• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:00 

«Что ты делаешь в пятницу вечером?» - «Читаю Гоголя».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Книги 2012.
Книги 2013.
Книги 2014.

Книги 2015:
читать дальше
33. Георг Бюхнер. Войцек.

Учитывая начальный темп, боюсь, количество прочитанных книг в этом году будет стремиться к минусовым показателям.
запись создана: 25.01.2015 в 14:41

@темы: Литература, Книги, Для памяти, Библиотечные кинки

15:15 

В начале было слово.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А после - моё сегодняшнее многословие. Один недавний инцидент не даёт моей белой этике покоя. Сложилась ситуация, в которой я предельно остро отреагировала на то, что человек заглянул мне под руку, когда я писала, и собственная экзальтированная, нервная, волчья реакция смутила меня саму. Всё свелось к «Не люблю, когда смотрят, как я пишу», но объяснение - шире (и ещё нервичнее). Слова - интимны. Слова - сокровенны. В моей системе координат слова больше и важнее действий. Действия для меня - автоматика, механика, рефлексология, слова - то, что не искореняется, не вырубается и не заштриховывается, они для меня - исключительно, подчеркиваю, для меня - значительнее и значимее. Всегда можно исправить, переделав, но никогда нельзя исправить, переговорив (ложки находятся, осадок - остаётся). Всё, слово было услышано и запомнено, это - навсегда. Действие же перекрывается действием, последвия действий исправимы, последствия слов - неизменны. Рукописи не горят - фактически в прямейшем из смыслов (не стираются из глобальной памяти).

Разумеется, с исключениями. Разумеется, с вариациями. Разумеется, мы не говорим о фатальных поступках, катастрофах, действиях, подпадающих под юрисдикцию УК РФ.

Уже как-то говорила об «охудожествлении» реальности, о том, что реальность - плоска и жестока и нужно делать её художественнее, драматургичнее, стилистически - богаче, причем за инструментарием далеко ходить не надо. Как раз слова и способны на это, они - средство создания одной глобальной записи, называемой жизнью. Поэтому я, как истый аудиал и тем паче аудиал-лингвистик, так трепетна к ним, к этим тончайшим резцам. Поэтому так болезненно реагирую на всё, что слов касается. Если я употребляю некое слово, а оно человека удивляет, кажется странным, смешным или нелепым, то это повод смять рукой лист, удалить пост, проклясть всё на свете, ибо то, что касается слов, должно быть идеально. А вызвавшее сомнение, удивление, недоумение - уже не идеально, следовательно - требует уничтожения. Поэтому никогда не делюсь процессом написания чего-либо. Поэтому ненавижу писать «на коленке». Поэтому питаю внутреннее скорбное отвращение к играм вроде «драбблов на салфетках» и извечно от них отказываюсь. В условиях, когда слова низводятся до ничего не значащей забавы, в условиях, когда не даётся ни атмосферы, ни времени на оттачивание, невозможно построить по-настоящему стоящее предложение. То есть, нет, разумеется, возможно. Но это заберёт много ресурса. Небрежность же в отношении слов для меня преступна.

А ещё - ещё слова беззащитны, как оленята на подламывающихся ногах, и я чувствую настоящую боль, когда тут же, с хода, не могу отстоять некое выбранное мною слово, обосновать и объяснить, почему - оно, почему - так, почему - тот или этот интуитивный ход.

Закольцовывая: слово было в начале всего - и будет, по всей вероятности, в конце; у него непоколебимая, но недооцениваемая власть. У человечества - культ поступка, и эта недооценка всем нам вместе и каждому по отдельности аукается постоянно, вековечно. Слово - не просто набор звуков и символьных знаков, подразумевающий под собой практическое содержание. Оно творит (и оно же само - творение).

Всё от этого. Всё поэтому. Как-то так.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Фрейд бы плакал, Точка зрения, Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Миссис Хадсон унесла мой череп, Ей всё можно, она в шубе., Бренность бытия, Библиотечные кинки, А ларчик просто открывался

13:33 

#френдшип

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Есть два человека, назовём их Лёля-старшая и Настасья. Но речь будет не о них, они - что-то вроде катализаторов написания этого поста, а пост - о человеческих взаимоотношениях. Давайте назовём его «Как интроверты приобретают друзей». Если бы в конце фразы стоял знак вопроса, то есть требовался ответ, то я бы ответила: да как-то оно, знаете, само собою происходит, без алгоритма. Помнится, когда у нас по осени гостила с детства любимая мною папина сестра, с которой мы до того не говорили по душам лет пять, она посадила меня рядом с собой и спросила: «Юлька, у тебя друзья-то вообще есть?», чем вызвала во мне почти нездоровое изумление. «Ты всегда была такая нелюдимая, - тут же оправдалась она, - молчаливая, сама по себе, вдруг ты ни с кем не общаешься и у тебя никого нет?»

Даблфейспалм я, разумеется, ловко спрятала и, рассмеявшись, быстро прикинув в уме, заверила её, что друзей у меня, как ни странно, до кучи, больше, чем, наверное, необходимо человеку с такой степенью повёрнутости на своём внутреннем мире, а не на объективной реальности. Я сохранила ровно по одному человеку со школы, двора, университета и самой долгоиграющей своей работы, нескольких выловила из всемирной паутины. Через две недели после знакомства с Асей - в минувшую пятницу - уже сидела на её кухне с её дочкой на коленях, и все мы четверо - я, она, Лёль и общая-коллега-её-подруга Лёль-старшая на соседнем стуле - были в некоторой степени шока от этого факта, ибо все имеем очень четкие границы личного пространства.

