чтобы смотреть действо. Они хотят сюжета и диалогов. Даже зная, на что идут, люди жаждут спектакля как такового, целиком и полностью; они не готовы к синтезу действа и поэтического вечера. Поэтому так непробиваем зал и крепка четвертая стена. Поэтому Из пустоты - это прежде всего работа.

— Ну, хорошо хоть драйв чувствуется, а то пытаешься тут что-то донести...

{more}

@темы: Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Песнь Песней, Марина, Высокое искусство, (Не)плохой актёр Кемпо С.

13:17 

Её словами говорить всегда проще.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Простите и не примите за дерзость: мне горько, что всегда “по поводу”. О как мне бы хотелось — Вас вне театра — балета — мимики, Вас по поводу Вас же, Вас — без, Вас — Вас. “Разговоры” [Книга Волконского] я уже начинаю вспоминать как вскрытую лирическую жилу по сравнению с отрешенностью “Откликов”».
М.Ц., сводные тетради, С. Волконскому.

@темы: Чувства и чувствительность, Цитаты, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Мысли вслух, Марина, Личное, Ей всё можно, она в шубе., Гармонизируй и агонизируй, А ларчик просто открывался

URL
16:17 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Возьми меня с собой спать, в самый сонный сон, я буду лежать очень тихо: только сердце (которое у меня — очень громкое!). Слушай, я непременно хочу проспать с тобой целую ночь — как хочешь! — иначе это будет жечь меня (тоска по тебе, спящем) до самой моей смерти».
М.Ц.

@темы: Черным по белому, Цитаты, Песнь Песней, Марина, Копилка.

09:37 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вспомните Марию Магдалину. Она ушла не от соблазна, а за ним. ©

Какой день крутится в голове - и это, из монолога Поджерса в Саломее, и цветаевская Магдалина - все три стихотворения. Совершенно неотступно: «И на ноги бы, и пoд ноги бы, / И вовсе бы так, в пески... / Страсть по купцам распроданная, / Расплеванная - теки! / Пеною уст и накипями / Очес и потом всех / Нег... В волоса заматываю / Ноги твои, как в мех» - пересыпаемое, как чеканная звонкая медь из ладони в ладонь.

Марина Цветаева, Магдалина.

@темы: Утро в нарнийской деревне, Стихи, Песнь Песней, Марина, Лирика, Копилка., Высокое искусство

00:27 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, я крепилась, бросив это Джорджу, но всё же решила, что оно должно лежать здесь, дабы всегда можно было протянуть руку - и. Дмитрий Бозин читает Марину Цветаеву (и - по идее - здесь уже нужна точка). Отрывок из Царь-Девицы. С седьмой минуты - под Грига (аккомпанирует замечательная Анастасия Животовская). Полёт.

А здесь - нежно-отчаянная, идеальная читка Марининого же «Тоска по Родине - давно разоблаченная морока...» и стихов Бартоламе Торреса Наарро.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Стихи, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Марина, Лирика, Копилка., Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Видео, клипы, Ваша навеки, Men

14:25 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ладно, я долго крепилась, чтобы это не выложить, но всё оказалось сильнее меня. Привет, та часть фанона, где центрируется ангст. Это настолько об отп с той его стороны, настолько - АВ, что я просто положу здесь и попытаюсь не сдохнуть, перечитывая в сто тридцать девятый раз.

что остается? господа не гневи,
даже на память мне не хватает силы.
что остается после твоей любви?
грохот оружия в зарослях девясила.

сколько тонуть в отраве и тишине,
верить, что пустота не убьет лежачего.
что остается после тебя во мне?
пыльная боль, крапива и мать-и-мачеха.

травы растут и дом на деревьях свит,
что не услышишь ты - то услышит боженька.
что остается после моей любви?
мышиные войны в зарослях подорожника. ©

upd: Хорошо, и это я тоже рано или поздно сделала бы. Пришла бы и положила. Аккуратненько так. Вместо тысячи слов, ну, вы поймёте.

@темы: Утащенное, Легенда №17, Марина, Маркером по кафелю, Стихи, Песнь Песней, Черным по белому, Фандомное, Копилка., Ей всё можно, она в шубе., Дыши, бобёр, дыши

11:22 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:52 

Нашла забытое. Взвыла - в голос.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
23:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И дабы день не заканчивался предыдущим постом. Из Цветаевой - из Фортуны и Приключения соответственно - самые любимые строчки. Перекатываю по языку весь день. В этом - всё о любви. Если может быть «всё», конечно.

