• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:17 

«Я поцелую его теперь. Но почему ты не смотришь на меня, Иоканаан?»

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Все умные мысли приходят ко мне чаще всего в душе. Вот и сегодня - в процессе самого бытового и приземлённого мытья головы - вдруг: Уйальд, РГ, Саломея. Пьеса Уайльда и постановка Виктюка - это в первую, главную и едва ли не единственную очередь - вещи (вещь, одна) о любви. О любви в самом самовластном её смысле. Об Оскаре и Бози, об Ироде и Саломее сейчас не готова - слишком всеобъемлющее и слишком личное - но: о Саломее и Иоканаане:

Всё, что Уайльд вложил в уста Саломеи, адресуя пророку пророков, - о страсти. Той, что, выходя из эроса, приходит к тонатосу неизбежно. В её желании получить его голову на серебряном блюде нет ничего от каприза избалованной женщины-ребёнка, ничего от самолюбивого удовлетворения прихоти и тем паче ничего от желанию (читать: приказа) матери, это не следствие ветхозаветной дикости и животной жажды. Это акт обладания в любви (соития вне и без соития).

Существуют вещи того рода и порядка, в котором «живой» и «мёртвый» - лишь агрегатные состояния вещества, изменчивая, проходящая, текучая форма, не меняющая сути и не влияющая на неё. Любовь Саломеи - любовь той мощи и той степени совершенно здравого безумия, в которых жизнь и смерть становятся частностями (недаром всё венчает это - формульное! - тайна любви больше тайны смерти). Неважна форма и неважно агрегатное состояние, Иоканаан существует только и исключительно в пространстве её любви, это чувство столь всеохватно, что до встречи с Саломеей его жизни - в её восприятии - не было, ретроспективно он не существовал. Нет этой жизни и вне данной любви (читать: вне самой Саломеи), а, значит, смерть его от руки солдата - нечто внешнее, не имеющее отношения к, постороннее. Несущественно, жив или мёртв, - это не имеет власти над чувством.

В требовании ею головы его нет, повторяю и настаиваю, ничего от вещественной, материальной жажды обладания, это пик её страсти-сумасшествия, форма выражения. Когда она прижимается к его губам, горьким от его крови и своей любви, - это миг высшего счастья в пространстве всепобеждающей (и её саму побеждающей и победившей) любви. Быть чему-то после просто незачем. Из этого измерения, с такой вершины назад уже не возвращаются. Приказ Ирода «Убейте эту женщину» логичен донельзя, сам собою разумеется, - ибо путь Саломеи уже был невозвратен.

@темы: Библиотечные кинки, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Песнь Песней, Росчерком пера, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Экзистенциальное мировоззрение муравья.

14:03 

Чеховъ-GALA, РАМТ, 23 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Сразу - сплошное моё «Да» худруку РАМТа и режиссёру спектакля Алексею Бородину: Чехов - писатель о сегодня едва ли не больше многих других (впрочем, все великие и всё великое - всегда о сегодня и никогда - о вчера). Чехов предельно к своим героям ироничен, ласково-насмешлив, беззлобно (или самую малость не беззлобно) он вытаскивает наружу все бытовые и бытийные наши несуразицы. Бесспорно, это - как и всегда в любом виде искусства, как и всегда, соответственно, в литературе - гротеск, сгущенные краски. Но как раз эта яркость и работает на доходчивость. Чеховские герои часто трогательно нелепы, действия их абсурдны и несуразны - и всё вокруг как-то жалостливо смешно, смешно... (я не имею сейчас в виду крупных его драматических повестей - вроде Цветов запоздалых, Степи, Палаты №6, - там иные категории). Читающий и смеётся по логике, не видя бревна в собственном глазу: мы сейчас в редких случаях более умны, логичны, последовательны, чем герои Предложения, Юбилея, Свадьбы. С этой точки зрения композиция по чеховским одноактным пьесам - это ироничное, без зла, пусть и с насмешкой, зеркальное отражение. Улыбка хоть и прозревающая недостатки, но - добрая. И вот так, с добром, и рассказаны эти темпераментные (Медведь) и трогательные короткие истории - о людском обобщенно.