Мораль сей басни: я действительно очень нелюдима, никогда не завожу контактов самостоятельно, не знакомлюсь, не заговариваю первая, не пытаюсь обменяться какими-либо данными, не стремлюсь длить личное, реальное общение, но всё вдруг просто берёт и складывается само. Мои друзья - мои люди - те, кто ими становятся - как-то, в общем, берут меня в оборот сами. Вот так, не прилагая усилий и с большой благодарностью мирозданию, я на данный момент могу насчитать до десятка людей ближнего круга. Довольно-таки, признаем, экстравертненько. Так что: нет, тёть Валь, всё у меня и правда здорово, есть друзья - и я уже давно не столь нелюдима, как была подростком. В домах некоторых из этих людей даже есть «моё» полотенце, «моя» футболка или «моя» зубная щетка. А это, согласитесь, что-то да значит. Особенно для трепетного интроверта.

@темы: Улицы ждут своих героев, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Наблюдения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Жизненное, Друзья, А ларчик просто открывался

19:26 

Объяснительная записка.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Исчезала, каюсь. За прошедшие недели в моей жизни и жизни моей семье произошло несколько событий, если кратко, то хроника такова:

1. Начиная с дурного, но, ттт, обошедшегося: в конце февраля папу госпитализировали с острым инфарктом, в тот же день прооперировали. Сейчас он всё ещё в больнице, но уже в понедельник выезжает на реабилитацию в санаторий. Сказать, что первую неделю мы с мамой прожили в состоянии тотального, непрерывного, выбивающего из колеи страха - не сказать ничего (и сказать, что именно в ту неделю я старательно пыталась от ситуации убежать во всё, что угодно, - тоже ничего не сказать). На данный момент папа уже ходит, вполне бодр, засыпает под Ильфа и Петрова и думает о грозящей санаторной скуке. Шутки про «Вот такой рубец!» теперь вполне себе не шутки, а полноправные замечания.

2. После двух с лишним месяцев горения фитиль, зашипев, погас, и в дверную щель скользнул зверь-неписун. Очень уж много, кажется, забрали у меня Король, Принц и Лучник, хотя пара гештальтов так и остаются незакрытыми (искренне надеюсь их прикрыть, но ничего не обещаю, увы). В какой-то момент - со всех сторон света - появилось немало материала для оригинальных текстов, я даже подумала вернуться к драматургическим формам, но материал вдруг испарился сам собою. Писать (или хотеть писать), когда всё плохо, и не писать, когда всё хорошо, - признак графомании, и надо бы, конечно, над этим работать.

3. Я (не смотря на то, что ещё эмоционально тяну на себя одно одеяло из прошлого) всё же толкнула себя и другого человека (по сути - мы толкнули друг друга) в служебный роман, шаблонный и бесперспективный, сопряженный с дичайшим множеством сложностей, трудностей и страхов; в роман, в котором одним букетом заблагоухали все мои кинки - от несвободных мужчин до возрастной разницы - но дело в том, что всё это меня совершенно не пугает и не смущает. Наоборот, последние сутки - после того, как всё разъяснилось - я чувствую себя нечеловечески хорошо, улыбаюсь, как городская сумасшедшая, не прекращая. Ощущение, будто мы с мирозданием вдруг взяли и совпали пазами, синхронизировались, будто оно теперь каждой деталью и каждой бытовой мелочью благоволит мне, а я за это чудовищно благодарна ему; мы с мрзд улыбаемся друг другу, оно - солнцем, я - изгибом губ. Никакого безумия, костра, погибели, ледяной расщелины и крови из жил, ничего, что я так люблю, просто - комфорт, просто - совпадение. Едва ли не впервые в жизни наконец-то совпадение - хоть в чем-то, вот с этим человеком. Поэтому пусть - ттт! - всё просто идёт, как идёт, течёт, как течёт. Чувство, что всё хорошо, такое незнакомое и абсолютно мне чужое, что я собираюсь растянуть его на максимально длительный промежуток времени («... И весь этаж, кажется мне, пахнет твоими духами, только кажется, но я - чувствую»). Знаю, сколь всё это недолговечно с учетом обстоятельств, и хочу просто насладиться моментом (неужели же - не заслужила?).

Обещаю в ближайшее время не исчезать так фатально и целую всех по очереди в носы.

@темы: Улицы ждут своих героев, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Суета сует, События, Семья, Росчерком пера, Песнь Песней, Отношения, Остальное йога и каннабис., Миссис Хадсон унесла мой череп, Лытдыбр, Личное, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Девочка, девушка, женщина, Гармонизируй и агонизируй, А ларчик просто открывался

18:24 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сводила маму на Игру в имитацию (крепкая пятёрка), но расскажу не о фильме, вся такая внезапная. По дороге домой мы долго и много спорили о войне, патриотизме и том, как нелепые законы нелепо же ломают судьбы. Вот тут мама сказала: «Просто, понимаешь, это сейчас так модно - говорить про них. И тут без голубых не обошлось».

Есть мозоли, на которые не то что наступать нельзя, на них лучше и не дышать никому. Поэтому - моё небольшое имхо: во-первых, да, наверное, модно. Если словом «модно» представляется возможным обозначать простое разрешение говорить, предоставленную возможность для диалога с миром, голос и право вспоминать. Эта тема мелькает в искусстве, появляется на подмостках, стекает с экранов кинотеатров, смотрит со страниц журналов, ЛГБТ рьяно отстаивает свои права, размахивает радужными знамёнами и зовёт всех на парады. На фоне предшествующей пустоты, умолчания, подполья всего это кажется слишком много. Но лишь на фоне, ибо всё познаётся в сравнении.

Во-вторых, даже если и не кажется (предположим), то паркуа бы и не па? Любая система, долго сжимавшаяся, потом так же закономерно начинает заново расширяться (пульсация), любая пружина, которую долго придерживали, потом, будучи отпущенной, мощно выстреливает вверх. Это нормально, закономерно, естественно. Это - элементарная компенсация.

