• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:35 

Не смогла не, спасибо Линцу.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И - на самом деле - я знаю, почему мне так нравится этот гиф с Шиллингом из Наполы (ладно, окей, мне нравятся все гифы с Шиллингом - из Наполы и нет, и не гифы тоже, и вообще мне просто нравится Шиллинг). Потому что в этом модусе он олицетворяет меня на работе в те моменты - то есть, читать, практически восемь часов в день - когда я отвечаю на студенческие письма. Вот именно так я реагирую на каждое второе. Только вишнёвого мундштука Альбрехту не хватает, ПРОСТИТЕ, ФАНОН.


@темы: Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., Men, Tom Schilling, Гармонизируй и агонизируй, Дыши, бобёр, дыши, Лэнгдон раскачивал полку, Мысли вслух, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

12:40 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Приболела, решила поработать из дома, но то ли лыжи не едут, то ли я такая исключительная, что мне одной из всего коллектива не удаётся войти в свою учетку удалённо через Outlook Web App, и это боль, потому что у нас меньше недели для того, чтобы подбить все хвосты, а ещё потому, что я уже предчувствую, какое астрономическое количество писем будет ждать меня завтра (и оно мне совсем, совсем не нравится). Но бог с ней, со всей этой всемирной скорбью. Я, вообще-то, о другом:

Как и все легковосприимчивые, суггестивные люди, я легко внушаема; дать мне установку - как нечего делать. В свою очередь, как практически все суггестивные - суеверна, мистифицирована (хоть пять лет психфака и знатно промыли мне голову) и верю в вещи вроде астрологии. То есть, как - верю. На правах внушаемой отбираю себе установки (привет, самопрограммирование). И знаете, какое лекарство от этого самое лучшее? Почитать те же гороскопы на разных порталах, но на один день. Милота: Мэйл всем сегодня советует делать покупки и отправляться в дальние поездки, Рамблер настойчиво же советует избегать каких бы то ни было трат и никуда не ездить. Этакий кот Шредингера. Тратить и одновременно не тратить. Ехать и одновременно не ехать.

Зато, правда, все, как один, советует лично мне проявить решимость в личной сфере, взяв всё в свои руки (что очень смешно, по сути), открыть свой разум - и вообще обещают разрешение давно мучивших вопросов (а ещё проблемы с начальством, но они у меня и так уже есть, потому что наша зам, кажется, не верит, что я действительно не могу войти в эту чертову учетку).

Фронтовая сводка ни о чем окончена, всем спасибо.

@темы: Ум за разум, Улицы ждут своих героев, Такой вот забавный зверек, Сбившийся вектор направления, Мысли вслух, Лытдыбр, Всякая всячина, Будни, Артист Саша крутится на стуле, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

13:09 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«... и на себя она с уверенностью могла положиться; <...> вступить в столкновение с чужой волей, попытаться подчинить ее своей стоило ей мучительнейших усилий, ибо (как это свойственно многим) ее сковывала робость и щепетильность. Она была сильной и отнюдь не робкой, когда это касалось лично ее, и всегда могла подчинить делу свои склонности, если это не противоречило ее нравственным убеждениям; но когда ей приходилось противостоять склонностям, привычкам, недостаткам других, <...> — воля ей отказывала; вот тогда-то и выступала обязательность и принуждала сникшую волю к действию. <...> Сопротивляясь мучительным для нее усилиям как-то уговорить, убедить, сдержать их, вынуждая ее прибегать к крайним мерам, они причиняли ей непомерные страдания».
© Шарлотта Бронте, Учитель.

@темы: Черным по белому, Цитаты, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Книги

10:37 

Линец, это комплимент!

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
13.12.2013 в 09:45
Пишет Katrusia:

***
- Смотрю я на Новикова и думаю - странный вкус у Линца.
- Вот да.
- А она смотрит на фотки Сердюка и думает, что странный вкус у тебя.
- *непередаваемый звук*
- Но это она его лично не видела. Вот если бы она с ним поговорила, она бы...
- Нет! Никаких разговоров. Подпускать Линца к Сердюку? Да ни за что!
- Ну, можно на нее эту надеть... как ее?
- Паранджу.
- Да!