*****

@темы: Высокое искусство, Для памяти, Рекомендательное, Росчерком пера, Театр, Точка зрения

11:35 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Своей интровертностью и соответствующей ей истощаемостью я порой почти горжусь - это что-то вроде эмоциональной выгоды от осознания того, какая ты тонкая натура. Но ровно в той же степени это раздражает - раздражает, когда меня не хватает, когда я не могу охватывать полноценный массив, огромное плато внешних стимулов из-за того, что устаю ещё где-то на уровне нулевого, не первого даже этажа. Жизнь автоматически входит в русло работа-дом, но это-то меня как раз вполне утраивает, я со своей тягой к внешней статике и упорядоченности более чем принимаю то, что не провожу где-то вечера, это даже хорошо. Изнуряет другое. Что тексты - тоже деятельность. Энергозатратный перевод из внутреннего во внешнее. Тяжелый процесс - всегда, вне зависимости от желания писать и степени любви к тем, о ком пишешь.

Для того, чтобы написать текст, мне нужно два-три дня носить его в себе, холить, лелеять, существовать только в его пространстве (никакого быта, никакой работы, ничего - это внедряется, сбивает и убивает), - внутриутробное развитие. После нужен день на написание - весь день, ибо текст в эти сутки - первичная деятельность, иной быть не может и не должно. После - ещё два-три дня на «отходняк», кефир вместо мыслей, пустую голову (ресурс потрачен => ресурс нуждается в восполнении). На данный момент это утопия, органически невозможный сценарий, который - логично - никак не вписывается график работы пять через два с девяти до шести. И когда вечером я возвращаюсь домой, у меня внутри нет наполнения для написания, потому что весь этот день и все предшествующие мысли были заняты чем-то иным.

Нельзя сесть и просто написать текст, с чистого листа, вынув его изнутри. Для этого внутри должно быть что-то (не от быта, от - цветаевским словом-противопоставлением - бытия). Я не могу писать из внутреннего ничто. И это едва ли не единственная вещь, в которой отчаянно завидую людям с более устойчивыми и сильными типами темперамента, а так же - о да - экстравертам, способным вбирать внешние стимулы, не тратясь на них, а - наоборот - подпитываясь от. Людям, которые могут вернуться с работы, приготовить ужин, собраться на работу же, покормить кота, сделать маникюр, сесть и написать шедевральный текст. Мишн импосибл в моей вселенной. Я не могу сразу, по щелчку, перейти от работы или домашнего быта к тексту, нужен адаптационный период - и не в час-полтора-два, а в день-два.

Это не то чтобы нежелание писать. Желание есть. Но не желание как активное побуждение - «Сейчас, сейчас, скорее придти домой и сесть, ибо - колкий зуд в руках», а желание - «Я должна писать, мне нужно писать, я не могу не писать - и хочу написать так много и о столь многих, но». Как мы недавно шутили - лишь с тенью шутки - с Джорджем: безвыходность и безысходность, нам в любом случае неизбежно нужны спонсоры, чтобы мы могли просто сидеть дома и: я - писать, Джордж - рисовать. Но это уже из разряда абсурдистского безумия, не утопии даже.

То, как всё обстоит сейчас, выражаясь с излишней патетикой, убивает во мне и фикрайтера, и - претенциозное, амбициозное, самолюбивое слово - прозаика в принципе, пишущего человека как такового. Больше всего я боюсь того, что это просто отомрёт во мне как увлечение юности - за невозможностью продолжения развития в эту сторону.