Вот вам близкий исторический пример - {more}

@темы: Точка зрения, Росчерком пера, На круги своя, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Люди, Жизненное, А ларчик просто открывался

10:03 

Birdman.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Два хороших человека просят от меня отзыв на Бёрдмэна, но я в последнее время ещё более ленива, чем прежде, к тому же подрастеряла навык написания отзыва. Однако вот в чём суть: Алехандро Гонсалес Иньярриту спел гимн Фантазии. Можно раскрыть её как шизофрению, можно - как отпечаток профессии с оттенком выгорания, профессии, сделавшей из Игры Жизнь, а из Жизни - Игру, но суть от этого не изменится, царство фантазии будет приоритетно. Любое бытие можно изменить с её помощью - и только в неё можно по-настоящему уйти. Уход ни во что больше человека не спасает.

{more}

@темы: Эстетика, Философия между строк, Росчерком пера, Рекомендательное, Мысли вслух, Кино, Высокое искусство, А ларчик просто открывался

14:02 

Авторская рубрика «Пойду поплачу в туалете» снова на первой полосе, здравствуйте.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Забежала в любимую лабораторию, убежала, вернулась вновь, им уже весело. Начлаб:
— Прости. Мы о тебе. За те пять минут, на которые ты выходила, мы решили, что ты самая красивая девушка в менеджерском отделе, у тебя лучшая фигура и тебе ничего не нужно с собой делать.
— [моё благодарно-ошарашенное молчание].
Таня:
— Да, не обижайся, пожалуйста, такие вот у нас иногда темы, мы говорили о тебе, ты у всех выиграла, даже у Саши М.
Начлаб:
— А ещё я поговорил с В.П. о том, чтобы ты сидела с нами, она отреагировала без энтузиазма, потому что не хочет отнимать тебя у менеджеров, мол, у тебя так много связанных с ними обязанностей...
— С моим разношерстным функционалом я вообще должна сидеть посреди коридора.
— ... Но скоро нам дадут помещение побольше, и я обсужу этот вопрос ещё раз. Если бы ты могла выбирать, то где бы сама хотела сидеть?
— По-моему, это очевидно.
— Нам - нет.
— Не зря же я столько раз в день забегаю к вам под любым предлогом.
— Такого ответа достаточно.

Пусть этот человек перестанет замечать, во что я одета и какие у меня сегодня серьги, перестанет быть галантным, общительным и весёлым, перестанет благодарить за работу (даже косячную) и звать переселиться к ним, - вот тогда я вздохну. Не свободно и не как-то ещё, просто вздохну.

@темы: Чувства и чувствительность, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Миссис Хадсон унесла мой череп, Ей всё можно, она в шубе., Диалоги, Гармонизируй и агонизируй, Всякая всячина, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

09:18 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Полярность собственных установок (вернее, попыток задать себе оные), знаете ли, сокрушает. Вечерами меня всю жизнь бросает по волнам, штормит. Кажется, что я живу какой-то не такой, бедной жизнью, что любой быт - это временное и пустое (не пей вина, Гертруда), что нужно творить и гореть, любить кого-нибудь тоже очень нужно, просто жизненно необходимо, и объекты для этого сразу находятся, хочется идти и говорить кому-то (иногда очень четко определённому кому-то) «Мне без тебя плохо». Некто тянет из тела жилы, невидимый и огромный, и думается, что всё очень плохо, куда ни взгляни, а важны только творчество и чувства.

Но утро вечера мудренее. По утрам весь этот многоцветный мираж, клубок эмоций, опрометчивости и неудовлетворённости растворяется. Утро - рассудочное время рационального раскладывания по полочкам, когда, фыркая, отмахиваешься ото всех вечерних горений и говоришь себе: надо уже, наконец, успокоиться, избавиться от надуманных эмоций, спокойно работать и вести дом, ни о чём больше не думать, любовей и горений на пустом месте (каких бы то ни было) не искать и мирно существовать день ото дня; это кажется таким правильным и привлекательным, что сейчас, набивая пост, именно в это я и верю. Вечера будят искусственные боли.

Лабильная психика неврастенички-райтера против рационала. Середина как-то выпадает. Причем, говоря «Я думаю» или «Мне кажется», не преувеличиваю; я действительно трачу на этот разбор определённое количество вечернего и утреннего времени, когда мысли изо дня в день идут, как пони, по кругу, и так было всегда. По сути, это просто одна большая неоконченная (имеющая ли вообще конец?) викторина «Что мне делать со своей жизнью, если меня всё устраивает, однако что-то, наверное, таки не устраивает?»

Но затем в какой-то момент между, всё же очень устав от себя, садишься на краешек дивана, опускаешь лапки на колени и думаешь: ГХАСПОООДЬ. Ну и, собственно, больше ничего не думаешь, потому что это единственное, на что себя хватает. А пресловутое «Как трудно быть девочкой» все знают и так.

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Утро в нарнийской деревне, Улицы ждут своих героев, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Сбившийся вектор направления, Рефлексия, На круги своя, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Маргарин идей, Артист Саша крутится на стуле

19:40 

Имхо №n.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Поговорим ещё немного обо мне. Или об истории. Или обо мне и истории. По сути, это, кажется, очень красноречивая вещь: я всегда буду выбирать прошлое, которое привлекает меня гораздо больше настоящего и уж тем паче пугающего будущего. Здесь соединяются, связываясь узлом, сразу много критериев, но суть вот в чём: любой специфике я предпочту историческую (здравствуй, несостоявшийся истфак). Даже выбирая среди фильмов, сериалов и книг, буду априори выбирать костюмные драмы и исторические романы. Прошлое - не скучное, и иногда меня поражает это мнение с чужих уст. Прошлое - это не просто что, не просто совокупность фактов, это сложное, цветистое, многогранное, логичное и одновременно абсурдное переплетение как, зачем и почему. В нём никогда нет ясности, а вернее же - любая ясность индивидуальна, всегда можно выбрать, во что верить, в какой флёр окутать объективные данности. Оно очаровательно и грязно, красиво и омерзительно, беспристрастно и предвзято.

