Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: высокое искусство (список заголовков)
10:55 

Опера.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Впервые за два последних года вырвалась в театр. Если быть точной, в музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Слушала "Евгения Онегина", и, сразу скажу - еще дня за три, узнав, что я иду на оперу, мне сказали: "оперу, увидев раз, можно или на всю жизнь полюбить или на всю жизнь возненавидеть". И - да. Равнодушной остаться - это выше сил человеческих. И я была рада, что мой вариант - первый. Полюбить. Влюбиться.
Впечатление от впервые услышанной оперы можно описывать долго. Скажу лишь, что это было настолько дивно, что я просто не в силах понять, как этим можно не восхищаться. Этой силой, силой необыкновенной красоты музыки, голоса, игры.
Теперь детально. Первым делом скажу, что очень мне понравилась Татьяна (Ирина Аркадьева), которую, увы, по причине болезни заменили во втором акте. Но она была великолепна. Увидев и услышав, я поняла мгновенно: да, это она - та, пушкинская. У неё божественное сопрано, бесхитростная игра и пушкинское лицо.
И был Онегин. (Андрей Батуркин). Ах, что это за Онегин... По голосу, по манере, по игре, по... Еще после первых десяти минут мы с Риной тихо обменялись фразами о том, что нам с ней Онегин очень нравится. И впечатление это только усиливалось. Потому что я в нем действительно чувствовала всего того Евгения, написанным поэтом. И, может быть, даже более того. Уже в конце, когда артистов вызывали на бис, я вдруг подумала, что если ему не будут аплодировать громче, чем прочим, я разозлюсь. Но нет). Жаль только, что брошенные кем-то с бельэтажа цветы упали не на сцену, а в оркестровую яму).
Изумительной была постановка. Игра быстро сменяющегося, ненавязчивого, но атмосферного света, простые декорации, потрясающие постановочные находки, такие, как белая пантомима или осенние листья, - все было красиво, приятно глазу, атмосферно и на уровне.
Одним словом, я совершенно покорена. Как говорится - ваша навеки.

@темы: Эстетика, Высокое искусство, Ваша навеки, Театр

14:45 

*литературное*

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Отправившись в пятницу в книжный за учебниками биологии и русского (справочник Розенталя красуется на столе, призывно зазывая всеми своими полезностями)), я не могла уехать оттуда без чего-либо сугубо для себя. Убедившись, что в нашей стране не печатают ни Маркеса, ни Байрона, Бёрнса и Шелли, я принялась угрюмо бродить между стеллажей. Набрела на стеллажи с мемуарами и прости книгами об известных людях. А мне очень нравится книжная серия "Мой 20 век", моя проза Цветаевой - именно из этой серии. Я разрывалась между Белым и Волошиным, когда увидела то, за что глаз зацепился моментально - мемуары и воспоминания Зинаиды Гиппиус.
Стихов её не читала, чего теперь стыжусь и обещаюсь исправить. Но как человек наилюбимейшей моей эпохи, она меня заинтересовала своим - мне еще не известным - взглядом на то время и людей. Приехала домой и начала читать. Начинается книга её воспоминаниями о Дмитрии Мережковском, с которым она прожила в браке без малого пятьдесят два года. Так как ничего из написанного этим поэтом, прозаиком и философом я не читала, то и читать о нём - сложно. Сложно, но интересно, если читать именно портрет человека. Жду не дождусь, когда дочитаю это и начну читать "Живые лица" - воспоминания о Блоке, Бальмонте, Брюсове, Розанове. Это мне будет - я знаю - особенно интересно.
А еще - я неминуемо принялась сравнивать. Двух женщин, поэтов, личностей того века. Прочитав - и давно - Цветаеву, я начала сравнивать её стиль, её мысли, то, как она пишет, с Гиппиус. И вот что получилось. Цветаева - это и мягкость, и надрыв, это нерв, это мозаика и переплетение слов, эмоция, чувство, каждый - в ней, она - в каждом. Все, что внутри - это Цветаева. Метко, резко, поэтично.
Что - Гиппиус? Талант её как прозаика, увы, я не вижу таким глобальным, как талант Цветаевой вообще, но! - Гиппиус - это точный, очень точный, трезвый, любопытный взгляд на ту эпоху, на культуру и литературу того времени, на людей, на политику. Цветаева - неминуемо внутреннее, Гиппиус - картина времени, и картина прекрасно описанная человеком с острым умом и талантом. Читаю с удовольствием, останавливая себя от того, чтобы особо интересные фразы не подчеркивать карандашом. В том, что она писала, изумительно чувствуется то время, и её взгляд, в сущности, близок моему.