URL записи

@темы: Котики и котфанду, Ей всё можно, она в шубе., Друзья, Диалоги, Грешно, но смешно (с), Men, Миссис Хадсон унесла мой череп, Лэнгдон раскачивал полку

10:28 

Тень ЛИРа, ТРВ, сцена ГКЦМ Высоцкого, 12 декабря.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Тень ЛИРа Андрея Боровикова - это своего рода «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», только о Гонерилье и Регане. Спектакль из двух широких ярких лент - это история старших сестёр Корделии и история шутов. Далее только формулы моего личного, сугубо индивидупального восприятия, но: для меня Тень Лира - спектакль в первую очередь не о тургеневских отцах и детях, не о конфликте поколений (как ни странно) и даже не об обреченности отрекающегося нового поколения (как бывает часто). Это именно история Гонерильи и Реганы, попытка ответа на все смысловые вопросы: не что и даже как, а почему и из-за чего.

Здесь ремарка: у Шекспира великая палитра характеров, расставленных в самых разных точках континуума. У него есть сложные, многогранные, неодноцветные герои, а есть герои чистого зла и чистого добра - как Яго в Отелло существует ради незамутненного зла, так Гонерилья и Регана в Короле Лире существуют ради чистых корысти, неблагодарности и подлости. Но для сцены, тем более для сцены современной, на общем фоне человеческой противоречивости ставить их такими не просто сложно, - допускаю, что невозможно. Хочется, поддев краем ножа верхний слой, аккуратно вспороть их по шву - было ли что-то там, на этой вязкой глубине, отчего вспыхивали эти болотные огни? Боровиков, в частности, сделал именно это. Он плеснул на этих женщин красками. (Впрочем, не на них одних, на Лира в не меньшей степени).

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, ТРВ, Росчерком пера, Рекомендательное, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Ваша навеки

09:21 

Поговорим о красоте.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
И сразу в личном ключе: как и большинство детей, я была предельно хорошенькой до десяти лет - это буквально роковая граница, этакая точка невозврата к нежности лица, воздушным локонам и море-небным глазам. Потом ножом под лопатку ударил пубертат, а с ним пришли гормональный бум и много лишнего, читать: отчаянно некрасивого. То есть, всеобщий закон природной подлости реализовался и со мной, как реализовывался до этого почти с каждым из семи миллиардов населения Земли: именно в тот период, когда внешность становится оценочной категории для себя и окружающих, она портится с концами. И весь сознательный период взросления я росла с мыслью о том, что я отчаянно некрасивая девочка. Лет до пятнадцати, то есть до первой влюбленности, переживала это вполне безразлично. Затем глаза мои открылись на всю ту совокупность недостатков, которыми я обладала, и совокупность эта всё во мне убила.

С того момента и по нынешнее время твёрдо, вне кокетства, знаю, что некрасива. Это скорее ощущение, чем знание, не обоснованное ничем, кроме уверенности прошлого. Пубертат благополучно завершился, скоро отойдёт в небытие юность, наступит - по академическим меркам - молодость, а ведь эти переходы сглаживают, убирают лишнее, прибавляют очарования. Возможно. Жаль, не прибавляют уверенности в себе. Сейчас, когда мне говорят о моей красоте, я, конечно, благодарю, радуюсь и смущаюсь, но при этом думаю, что: а) мне льстят; б) человек мне симпатизирует, а потому субъективен и предвзят; в) человек просто очень вежлив; г) не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки. Ещё минуту - или, возможно, с полчаса-час - после комплимента я верю, что, может быть, и вправду вполне себе привлекательная особа. Потом флёр развеивается.

{more}

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Точка зрения, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Росчерком пера, Наблюдения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Жизненное, А ларчик просто открывался, "А вы шьете летом?" - "Нет, я Стас Лопаткин"

10:48 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Давно я не писала бессмысленных постов про свои сны, но и столь реалистичных, как сегодня, мне не снилось давно же. Лето, я поехала с родителями на отдых куда-то на Юг России, к неким родительским друзьям - большой, гостеприимный дом. У друзей - множество детей разного возраста, и вот в одного из сыновей я как-то очень больно, очень горько влюбляюсь - чистая полынь, неприкрытая вязь на языке. Причем чувство - это я помню - взаимное, но режет изнутри. Ещё режет меня - весь сон - некая его закрытость и холодность (пусть и при знании взаимности) - и это меня мучает. Впрочем, всё это было коротко и незначительно, суть состояла в том, что наступил момент, когда мне нужно было уезжать, то есть - прощаться.

