Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:46 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Таковы, наверное, все эти неистовые жрицы, жаждущие послужить гению, эти женщины, готовые быть верными подругами великих художников. Впрочем, тебе ли, белка, судить о женщинах?» ©

Не пугаемся временного, первого за восемь лет, превращения ника Moura в странную женщину, именуемую по отчеству. Это была мазохистическая неизбежность (и флэшмоб для особо ударенных), и нет фейспалма такой степени выразительности.

Спасибо Анатолию Киму, его Белке, кое-кому, кое-чему и вообще всему на свете.

Эмоция.

@темы: "У них там целый этот... бомонд!", - А вы? - А я Лоллобриджида. - Лолкто?, Ей всё можно, она в шубе., Котики и котфанду, Миссис Хадсон унесла мой череп, Такой вот забавный зверек, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Ум за разум, Фрейд бы плакал, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

23:40 

По-прежнему унижаем, любя.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
— Вот сказать о Сереже «Талантище» мне совесть не позволяет, это как-то нечестно, а сказать «Талант», ну, как-то странно звучит - «Талант».
<...>
— Представь, так Петрову и заявить: «Актёр вы так себе! Мало того, что женатик, так ещё и актёр так себе».
— Что-то мы вообще любим этот театр.
— Угу. И Лобанова-то мы с зубами не узнаём. И я как минимум дважды говорила Сереже «Я просмотрела почти весь ваш репертуар, хотя не понимаю, зачем это делаю, потому что Ермоловский - не самый любимый мой театр в Москве».
— Но при этом мы туда ходим.

Петров - хороший актёр, считайте, что там доказательство от противного, а театр - действительно не самый любимый, но - тем не менее - «Куда бы мы ни ехали, встречаемся на служебке Ермоловского», тем не менее я, как раненый жираф, припадая на левую ножку (с) несусь по переходам метро к миру во всём мире, то есть к Сереже - и, разумеется, не успеваю (ибо не верьте обещанной длительности спектакля), наверняка разминовываюсь с ним где-то на Тверской («Ты бы его всё равно не заметила, он сегодня весь такой в черном и в шапке»), в итоге приезжаю в центр города в десять вечера выпить кофе с такими же подстрелянными в голову, чтобы потом тридцать минут плясать дикие пляски в метро и кругами кататься на эскалаторах, ведь невозможно же так просто разъехаться, надо обсудить рост Петрова, дочь Петрова и самого Петрова, рост Сережи, фехтовальное мастерство Сережи и самого Сережу, составить рпс-фанон, поорать про трепещущее жало (исключительно цитируя Шекспира) и, в общем-то, в триста семьдесят второй плюс бесконечность раз понять, что:

Да, ты взрослая сознательная девочка с претензиями на интеллектуальность, литературный талант и что я там ещё о себе надумываю, но: «Мы от своего фанатства бежи-и-и-им, бежи-и-и-им!» - «А оно нас догоня-а-ает, догоня-а-ает!». Театр головного мозга. Я не хожу по врачам, наверное, потому, что боюсь вполне реальной записи в медицинской карте. Хотя театр для меня так часто персонифицируется, что, наверное, там должна быть ещё какая-то вторая запись. Вроде «Лилиана Борисовна», и кто читал Кима/смотрел Белку, тот поймёт.

Взялся, называется, ангстер написать счастливый упоротый пост. Ну, вы всё поняли. В любом случае это было о любви.

@темы: Я ватрушка, хохотушка (с), Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Улицы ждут своих героев, Театр, Польская диаспора, клан Басё и театр назаров, Миссис Хадсон унесла мой череп, Люди, Лытдыбр, Котики и котфанду, Копилка., Ей всё можно, она в шубе., Друзья, Диалоги, Грешно, но смешно (с), Гармонизируй и агонизируй, - А вы? - А я Лоллобриджида. - Лолкто?, (Не)плохой актёр Кемпо С., "У них там целый этот... бомонд!"

20:59 

Давно я не вбрасывала вам своих домашних дрязг.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
13:29 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
25.11.2014 в 11:21
Пишет marina_ri:

Немного реального мира в нашем виртуале
Поможем прекрасному человеку!