Всё это долгое разглагольствование, в общем-то, было рекомендацией).

P.S. Видела самого Евтушенко, презентовавшего там же, в Доме книги на Арбате, свою новую книгу стихов, антологию с 1937 по 2007 год. Теперь хожу под впечатлением от лицезрения чего-то неощутимо великого). Через толпу не пробилась, смотрела издалека).

P.P.S. Мои пятничные фото, если кто-то еще жаждет их увидеть, будут не-знаю-когда, так как фотоаппарат у меня изъяли в аренду на неопределенный срок).

@темы: Книги, Лирика, Песнь Песней, Высокое искусство

12:27 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Давно смотрела, давно ходила вокруг и около - книги Виктории Швейцер о Марине Цветаевой из серии ЖЗЛ. Ходила-ходила - и купила. До этого момента "чужих" взглядов на Цветаеву - боялась. Или только современников, её знавших - или мой личный взгляд. читать дальше

@темы: Высокое искусство, ЖЗЛ, Книги, Росчерком пера, Марина

13:15 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Идея Дня Музеев мне нравится бесконечно. Потому что это единственный день, когда вдруг находится время для того, чтобы куда-то пойти.

Первым делом с мамой, подхваченной мною под руку под эгидой "культурного просвещения", решили сходить в Музей Изобразительных Искусств им. Пушкина, того, что на Волхонке, того, что для меня святыня уже заочно, потому что, помня, кем он основан, я его не любить не могла бы. Как не любить - дело всей жизни изумительного человека, филолога, историка и искусствоведа, профессора Ивана Владимировича Цветаева. "Мама, двадцать пять лет жизни - Музею Изящных Искусств имени Александра III, детищу!"
Народу пока - очень мало (в сравнении). Ходим.
Скульптура - как европейская (XV - XVI вв.), так и античная - в которую я влюблена - большого впечатления на маму не произвели, хотя слепки известных она узнавала, интересовалась. Куда больше её привлекла живопись, но пока я как завороженная бродила по залам итальянского и французского изобразительного искусства и английских и фламандских гравюр XVII - XIX веков, мама была равнодушна, изредка восхищалась пейзажами и картинами на мифологические мотивы - и еще самыми разнообразными Амурами, слепками с Фальконе и нет. Зато потом ей очень понравились Кончаловский и Надежда Леже. В тот момент я поняла, что вкусы у нас - ну очень разные :)