***

@темы: Цитаты, Стихи, Росчерком пера, Пепел от сожженных писем, Марина, Литература, Ваша навеки

18:52 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Даже когда верующих глубоко возмущают те или иные чужеродные религиозные представления, это само по себе не обязательно порождает насилие - это касается и тогдашнего [Римская империя, IV век], и нынешнего мира. Насилие возникает тогда, когда у государства нет желания или возможности обуздать деятельность частных групп с сильной мотивацией. Такое бывает при слабости государства и падении общественных институтов или тогда, когда государство сознательно заключает союз с частными группами. В любом случае государство здесь утрачивает монополию на насилие (знаменитый термин социолога Макса Вебера), вследствие чего политическая стабильность оказывается под угрозой. Насилие порождает насилие, если его не сдерживает какая-либо внешняя сила.
<...> Вышедшие из-под контроля власти клирики, религиозные демагоги со своими священными боевиками, религиозные партии, присвоившие себе функции государства... Всё это напоминает худшие черты современного радикального ислама в Иране и Сомали, Ираке и Ливане. Тогда, как и сегодня, проблема заключалась не в свойствах самой религии, не в её доктринах или Писании, но в том, что государство не было способно контролировать насилие. Прошел всего век со дня обращения Римской империи, и христианские церкви начали себя вести точно так же, как сегодня себя ведут самые радикальные боевые исламские группировки. Это позволяет предположить, что насилие и нетерпимость, присущие современному исламу, ни в коей мере не являются, ели можно так сказать, ДНК этой религии, но просто отражают определенные социальные и политические условия».
© Филипп Дженкинс, Войны за Иисуса.


Ни убавить, ни прибавить. Вообще же - книга охватывает историю религиозных споров IV-VI веков, когда «Четыре патриарха, три императрицы и два императора решали, во что будут верить христиане следующие 1500 лет» ©, другими словами - когда определялась христология современного христианства. Кто есть Христос. На чем основывается вера. Едина Троица или нет. Человеком был сын Божий - или Богом. И всё это решали люди, монофизиты и/или миафизиты (ортодоксы), иногда далеко не самые благочестивые, на восьми Великих Вселенских Соборах. Очень терпимая, хорошо и доступно написанная книга.

P.S. Книжное, но об ином. Как тут не поверить в судьбу, если: в последние дни снова нырнула в Марину, как ныряют в омут - с головой и чтобы не выплыть. И сегодня обнаруживаю на почте письмо с Озона - в продаже появилась книга её переписки с Константином Родзевичем, которую я в продаже не чаяла увидеть уже, наверное, никогда. Мучительно желанная, страстно желанная книга, там - вся самая соль - боль - струна - Поэма Горы и Поэма Конца с содранной кожей. Но стоимость! Беда.

@темы: Библиотечные кинки, Книги, Марина, Рекомендательное, Цитаты

21:16 

Странная примесь смуты ©.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У нас всех, я думаю, есть идеализируемые исторические образы. Те, кого в истории этой дивной цивилизации мы любим не потому что, а вопреки, чаще же - вообще без видимой рациональной причины, просто так как. Какая-то деталь, какой-то факт, за фактологичность которого за давностью лет никто не может поручиться, проходит по касательной к чему-то личному; чаще всего к тому, что вообще боишься трогать. И мы романтизируем их, эти свои исторические любови.

Собственно, к чему. Вероятно, вернувшись на днях из Италии, Ри слишком много проговорила со мной о Риме, поминая Медичи, а где Рим и Медичи - там и другие знатные фамилии. И на этой волне я возобновила просмотр Борджиа; второго сезона не видела вообще. А где Борджиа, там - Лукреция.

Внебрачная дочь Папы, жена троих и любовница - скольких?, как с мужем жившая с родным братом, роковая женщина или жертва; всё, включая Чезаре, - было чем? Чем и кем она вообще была? Из чего вязались узлы? Своя рубашка ближе к телу - или большая и светлая, разделяй и властвуй - или чистая похоть, трезвый расчет - или удобство. Кто видел и знал - от тех ничего не осталось. Один-единственный сохранившийся портрет - вероятнее всего, не её. Смерть в тридцать девять лет. Красота, ум и хватка - или полное их отсутствие. Орудие или рука. Отравительница или отроковица. Мне, в сущности, всё равно. Где-то выше сказано про романтизированный образ. Всё собралось вместе - эпоха, запретные влечения, звучные имена, память, пределы.

Это началось задолго до вышеозначенного сериала. Помню как сейчас - с одной-единственной цветаевской (как и многое) строчки, с её «Брата». «... Что́ по ночам шептал // Цезарь — Лукреции».

Цезарь - Лукреции.

Закрыть глаза. Увидеть картинку.