24.11.2014 в 23:23
Пишет M_Litta:

реклама и просьба, наверное))
Дорогие друзья! под катом лежат большие картинки картин, которые нарисовал мой папа. папа по образованию и опыту работы художник со всеми вытекающими. картины не оформлены, то есть все рамочки там в кореле подрисовались для красоты. важный момент для меня - мы эти картины продаем.
читать дальше

URL записи

@темы: Люди, Карандашом ли, кистью, Эстетика

10:41 

Человек с букетом комплексов ищет работу. Выписки из мед. карты.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Есть в моей жизни одна большая и особенная тема, по сути, очень анахроничная и у многих людей почти редуцировавшаяся (к их счастью). Это тема жесткого отнесения себя к тому или иному социальному классу - по статусу и уровню достатка; тема принадлежности к некой страте. Для меня она по ряду причин (привет Фрейду с его «Всё из детства») довольно рельефная и неизбывно животрепещущая. Так, к примеру, я намеренно отсекаю себя от возможности общения с некоторыми людьми, потому что ниже их по статусу, мол, куда с моим рылом - да в калашный богемный ряд.

Но сейчас не об этом, сейчас о деньгах, точнее, об уровне з/п и том, какие требования к з/п у человека с установкой девочки из рабоче-крестьянской семьи людей, заканчивавших ПТУ. Большинство хотело бы «выбиться». Я, наверное, хочу тоже, но скорее ментально, чем материально. Потому что в какой (третий? четвертый? не помню, искала ли во время попадания в рабство на кафедру), - так вот, в какой раз ищу работу, в такой и ставлю себе верхнюю границу желательной оплаты - не по потребностям и даже не по знаниям. У меня есть очень раздражающая, но очень твёрдая установка, что «такие, как я», больше некой суммы получать не должны.

А говорят: Средневековью окончилось с Колумбом. Средневековье, братцы, в извилинах мозга, не на календарях.

Есть, конечно, и фактор элементарной тактики избегания неудач, свойственной всем высокотревожным фрустрированным людям: на не самой высокой должности обещают большую (по моим меркам) з/п -> следовательно, будут много требовать -> следовательно, большая нагрузка и, возможно, нужны какие-то особые навыки, которых у меня нет и я их не освою -> не справлюсь, а, значит, нужно искать что-то проще, соответственно, «дешевле». Но вторая отшатывающая половина - это именно осознание своей принадлежности к соц. классу; не поднявшиеся до полноценного среднего больше 35.000 не получают, нужно знать своё место. При этом - sic! - я как раз искренне поддерживаю логику того, что для материального благополучия нужно не тратить меньше, а зарабатывать больше. Но это« больше» я не потяну (недостаточно хороша), а, значит, должна сидеть в своём углу. Угол удобен, безопасен. Коротко говоря, я, как всегда, всё понимаю, всем умным людям в комментариях сейчас скажу «Вы правы», но что-то всё равно изменится вряд ли. Почему? Потому что зона комфортности.

@темы: Фрейд бы плакал, Утро в нарнийской деревне, Ум за разум, Улицы ждут своих героев, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Рефлексия, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Лытдыбр, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

11:28 

Реклама - беспощадная, но не бессмысленная.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Любите ли вы театр так же, как любим его мы? Уверена, что да. Хотя бы кто-то. Хотя бы периодически.

«Мы» - это нескромно талантливая, разноплановая и местами даже юная команда; нас мало, но мы в тельняшках, мы любим театр от слов «безумно» и «до слёз», мы верим в свой вкус, если уж не частный, то коллективный, а, главное, нам нравится о театре думать, говорить, писать - и делиться написанным. Мы, как в той рекламе кофе, будем отбирать для вас лучшие зёрна - писать и транслировать наиболее актуальные анонсы, рецензии, аналитику, интервью, преинтереснейшие статьи. Только самое живое и острое в театральной Москве (временно - лишь Москве), то, обо что можно порезать зрение, слух, сознание, чувства.