Когда вышли из музея - порадовались тому, как вовремя успели. Очередь стояла по всей протяженности здания, по всему Малому Знаменскому переулку. Такая же - в галерею искусств стран Европы и Америки - мечту! И вот стоим мы на перекрестке, думаем, что нам делать: стоять в очереди к искусству Европы и Америки, перейти через дорогу и встать в маленькую очередь в галерею Ильи Глазунова или поехать в Третьяковскую и отстоять эти сложенные в одну очереди там.
Тут откуда не возьмись, по мановению волшебной палочки, появляется милая женщина, не молодая, восторженная: "Девочки! Ничего не думайте! (у нас раздумья были - на лицах написаны?) идите вон туда (указывает в конец переулка) в музей Рериха (и правда - в конце переулка - явственная сине-белая вывеска), так великолепно, восхитительно и народу - никого!". Благодарим, идем.
Про народ, конечно, преувеличено, протолкнуться в музее было сложно, но очередей на вход нет, и это уже радует.
Первый этаж - с рисунками - маму сразу вогнал в дурное настроение (она не любит того, что "надо понимать", а это "надо понимать"). Мне очень многое понравилось (из серий "Пространство" и "Мозаика", из других), но от много становилось и как-то физически нехорошо. Зато второй этаж - экспозиции личных вещей и книг, картины - покорили. Ходила как зачарованная от одних "Гималаев" к другим и не могла оторваться - эту серию люблю нежно и искренне с первого взгляда - двух блеклых репродукций в учебнике МХК восьмого класса. А тут - живое, настоящее, столько.
Ни секунды не пожалела.

Посмотрев Рериха, так захотелось еще прекрасного, что очередь в галерею Глазунова мы таки отстояли. Правда, от переизбытка впечатлений у меня уже болела и кружилась голова, но это были такие мелочи в сравнении с тем, что я увидела. Очень многое - очень понравилось. "Русский романс", "Вечная Русь", "славянский зал", иллюстрации к Достоевскому, Куприну, стихам Блока, религиозные мотивы.
Но под конец меня просто перестало хватать. Домой ехала никакая, но - счастливая.

@темы: Высокое искусство, Для памяти, События, Эстетика

16:42 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Душа черства. И с каждым днем черствей.
- Я гибну. Дай мне руку. - Нет ответа.
Ещё я вслушиваюсь в шум ветвей,
Ещё люблю игру теней и света...

Да, я ещё живу. Но что мне в том,
Когда я больше не имею власти
Соединить в создании одном
Прекрасного разрозненные части.

Георгий Иванов.

читать дальше

Ах, хорошо... Последние два дня я вообще читаю Иванова запоем. Так раньше не было.

@темы: Стихи, Литература, Высокое искусство

12:33 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Теперь о высоком.

Дай бог счастья людям, включившим во вчерашнюю программу телеканала Культура спектакль театра на Малой Бронной «Варшавская мелодия». Во-первых, простите за каламбур и тавтологию, я не знаю истории о любви, которая была бы больше о любви, чем эта, - квинтэссенция. Во-вторых, эта история любви в моём понимании идеальная, такая, какою быть должна (со скидкой на моё "Душа есть боль"). В-третьих, это такая изумительная актерская игра Страхова и Пересильд, что я рыдала перед экраном и готова пять лет жизни заложить за возможность увидеть это своими глазами и услышать живыми голосами. И сейчас я пойду заказывать билеты.

@темы: Эстетика, Телевидение, Театр, Рекомендательное, Планы, Песнь Песней, Высокое искусство, Ваша навеки, А ларчик просто открывался

11:10 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера закрыла давний, нежно взлелеянный гештальт - сходила в театр на Малой Бронной на Варшавскую мелодию. И ни секунды не пожалела, что ещё полтора месяца назад заказала билеты и ждала, ждала. Спектакль воистину прекрасен, Страхов и Пересильд - дивные, дивные. И, в общем-то, это действительно идеальная история любви - такая, какой любовь должна быть в лично моём понимании. История о том, что она нападает из-за угла, нежданная, негаданная, и ты сопротивляться уже не можешь; рубец, метина. О том, что обстоятельства иногда сильнее людей, а люди в своих поступках не властны. И о том, что не остается потом ни камня на камня и, разумеется, ничего уже не будет как прежде, потому что даже если тебе всё равно, то всё-таки не всё равно - ибо, когда сердце билось так, безмятежного ритма не вернуть. Коротко говоря, «"Варшавская мелодия" в конечном счете о том, что любовь - чувство приговоренное, обреченное, и, очевидно, это ощущение рождается во все времена и во все эпохи» Леонид Зорин.