Мне даже всё равно, о чем именно мы говорим - можно начинать античностью, а заканчивать шестидесятыми годами XX века; всё это будет одинаково интересно, потому что уже было, а то, что было, в числе прочего, - не страшно. Тонкая разница: прошлое может пугать (как пугают военная история, Варфоломеевская ночь, летопись ГУЛАГа), но оно не выбивает из колеи, этим выгодно отличаясь от будущего, потому что любое «Действие происходит в недалёком будущем» и любой постапокалипсис вгоняют меня в дрожь или оторопь; я не хочу думать о будущем, это вакуум, хаос, пустота, там нет почвы, к дьяволу, там вообще ещё ничего нет. История же - почва во плоти. Едва ли не каждое десятилетие каждого века - отдельный маленький мир со своей спецификой и атрибутами, баталиями, персоналиями, бытом, модой, решениями. Огромный мир, развёрнутый назад. Колдовство.

Кстати, грешу, говоря «Мне всё равно, о чём»; нет, мне не совсем всё равно. Так можно и в переселение душ начать верить, но существует исторический период - довольно короткий - с которым я чувствую больную, надрывную, нервическую, почти истероидного характера связь. Шутки о «Господь на век ошибся с моим рождением» актуальны до смешного; эта первая четверть XX-го, крах империи, Гражданская (страшнейшая для меня!) война - они проходятся по мне скальпелем в Y-образном разрезе, который будет кровоточить всегда, не перестанет вовеки, потому что слёзы и сжатые челюсти - это тот единственный жалкий минимум, которым я могу заплатить тому невозвратимому времени (ничтожно мало).

Как итог: вместо любого сай-фая и любой чеканной, стекляно-металлической современности, - свечной или керосиновый огонёк где-то там, где меня никогда не будет, там, где так много неразгаданного и целый ворох истин. Где есть всё, кроме материальности, но материальность - и история это как раз доказывает чётко - прах и пепел, проходящее. Всё уходит. Только память остаётся. И в моей черепной коробке это - прямое доказательство её неоспоримой, единственно стоящей ценности.

@темы: А ларчик просто открывался, История, Мысли вслух, Рефлексия, Росчерком пера, Такой вот забавный зверек, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Экзистенциальное мировоззрение муравья.

12:48 

«Ты и в университете учился?» - «А что? Глупым я был лучше?»

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У меня какое-то обострённое чувство справедливости, в любви к вымышленным персонажам, героям книг и фильмов достигающее просто-таки апогея. Знаете, существуют все эти неловкие, сквикающие сцены, в которых любимый герой выставляется в неловком, смешном свете, а потом вдруг говорит или делает что-то, вытягивающее его (себя - как Мюнхгаузен за косицу) на поверхность, и ситуация полярно меняется. Внутри меня в этот момент разливается некоторое почти нездоровое ликование; это всё, видимо, некие собственные комплексы, срабатывающая при переносе компенсация.

Смотрю сейчас Hell on Wheels (прекрасный, к слову, сериал, если вы ничего не имеете против Дикого Запада и периода после Гражданской войны в Штатах). 2х08, Бохэннан на ужине у Дюрана, те с женой куртуазно проходятся по его диковатости - ах, мистеру Бохэннану вряд ли интересны наши развлечения на яхтах с Тейтами, улыбаются, смеются, и дальше мне хочется целовать руки сценаристу, режиссёру и оператору, потому что за пять секунд происходит метаморфоза. Каллен Бохэннан очень медленно выпрямляет спину, перекладывает вилку в левую руку, нож берёт в правую, закрывает и открывает глаза, вспоминает, кем он был, и спокойно, столь же куртуазно отвечает: «Вообще-то, я женился на дочери Тейтов. В местной церкви Христа». Выражения лиц вокруг - бесценны. «А ваша семья знакома с Ричардом Маклемором?» - «Они с моим дедом заложили путь в Лодердейле», и я, как Лили Белл по правую от него руку, улыбаюсь и (уже не как Лили) вою от восторга. Тот, кто внутри меня всегда на стороны более слабого в данной конкретной ситуации, открывает бутылку шампанского.

Мне сейчас стало так хорошо, что я просто не смогла промолчать и не поделиться с миром.


@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Мысли вслух, Маркером по кафелю, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, TV, Hell on Wheels

01:02 

«Верные, понимающие дети».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Автор: Moura.
Фандом: вселенная The Lord of the Rings.
Тип: слэш, гет.
Пейринг: Бард/Трандуил, Леголас/Сигрид (нет, вы не очитались).
Рейтинг: PG-13.
Размер: мини.
Примечания: 1) я искренне хотела написать что-то милое, честно, но очень быстро (сразу) сдалась себе и опять выдала ангстище (превосходная степень - не преувеличение). Шекспиру, by the way, горячий и пламенный; 2) вычитка извечно сонная, авторская, блохастая, подправится в течение суток; 3) кто-то сейчас читает Амаду - и в слоге это чувствуется; 4) личный ООС цветёт.
Посвящение: Holy Allen. Просто потому что - раз, и потому что мы однажды по смс вдруг взяли и сочинили концепт - два.

{read}
запись создана: 07.02.2015 в 19:57

@темы: Я не я и космические лучи не мои, Фики, Слэш, Графоманство, Гет, The Lord of the Rings, The Hobbit

21:24 

... и услышать.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
06.02.2015 в 01:02
Пишет Holy Allen:

сказать.
А потом происходит полнейший бред: попадая в ад, ты выходишь в свет, в этом свете тебя окружает мрак, ты смеешься над этим. Да будет так.

Просыпаешься утром, идешь в туман, раздаешь долги, но "ни нам, ни вам", а вокруг только монстры, их целый клан, каждый хочет убить и твердит "я сам".