«Я артист, моё место в буфете»? Наше (и ваше) тоже. В Театральном буфете. Пока основное пространство занимает афиша мероприятий, новостей немного, но мы собираемся безжалостно потеснить её; всё только-только начинается, давайте стартовать вместе - мы контентом, вы вниманием. М?

BUTHETRE.RU | ТЕАТРАЛЬНЫЙ БУФЕТ

ТБ НА FACEBOOK

ТБ В КОНТАКТЕ

Перепосты, лайки, подписки, комментарии и всяческие рекомендации категорически приветствуются и кармически поощряются.

@темы: Театральный Буфет, Театр, СМИ, Росчерком пера, Высокое искусство

14:05 

Письмо.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
upd: После вчерашнего - третьего - ОиЭ самое время поднять.

{Сокровенное, подъязычное}
запись создана: 29.09.2012 в 16:36

@темы: Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Копилка., Для памяти, Видео, клипы

14:54 

Аркадия, Театр на Малой Бронной, 03 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У этого просмотра была предыстория. Дело, это во-первых, в том, что Аркадию я хотела посмотреть давно - ещё тогда, когда впервые пробегала репертуар Малой Бронной глазами и заинтересовалась описанием. Во-вторых, в знаменательной рекомендации незнакомого околотеатрального человека, с которым случайно разговорилась однажды в зале: «Лучший спектакль у них [на Малой Бронной] - Аркадия» - я спотыкаюсь о лучший, но всё же подхватываю с априорным предвосхищением: «Это же Том Стоппард» - «Это Том Стоппард, - соглашается собеседник, - и это единственное, что по-настоящему стоит у них смотреть, если вас, конечно, не смущает, что юных девушек будут играть уже не девочки». Начну с того, что на Малой Бронной вообще стоит смотреть бесспорно многое (немедленно - только навскидку - насчитаю спектакли по пальцам одной руки). Перейду к тому, что говорить так о молодых, талантливых, бесконечно юных в своих ролях актрисах - моветон, некрасиво и неблагородно (а, главное, несправедливо). Закончу тем, что здравое зерно вычленить всё же можно:

Это же Том Стоппард. И это действительно стоит смотреть.

Сразу: возникает ощущение, что Сергей Голомазов свои спектакли ставит разными руками, какие-то левой, какие-то правой, и это не вопрос качества (никогда), а вопрос разницы. С одной стороны, есть эстетика Бесов и Варшавской мелодии (да и Почтигорода), с другой - эстетика Коломбы, ермоловского Фотофиниша и Аркадии. Схожие сценические приёмы, от расстановки актёров до общего стиля сценографии. Мыслится очень правильным, что Аркадия как раз и поставлена как-то очень по-домашнему, уютно, тепло светом и текстурами, и тут следует сказать, что это бесконечно добрый, нежный, жизнеутверждающий спектакль... Но здесь приходится споткнуться. Потому что когда я хочу сказть, что герои Аркадии нежны по отношению друг к другу, требуется сделать оговорку: не всегда. Когда хочу сказать о пронизанности добротой, я понимаю, что это разлитое в воздухе, неконкретизируемое ощущение. А когда хочу сказать, что он жизнеутверждающий, то вообще сразу пропадает желание так говорить по одной простой причине:

{read}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Росчерком пера, Мысли вслух, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

16:51 

Отцы и сыновья, театр им. Вл. Маяковского, сцена на Сретенке, 31 октября, премьера.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сидим в фойе, мама разворачивает программку и зачитывает вслух: «Премьера состоялась 31 октября 2014. Смело. Ничего ещё не состоялось. Что они». Когда три часа спустя мы выходили из зала, ответ уже был очевиден и эта строчка сомнений не вызывала: ничего они, всё было верно - премьера состоялась. Премьера блеснула, как Катерина Грозы в фантазии Добролюбова, лучом света в тёмном царстве.