Теперь попасть бы туда же в январе на Ревизора, а в феврале - на Жидов города Питера, - и будет совсем прекрасно.

@темы: Театр, Рекомендательное, Песнь Песней, Высокое искусство, А ларчик просто открывался, Эстетика

18:50 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Со вчерашнего вечера звучало в голове, почему-то очень созвучное мыслям об оридже. Это снова Цветаева, "Взгляд". Я перечитала сейчас несколько раз и, видит бог, никогда не перестану поражаться: какая игра словом. Словно выплетается, заново создается, воссоздается, созидается слово. И ритм, звон, чеканка. Божественность созвучий. Марина - это медь и серебро.

Так - только Елена глядит над кровлями
Троянскими! В столбняке зрачков
Четыре провинции обескровлено
И обезнадежено сто веков.

читать дальше

@темы: Стихи, Марина, Литература, Высокое искусство

17:39 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я выпила водки и пошла читать Георгия Иванова и слушать Шопена. Нет, что, я в себе уже ничему не удивляюсь.




Я не стал ни лучше и ни хуже.
Под ногами тот же прах земной,
Только расстоянье стало уже
Между вечной музыкой и мной.

Жду, когда исчезнет расстоянье,
Жду, когда исчезнут все слова
И душа провалится в сиянье
Катастрофы или торжества.

читать дальше

@темы: А ларчик просто открывался, Высокое искусство, Копилка., Лирика, Музыка, Настроение, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи

09:29 

Утро.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Многие вещи КГ вообще делают с моей сердечной мышцей что-то странное.




Ян ван Эйк. Мадонна канцлера Ролена.

{4}

@темы: Эстетика, Песнь Песней, Настроение, Музыка, Высокое искусство

13:48 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Начала Импрессионистов BBC. Я влюбилась в этот фильм (не сериал; слово неприменимо) с самого начала. "С таким другом, как Эдгар Дега, Мане не нуждался во врагах" - ну браво же :). А какие краски, когда Моне пишет в Живерни, какие цветы и цвета. Если бы мой Light Alloy после переустановки не отказался делать скриншоты, я бы закидала вас ими.

Смутное, в кончиках пальцев бьющееся ощущение, будто прикасаешься к истоку, к самому началу самого же великолепного - ибо я поклонница - периода в искусстве. И начало это - такое искреннее. Триумвират молодых Моне, Ренуара и Базиля прекрасен.

upd: Говорится, что фильм основан на реальных письмах, воспоминаниях и интервью; любопытно, какова именно степень исторической достоверности? Потому что это всё ведь необычайно интересно, правда. Например, тот факт, что Поль Сезанн и Эмиль Золя вместе выросли и были неразлучными друзьями; у них потрясающе интересные взаимоотношения, хотя и - пропасть: "Тебе объявили бойкот как безнадежному мечтателю; если теперь им стал я - дай мне работать в тишине, не швыряй меня мучителям" (это - великолепно). Как и во всём том кругу, впрочем, - чего стоят только Мане и Дега. Или Моне и Ренуар - "Он [Ренуар] умер в прошлом году, в декабре 1919-го - и унёс с собой часть меня". И не смотря ни на что - это изумительное, трепетное уважение к таланту друг друга. Например, Сезанн - невротик, социопат и человек, "вообще считающий жизнь не особо уютным местом", но отрицать его гений никому не приходит в голову, хотя терпеть его сложно.

У меня резкий подъем интереса к импрессионистам; я как никогда хочу что-нибудь почитать. И, как назло, том об импрессионистах - это упущенный том в моей скромной домашней библиотеке. Хотя мне больше интересны как раз биографические и автобиографические материалы - письма, мемуары, воспоминания...