@темы: The Borgias, Women, А ларчик просто открывался, ЖЗЛ, История, Марина, На круги своя, Росчерком пера, Стихи, Табачная заначка Шерлока

12:56 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Мы играем — не с теми. (Те — есть). Мы от нетерпения опережаем настоящего партнера и клонимся к любому, внушая ему быть — любимым. Заметьте, кстати, какие мы не-с теми (с не-теми!) — жалкие: ни на что непохожие, нелепые, уроды какие-то… Когда Вы себе с другим перестаете нравиться (хотите «исправиться» — или развратиться) — уходите от него, потому что он Вам — яд. Будьте только с тем, кто Ваше самоощущение повышает, подтверждает...»

«Это Романтизм. Это ничего общего с любовью не имеет. Можно любить мысль человека — и не выносить формы его ногтей, отзываться на его прикосновение — и не отзываться на его сокровеннейшие чувства. Это — разные области. Душа любит душу, губы любят губы, если Вы будете смешивать это и, упаси Боже, стараться совмещать, Вы будете несчастной» (?)

Марина Цветаева.

@темы: Цитаты, Росчерком пера, Песнь Песней, Марина

11:52 

Вок-руг тесь-ма...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А ещё - я же вчера отправляла ему это задание на почту. Полчаса вымучивала три строчки текста, одна из которых - приветствие, а другая - «С уважением, имярек». И потом до ночи ходила со строками цветаевского Письма в голове - речитатив. Лейтмотив.

«Так писем не ждут,
Так ждут — письма».

@темы: Стихи, Песнь Песней, Мысли вслух, Марина, Литература, Лирика, Копилка., Высокое искусство, Ваша навеки

12:40 

Точная пульсация века (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Есенин погиб, потому что не свой, чужой заказ (времени - обществу) принял за свой (времени - поэту), один из заказов - за весь заказ. Есенин погиб, потому что другим позволил знать за себя, забыл, что он сам - провод: самый прямой провод!
Политический (каков бы ни был!) заказ поэту - заказ не по адресу, таскать поэта по Турксибам - не по адресу, поэтическая сводка вещь неубедительная, таскать поэта в хвосте политики - непроизводительно.
Посему: политический заказ поэту не есть заказ времени, заказывающего без посредников. Заказ не современности, а злободневности. Злобе вчерашнего дня и обязаны мы смертью Есенина.
Есенин погиб, потому что забыл, что он сам такой же посредник, глашатай, вожатый времени - по крайней мере настолько же сам своё время, как те, кому во имя и от имени времени дал себя сбить и загубить. <...> Не пишите против нас, ибо вы - сила, вот единственно законный заказ всякого правительства - поэту.
Если же вы мне скажете: «во имя будущего»... - я от будущего заказы принимаю непосредственно.
Что все то давление (церкви, государства, общества) перед этим, изнутри!
(с) Марина Цветаева, Поэт и время.

@темы: А ларчик просто открывался, Для памяти, ЖЗЛ, Книги, Копилка., Литература, Марина, Росчерком пера, Точка зрения, Философия между строк, Цитаты, Черным по белому

12:27 

Сегодня.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
- Годы твои - гора,
Время твое - царей... (с)


Сто двадцать лет со дня рождения Марины Цветаевой. Она всё угадала, моя Марина, и её стихам действительно - как лучшим винам - настал свой черед. Побыв для этой страны и белогвардейкой, и эмигранткой, и возвращенкой, и женой и матерью репрессированных, и забыто-одинокой - она всё-таки вернулась, интимно-стихийная, резкая и нежная, искренняя до смущающего и прямая, как стрела; узнававшая любовь по боли всего тела вдоль, по натяжению струн. И эта ржавь и живая соль хлещет с её страниц в глазницы, под кожу, под ногти - ласково. Больно. Взахлеб.


@темы: Ваша навеки, Высокое искусство, Для памяти, Марина, Улицы ждут своих героев

23:01 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Весь день неотступно в голове - ещё одно цветное стеклышко в мысленный витраж Древней Греции, Илиады, стен Трои, сына Фетиды, итакийских кораблей, людей, которые - боги, и богов, которые - люди. Цветаева. Конечно, Цветаева.

Тáк - только Елена глядит над кровлями
Троянскими! В столбняке зрачков
Четыре провинции обескровлено
И обезнадежено сто веков.

Так - только Елена над брачной бойнею...

@темы: Копилка., Марина, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи

21:52 

Включился модус цитирования стихов.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Чего ещё вы ждали. Три кружки - и вся нутряная боль лезет наружу. У Цветаевой всё-таки дичайше меткая, дичайше бьющая поэзия.

Чем окончился этот случай,
Не узнать ни любви, ни дружбе.
С каждым днем отвечаешь глуше,
С каждым днем пропадаешь глубже.

Так, ничем уже не волнуем,
— Только дерево ветви зыблет —
Как в расщелину ледяную —
В грудь, что так о тебя расшиблась!

@темы: Девочка, девушка, женщина, Копилка., Марина, Песнь Песней, Стихи, Черным по белому, Чувства и чувствительность

День темнотут.

главная