Это неслучайно не просто Тургенев, а Брайан Фрил, это не случайно - Отцы и сыновья, а не Отцы и дети. Это, казалось бы, чистейший литературный канон без попытки вытянуть актуальное (читать: модное, читать: возможно, несуществующее) дно. Однако постановка смотрится, как что-то до боли новое. Глоток чистой родниковой воды (из того - вдоль сцены изгибающегося - ручья). Вы идёте на спектакль по роману Ивана Тургенева и ожидаемо ждёте (ну, может быть, не так ожидаемо, если, как я, следили и ждали) тяжелых декораций дворянской усадьбы и пышных юбок героинь - а получаете... как ни странно, именно это и получаете, но в таком очищенном, обновлённом, облегчённом виде, что невозможно пожаловаться ни на излишнюю классичность, ни на неуместное осовременивание. Идеальный баланс аутентичности и свежести.

Сценическое пространство - помните картины теплейшего Станислава Юлиановича Жуковского? - нежное, лаконичное и насквозь пронизанное осветительским палевым солнцем. Яркие цветы - активный акцент левого края, греющие текстуры дерева, бутафорский минимум, дышащее, медовое пространство. Уют Дома (именно с заглавной, не дома конкретного, но Дома как философской категории) окутывает и обнимает вас. Это пространство любви - чистое, удобное, открытое для движения, но вместе с тем не схематичное, не абстрактное. Это вообще в полной мере относится ко всей визуальной составляющей, не только к сценографии, но и костюмам Ольги Поликарповой - угадываемый XIX век, не кричащий о своей натуральности. А ещё очень важно отсутствие барьера между сценой и зрителями, поэтому что эта единая территория Сретенской сцены тоже работает за машину времени - когда тебя обдаёт волной воздуха от пробегающих мимо, когда тебе приходится поджимать ноги, чтобы не споткнулся Петр с чемоданами, - это предсказуемо и до гениального просто делает сопричастной.

{read}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Росчерком пера, Мысли вслух, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Ваша навеки, Эстетика

13:19 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Тема моей любви к извинениям в последнее время всплывает очень часто; не счесть, сколько раз люди - самые разные, иногда очень эмоционально значимые - говорили мне «Хватит/прекрати извиняться». А недавно был нажат ещё один тумблер - и я задумалась о том, что это, откуда это - данная цепочка непрекращающихся, неиссякаемых «Прости, пожалуйста» и «Я очень извиняюсь». Разумеется, это белая этика. Это достовское - и просто характерологическое, даже меланхолически-темпераментальное - представление о вежливости, которую не вытравить даже скипидаром, о вежливости очень своеобразной, с лёгким мазохистическим душком. Но, прежде всего, это представление о том, что извинения от меня к человеку обязательны по одной простой причине:

Извинения требует сам факт моего проникновения в чью-то жизнь. Модель: где-то есть человек. Он занят или не занят, он работает или не работает, отдыхает или не отдыхает, что бы он ни делал, он живёт своей жизнью, её ровным каждодневным течением, не предусматривающим меня, и тут-то возникаю я - с письмом, сообщением, обращением, звонком, визитом, просьбой, напоминанием, вещью, как Бог на душу положит. То есть, иглой прокалываюсь в ткань чьего-то быта-бытия. Проникаю инородным телом в течение чужой жизни. Это - внедрение чужеродного тела. => Это отвлекает. => Это требует того, чтобы было попрошено прощение.

Речь не идёт о таких обычных, самих собою разумеющихся вещах, как извиниться за то, что наступила на ногу или не сделала то, о чём просили, - это бытовые, прагматического толка вещи, там извинение - такт, они обязательны беспрекословно. Но мы возвращаемся к ситуациям, описанным выше. К навязыванию себя, своих слов, прошений, действий другим. Потому что в моей вселенной любое появление меня в чьей-то жизни представляет собой именно навязывание, докучливость - и должно быть извинено. При этом здесь - те же двойные стандарты, то есть, я, распространяя этот принцип на себя, вовсе не распространяю его на других.