И, кстати, в "Купальщиках. Летняя сцена" Фредерика Базиля - просто откровенное, неприкрытое любование мужским телом. Много, очень много думаю, да.
читать дальше

запись создана: 07.07.2011 в 20:55

@темы: Высокое искусство, Richard Armitage, Ваша навеки, А ларчик просто открывался, Кино

17:21 

Театр Романа Виктюка. Служанки.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Пока я ещё дома, напишу о том, о чем не написать невозможно, о том, чем меня не отпускает со вчерашнего вечера и, наверное, ещё не скоро отпустит (если не никогда). Ибо потряхивает же.

О том, как от моего сердца осталась только пульсирующая жижа. Местами без ценза.





@темы: ТРВ, События, Рекомендательное, Музыка, Менестрель боя и песни, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, А ларчик просто открывался, Театр

13:11 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Поймала вчера на канале "Культура" творческий вечер Светланы Крючковой, посвященный Марине Цветаевой (то есть, что значит поймала: поймала я утром анонс и после ждала весь день). Послушала и убедилась, что мне всё-таки очень сложно найти то исполнение, ту читку, то звучание стихов Марины, которое попало бы мне в волну, в самый нерв. Как и все поклонники, я, наверное, очень (слишком? - если только "слишком любя") капризна. Просто у меня - как и у каждого читающего, я думаю - свой ритм, свои акценты, своя манера читать и воспринимать, и многое я читала бы иначе.

К слову, я вообще считаю, что лучшее восприятие стихов - восприятие зрительное, при чтении. На слух можно уловить тон, но смысл - нет. Смысл раскрывается, как цветочный бутон, - лепесток за лепестком, при каждом новом прочтении. Только видя перед собой текст, имея время и возможность впитывать его глазами без помех, можно что-то понять. Уловить. Нащупать хотя бы верхушку айсберга. Чье-то же прочтение всегда субъективно - читающий вкладывает те интонации, ставит те акценты и раскрывает те смыслы, которые считает нужным и видит сам. Восприятие при чтении письменного текста - самое незамутненное и чистое, ибо это восприятие - наедине.

Однако к чести замечательной, проникновенной, честной и рьяной Светланы Николаевны: она, во-первых, потрясающе уловила Марину, она не проводит, - творит такие вечера часто, она очень четко уловила суть поэта, алую линию жизни. И, во-вторых, она по-новому открыла для меня "Писала я на аспидной доске...". Это стихотворение никогда не было у меня любимым, хотя я знала, сколь много, невыразимо много оно значило для самой Марины, какой огромный, искренний, мощный в нём посыл и какой силы чувства. Я просто никогда не ощущала его своим, смысл не был для меня очевиден, не пронимал меня. И только вчера, услышав его в этой читке, я, наконец, поняла. Это был удар в грудь - болезненный, в самую сердцевину, волной боли пошедший по ребрам. Это было восхитительно по силе своей.

Изумительно читались Лебединый стан и Стихи к Чехии.

NB: Всё-таки ты очень много получаешь, когда находишь своего - одного - поэта. Любить можно многих, восхищаться многими и многих же читать. Но - как и любовь - поэт должен быть один, пунктиром если не через жизнь, то хотя бы через длительный её период. Марина своей лирикой, стихами и прозой своей прошла со мной через очень многое. Я большая эгоистка в её отношении - такая же, впрочем, какой была и она сама со своим "Мой Пушкин" - у меня так же: "Моя Марина" - по имени, близко, ибо ближе имени ничего нет между людьми. Имя остается даже тогда, когда человека нет рядом, когда между вами стена, время, "расстояния, версты, мили", клятвы и обещания, долги и платы, душевные векселя и договоры, подписанные чем-то алым в правом нижнем углу.

Если ты находишь своего поэта (как и писателя, художника, композитора, режиссера) - это уже больше, чем поэт. Это кто-то, кто встает за твоим плечом - правым ли, левым ли, не суть, не будет суеверны, всё одно - и шепчет тебе: всё будет хорошо.

Или не будет.

Но это уже совсем другая история.