Живо помню этот момент: как я выхожу из подъезда какого-то - не их - дома, он ждёт меня - и я просто шагаю вперёд и, не поднимая рук, отчаянно (не отпускать! не отпускаться!) вжимаюсь лицом в изгиб его шеи, беззвучно вою так, словно внутри меня в медленной мясорубке перемалывается сердце. Он рук так же не поднимает и не касается меня. Мы стоим так очень долго - отравленная, раненная в живот я - и весь сжатый, как пружина, безмолвный, напряженный, недвижный он. Дальнейшее прощание - это мои «Всё, всё, сейчас отпустит» и его «Ладно, ладно, не надо», какие-то неловкие мои попытки удержать его руку и его неловкие же объятия. При этом воспоминание взаимности, повторюсь, достоверное, крепкое, но: чувство как таковое слишком явное у меня и слишком сдерживаемое у него. Последним помню перрон.

Болезненнее, острее всего - этот эпизод у подъезда смутно узнаваемого дома. Как я дышала ему в шею, не смея коснуться, вспарываемая изнутри, и как он сжимал кулаки. Я помню даже запах его - из сна, ощущение кожи под щекой и губами помню.

То, из Ануя и Шмитта, желание слиться, войти в плоть и кровь маленькой опухолью под сердцем.

Рассказала сон Ане. Она покачала головой: «Всё так прозрачно, что даже Фрейда не надо, отгадывается легко - ты внутренне не хочешь кого-то отпускать» - и, вздохнув, протянула мне шоколадку.

@темы: Всякая всячина, Сбившийся вектор направления, Такой вот забавный зверек, Фрейд бы плакал, Чувства и чувствительность

09:00 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У меня опять приход лени и псевдо-писательский криз (это, кажется, теперь одна из моих любимых тем). Печально размышляю над тем, что нужно штамповать партию студенческих, выставить двести счетов на оплату, набить шаблоны дипломов и при этом не забыть, ни в коем случае не забыть ответить на пару десятков студенческих писем, - и при этом думаю, что всё, чего я хочу, это сидеть дома и строчить на старой полуистертой клавиатуре свои пьесы (новое моё гилти плеже) и различную недопрозу. И умереть, судя по всему, в нищете - во-первых, за невостребованностью, во-вторых, потому, что ни одной вещи не довожу до конца. Боль, тоска, богооставленность. А посему: вместо того, чтобы делать то, что хочется, я, как и 99,9% населения планеты, буду делать то, что надо (ибо молода ещё для того, чтобы жить пьесками). Пойду налью себе чашку коричного ройбуша и подышу над ней, должно помочь.

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Утро в нарнийской деревне, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Поднимите меня с пола! Поднимите и обнимите!, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп, Будни, Бренность бытия, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten.

10:20 

Сергей и Айседора, ТРВ, сцена театра Киноактера, 9 декабря.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У меня давно не было таких противоречивых, бродящих, как виноградный сок, впечатлений от спектакля. С одной стороны, как сказала Ариана, «Это слегка отдавало безумием», с другой: хорошо, замечательно, читать: отдавало тем, что я так люблю. В сущности, или я столь люблю Виктюка и всё, что он делает, или восприятие моё уже столь искажено (а, возможно, наоборот - отточено), что некоего кричащего сумасшествия я в СиА не отметила. Скорее: это одна из самых линейных, по прямой идущих историй, рассказанных Романом Григорьевичем. Некая же поведенческая сумасшедшинка в Есенине и Дункан - ни что иное, как то самое «Не как в жизни», - эмоция, возведённая в абсолют и выраженная преувеличенным жестом, преувеличенной интонацией. Впрочем, и тут можно усомниться - есть особые люди, проявления их особенны, - и всё в Сергее и Айседоре, в двух встретившихся на сцене людях, казалось мне как раз очень органичным (за редким исключением).