@темы: Жизненное, Ей всё можно, она в шубе., Бренность бытия, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Наблюдения, Остальное йога и каннабис., Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Рефлексия, Стресс в большом городе., Такой вот забавный зверек, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Улицы ждут своих героев, Фикрайтерское, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

09:40 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Уже несколько дней вынашиваю в голове этот пост, а тут вчера услышала от девочки из отдела тяжкое «Чтоб меня уже кто-нибудь полюбил», и сработал триггер. Всё, что мы говорим - собеседнику вслух или же себе безмолвно - это, грубо говоря, запрос в космос и/или психологическая установка. При этом любая псевдо- или околонаучная книжка по популярной психологии скажет вам: запросы нужно конкретизировать. Если хочется принца на белом коне, то мало сделать обобщенный «заказ», нужно четко проговорить, как на лоб принца должна падать челка и какого оттенка должны быть яблоки на боках коня. Установка «Полюбил бы меня уже кто-нибудь» - во-первых, нерабочая, так как невозможно выполнить абстрактный запрос; срабатывают и реализуются частности (и всё реализуется через частности); размытое обобщение - только цокольный этаж, нужна надстройка. В абстракции неясно, с чего начинать, в ней нет алгоритма. То есть, детали. Конкретика:

Не «Я хочу, чтобы меня кто-нибудь полюбил просто так, потому что надо уже», а «Я хочу, чтобы меня полюбил Вася Иванов, потому что я хочу прожить с ним всю жизнь, родить пятерых детей и сделать его счастливым где-нибудь на Рублёвке (или в шалаше около)».

Второе: формулировка с «кто-нибудь» - это бомба замедленного действия. То желание, исполнения которого стоит бояться. Поверьте, на самом деле никому из нас не нужно, чтобы нас любил кто-то, давайте будем честны: нам всегда хочется, чтобы нас любил строго определенный человек. Если же его нет - не просите у вселенной абстракции и не давайте себе на неё установку, потому что, честное слово, гораздо проще любить безответно, чем не любить того самого кого-нибудь, который полюбит вас (по честно исполненному заказу мирозданию). Человеку всегда кажется, что главное - быть любимым, это - вроде бы - ничего не требует, не налагает ответственности и не забирает ресурс (мнится, что: лишь даёт). Это огорчительно, но - нет. Труд соразмерен, если не перевешивает. Чужую любовь к нам мы несём так же, как несём свою, только отвечая уже не только за себя, но и за любящего. Просили любви от «кого-то» - получили. Запрос выполнен. Что-то не так, не подходит, не устраивает, щемит, колет, невозможно отозваться на? Поздно. Установка выполнена (наша психика, которая создала бессознательный алгоритм поиска и обретения, неумолима и очень последовательна). И человек увязает в не своей безответной нежности, которая казалась такой нужной.

По сути - просить просто нужно очень осторожно. Точно знать, что просишь, от кого, для чего, зачем, есть ли готовность к запрошенному. А любовь - вещь, обращаться с которой вообще нужно крайне бережно, как с гранатой. у которой выдернута чека. Отмотать обратно потом нельзя, там существует только один вид движения - вперёд и по нарастающей. Warning.

@темы: Маркером по кафелю, Мысли вслух, Отношения, Психология, Росчерком пера, Точка зрения, Фрейд бы плакал, Экзистенциальное мировоззрение муравья.

09:45 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
— Сейчас - история про нашего с тобой любимого студента Т.! - прямо с порога начинает Аня. - Приходит он ко мне в воскресение и говорит: «Я, Анна Александровна, понимаете, тут уронил зачетку в туалет». И достаёт её из кармана. Завёрнутую в пакет. Где-то же и резиновые перчатки достал! Протягивает мне, главное, вместе с перчатками - мол, восстанавливайте, переписывайте... А я ему: «Берите, - говорю, - сами эти перчатки, переписывайте четко оценки - и заявление на восстановление зачетной книжки пишите. Или так и ходите, каждому преподавателю выдавайте одноразовые перчатки». Потом он мне ещё рассказывал, как его друзья торгуют наркотиками, предлагают ему, он отказывается - и теперь судится с ними...
Проходящий мимо завкаф ТБ:
— Девочки, я думал, вы плачете, а вы смеётесь так.
— Работа у нас такая, - истерически, нервно всхлипывая.
— Нельзя столько работать-то.
Аминь.
Кто ещё любит наш контингент так, как любим его мы. Где-то глубоко в душе.

