Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: марина (список заголовков)
12:38 

И еще о...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Никогда ни об одной из них - о Цветаевой и об Ахматовой - не могла сказать: одна лучше, чем другая. И пыталась гадать, почему мне ближе одна - ведь другая не хуже. И только потом, как-то даже неосознанно, я поняла: они просто - разные. Разные по направлению и содержанию.
Ахматова - даже в самых автобиографичных строках, в самом сокровенном, в самом персональном - для всех обобщенно. Цветаева - для каждого в отдельности.
Голосом Ахматовой - "кричит стомильонный народ".
В голосе Цветаевой - каждый видит своё, внутреннее, сиюминутное.
Например, я - вижу. Каждый день, каждую минуту - могу найти своё, для себя, на сейчас. Или - девизом надолго. А у Ахматовой - всецело охваченное чувство, не лично моё - само чувство.
Может быть, поэтому мне так близка Цветаева - такая моя. Постоянно.
читать дальше

@темы: Каллиграфия на пустые темы, На круги своя, Песнь Песней, Стихи, Марина

12:27 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Давно смотрела, давно ходила вокруг и около - книги Виктории Швейцер о Марине Цветаевой из серии ЖЗЛ. Ходила-ходила - и купила. До этого момента "чужих" взглядов на Цветаеву - боялась. Или только современников, её знавших - или мой личный взгляд. читать дальше

@темы: Высокое искусство, ЖЗЛ, Книги, Росчерком пера, Марина

12:33 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Кто на ветру - убогий?
Всяк на большой дороге
Переодетый князь!
.............................................
Так по земной пустыне,
Кинув земную пажить
И сторонясь жилья,
Нищенствуют и княжат -
Каторжные княгини,
Каторжные князья...

Каторжная княгиня - хоть сейчас - в подпись!

@темы: Марина

20:51 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Из всё той же, не раз упомянутой, книги В. Швейцер:
*плачу*

«Однажды, в мае 1941 года ей [М. И.] довелось читать перед литературной молодежью; этот вечер устроил на квартире своей сестры М. А. Вешневой студент Литинститута поэт Ярополк Семенов. Собрались молодые поэты; старшее поколение прийти поостереглось. Сам Я. Семенов прочел наизусть «Крысолова»; потом читала Цветаева. После чтения, по словам М. И. Белкиной, “Степан Спицын, друг Ярополка… встал на колени… и поцеловал ей руки, каждый палец отдельно.
- Почему пальцы такие черные? – спросил он.
- Потому что я чищу картошку, - ответила Марина Ивановна”».

Встал на колени…
Поцеловал руки…
Каждый палец – отдельно…
Почему пальцы такие черные?
Потому что… что!


О!

@настроение: Да, моя тема. Да, терпите.

@темы: Марина

23:42 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Я читала "Марина Цветаева в воспоминаниях современников" - и бросила, не смогла дальше. После всех строчек в неё, в Марину, после книги Швейцер, которая до сих не идет у меня из головы, больше не смогла. Передозировка.
Значит, ещё придет время.

Вернулась к де Лакло, дочитываю "Опасные связи" (дочитываю - очень громкое слово).

В голове - из всего предстоящего миди - только одна сцена, зато какая. Но мне не легче. Я - как всегда - не знаю с чего начать, как дать завязку, зато знаю одну эту сцену и - концовку. Как это типично в моём стиле.

P.S. Арин, помнишь, я писала статью о Цветаевой? Сначала - как рецензию на Швейцер, но получилось - статью.
Она незакончена, но, чувствую, если я её закончу, то это произойдет не скоро. Я выставлю, если у тебя есть желание читать, то, что написалось на данный момент. Есть?..

@темы: Книги, Марина, Сбившийся вектор направления, Фикрайтерское

23:07 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В записи недоработанная статья).

URL
16:00 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Дневники Георгия Эфрона. 31/VIII-41 -- 5/IX-41.