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Росчерком пера, Театр, ТРВ, Рекомендательное, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Ваша навеки

08:59 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Раньше у нас были прекрасные мимимишные корпоративные пароли для входа в учетки: 33 коровы, 34 коровы - и так далее по счету, по порядку расстановки компьютеров. Чья-то умилительная фантазия воплотилась на фоне суровых трудовых будней. Потом система потребовала сменить пароли, программисты снова выкурили по косячку из чая - и теперь у нас 33 матраса, 34 матраса... Мы сначала прочли: матроса. Почему-то очень обрадовались (возможно, в этом было что-то фрейдистское, не знаю). Матрасы, однако, тоже неплохи. Думаю теперь, что же будет следующим.

@темы: Всякая всячина, Будни, Arbeiten, arbeiten и ещё раз arbeiten., Я ватрушка, хохотушка (с), - А вы? - А я Лоллобриджида. - Лолкто?

09:27 

Оркестр мечты. Медь. 8 декабря, театр им. Ермоловой.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Одно-единственное слово - замечательно. Очень атмосферно. При всей моей любви и всём моём уважении к Меньшикову, шла не то чтобы ожидая многого - своего рода бенефис ОЕ, музыка, читка, - проходная, хоть и наверняка яркая не постановка даже, - скорее растяженный перформанс. По итогам: яркая - не то слово. Идеальная для ведущих анализаторов - зрительного и слухового - вещь. Прекрасное владение пространством сцены, изумительные свет и цвет, детали костюмов, реквизита, да хоть бы и расположения музыкантов. Прекрасная музыка, но, впрочем, судить мне сложно, ибо я не слишком музыкальна (так же как и не кинематографична) и могу довольствоваться малым в исполнении, меня задевают лишь отдельные, в сердцевину мишени попадающие вещи.

Но в Меди - чудесное сочетание визуальной и музыкальной составляющей. Талантливейшие, виртуозные музыканты, в игре которых - что видно даже такому дилетанту, как я - ни грамма механической сухости, и не по одному только требованию самого спектакля-спектакля ли - от них просто исходит волнами молодая творческая энергетика, и ловить её в зале - чувство совершенно прекрасное (эти барабанщики, огни же чудо чудное). Я, к слову, всегда была - ещё и при общей немузыкальности - довольно равнодушна к духовым, за исключением классического джазового саксофона и флейты, которая не может не околдовывать в принципе, - но здесь, в частности, медь меня проняла. И, конечно, Олег Евгеньевич - со всеми его шероховатостями, сбивками, заглушенными окончаниями. Его спасают две вещи: то, что он - это он, а Меньшикову многое прощаешь с маху, и то, что ты лелеешь мысль, будто в этом есть концепт. Впрочем, космического обаяния этого человека и его умения держать зал (а так же чего-то очень человеческого в этих шероховатостях) ничто не отменяет.

Очень порадовали мой глаз Дружинин (это всё отголоски вашей любви, сотоварищи) и - господи, как, когда, почему, почто - Татаренков. Ну ходячая же милота этот человек (и с хореографией у него всё более чем в порядке - замечательно изящен). В общем и целом, чудесно для двух вечерних часов. Лирично, живо и очаровательно. Текстово - очень обо всех нас, по сути, - настолько, что очень уж хочется сразу в свои мечты поверить, сняв с них ярлык фантастичности.

Людей, разговаривающих в полный голос, по пятнадцать минут ищущих в вещах номерок во время действия, одевающихся и раздевающихся, шуршащих и шелестящих, - особенно если всё это делают одни и те же люди, - мне по-прежнему хочется убивать маникюрными ножницами с особой изощренностью. За исключением пары таких, сидевших прямо по правую руку от меня, зал был очень положительный.

@темы: Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Рекомендательное, Олег Евгеньевич, Гармонизируй и агонизируй, Men, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете

23:03 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
У Бозина когда-то была интересная фраза. Что-то из серии ответа на вопрос о талантах и поклонниках, о зрительской-поклоннической-фанатской реакции или вроде того, сейчас не вспомнить. И он ответил замечательно: ничто не важно, важно сподвигать на творчество. Если человек посмотрел мой спектакль, а потом пришел домой и сел писать стихи - значит, всё не зря, значит, я что-то правильно сделал; вот это важно, а выразит зритель восторг или не выразит, подарит цветы или нет, поймает потом за руку - не поймает... всё внешнее. Волной проявления творчества важно будить такую же волну. Тогда есть смысл. Тогда это - настоящее.