@темы: Люди, Копилка., Диалоги, Всякая всячина, Будни, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

09:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Оговорюсь сразу: я ни раза не киноман и разбираюсь в кино скорее на троечку, чем на отлично, списки вроде «200 культовых фильмов, которые в своей жизни должен посмотреть каждый» охвачены мною едва ли на 1/10. Но на этих выходных у меня в голове возникла пара любопытных мыслей, касающихся, в частности, западного, ещё конкретнее - американского кинематоргафа.

Есть смутное ощущение, что свой Золтой век - не тот, который между 30-ми и началом 50-х, а что-то вроде Золотой век - апгрейд американский кинематограф пережил где-то между 1985-м и началом нулевых двухтысячных. Примерно в это время было снято огромное количество легендарных на данный момент фильмов, но важны даже не диалектические количество и качество. В это время из кино уходят все цензовые сдерживающие механизмы, от морали с ханжеским привкусом до политической идеологии (пусть и не до конца), кино освобождается, раскрепощается, - винд оф чейндж. Но при этом ещё не успевает заламинироваться и залакироваться, стать полностью коммерциализованным и нацеленным на прибыль, чистым воплощением panem et circenses.

Та визуалистика, которую мы знаем ныне, тогда как раз эволюционировала, проходила этап становления. Сейчас она закрепилась настолько, что стала похожа на глянцевые издания - яркая, густая, сироп, желе, насыщенные цвета детских праздников на заднем дворе. Даже интеллектуальное или псевдо-таковое кино - это всё равно глянец, пусть и Эсквайр, а уж любовные истории и подавно - Космо. Сейчас ушла чуть постановочная, трогательно нарочитая, четкая, графичная, гравюрная красота кадра великих итальянских режиссёров. Период с конца восьмидесятых и до начала нулевых третьего тысячелетия был золотой серединой между всем этим. Мелодрамы ещё не были слащаво-шаблонны, семейные фильмы - идеально-лубочны. Сейчас есть невероятная, возведённая в абсолют красота картинки, нынешний американский кинематограф - пир зрительного анализатора, даже в самых «низовых» фильмах зачастую изумительная операторская работа. Внешнее поставлено на пьедестал, зелёный занавес полноправно восседает на золоченом троне.

Ещё держат оборону европейское и авторское кино (первое - когда не пытается копировать Голливуд, второе - когда не пытается встать в активную оппозицию к массовому). Но арт-хаус, мнится мне, слишком держится за самоё себя, так старается доказать себя, что он - именно арт-хаус, что в этой битве с широкопрокатным кино теряет концептуальность (какую бы то ни было) и первобытную, этакую бертоллучиевскую лиричность. Из всего этого, бесспорно, существует множество исключений, а это - лишь мои растекания мыслью по древу.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Черным по белому, Утро в нарнийской деревне, Точка зрения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Маргарин идей, Кино

11:49 

Да, хорошо, это очередное «Я-не-могу-не».

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А посему я оставляю здесь этот чудный, чудный капс из Plunkett & Macleane, а сама с чистой совестью ухожу дебютировать в приготовлении творожной запеканки.