"За эти 5 дней произошли события, потрясшие и перевернувшие всю мою жизнь. 31-го августа мать покончила с собой - повесилась. Узнал я это, приходя с работы на аэродроме, куда меня мобилизовали. Мать последние дни часто говорила о самоубийстве, прося её "освободить". И кончила с собой. Оставила 3 письма: мне, Асееву и эвакуированным. Содержание письма мне: "Мурлыга! Прости меня. Но дальше было бы хуже. Я тяжело-больна, это - уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але - если увидишь - что я любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик". Письмо к Асееву: "Дорогой Николай Николаевич! Дорогие сестры Синяковы! Умоляю вас взять Мура к себе в Чистополь - просто взять его в сыновья - и чтобы он учился. Я для него больше ничего не могу и только его гублю. У меня в сумке 450 р. и если постараться распродать все мои вещи. В сундучке несколько рукописных книжек стихов и пачка с оттисками прозы. Поручаю их Вам. Берегите моего дорогого Мура, он очень хрупкого здоровья. Любите как сына - заслуживает. А меня - простите. Не вынесла. МЦ. Не оставляйте его никогда. Была бы безумно счастлива, если бы жил у вас. Уедете - увезите с собой. Не бросайте!" Письмо к эвакуированным: "Дорогие товарищи! Не оставьте Мура. Умоляю того из вас, кто сможет, отвезти его в Чистополь к Н. Н. Асееву. Пароходы - страшные, умоляю не отправлять его одного. Помогите ему с багажом - сложить и довезти. В Чистополе надеюсь на распродажу вещей. Я хочу, чтобы Мур жил и учился. Со мной он пропадет. Адр. Асеева на конверте. Не похороните живой! Хорошенько проверьте".
Вечером пришел милиционер и доктор, забрали эти письма и отвезли тело. На следующий день я пошел в милицию (к вечеру) и с большим трудом забрал письма, кроме одного (к эвакуированным), с которого мне дали копию. Милиция не хотела мне отдавать письма, кроме тех, копий. "Причина самоубийства должна оставаться у нас". Но я всё-таки настоял на своём. В тот же день был в больнице, взял свидетельство о смерти, разрешение на похороны (в загсе). М.И. была в полном здоровии к моменту самоубийства. Через день мать похоронили. Долго ждали лошадей, гроб. Похоронена на средства горсовета на кладбище. 3-го числа я закончил переукладку всех вещей (вещи матери - в одну сторону, мои - в другую), и всё было готово для отъезда <...>"

"Это - уже не я".

Теперь после такого - надо, да, влить в себя экономику. Да.
У меня нет инстинкта самосохранения.

@темы: Марина, Росчерком пера

21:06 

Перечитывая.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Она всё-таки была и есть - внеземная.
Чувствовала больше, чем возможно - за всех.

Не чернокнижница! В белой книге
Далей денных – навострила взгляд!
Где бы ты ни был – тебя настигну,
Выстрадаю – и верну назад.

читать дальше

Надрыв. Острая струна, о которую кровишь пальцы.
Это "Сдайся!", читая вслух, я выстанываю выкриком.

@темы: Марина, Стихи

16:46 

Случайно открытая страница. Меткая - как и всегда.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
<...>
К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?! -
Я обращаюсь с требованием веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет.
За то, что мне так часто - слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность -
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,
За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру...
- Послушайте! - Ещё меня любите
За то, что я умру.

Так как положенной эйфории от сегодняшнего дня я не чувствую, то буду грустна и тягостна. Принципиально).

@темы: Марина

21:16 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Какой-то смысл.
Во всём есть какой-то смысл.

А меня, к слову, опять спасает Марина. Вытягивает. Если бы было можно протянуть руку сквозь эти, нас разделяющие, почти семь десятков лет - кто знает, может быть, у нас обеих всё было бы по-другому. Но о чем я говорю? Где я, кто я, что я - и кто Цветаева.
И ещё трехчасовые телефонные разговоры с Китти. И меня отпускает, и мне легко, и я смеюсь. Она не говорит ничего особенного, да мы можем просто молчать в трубку, каждая занятая своим делом, но мне хорошо от одних звуков её голоса - и будто бы всё в мире становится как-то проще.

Очередная, без причины - на одном сплошь без-настроении - молчаливая ссора с матерью. Или не ссора. Я путаюсь и ничего уже не понимаю. В голове крутятся ориджиналы, которые не ложатся на листы ворда. И я проговариваю их про себя.

@темы: Безумие, Друзья, Марина, Настроение, Рефлексия, Семья, Стресс в большом городе.

21:01 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:47 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ты этого хотел. - Так. - Аллилуйя.
Я руку, бьющую меня, целую.

В грудь оттолкнувшую - к груди тяну,
Чтоб, удивясь, прослушал - тишину.

И чтоб потом, с улыбкой равнодушной:
- Моё дитя становится послушным!

Не первый день, а многие века
Уже тяну тебя к груди, рука

Монашеская - хладная до жара! -
Рука - о Элоиза! - Абеляра!

В гром кафедральный - дабы насмерть бить! -
Ты, белой молнией взлетевший бич!

@темы: Марина

20:51 

Как красиво.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Что же мне делать, слепцу и пасынку,
В мире, где каждый и отч и зряч,
Где по анафемам, как по насыпям -
Страсти! где насморком
Назван - плач!