Но чем дольше длится знакомство, чем чаще я разговариваю с конкретным человеком, тем больше и регулярнее, по логике, извиняюсь. Дело не в том, что извинения эти теряют ценность (для меня - не теряют), дело в том, что это надоедает людям, становится неловким, зудит, вязнет на зубах. Я понимаю это очень хорошо, трезво, отчетливо. К тому же, на неком этапе это начинает или казаться кокетством (не является - им - никогда), или выглядеть жалко. Но не-извинение для меня - в личной психической системе координат - непростительный грех наглости. И вот так, выбирая из двух зол - выглядеть жалко или выглядеть хамкой - я неизменно выбираю первое. В принципе, при любом выборе, где есть этот вариант, выбираю его, потому что эта шкурка жалкой - она привычная, по плечу, по мерочке, нигде не жмёт. Хотя и нет - это знаю тоже - ничего более антипривлекательного, чем она.

Эту тягу просить прощение за факт себя надо или искоренять, солью засеивая, или просить окружающих: позвольте мне быть такой, мне это нужно, закрывайте на это глаза. И первый вариант - коли в меру - куда более психологически здоровый.

@темы: Я, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Рефлексия, Остальное йога и каннабис., Мысли вслух, Жизненное, А ларчик просто открывался

11:18 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Книги рождаются от книг. И это нормально. Этого совершенно не следует стыдиться. Не видим же мы ничего постыдного в том, что от людей рождаются люди, а болонки рождаются от болонок? Напротив, если бы человек родил болонку или болонка произвела на свет человека, мы сочли бы это невероятным курьёзом. Почему же, видя, как от одной литературы происходит другая, мы должны непременно обругать последнюю как подражательство или, того хуже, постмодернизм? Почему суровый критик и дотошный читатель требуют, чтобы литература порождалась непосредственно "жизнью"? Как они представляют себе это противоестественное зачатие? Несмненно, "жизнь" оказывает какое-то воздействие на литературу, но прямо породить её не способна ввиду существенных анатомических различий между обеими. Болонка не может породить человека, но человек может обучить болонку различным фокусам и трюкам» © Герман Садулаев, Лит. матрица, Советская Атлантида, эссе о Николае Островском.

«Однако будем беспристрастны - набор профессиональных приёмов и инструментов вообще не может быть предметом укора в подражательстве. Если хирург использует наркоз, скальпель и зажим, это не значит, что он имитирует их изобретателей, - он врачует людей, привлекая предназначенные для этого средства. Знакомство с профессиональным арсеналом/инструментарием и умение им пользоваться - это не более чем показатель квалификации специалиста, будь то художник, строитель или повар» © Павел Крусанов, там же, эссе о Борисе Пильняке.

Литература зачинается от литературы, биоматериал текста - от биоматериала текстов (всеобщей матрицы), жизнь здесь - ЭКО, вспомогательное средство. Инструментарий - не подражательство, но универсалия; важно не «не взять чужого», важно взять этот инструмент и сделать с его помощью то, от чего все - ахнут; чужого нет (матрица, помним, всеобщая). Два постулата, которые знаешь интуитивно, априорно, но всё время боишься, стесняешься их и чувствуешь дикую потребность самооправдаться, объясниться, чувствуешь свою вину и неполноценность. А потом видишь, как писатели говорят так же (притом - в разговорах о писателях), и вдруг тебя отпускает. Может быть, сразу думаешь ты, это тогда - правильно? Я не ошиблась? И за всё это - см. выше - не нужно оправдываться? Нет. Не нужно оправдываться.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Чужие идеи своих краше, Черным по белому, Цитаты, Точка зрения, Литература, Копилка., Для памяти, Библиотечные кинки

14:06 

В начале и в конце времён, ТРВ, премьера, 27 октября, сцена Театра им. Моссовета.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сегодня лучшему из рассказчиков историй о Жизни, Любви и Смерти - Роману Григорьевичу Виктюку - исполняется семьдесят восемь. Хотя, набивая на клавиатуре эту цифропись, я прекрасно помню (и вижу, и знаю), что Виктюку всегда было и будет девятнадцать, потому что режиссёру, с его слов, и должны быть вечные девятнадцать в его юном сердце. Только этот повод заставляет меня писать отзыв, потому что с рецензиями я в какой-то момент, помнится, покончила. Но то, о чём я хочу вам рассказать, должно быть выговорено, то, о чём я хочу рассказать, пишется именно с заглавных букв: Жизнь и Смерть, а между ними перекинутый мосток Любви (вечное соединение, больше ничего между ними нет - только человек и его любовь).