@темы: Men, Гармонизируй и агонизируй, Дыши, бобёр, дыши, Ей всё можно, она в шубе., Кино, Лэнгдон раскачивал полку, Рекомендательное, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

11:01 

Nine 1/2 weeks.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Все люди как люди, смотрят Девять с половиной недель ради легендарного стриптиза в исполнении Ким Бесинджер, но в моём случае можно вытравить девочку из психолога, нельзя - психолога из девочки. Вчера ввечеру наконец-то посмотрела этот фильм целиком, а не отрывками, и: уже практически мифологизированная сексуальная составляющая для меня оказалась не на втором даже, на седьмом, десятом плане (что не отменяет почти шаманской чувственной смелости фильма). Что зацепило прежде и сильнее прочего - лаконично - это фильм о вовремя остановленной деструкции личности. Так цепко крючок вошел в глотку именно потому, что тема накрепко переплетённых эроса и тонатоса в последнее время вообще не даёт мне покоя, а в 9 1/2 weeks они спаяны, как сиамские близнецы, неразрывно.

Складывающиеся между этим мужчиной и этой женщиной отношения - это радикал в первую очередь разрушительный и лишь потом - частично благотворно-созидательный. И дело не в требованиях, просьбах, принимаемых или не принимаемых правилах сексуальных игр. В отношении сексуальности все действия, как ни странно, находятся сугубо в пределах нормы - если не идеальной и социальной, то индивидуальной так уж точно (да и о какой социальной норме может идти речь, когда мы изнутри запираем двери своих спален). Речь прежде всего об эмоциональной, психологической стороне. Джон - классический доминатор и манипулятор, Элизабет - классическая подчиняющаяся. Как и в любых подобных отношениях, далее дело было лишь в том, насколько одна из сторон готова подчиниться. Бывает идеальная спайка, ключ-замок полного совпадения, сила и слабость, плюс на минус - и тогда оба получают желаемое. Здесь же была граница.

{***}

@темы: Men, Women, А ларчик просто открывался, Гармонизируй и агонизируй, Кино, Маркером по кафелю, Мысли вслух, Отношения, Психология, Росчерком пера, Точка зрения, Фрейд бы плакал, Экзистенциальное мировоззрение муравья., Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

16:28 

Про еду.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Этот пост я пишу с самым невыразительным покерфейсом, какой вы когда-либо видели. Вчера, чтобы спокойно и в одиночестве умыкнуть из общего холодильника кусок давнего деньрожденьского торта, я пересидела женщину из другого отдела, очень медленно нарезавшую на четвертинки огромный ананас и раскладывавшую эти дольки красивым веером на трёх огромных тарелках. Пересидела. Умыкнула. Сегодня переседела троих с той же целью, включая одного завкафа и брюнета из моего отп - он успел съесть первое, второе и попить чай с печенькой, а я всё жевала свою колбасу. Но торт в итоге добыла. Право слово, я же не виновата, что их приносят, а никто не ест, они неделями стоят и пропадают. Я, может быть, из санитарных соображений их ем. Но всё равно неловко брать эти куски при ком-то. Так и живу. Добываю глюкозу путём долготерпения.

@темы: Такой вот забавный зверек, Всякая всячина, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с)

14:02 

Рабочее.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Слушайте, это боль и богооставленность. То есть, эти слова - в принципе описание процесса работы в высшем образовании, но не суть. Выпускаем мы магистров, этих неведомых зверей, по так называемому третьему образовательному стандарту - затянувшемуся с введением ноу-хау нашей образовательной системы. В соответствии с государственным стандартом каждый ВУЗ составляет свои учебные планы - количество и перечень дисциплин, количество учебных кредитов, недель, часов, практик, etc. Но стандарты, хоть ты убейся, никак не хотят совпадать с реальностью. Расхождения в учебных планах - дикие. Магистры, на минуточку, уже защитились и выпустились - и в течение этого месяца должны получить свои дипломы. Начальство вплоть до проректоров, нацепив на носы очки, сидит кучкой, пытаясь разобраться и урегулировать расхождения. Студенты в это время не прекращают письменную бомбардировку «Когда же я получу свой диплом?!». Зреет декабрьский выпуск, уже запущенный в работу. Мы строчим ответы и боимся представить, как будем перебивать шаблоны дипломов. Тьма сгущается над Ершалаимом.