Так проходит весь год и еще чуть-чуть, никого уже просто не обмануть, засыпаешь сегодня, встаешь вчера, кто-то трогает за руку - и пора.

Вы идете назад по дороге лет, и у вас на двоих есть один секрет: поражениям - нет, и победам - нет. Вы идете вдвоем, излучая свет.

И пускай все будет теперь не так, ты возьми мою руку, сожми кулак. Перекресток миров и крутой поворот - будет просто иначе. А нам везет.

URL записи

@темы: Друзья, Копилка., На круги своя, Песнь Песней, Стихи, Суровый и эстетичный фандом Бажова, Утащенное, Черным по белому

14:43 

Part 4. Достоевский vs Толстой.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Продолжаю засорять вашу ленту тем, что копилось во мне всю неделю.

Идея поста родилась из книжных планов на год - дочитать, наконец, большую часть книг, которые я когда-то бросила, не осилив. Среди них Анна Каренина (дошла до середины) и Воскресение (начинала дважды, оба раза доходила до трети и откладывала). Эти недочитки - вызов. Я этот вызов собираюсь принять и, простив Льву Николаевичу выигранные им у меня битвы, нацелена выиграть войну, закрыв эти гештальты. Потому что, скажу сразу, я от и до, от альфы до омеги, от Калининграда и до Владивостока - адептка Фёдора Михайловича в полную, сокрушительную силу, и ни с кем закон Геннекена-Рубакина не срабатывал и не срабатывает у меня на все 200% процентов, только с Достоевским. Одного мы с ним психологического поля ягоды. Это чистый Юнг; по сути, не зря для описания интро и экстра он брал именно Ф.М. и Л.Н. как ярчайшие примеры жизней и творчества на импульсах изнутри и импульсах извне. Вот так, готовясь выйти в этом году на битву с двумя большими романами Толстого, я всё же хочу объяснить, почему один, а не другой (по пунктам, не загребая всё под одну тотальную общую организацию психики).

{***}

@темы: А ларчик просто открывался, Библиотечные кинки, Книги, Литература, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Росчерком пера, Точка зрения

03:09 

Part 3. Об отношении к отношениям (не забывайте, что с вами говорит ангстер).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Столько постов уже было на эту тему, что все авторши романов серии «Арлекин» (опасаюсь, что она там всю жизнь была одна) уже давно тихо задыхаются от зависти, но тут недавно случился катализатор. Мы с А. загудели в ночь с прошлой пятницы на субботу (её бросил жених, у меня просто всё плохо), и вот в пятом часу утра, утанцевавшиеся до боли в мышцах, лежим мы, потягиваем скотч (шотландский виски лучше ирландского, аминь) и А. вдруг, глядя в белый потолок, решительно спрашивает у меня: «Ты семью вообще хочешь?»

Это было неприятно. Как кровь из пальца, если тебе пять лет. Если не пять - тоже.

Пила бы - подавилась. Но своё я, благо, уже выпила до. «Так вот какое я создаю впечатление, да?» - как-то искренне, болезненно оскорбилась я, будто любимая А. назвала меня ущербной, горбатой, увечной. «Конечно, хочу! Когда-нибудь. Не сейчас. Детей - хочу точно, года через три-четыре. Мужа - тоже. Или... не знаю. Семью. Без половой принадлежности». А. - честная, она мой Штирль для Доста, тут же прямолинейно сообщивший, что по мне, в общем-то, незаметно, что я хочу семью, ибо ничего не делаю для её создания, никого не ищу, не стараюсь. Мы заговорили о том, почему не ищу, и пришли к моему - в двадцать три года - очень инфантильному оправданию: я слишком люблю своё личное пространство. Нет, это даже слабо сказано. Так люблю свои увлечения, свои занятия, свой образ и график, свой режим жизни, что на данном этапе никого не согласна в него внедрять. Так люблю себя и своё устоявшееся бытие, что прежде всего требую от человека одного - чтобы он уважал мои личные время и пространство и не претендовал на них. В моей жизни была всего пара человек, которым я разрешила бы этот режим и порядок изменить (изменила бы ради них), нарушить, перевернуть, но их любила безответно, и в этом-то, вероятно, был весь секрет - безответные любови были для моего образа жизни безопасны, ничем ему не угрожали.

По сути, это очень подростковое требование, родом из неотжитого пубертата: оставь мне мою территорию. С другой стороны, это исконно интровертное требование. С третьей, ни один из тех, на ком я была по-настоящему завязана, не ответил мне полной взаимностью, и, следовательно, я не знаю, как вела бы себя в отношениях с ними. Но на данный момент времени могу сказать: не понимаю растворения друг в друге, не понимаю уделения друг другу каждой минуты свободного времени (а как же личное? интересы? творчество? познание?), я хочу прежде всего, чтобы тот, с кем я буду, уважал моё пространство и мои требования, а я взамен буду уважает его - всецело. Вот это для меня - отношения. Будь собою, но дай и мне взамен быть собой тоже - и все будут счастливы. Я там, где и когда считаю нужным, ты - аналогично. Отношения - это подстраивание друг под друга и компромисс? Да, бесспорно, разумеется, конечно, то же я ответила и А. Но на данном этапе всё-таки больше люблю свой круг интересов, свою зону комфорта, поэтому хочу свободы, а не соглашений.

Вероятно, именно поэтому я сегодня, приняв на грудь, смело, как истребитель, выдала пулемётную очередь речи о том, что детей - безусловно, хочу (я и А. так сказала), мужа - нет. На что мои давно прошедшие огонь, воду и Сталинград жизни за стеной родители ответили: окей, мы так и думали, это нормально, ничего, рожай, сами вырастим.