Пьеса молодого (действительно молодого, обескураживающе молодого и обутого в эти невероятные языкастые кроссовки), рвущего шаблоны драматурга Павло Арие. In memory of Чернобыль. «Социалка». Новый, неожиданный - а бывает ожидаемый? - Виктюк. Творчество Романа Григорьевича, впрочем, будто заранее подготовлено для учебников по истории театра - его относительно легко делить на условные этапы, где блоками идут дурашливые и нежные итальянские и французские комедии (от Путан до Мориса, от Сильвии до Непостижимой женщины), затем - надрывные и красивые, как россыпь драгоценностей, драмы о творчестве и любви (R&J, Король Арлекин, Коварство и любовь, Маскарад маркиза де Сада). К своему семьдесят седьмому Дню рождения Виктюк ставит пьесу Куилтера, так воплощается Несравненная, которая на первый взгляд кажется возвратом в трагикомическое русло - яркая, ласковая, полная сожалеющих улыбок постановка о мечте. Первой мыслью после Несравненной было: итак, круг замкнулся, блок составлен, это - начало нового этапа, но какого? Больше о творчестве? Больше смеха?

Как было сказано выше, Виктюк разложим на этапы, а, значит, предсказуем лишь условно. Никто не удивит вас больше него. И Несравненная внезапно оказывается не первым звеном новой цепи, не дверью куда-то, но порогом, чертой-границей, подведённой под предшествующим этапом. Там, за порогом, страшная современность зоны отчуждения. Зоны обязательного недовыселенного выселения, где не должно остаться людей, но они почему-то остались - замкнутые в своём совершенном, сферическом одиночестве. Может быть, именно поэтому, именно потому, что они собственноручно задвинули над собою крышку котла и стали вариться в собственном соку, - они уже и не чтобы совсем люди, эти герои Арие и Виктюка. Ни бывшая партизанка баба Фрося (а бывших не бывает - никого), ни её дочь Слава, мать взрослого сына Вовика, ни участковый Вася. Бог с ним, впрочем, с последним, он на семь десятых часть большего внешнего мира вне зоны, а всё же - и в нём бацилла, и внутри него метастазы этой отчужденной зоны, и в нём вера в зелья бабки-травницы.

{read}

@темы: Эстетика, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, Росчерком пера, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Люди, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

11:42 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
... Театр тоже текуч. Он не подстраивается под время, но он отражает его в десятках зазеркальных коридоров, как если вы смотрите в зеркало, отражающееся в зеркале, в глубину. ©


Когда-то у меня уже был пост о театре, главная мысль которого заключалась в: театр никому ничего не должен. Сейчас хочется её развить. Суть всё та же: театр действительно ничего никому не должен. Он должен только себе и только одно - оставаться, собственно, театром, воспроизводить сам себя в неисчислимом множестве вариаций, генерировать бурление творческой деятельности, созидать (иногда - на развалинах разрушенных крепостей). Всё. Театр должен быть театром. На этом история о том, кто, что, кому и зачем должен, заканчивается. Начинается история о том, что, кто и для чего делает.

Сразу: первейший из контраргументов - театр должен зрителю, без которого он, собственно, не имел бы смысла. Но что такое зритель, кто он, этот всевидящий судья? Зритель многолик, разнообразен, океанически широк. Мы, произнося это слово, собираем в одном-единственном существительном массу, забывая, что масса - это совокупность индивидуальностей. Зрители разные и хотят разного. Нельзя сказать «Зритель не принял», «Зрителю не понравилось», спросить «Кто будет зрителем этого?». Кто-нибудь - да будет. Обобщая, мы лишаем личность права голоса. Рефреном: зрители разные - и хотят разного. Зрители хотят Горе от ума с точным следованием тексту, с сюртуками и ампирными декорациями. Зрители хотят видео на огромных мониторах и рассказов об оппозиционерах-террористах. Зрители хотят совокупляющихся без совокупления подростков в Пробуждении весны. Зрители хотят для своих детей Карлсона с картонным пропеллером. Зрители хотят яркой развлекательной комедии, чтобы отдохнуть после восьми часов в офисе. Зрители хотят проворачивающего сознание калейдоскопа демонов и страстей. Зрители - хотят - всего - этого, ибо тот самый зритель - многоголовая гидра.