@темы: Мох внизу пищевой цепочки., Всякая всячина, Будни, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

10:55 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Интересно: мортидо, преобладающее над либидо, танатос, преобладающий над эросом, стремление к разрушению и саморазрушению, преобладающее над энергией жизни и созиданием, - это болезнь поколения - или всё же отдельные явления? Скорее, впрочем, так: эрос и либидо сильные настолько, что становятся разрушительны, приобретают болезненный - сродни декадансу - привкус и оттенок - и начинают питать не то, что должны (почва питательная, да не для тех корней); вырастают над собою, переступая границы, и оборачиваются всеми этими: слишком сильно, слишком густо. «Слишком», вырвавшееся за свои рамки, - разрушительно априори.

@темы: Мысли вслух, Ум за разум, Суета сует, Стресс в большом городе., Черным по белому, Философия между строк, Фрейд бы плакал

13:20 

Несравненная, ТРВ, сцена театра им. Моссовета, 28 октября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Не прошло и полутора недель, как я дописала отзыв (лучше поздно, чем, - ну, вы помните). Прежде, чем о конкретных элементах спектакля, - о режиссуре Романа Григорьевича вообще (помимо самого важного замечания о том, что я влюблена в неё беззаветно). Виктюк играет с теми спичками, с которыми никто (исходя из следования негласным правилам) больше по преимуществу играть не рискует. Взять хотя бы эту - из актёров на сцене выстроенную - четвёртую, пятую, шестую стену. С конца XIX века, т.е. с началом расцвета современного театра режиссёры в панике отказались от патриархальной модели игры лицом к зрителю, от прямой декламации в зал. Бытовой театр реалистичности ради ушел от этого почти совсем (за исключением моментов необходимых). РГ берёт негласно запретное и возводит в превосходную степень - до гротеска того уровня, когда понятия естественности и неестественности исчезают. Саломея (суд - более остального), R&J, Коварство и Любовь, Несравненная (кричаще!) - это выстраивание в линию. Разговор со зрителем? Скорее нет, чем да, потому что в этом нет заигрывания и куда больше отчужденности от зала, чем стремления к нему.

«Чтобы не как в жизни, не надо как жизни!» - как-то передала телезрителям канала «Вот!» Погорелова слова Виктюка. Линия - это более, чем всё остальное, «не как в жизни». Так много слов оттого, что в Несравненной эта игровая модель просто бросается в глаза. При этом она настолько филигранно нарочита, что ты можешь только одно: восторженно выдохнуть любимое и всеобъемлющее «Концепт!..»

Это же относится к пресловутому «черному заднику», от которого театр то уходил, то возвращался к нему (новое старое открытие Станиславского - чистый черный задник!), то вновь уходил, теперь возвращается снова (я не говорю о театре намеренно осовремененном и авангардном, там черный задник - одна из основ). Виктюк же, не поддаваясь веянием, использовал его от случая к случаю, добавляя лишь детали, и о боже, как же мне это нравится. К слову о сценографии: да, я фанат Владимира Боера как художника-постановщика, что не тайна, но бога ради, визуалистика, которую он создаёт, практически всегда гениальна в своей простоте и при этом символичности.

{more}

@темы: Эстетика, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), ТРВ, События, Росчерком пера, Менестрель боя и песни, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Воспоминания, Влюбленное, Ваша навеки

09:07 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
А я всё думала - когда же оно, наконец, придёт, моё сезонное осеннее обострение - более легковесное и менее патологичное, чем весеннее, но всё же выбивающее из ритма. Вот оно, тут как тут. Не просто напавший интроверт, нежелание выходить из комнаты и совершать ошибку (привет Бродскому в нашем чате), а щекочущая тревожность в самом центре грудной клетки, страх контакта с миром, граничащий с паникой, загоняющий за запертые двери и задёрнутые шторы. В последний раз это приходило ко мне с год назад, осенью же, но тогда была работа-каторга, было психологически травмирующее взаимодействие - и многое, в общем-то, было. Сейчас. когда всё относительно благополучно, списать могу только на сезонные вариации, высокую тревожность как неизбывную черту личности - и бог весть что ещё.