Понимаете, о чём на самом деле этот пост? (Забудьте абзацы выше). Он о том, что девочка хочет любви, но не хочет любви (с). Мне просто нужен кто-то, кто станет этой любовью. Он же может стать и реальным человеком для жизни, но это - вовсе не обязательно (скорее всего этого и не случится, чувства не всегда равны жизни, да почти никогда не равны, чего уж). Хочу любить (а для меня любить - пылать, жертвовать себя кому-то, отдаваться к чертям собачьим с потрохами, гореть) или хочу терпеливого(ую) того, кто просто будет держать меня за руку крепко-накрепко во время всех моих истерик, метаний, любовей и говорить: «Ну тебя к дьяволу, я никуда не уйду, я буду с тобой всегда, делай, что хочешь, бушуй, пылай, кусайся, плачь, всё равно отгоришь им (ею), а я останусь. Возгорайся паранойей, ненавидь меня, сомневайся, уходи, бросай, - останусь. Я буду ждать. Дотерплю. Докажу тебе, что постоянство - есть, что людям нужно не просто взаимное потребление». Но это идеал, да? Мираж, иллюзия, шизоидная галлюцинация. Таких сильных не бывает, просто не случается. Поэтому у меня всегда и будут - вырастая из любви к личному пространству - классически невзаимные чувства и случайные связи. И то, и другое - удобно и безопасно. Безопаснее только идеальный и терпеливый(ая), но то ведь фантазия.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Чувства и чувствительность, Хьюстон, у нас проблема, Фрейд бы плакал, Ум за разум, Улицы ждут своих героев, Такой вот забавный зверек, Сбившийся вектор направления, Росчерком пера, Рефлексия, Полуночное, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Отношения, Не секс, не драгс, почти что рок-н-ролл, Наблюдения, На круги своя, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Маргарин идей, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Дьяволиада, Артист Саша крутится на стуле, А ларчик просто открывался

23:37 

Part 2. А теперь о коронном «охудожествлении реальности», ставшем мемом.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Однажды мы сидели в какой-то сушильне - я, Джордж, Линец и Юнкер, и тут зашла речь о моих твитах. А я тот ещё судорожный твиттераст, которому нужно фиксироваь каждый мало-мальски примечательный диалог и каждое мимолётное событие. Помнится, речь об этом заходила и раньше, но отчётливо я помню именно тот разговор, потому, возможно, накладываю их друг на друга. Возлюбленные девы сказали мне: ты, мол, искажаешь реплики, записываешь их не так, как они были произнесены, часто привираешь. На что я ответила: «Но так же лучше». Возникла пауза. А потом прозвучало: «Мы думали, что у тебя просто плохая память». «Нет, я делаю реальность более художественной».

Так возникла шутка, которую я сама люблю воспроизводить, почти горжусь ею: «Мора опять охудожествляет реальность». Ко всему можно отнести. От написания поста до соскребания варенья с чизкейка.

В этом вся суть. У меня хорошая память. Но многие диалоги и события в своём описании звучат лучше в несколько видоизменённом, отшлифованном или утрированном виде, и я не считаю, что это дурно. Реальность - плоская, жестокая, серо-коричневая, местами убогая, местами никакая, местами беспросветная. Она нуждается в том, чтобы быть лучше, ярче, острее, искромётнее. Как ответила мне на это однажды Аня: «Да, Мора, реальность должна. Всем должна. Мне должна, вам должна, только Барду не должна, у него уже есть Трандуил, куда красивее». Реальность должна быть красивее, понимаете? Но она не красива. Поэтому в своём личном мире, в рамках собственного восприятия я делаю её такой. Убираю лишнее из диалогов, глаже складываю фразы, порой меняю порядок слов, чтобы получилось художественнее, чтобы вышло что-то блестящее, по-настоящему достойное записи, а для меня, как ударенного головой райтера, жизнь равняется записи, вторая и создаёт первую. Искажение ли это? Конечно, в некоторой степени. Но искажение на благо, почти никогда не меняющее сути, но меняющее форму, ибо форма - важна, форма - всё. Это я готова отстаивать хоть на эшафоте. Неважно, что. Важно, как. Аминь. Реальность - бедна. Так нужно делать её богаче силой своих способностей, воображения, умений. Тогда она заиграет, как бриллиант на свету. На этом строятся история, литература, все искусства, все архетипы человеческого бессознательного.

На минуту: сейчас в комментарии может придти множество осенённых высшим светом людей, которые, обретя дзен, сообщат мне, что реальность ярка, прекрасна, многогранна, светла, что вокруг - океан хорошего, доброго и красивого, надо только открыть, наконец, глаза. Сразу: я верю вам. Я верю, что вы всё это видите, верю, что так и есть, правда, это не сарказм, клянусь. Но уверуйте на секунду и вы в параллельность вселенных, в то, что реальность, которую вижу я, гораздо более нищая и вязкая, в ней тесно, плохо, душно, низко. Нет правильной и неправильной реальности, по сути - нет ни вашей, ни моей, - есть лишь ваш и мой взгляд на реальность. Вот мой - он таков. И я всячески стараюсь улучшить его, как умею. Через придание «красивости». Через то, что иногда пытаюсь говорить, как драматургические героини - и так же заставляю говорить людей вокруг. Через то, что придаю бытовым событиям инфернальный символизм. Жизнь - бедная (снова сноска: в моём восприятии), ей не хватает писательского, книжного (не стесняюсь и не избегаю термина) охудожествления. Да, в своём максимализме я заявляю: не книги должны быть похожими на жизнь, жизнь - на книги, это взаимный симбиоз, одно порождает другое и зависит от него неизбежно, неизбывно. Упаси Бог, не пропагандирую, лишь сообщаю: для меня - так. Для вас - иначе. Это здорово, будем жить в мире.