Таким образом, из того, насколько различна зрительская аудитория, мы выводим, что любой подвид театрального искусства, любой жанр имеет право на существование. Выделяя три основных типа, можно вывести: каноническую классику, театральный арт-хаус, развлекательные постановки. С точки зрения художественной ценности подобные вещи внутри жанров иногда крайне неравноценны. Не будем ставить рядом антрепризные комедии с эстрадными звёздами - и спектакли Вахтанговки и МХТ. Но каждый спектакль - подчеркиваю: каждый - должен и может существовать. Потому что если хоть один человек вышел из зала благостно-просветлённым, то этот «хоть один» - абсолютное оправдание существования того или иного спектакля. Полное. Бескомпромиссное.

{***}

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Философия между строк, Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Песнь Песней, Наблюдения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки, А ларчик просто открывался

21:01 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Словила тут сейчас один мощный катализатор и поняла, насколько сильно за последнюю пару лет изменилось моё представление о человеческой красоте - как мужской, так и женской (но в меньшей, кстати, степени). Я по-прежнему выделяю вполне объективные, шаблонные категории «Смазливость», «Классическая красота», «Что-то есть» и «Ночью увидишь - не отмахаешься, но обаятельный(ая)». Но вместе с тем чувствую, как всё сложнее становится нащупывать грань между ними при оценке чьей-то внешности. Тут сразу ремарка.

{read}

Расскажите мне, есть ли среди ваших медийных фаворитов те, кого не принято считать привлекательным, а вот вы считаете? Очень интересно. Беседуем и о мужчинах, и о женщинах.

upd: Гениальная мысль, как всегда, посетила меня в душе. Где я думала о Люке Эвансе. В исследовательском ключе. У Эванса, как недавно было метко замечено в ленте, лицо асфальтоукладчика-убийцы, и вместе с тем я б для батюшки-царя родила богатыря. Зато, скажем, какому-нибудь выхолощенному Заку Эфрону отдалась бы только на необитаемом острове и при том условии, если бы никакой надежды на спасение не было. Потому что первый что-то во мне задевает, второй - не задевает ничего. Дело только и исключительно в эмоциональном отклике. То есть, можно сколько угодно выводить критерии красоты по принципу симметрии-ассимметрии, вымеряя в миллиметрах расстояние между глаз и по линейке - прямоту линии носа, но это останется сухой математикой, если не будет задействовать эмоции. А эмоции не просто сугубо индивидуальны - они у каждого индивида ещё и чудовищно непредсказуемы. Поэтому мой поиск объективных параметров не то чтобы обречен (высчитать и вымерить - можно), но - бессмысленнен.
запись создана: 14.10.2014 в 20:26

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Росчерком пера, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Гармонизируй и агонизируй, Men, Эстетика

08:41 

Прекрасное.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Прежде чем идти к тебе, я постучу в твоё окно. Ты увидишь меня в окне. Потом я войду в дверь, и ты увидишь меня в дверях. Потом я войду в твой дом, и ты узнаешь меня. И я войду в тебя, и никто, кроме тебя, не увидит и не узнает меня.
Ты увидишь меня в окне.
Ты увидишь меня в дверях»
© Даниил Хармс.

@темы: Черным по белому, Цитаты, Песнь Песней, Литература, Лирика, Копилка.