Перед выходом из дома лихорадочно закинула под язык таблетку глицина. Самое время возобновить курс.

@темы: Утро в нарнийской деревне, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Остальное йога и каннабис., Осень

09:33 

Аминь.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
09:09 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Ленинский, маленький продуктовый магазин, где я периодически покупаю по утрам энергетики; где-то поблизости школа. У прилавка стоят двое, мальчик и девочка, на вид класс шестой. Девочка часто и волнительно спрашивает мальчика: «Что ты будешь? Чего хочешь? А это будешь? А это?». Мальчик стоит чуть поодаль, засунув руки в карманы, и неопределённо отнекивается с лениво-спокойной улыбкой. В итоге девочка покупает чипсы, такие и такие, и какую-то воду, долго не может определиться, то и дело оборачивается к нему: «А этого хочешь? А тебе какие? Не могу выбрать, зелененькую?», мальчик, присев на холодильник с мороженым, коротко бросает что-то тихое и покровительственно-ласковое; миловидный блондин с небрежной челкой.

Как затейливо в наше время тасуется колода гендерных паттернов! Смутное подозрение, что лет эдак через дюжину женщины будут дарить ему не Лэйз и «зелёненький коктейльчик», а ключи от Бугатти и запонки Картье.

@темы: А ларчик просто открывался, Всякая всячина, Мысли вслух, Наблюдения, Утро в нарнийской деревне

17:46 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Мне неловко приписывать к имени этой женщины guilty pleasure, хоть по социальным меркам это, вероятно, и так. Но всё неважно, я просто положу здесь эту фотографию. От стрел и от чар.


@темы: Women, А ларчик просто открывался, Влюбленное, Гармонизируй и агонизируй, Дыши, бобёр, дыши, Ей всё можно, она в шубе., Сбившийся вектор направления, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

17:23 

Текст, AU, нет слов таких.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Автор: Moura.
Фандом: я бы могла сказать, что это ориджинал, а совпадения имён случайны, но кто-нибудь всё равно догадается, что это школьное AU по Битве экстрасенсов, и нет, никто не очитался.
Тип: гет.
Пейринг: Дмитрий Волхов/Елена Голунова.
Рейтинг: PG-13.
Размер: мини.
Примечание: да, мы упрлс.
Посвящение: прекрасной Ане.

{read}

@темы: Фики, Графоманство, Гет

17:11 

Цветы для Элджернона, РАМТ, 25 октября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вот так, с места в карьер, сразу о человеке: Максим Керин, щепкинец двенадцатого года выпуска, - нечто почти феноменальное. К черту фап, ко всем чертям излюбленный фанатский радикал, - глядя на него на сцене воешь внутренне – громко, надрывно – от того, насколько до страшного восхитительно он играет. Хочется запереть Керина в угловой комнате самой высокой башни и запретить когда-либо играть ещё что-либо – чтобы не раздарился, не растратился, не выдохся. Абсурдное, иррациональное, на уровне животных инстинктов восхищенное желание спрятать это под стеклянным колпаком, пусть такое и не укрыть стеклом.