By the way: читала тут на днях статью на какой-то - простите, не вспомню, какой - фильм Вырыпаева, встретила там фразу: «Его герои говорят не как люди, а как в пьесе» - и подумала: какая разница? а что плохого? Почему нет? Если так не говорят в реальности Вася и Клава из соседнего двора, то пусть говорят хоть в кино, кто-то же должен так говорить, должен обязательно. Я люблю, когда говорят, как в пьесе, я вобще люблю, когда всё так, как в пьесе, если бы могла, то, как в известном спектакле, просто жила бы «В пространстве Теннеси У.». Реальность и быт, жизнь и действительность не додают нам, не додают мне. Не додают мне Достоевского, Теннеси У., Булгакова, абсурдистов, вычурных драматургов современности. При этом заметьте: я не отстаиваю красоту как высокий штиль, я как раз люблю грязь (прямо-таки как в одноимённом фильме с МакЭвоем), люблю трэш, жетскач, изврат, самое больное и глубинное в людях, но: каким же эстетичным, красивым всё это умеет быть! Таким оно и должно быть в жизни. Жизнь, на самом деле, не такая? Знаю. Поэтому и делаю её - такой. Потому что она не дотягивает до моих критериев художественности.

Любить - так как у Фёдора Михайловича, как у Куприна в Гранатовом браслете. Идти к цели - так как у Толкиена. Погибать от бессмысленности, так как у Сартра. И никак иначе. Они создали мою реальность, реальность создала их, - уже нельзя разделить.

По сути, то, о чём я здесь распинаюсь - чистой воды декадентство. Это не проповедь и не мораль, потому так нажимаю на личные местоимения. Это лишь объяснение своей позиции, чтобы не возникало вопросов конкретно ко мне. Вымышленная, эстетизированная, болезненно напряженная, обострённая, фантазийная реальность для меня дороже и лучше реальности имеющейся (заметьте: она не менее, если не более, реальна). У меня был большой соблазн закрыть пост от комментариев, ибо предчувствую, что люди придут спорить и укорять меня в зашоренности и инфантилизме, но потому и решила: нет, всё сказала, объяснила, что это лишь частная точка зрения, и спорить не хочу. Реальность нужно охудожествлять. Так жажду жить. Но я не заставляю жить так других. Лишь в самом ближайшем круге ищу тех, кто: 1) будет разделять это (есть); 2) будет, наоборот, заземлять меня (есть).

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Фрейд бы плакал, Ум за разум, Точка зрения, Такой вот забавный зверек, Росчерком пера, Рефлексия, Полуночное, Остальное йога и каннабис., На круги своя, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Маркером по кафелю, Маргарин идей, Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Артист Саша крутится на стуле, А ларчик просто открывался

22:04 

Три вещи, которые никто не хотел обо мне знать.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У меня есть что-то вроде серии задуманных постов - мысли и идеи, писать о которых лень, откладывается, но хотелось бы. О своих недостатках, об охудожествлении реальности (обязательном в моей вселенной), о любви и отношении к отношениям, о Достоевском против Толстого (снова, в энный раз), об истории (кто тут когда-то хотел на истфак?). Но всё это регулярно откладывается. Поэтому в данную минуту я решила, что хоть один настрочить всё же надо, и начну с первого в списке. По сути, если уж браться писать пост о своих недостатках, то он должен содержать приблизительно сто сорок восемь пунктов в хаотическом порядке, но здесь и сейчас - фанфары, тимпаны, барабаны - будет список из трёх вещей, которых я наиболее в себе стыжусь на данный момент времени. Аттракцион невиданной щедрости.

1. Лень. И это не абстракция. Я действительно предельно ленивый человек. Не люблю работать (хотя если работаю, то, как и положено человеку с комплексом отличницы, праведно и на износ, что сильно давит) и не люблю общаться с людьми (слишком энергозатратно). Вообще мечтаю о том, чтобы государство выплачивало мне пособие за то, что я сижу дома, пью ирландский кофе, пишу, читаю и смотрю кино. Так могу жить неделями и месяцами, проверено. Всё остальное - жестокая вынужденность, ибо надо же что-то есть, на что-то ходить в театр и покупать книги. Я типичный потребитель чужого информационно-творческого потока, терпеть не могу телодвижения, хоть какое-то подобие активности, и хоть и создаю свой поток, но всё же в обществе культа трудоголизма этого недостаточно, а сказать об - стыдно.

2. У меня некоторые проблемы с алкоголем. Которые я проблемами, кстати, не считаю. Первое: алкоголь нужен мне, чтобы общаться. Был в моей жизни период, когда пару-тройку недель я вообще не выходила из дома, не выпив предварительно рюмку водки (университет, четвёртый курс). Иначе просто не могла заставить себя выйти из комнаты, не совершив ошибку, идти по улице, коммуницировать с людьми. Потом прошло, но модель осталась - алкоголь до сих пор мой главный катализатор общения, никогда ещё мне не бывает так легко и хорошо говорить, как с его помощью. Второе - алкоголь равняется творчеству. В какой-то момент жизни вывела, что лучше всего пишется в состоянии легчайшего опьянения. Два-три бокала вина, пара бокалов виски, пара рюмок коньяка - и слова льются сами, руки набивают текст быстрее, чем успеваешь его проговаривать, нет понятия о том, как надо и не надо, сознание свободно, вольно, раскрепощено, ничем не зашорено, правила не мешают, речь текуча. С того момента я иногда пью преднамеренно, специально - чтобы суметь писать. Мои не самые трезвые тексты - мои лучшие тексты. В них нет трезвой тяжести. Это очень трусливый способ разрушения барьеров между сознанием и бессознательным, но я ничем не могу заменить ту лёгкость, которую он даёт. Впрочем, ни в первом, ни во втором случаях нельзя перебарщивать, это непреложный закон, иначе не сможешь ни говорить, ни писать, а важным является не само состояние, но его результат. Впрочем, если перебор и случается, то непреднамеренно.

3. У меня есть некоторые расстройства пищевого поведения, но вот об этом вы точно не хотите знать, а я - говорить.