Вспоминаю, сколько писала первые полтора-два года о Бозине. Бесчисленно. Поклоннически (рецензиями и отзывами, одами - в лучшем смысле), фикрайтерски (текстами, сублимационными до жути). Очень много - о нём. Всё изнутри было - об. Но никогда и ничего не было - не сходилось, не случалось - для. Для него не писалось - и мысли не приходило. Бозин воспринимался (да и воспринимается) мною как нечто надмирное, от реалий оторванное, вроде бы и в канве жизни, но всё же вне её. Создать что-либо для такого - немыслимо (для духов клеток не создают).

Накануне я закончила свою первую вещь для. Не для Бозина, для иного адресата (адресата без адресности, адресованность условна, потому что писалось без цели и без намерения; нет, с одним намерением - собственно написать, намерения показать, т.е. подарить - нет и быть не может). Написала для человека, не для эфемерного существа, не для объекта восхищения, - для жил. Для плоти и крови. И я, наконец, поняла, каково это - создать что-то для кого-то (в первую очередь, как ни каламбурно, для себя создать посредством того, что создаёшь для кого-то). Бешеное, страннейшее, тревожнейшее чувство.

NB: Ничто в вышесказанном, ничто в этом сравнении и сопоставлении не превышает одного и не принижает другого, это не вопрос степени (вопрос вне степени). Речь об ином - о том, как разно я воспринимаю разных же людей.

Джордж будет улыбаться и презирать чувствительную меня за этот пост [готовится].

@темы: Фикрайтерское, Ум за разум, Такой вот забавный зверек, Наблюдения, Мысли вслух, Менестрель боя и песни, Маркером по кафелю, Ей всё можно, она в шубе., Men

21:56 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
— ... А ты как часто ходишь в театр? Ну, сколько раз в год? Раз в месяц? Несколько раз в месяц?!
— Эээ, несколько раз в неделю, вообще-то... ©


Даже октябрь не был столь наполнен прекрасным театральным безумством. Сейчас, в декабре, обилие. Мой календарь напоминает лоскутное одеяло из-за цветных отметок. 4, 8, 9, 10, 12, 17, 20, 22, 25, 28, 30, 31. Зачем пить, есть, спать, работать, если существует театр [нечитаемое выражение лица]. Он - единственное, перед чем пасует моя интроверсия, моя любовь сидеть дома, моя дичайшая утомляемость от внешних стимулов. Единственное, что качает в руках мою суть (читать: душу). Так же или сильнее - только литература (то есть, Слово, то есть, - в том числе - базис для).

@темы: Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Театр, Такой вот забавный зверек, Планы, Мысли вслух, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

18:07 

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Это выше моих сил, я не могу не рассказать о книге Веры Красовской о Вацлаве Нижинском. 1974-й год, Ленинград, в отделении издательства «Искусство» выходит книга с лаконичным названием «Нижинский» - и, о боже, что за чудо эта книга. Я не зря поминаю 74-й год, время Советов, идеологических предпосылок и хоть выцветающего, но ещё полновластного марксизма-ленинизма. А Красовская пишет художественную, яркую, детальную, глубоко понимающую книгу о творце (который после 1911-го года ни на минуту не ступил на Российскую землю, и как книгу не заклеймили за космополитизм - не понятно). Пишет, исходя из его внутреннего, а не из безлико-внешнего; никакой априорности вездесущего «Разум контролирует тело» в повествовании нет. Наоборот, она раз за разом, страницу за страницей упорно утверждает: основным двигателем творчества Нижинского была интуиция. Это эфемерное, неосязаемое, невзвешиваемое, отрицаемое материалистической идеологией нечто. Не влюбиться в смелость и необыкновеннейший уровень понимания в её книге просто нельзя. Они писала о Художнике - и знала это твёрдо.

Во-вторых, и нет, промолчать об этом я не могу, - книга удивительно толерантна не то что для 1974-го года, - даже для настоящего времени. Не имея возможности говорить напрямую не просто о сексуальной ориентации (такой «гуляющей» у первого и такой непреложной у второго), - о чувствах Нижинского и Дягилева по отношению друг к другу, она всё же о них говорит. Тонко, но прямолинейно настолько, насколько возможно, и в словах нет ни грамма осуждения. Даже ошибочные поведенческие паттерны обоих - личные и профессиональные - она рассматривает минимум с двух точек зрения. Книга эта анти-категорична, а это ценнейшее и редчайшее явление. Анти-категорична она, впрочем, во всём, кроме одного, - утверждения гения Нижинского, превзошедшего и опередившего своё время.