Сложнее всего играть уход от нормы – физической, психической, бытовой. Поэтому самая высокая актёрская работа – играть больных, умалишенных, голодных, тех, в чьём состоянии ты никогда не был. Грань слишком зыбка, слишком тонка, четверть шага в сторону – оступ, падение. Максим Керин на сцене не делает и десятой этого шага. Я люблю роман Киза и боялась за главного героя, за воплощение – и ни на секунду не почувствовала хотя бы тени от тени разочарования. Притом, что актёрская работа в ЦдЭ – это работа тяжелая. Чарли постоянно бросает от эмоции к эмоции – и актёру приходится следовать за ним, поминутно из умственно отсталого перевоплощаясь в почти гения, из безобидного ребёнка – в агрессивного взрослого, от нежности ласкового щенка переходя к обретению человеком себя в минотавровом лабиринте жизни. Это так же необыкновенно сложный спектакль – психофизически. Он требует напряжения тела, умения перебросить его из состояния в состояние на уровне соматики в полном соответствии с внутренним ощущение себя. Нервная система должна три с половиной часа сходить с ума. Я не понимаю, как после этого можно стоять на сцене живым.

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, Рекомендательное, Высокое искусство, Men

09:36 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Посмотрели мы с Джорджем в Центре документального кино неплохой фильм «Рудольф Нуреев. Мятежный демон». Всё же моё отношение к этому гениальному танцовщику иногда поражает меня саму - я не могу сказать, что люблю Нуреева (по личностям уже - или давно - историческим тоже можно практически фанатеть, любить живо, но РН для меня - не совсем тот случай; так я люблю, например, Барышникова - чуть-чуть лёгкого фангёрлинга). Мне многое в нём не нравится, но с теми, кого любишь, недостатки принимаешь, в них влюбляешься - тоже; в недостатки Нуреева, хоть они и столь же филигранны, мне влюбляться не хочется. Но есть одно, собственно, огромное «Но». Я всё равно интересуюсь им - до восхищенно-уважительного преклонения. Смотрю о. Читаю о. Как говорится, ловлю контент. Просто, думается мне, есть люди настолько гениальные, что уровень их таланта, их вклад не в сферу деятельности даже, - в человечество как таковое столь велик, что всё остальное уходит не на второй даже, тридесятый план.

Есть, впрочем, многие вещи, которые мне в нём нравятся страстно: перфекционизм, трудоголизм, стремление к жесткой дисциплине, сплошное преодоление себя, а, главное, твёрдое следование своей судьбе, знание её. Этого нам, девяти десятым, не хватает категорически. Судьбу знают, возможно, лишь богом меченные.

Конкретно о фильме: добротно подобранный, но слегка, на мой пристрастный вкус, поверхностный материал. Впрочем, я понимаю, что вместить в час сорок всю жизнь и всю ширь такого человека было нельзя. Очень порадовала минута про Эрика Брюна: «Рудольф увидел его и подумал, сколь многому ещё надо учиться»; мы с Джорджем в голос: «Ну да, именно это он и подумал первым делом», впрочем, здесь уже наш RPS, если по чести - Нуреев действительно одномоментно влюбился в танец и пластику Брюна, но, опять же, Брюн - это девять лет жизни, это Лондонский королевский балет - и всего минута упоминаний меня царапнула. Умилило замалчивание болезни: «Рудольф был болен» - рефрен второй половины фильма, но о том, чем, тактично умалчивается (а был это СПИД). Андрис Лиепа, поначалу какой-то неуместно-неподходящий, с середины фильма стал вписываться в роль ведущего до удивительного приятного. Здесь помогло, думаю, то, что с какого-то момента пошли его личные воспоминания об, некая примесь его личного отношения влилась в повествование. В общем и целом, фильм вообще сделан с большой любовь и уважением.

{***}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Росчерком пера, Кино, Высокое искусство, Men

16:52 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Верочкино «Никого не люблю - тех немногих только, // На которых обречена» - это ведь практически парафраз «Я любил немногих. Однако - сильно» Бродского. И, упаси Бог, это не обвинение в каком бы то ни было плагиате. Есть мысли настолько великолепно простые (и, как следствие, просто великолепные), что украсть их нельзя. Можно только прожить, тонкой жилкой протянув вдоль собственного тела.

@темы: Точка зрения, Стихи, Песнь Песней, Мысли вслух

День темнотут.

главная