Дополнительным пунктом могло бы быть моё отношение к отношениям, но это тема отдельного поста.

@темы: Я, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Сбившийся вектор направления, Росчерком пера, Рефлексия, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Остальное йога и каннабис., Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Маргарин идей, Ей всё можно, она в шубе., Бренность бытия, "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин"

20:00 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ребята, на некоторое время исчезну, уйду в адаптацию к новому месту работы и в Стефана Цвейга (некогда брошенная «Мария Стюарт» прекрасна). Одолели неписун и родная интроверсия, вполне логичные, если учесть, что последние два месяца я горела, как Жанна Д'Арк и Джордано Бруно в одном лице; ресурс временно вышел. На комментарии постараюсь в ближайшее время честно ответить, но текстов пока не обещаю - модерн-АУ встал, по тридцать минут отупело смотрю в монитор, выдавливая по одному картонному абзацу и не зная, что писать дальше, слова ушли, это похоже на глотание толченого стекла большими порциями, в общем, боль. Что тоже вполне закономерно как временное явление. Планов - громадьё, именно так (очень обидно) всегда и бывает, когда уже нет ни сил, ни желания, но в теории с меня ещё как минимум два куска АУ и два аутентичных текста, если не перегорю, как лампочка накаливания, с концами.

А пока всех целую крепко, ваша итровертная репка.

@темы: Фикрайтерское, Тыгыдым-тыгыдым., Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Остальное йога и каннабис., Настроение, На круги своя, Ей всё можно, она в шубе., Горький осадок, но сахара не надо (с), "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин"

14:21 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Первый рабочий день на новом месте бесславно закончился в час дня, потому что на мне по заднему шву разошлась та самая коварная юбка (а коварство присуще вещам мечты), которая однажды уже проделывала этот трюк. Новая серия ситкома «Мора, её быт и бытие» снова с вами. Причем меня-то это событие особенно не взволновало, ну, разошелся шов и разошелся, кто его там за спинкой стула видит, но на мою новую начальницу это почему-то произвело неизгладимое впечатление - и она так настаивала, даже не желая искать мне иголку с ниткой, чтобы я ушла домой, что после четвёртого раза я перестала сопротивляться и ушла («Ты же будешь так некомфортно себя чувствовать!» - сокрушалась она, так зачем спорить). «Что, - провожая меня до лифта, поинтересовалась она же, - страшно тут у нас?». Честно ответила, что после Инкома мне уже нигде не страшно.

Дома после суток отсутствия снова есть интернет, господь, какое же это счастье.

@темы: Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Лытдыбр, Всякая всячина, Будни, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., - А вы? - А я Лоллобриджида. - Лолкто?

12:02 

Они прям здесь как на собственной свадьбе (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Я, Ричард Криспин Армитедж, беру тебя, Ли Граннер Пейс...» - «Я, Ли Гриннер Пейс...» - «Боже, ребята, кто давал вам эти вторые имена? Вы по ним друг друга нашли?».

Я действительно боролась с собой целых четыре минуты и тридцать секунд, прежде чем сделать этот перепост. Но любимое «В мире должно быть больше красоты» имеет всесокрушающую оправдательную силу. Господи, они же как солнце и луна, бриллианты и сапфиры, водка и вермут. Вселенская концентрация прекрасного и если каждого не мне, то никакой другой женщине на планете, только друг другу. Всё-таки: даже если эи люди натуралы, а весь мир - театр и фан-сервис, им прямо сейчас нужно перестать быть натуралами и сойтись ради мира во всём мире и повода для всех нас открыть бутылку самого дорогого шампанского в баре.
19.01.2015 в 11:23
Пишет An ARTOIS:
***
Смотрите как мальчики славно смотрятся вместе :D


URL записи

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Утащенное, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Влюбленное, Ваша навеки, Richard Armitage, RPS, Men, Lee Pace

11:11 

Даже братья твои – не ты (с).

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Кася принесла стихотворение к разговору о Кэмерон и Джо, ибо оно воистину описывает, но я просто оставлю это себе, положу здесь и повою в стороне по тысяче самых разных причин.

Сколько взглядов моих не тобою подбиты влёт, скольким обручам мне наутро сжимать виски,
Сколько братьев твоих с волосами, как дикий мёд, ежедневно проходят мимо моей тоски?
Сколько их – пока ты там спокоен, далёк и нем, совершают за мной – от меня – до меня – погонь;
Сколько раз, очарованной ими, кидаться мне в тихий омут, в горячий песок, в озорной огонь?

Сколько братьям твоим играть со мной в поддавки, каждым жестом меня зазывая с собой на дно,
Сколько мне бродить просторами их колхид, сколько рейдов направить за золотым руном?
А найти – только пыль в карман да в ботинки сор, и отлить из них серебро, и другим раздать;
А вернуться – пустой кошель да горящий взор, лихорадка и бред по всей ширине листа.

Сколько их, так похожих – в профиль или анфас, – обещали и вечный приют, и спокойный сон,
Сколько их – той же масти, и роста, и цвета глаз, - сколько их меня уводило за горизонт;
Удивлялись лёгкости их надо мной побед, но ночами меня не спасали от темноты –
И вдвойне удивлялись, когда совершён побег, потому что, нет, даже братья твои – не ты.

Я живу веселее, чем табор иных цыган; если в голосе я и в духе – мне каждый рад.
У меня внутри – твоё имя о трёх слогах, у меня на постели – твой сероглазый брат.
Что за дело тебе, драгоценнейший имярек, чем, и как, и где добываю мой смех и зной?
Как бы сердце своё сохранить к золотой поре, когда ты наконец-то придёшь за мной…

© Екатерина Михайлова.

@темы: Черным по белому, Утро в нарнийской деревне, Стихи, Песнь Песней, Копилка., Высокое искусство, Ваша навеки, Библиотечные кинки

День темнотут.

главная