{***}

@темы: Точка зрения, Росчерком пера, Рекомендательное, Мысли вслух, Люди, Книги, Высокое искусство

15:43 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Когда-нибудь, когда я вырасту выпущу отдельной книгой законченных (не смешно) Хранителей и/или Мойщиков (да здравствует, в конце концов, самоплагиат), когда пять моих ещё ненаписанных концептуальных пьес поставят на пяти разных российских сценах, когда меня и Букер хоть раз упомянут в одной статье рядом (дайте же простор для мечты), - так вот, тогда, уже безусловно зарекомендовав себя, я сделаю вот что:

Я запрусь дома и напишу беспросветно банальный, приторный, типичный дамский любовный роман - не без претензии на литературу приличную, правда, но исключительно ради имиджа. Он будет называться, скажем, «В ожидании [и дальше что-нибудь претенциозное, но обязательно «в ожидании»]». Или вроде. О героине, живущей где-нибудь на отшибе мира (отшибом мира упорно видятся долины Тосканы или лавандовые поля Прованса). Героиня будет на закате варить яблочное варенье на летней кухне, а потом читать Шарлотту Бронте, поглаживая трёх пятнистых кошек. Однажды в её жизни что-нибудь произойдёт. Мимо проедет некоронованный принц выдуманного королевства (отщеплю ради такого дела кусок от какой-нибудь европейской державы). И - всё. Просто всё. Варенье горчит, Бронте нудит, кошки орут, у них март, у хозяйки вот - тоже.

Жила-жила в ожидании, вышивала гладью - и дождалась.

Даже отсутствие хэппи-энда, а он будет отсутствовать, станет неизбежной претензией на оригинальность - и, значит, банальностью (так и задумывалось), но мне будет всё равно, у меня на счету к тому времени пара романов и пяток пьес, вы помните. В финале героиня обязательно встанет на крыльце и будет долго - с благородной печалью во взоре - смотреть из-под ладони на закат и в фиалковые сумерки. Книжку станут покупать для чтения в поездах - тургеневские барышни и дамы бальзаковского возраста.

@темы: Маргарин идей, Горький осадок, но сахара не надо (c), Я не я и космические лучи не мои, Тони Старк – Удивительный Человек-Ночник! (с), Такой вот забавный зверек, Планы, Всякая всячина, Бренность бытия, А ларчик просто открывался, Мысли вслух, Миссис Хадсон унесла мой череп

11:46 

Белка, театр на Малой Бронной, 4 декабря.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Бесшабашные, бесстрашные и бессмертные». Какой частый мотив - то, что именно это отличает людей - как класс живых существ, как чувствующих, как дышащих. Мы проживаем каждую минуту так, словно она последняя, потому что ни на секунду не забываем, что смертны, - вот он, парадокс. Впрочем, когда и кого это спасало, когда и кому помогало? Это не помогло ни Мите, ни Кеше, ни Жоре, ни даже таинственному ...ию (с - око отдам в залог - автобиографическим именем автора, ибо такие вещи - всегда автобиографичны). Наше бессмертие никогда нас не спасает, нас всё равно убивает и убивают - не потому ли, что именно бессмертные беспечны? - убивают время, обстоятельства, слова, жесты - или их отсутствие (как убил Митю страх жизни среди кошмара живого бытия - лучше не жить! - и как убила его смерть до жизни; как убили Иннокентия слова любимой женщины - да побойся бога, нет не боящихся смерти - и безумие матери; как убил Георгия отказ от себя, отречение от нутряного). Нас убивают - но в этом-то, возможно, и состоит главная наша награда. Высший дар. Есть - чем - жертвовать.

Людям больно - глубже, чем зверям. Белка - спектакль о том, что людям - больно. Потому что они люди.

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Рекомендательное, Лэнгдон раскачивал полку, Жизненное, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство

13:51 

Пост, который мне не следует писать.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Два столпа отношений: 1) взаимность; 2) всепринятие. Первая вариативна, второе - безусловно.