читать дальше

@темы: Ваша навеки, Высокое искусство, Горький осадок, но сахара не надо (с), Литература, Марина, На круги своя, Песнь Песней, Росчерком пера, Стихи

19:11 

Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:52 

Когда-нибудь - я должна когда-нибудь.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я разрыдалась на этом бозинском - седьмая минута, выдоха и так уже нет - фу-э-те (е-г-о? нет, - нуриевском), мне просто душу вытрясло. Словно кто-то взял её, прозрачную, и выдернул из тела - ах-х-х... - и не стало, и пульс в горле. И как Дима - опустошенный - в этом порыве прижал к губам руку Мастера. Господи, сумасшедший, сумасшедшие, разве так можно, это же - вскрытые вены. Как было у Марины: «Вскрыла жилы: неостановимо, / Невосстановимо хлещет жизнь», - в этом поэты и актеры (Слово и Театр) одним поцелуем целованы. Какое-то безумие. Так просто нельзя.

Никакого ката, ибо под кат это - преступно.


Кто-то написал там в комментариях: «Это фрески! Не дышите над ними! Они рассыпятся!» Это фрески. Фрески... фрески...

Дрожь.

@темы: Чувства и чувствительность, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Копилка., Высокое искусство, Видео, клипы, Ваша навеки

22:26 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Октябрь, ММДМ, мой любимый театральный зал с его уютной мистической атмосферой, - Саломея и Нездешний сад. "Хочу" - слишком слабое по окраске слово, я, пожалуй, не хочу, я, пожалуй, жажду.

Если что, это сейчас был посыл мысли в космос, ибо мысль, как известно, материальна.

Интересно, когда начнут отписываться люди?

@темы: Высокое искусство, Планы, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Улицы ждут своих героев

13:03 

Нездешний сад.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Скажи: довольно муки — на
Сад — одинокий, как сама.
(Но около и Сам не стань!)
— Сад, одинокий, как ты Сам.

М.Ц.

Не сказав этого после Служанок, скажу сейчас: рассказывать о постановках ТРВ бессмысленно, ты никогда не сумеешь объяснить слепому, какие узоры рисуют солнце и тени от листвы на траве, ты никогда не объяснишь глухому всех музыкальных переливов вальса. Это не укор, просто: чтобы объяснить, надо взять за руку и отвести, и показать, и дать услышать. Отвести - куда? В эпицентр шторма. Услышать - что? Срыв голоса в небесную высь и шепот в морскую глубину. Эти спектакли - спектакли? сухое, земное слово - не вписываются в окоем вербального языка, языка слов. Там с тобой говорит язык твоих древних инстинктов, язык тела; язык твоей не зашоренной защитными механизмами, установками, фрустрациями психики; там с тобой говорит чистый план твоих оголенных, бесстыдно обнаженных эмоций и столь же бесстыдно обнаженных нервов. Ты смотришь и слушаешь ими - всеми своими чувствами, каждым нервным окончанием, сердцем. Ты пропускаешь через себя, через всё тело своё, вниз по позвоночнику молниевые электрические разряды, ток больше тех величин, что можешь выдержать. И мембраны клеток разрываются, и всё в тебе смешивается, и ты - чистый болезненно напряженный эфир. При этом - никогда ещё ты не осознавал себя таким земным, таким телесным.

Постановки Романа Григорьевича связывают дух и физиологию минуя все мосты.

Много слов. Эмоционально - много. По сути - мало.