Что же мне делать, ребром и промыслом
Певчей! - как провод! загар! Сибирь!
По наважденьям своим - как по мосту!
С их невесомостью
В мире гирь.


Что же мне делать, певцу и первенцу,
В мире, где наичернейший - сер!
Где вдохновенье хранят, как в термосе!
С этой безмерностью
В мире мер?!



Ещё
запись создана: 24.01.2009 в 20:40

@темы: Марина

19:49 

Как точно.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Руки - И в круг
Перепродаж и переуступок!
Только бы губ,
Только бы рук мне не перепутать!

Этих вот всех
Суетностей, от которых сна нет.
Руки воздев,
Друг, заклинаю свою же память!

Чтобы в стихах
(Свалочной яме моих Высочеств!)
Ты не зачах,
Ты не усох наподобье прочих.

Чтобы в груди
(В тысячегрудой моей могиле
Братской!) - дожди
Тысячелетий тебя не мыли...

Тело меж тел,
- Ты, что мне пропадом был двухзвeздным!.
Чтоб не истлел
С надписью: не опознан.

@темы: Марина

13:37 

lock Доступ к записи ограничен

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:38 

Читаю.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«… меня любит, а дело в том, все дело в том, чтобы мы любили, чтобы у нас билось сердце, хотя бы разбивалось вдребезги! Я всегда разбивалась вдребезги, и все мои стихи - те самые серебряные сердечные дребезги."

"Не бойтесь меня. Не думайте, что я умная, не знаю, что ещё, и т.д., и т.д. (подавите все свои страхи). Вы мне можете дать - бесконечно много, ибо дать мне может только тот, от кого у меня бьется сердце. Это моё бьющееся сердце, оно мне и дает. Я, когда не люблю, - не я. Я так давно - не я.
С Вами я - я.
До свидания. Знайте и помните одно, что всегда, в любую минуту жизни и суток - бодрствую я или сплю, перевожу Франко или стираю (например, как сегодня...), Вы, Ваш голос мне - радость.
Этого я, кажется, здесь не могу сказать никому."

"Моя надоба от человека, Таня, - любовь. Моя любовь и, если уж будет такое чудо, его любовь, но это - чудо, в чудном, чудесном порядке чуда. Моя надоба от другого, Таня, - его надоба во мне, моя нужность (и, если можно, необходимость) - ему, поймите меня раз навсегда и всю - моя возможность любить в мою меру, т.е. без меры."

"Радость от присутствия, Таня, страшная редкость. Мне почти со всеми - сосуще-скучно, и, если "весело" - то que j'y mets des frais (за свой счет, фр.), чтобы самой не сдохнуть. Но какое одиночество, когда после такой совместимости вдруг оказываешься на улице, с звуком собственного голоса (и смеха) в ушах, не унося ни одного слова, кроме стольких собственных!"

Из письма Цветаевой Татьяне Кваниной.

Нет, я люблю её - не просто так, но за - похожесть. Как за стихи, мысли и нерв.

@темы: Марина, Настроение, Росчерком пера

20:42 

Последнее - и отдыхать.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Из "Записной книжки" Марины Цветаевой, изданной в Париже Струве, стр. 629-631:

"Возобновляю эту записную книжку 5 сент. 1940 г. в Москве. О себе. Меня все считают мужественной. Я не знаю человека робче, чем я. Боюсь всего. Глаз, черноты, шага, и больше всего - себя, своей головы, если эта голова - так преданно мне служащая в тетради и так убивающая меня в жизни. Никто не видит, не знает, что я год уже (приблизительно) ищу глазами - крюк... <...>"
Дальше - страшнее.

Курсив мой.
И - что я говорила о похожести?.. Что-то говорила.

@темы: Марина, Настроение, Сбившийся вектор направления

23:07 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ты проходишь своей дорогою,
И руки твоей я не трогаю.
Но тоска во мне - слишком вечная,
Чтоб была ты мне - первой встречною.

Сердце сразу сказало: "Милая!"

@темы: Марина, Личное, Безумие, Не женщина и не мальчик, но что-то сильней меня! (с)

URL
14:06 

Сонечка, ты мне напомнила так к месту и ко времени:

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
20:32 

...

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
<...> Быть может, день недалеко,
Я всe пойму, что неприглядно...
Но ошибаться - так отрадно!
Но ошибиться - так легко!

Слегка за шарф держась рукой,
Там, где свистки гудят с тревогой,
Стояли вы загадкой строгой.
Я буду помнить вас - такой.

Марина Цветаева, "Вокзальный силуэт".
Севастополь. Пасха, 1909.

@темы: Личное, Марина, Не женщина и не мальчик, но что-то сильней меня! (с)

День темнотут.

главная