09:12 

08.09.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
URL
11:39 

Обо мне любимой.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Внезапно, как говорят мои девочки с работы, «психанула» - и заказала на Озоне целый блок книг по писательскому мастерству (Роберт Макки на моей книжной полке тоскует в одиночестве). Видимо, вчера на книжной ярмарке слишком долго держала в руках Психологию для сценаристов - некая пыльца сквозь поры попала в кровь и ушла напрямую в мозг. Впрочем, это была бы успокоительная неправда, всё началось гораздо раньше. Приблизительно тогда, когда я поняла, что писать, как бы громко ни звучало, - это то, чем я хочу заниматься в этой жизни, а занимаюсь почему-то чем угодно, но только не этим. И вот тогда запустился один из моих самых мощных внутриличностных конфликтов, замешанный на сопротивлении небывалой мощи.

«Меня ничему не надо учить». Эта уверенность присуща всем людям вообще - раз, в той или иной мере присуща всем так называемым творческим людям - два, определённо присуща мне - три. Чистый, незамутнённый эгоизм, основанный на вере в то, что всё необходимое дадено свыше, а обучение только разрушит то немногое, что я уже могу и умею, поменяет ориентиры, посбивает верстовые столбы, исказит. Зачем кто-то будет учить меня построению сюжета, даже малое дитя знает, как строить сюжет. Зачем учить меня диалогам, нет ничего проще диалога. Зачем учить меня прописывать характеры, я что, по-вашему, не знаю характеры своих героев?

На самом деле, я абсолютно не умею вести сюжет, до дрожи боюсь диалогов, почти всегда откровенно сливаю характеры и ничего не смыслю в поддержании напряженной атмосферы. Но свято верю, что первоначальных способностей и набивания руки достаточно для того, чтобы с этим справиться. Однако рассудочно хорошо понимаю: неправда. Это - вопросы техники, даже схемотехники и математики текста, а этому необходимо учиться, нравится мне это или нет (нет). 33,3% - бесспорно, способности; ничего не будет без искры, существующей априорно. 33,3% - чистое набивание руки, выработка навыка, тренировка. Но ещё 33,3% - теория и та самая схемотехника. Этой последней трети мне не хватает катастрофически.

***

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Фикрайтерское, Улицы ждут своих героев, Росчерком пера, Рефлексия, Мысли вслух, Маркером по кафелю, А ларчик просто открывался

10:03 

Чтобы ничего не забыть.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
В новый сезон - с новым списком ещё не виденного, но желанного. Увидеть бы хотя бы половину до декабря и не остаться при этом без средств к существованию.

1. ТРВ - В начале и в конце времён.
2. ЛИТ Театр - Войцек (если он у них ещё будет).
3. Театр им. Маяковского - Бердичев.
4. Сатирикон - Укрощение.
5. Малая Бронная - 1) Формалин, 2) Канкун.
6. МТЮЗ - 1) Нелепая поэмка, 2) Ноктюрн.
7. Театр у Никитских ворот - Похороните меня за плинтусом.
8. МХТ им. Чехова - Трамвай «Желание».
9. Ленком - Пер Гюнт.
*10. МХАТ им. Горького - Униженные и оскорблённые.
*11. Театр им. Моссовета - Царство отца и сына.
*12. Театр им. Маяковского - 1) Девятьподесять, 2) Отцы и сыновья.
*13. Малая Бронная - Аркадия.
*14. Театр им. Пушкина - Эстроген.
*15. Театр «Школа драматического искусства» - «Катя, Соня, Поля...»
*16. Театр им. Евгения Вахтангова - Онегин.
*17. МТЮЗ - Кроткая.
Но на два последних, наверное, я схожу уже не в этой жизни.

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, ТРВ, Планы, Для памяти, Высокое искусство

11:11 

Боже, благослови Youtube.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
10:46 

Ладно, я знала, что на каком-то этапе это станет гораздо сильнее меня.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Предосенние сериальные приходы такие приходы. Ветеран Ирака с ПТСР, бывший рейнджер, снайпер, федеральный маршал, невероятная язва, а также эти его вечно закатанные рукава, - как в одном персонаже сериала может быть собрано сразу так много кинков? Просто индивидуальный пошив какой-то. Будто под заказ.

Изображение - savepic.ru — сервис хранения изображений


@темы: Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Men, Justified, Копилка., Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Лэнгдон раскачивал полку

День темнотут.

главная