@темы: Эстетика, Чувства и чувствительность, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Песнь Песней, Настроение, На круги своя, Менестрель боя и песни, Высокое искусство, Ваша навеки

11:41 

Саломея.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©

Я не знаю, что сказать про Саломею, потому что всё моё красноречие враз испаряется и распыляется по ветру. Могу только сказать, что спектакль - выворачивает, выкручивает и: если вы, не видев Саломеи Виктюка, считаете, что вам известно что-то о настоящем эмоциональном трэше, то вы глубоко ошибаетесь. Так играть безумие могут только от рождения целованные в лоб то ли ангелом, то ли дьяволом, - впрочем, не всегда видна разница. Ирод Жойдика невероятен; правда, я понимаю, за что вы его любите, - когда он раскрывается, он просто... просто невероятен, не вписан в рамки и правила. Его истеричное, болезненное сумасшествие прекрасно - точно так же, как прекрасен его манерно-насмешливый, но тревожно-земной Оскар. Саломея Бозина - ...

Ибо тайна любви...

@темы: Чувства и чувствительность, Целевая аудитория альпийской соли, Фандомное, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Копилка., Диалоги, Высокое искусство, Встречи, Ваша навеки, Эстетика

00:05 

Стеклянный зверинец.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Мы все живем в горящем доме. Пожарным позвонить нельзя.
Выхода нет. Нам остается лишь наблюдать из окна второго этажа, как горит наш дом.

Теннесси Уильямс.


Спектакль Другого театра. Сцена театрального зала центра-музея Владимира Высоцкого, и здесь нужно сказать, что такое эта сцена - это восемь рядов по одиннадцать кресел, микроскопический зал, и оттого - ощущение личной встречи, диалога, будто ты пришла - и люди пришли играть специально для тебя, глядя тебе в глаза близко и прямо. У нас был дивно правильный в этом отношении шестой ряд - на одном уровне со сценой, по центру, другими словами - лицом к лицу. Лицами - к лицам.

Я очень люблю Теннесси Уильямса - за то, что он пожалел и обласкал, за то, что отдал дань уважения тем, кто не приспособлен к этой жизни; за то, что говорил: величайший грех людской - жестокость, за то, что говорил: единственное, чему должен следовать человек, - это своему сердцу, своему испуганному сердцу. И очень люблю в этом контексте Стеклянный зверинец - за то, что слишком много интроецирую с Лауры и много проецирую на Лауру (имя! Почти - Петрарка, почти - Возрождение...), за то, что "Кто-то должен сделать так, чтобы ты перестала бояться, Лаура. Кто-то должен... тебя... поцеловать". За то, что это история о призрачном прошлом, за которое в истерике отчаянно цепляешься немеющими пальцами, за то, что это история о тех, у кого не будет будущего, за то, что у неё открытый конец, за то, что в конце - вопреки всему - ты веришь светло и искренне, что мир любит тебя. Может любить.

Много букв, а в конце - много влюбленного.

@темы: Эстетика, Чувства и чувствительность, Театр, Такой вот забавный зверек, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Рекомендательное, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, Библиотечные кинки

18:24 

Коварство и любовь.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Отринь же страх, моя любимая! Я сам, сам буду тебя стеречь, как дракон стережет подземное золото! Доверься мне! Я буду твоим ангелом-хранителем. Я заслоню тебя от ударов судьбы, приму за тебя какую хочешь муку, капли не пролью из кубка радости — все до одной принесу тебе в чаше любви.
Фридрих Шиллер. Kabale und Liebe.

Наконец, более или менее собрав своё серое вещество в единую мыслящую субстанцию, я пришла рассказать о пятничной премьере "Коварства и любви" ТРВ (ибо - не смолчать), приуроченной к юбилею гениальнейшего Мастера (жить Вам лет до ста, нежно любимый Роман Григорьевич). Потому что если я не сделаю этого сейчас, то уже не сделаю никогда, период совершенной лени погребает меня под мягким пуховым одеялом, не давая двинуть ни единым пальцем ни одной конечности. Итак.

Много слов.

@темы: Ваша навеки, Влюбленное, Высокое искусство, Менестрель боя и песни, Песнь Песней, Росчерком пера, События, ТРВ, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Театр, Целевая аудитория альпийской соли, Чувства и чувствительность, Эстетика

День темнотут.

главная