Взаимность допускает разницу. Общеизвестное «Один всегда любит больше» реализуется в семи случаях из десяти, но: каково оно, это «больше»? Переводя в сухую математику, какой процент допустим? Один, пять, десять, двадцать, тридцать? Думаю, до границы красивых 33-х%. До границы в треть отношения к человеку. Приближение к половине - уже гибельно; один не может любить в половину любви другого, это - трещина между людьми. Формы выражения любви могут быть разными, пути реализации - тоже, речь не об этом, речь об уровне, об интенсивности.

Чувство - и это я постулирую, так как убеждена - может приходить со временем (начнём хотя бы с того, что мне известны примеры, хоть их и минимум). Но иногда этого просто не случается. Не случается от гибельной половины уйти хотя бы к спасительной трети. Есть ли в этом чья-то вина? Бесспорно, основная - вина того, кто думает «Со временем я полюблю так, как он(а) любит меня». Потому что когда этого не происходит - начинается медленная экзекуция. Инквизиция.

Всепринятие. Без претензии на изменение человека. Без претензии на его подгонку под то, каким видишь его, каким хочешь видеть, каким хочет видеть социум, без подгонки под социальные ролевые модели и свой идеал отношений. В основе всепринятия - безусловное же понимание в базисных вещах. В деталях вы можете расходиться по разным полюсам бесконечно, но в отношении основополагающих вещей должны сходиться неоспоримо. Не потому, что это кому-то и для чего-то нужно, а потому, что только это поможет принять человека со всеми его царапинками, шелухой, бесами за левым плечом, странностями, важностями, ценностными ориентациями.

{more}

@темы: Экзистенциальное мировоззрение муравья., Точка зрения, Рефлексия, Отношения, Мысли вслух, Маркером по кафелю, Люди, Горький осадок, но сахара не надо (с), А ларчик просто открывался

URL
16:17 

***

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
«Возьми меня с собой спать, в самый сонный сон, я буду лежать очень тихо: только сердце (которое у меня — очень громкое!). Слушай, я непременно хочу проспать с тобой целую ночь — как хочешь! — иначе это будет жечь меня (тоска по тебе, спящем) до самой моей смерти».
М.Ц.

@темы: Черным по белому, Цитаты, Песнь Песней, Марина, Копилка.

14:22 

Почтигород, театр на Малой Бронной, 29 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Во время просмотра этого спектакля и после него хочется идти по улице и, задрав голову, по-детски щурясь от падающих сверху снежинок (ощущая себя в декорациях спектакля, то есть - сопричастной), напевать что-то вроде «... Чтобы найти кого-то могу весь мир я обойти», идти и думать же: я землю обойду, всю землю обойду. Но что интересно: Он (Тот Самый, Который «Он» с заглавных) всё-таки - по меткому выражению Эйнштейна - не играет в кости со Вселенной. Он может затейливо тасовать колоду из нас, но редко издевается (так как Он всё же логично выше этого) - и потому тех, ради кого мы собираемся обходить землю, обычно помещает рядом, в зоне досягаемости. Буквально в шаговой доступности. Наша на Него злость - следствие общечеловеческой дальнозоркости (лучше видим вдали, чем вблизи, хотя часто не видим ни так, ни эдак).

Почтигород авторства Джона Кариани и постановки театра на МБ - об этом. Офтальмологический, прямо скажем, спектакль - о людях, не видящих простого и/или очевидного, о людях, замечающих главное слишком поздно или не под тем углом, о людях, у которых не на том фокусируется взгляд. А ещё - и это главное - Почтигород спектакль-терапия (больше: спектакль-хирургия) в отношении этого. По итогам у героев всех девяти историй раскрываются глаза. Изображение фокусируется на сетчатке. Вот же она, та, которую ты одну любить и сможешь. Вот же он, тот, кто будет любить тебя не больше жизни, а - устойчивее и крепче - т.е. как саму жизнь. Почтигород - это девять коротких историй в одной пьесе, девять диалогов о любви - где-то на синем, бело-голубоватом, ночном и звёздном фоне выдуманного северного городка, девять диалогов, произнесённых одномоментно вечером пятницы вымышленного же (ибо вне времени) дня.

{more}

@темы: Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Точка зрения, Театр, Росчерком пера, Рекомендательное, Мысли вслух, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Гармонизируй и агонизируй

12:11 

Служанки, сцена театра Киноактера, 27 ноября.

А на каррарском мраморе — взамен орнаментов и прочего витийства — пусть будет так: «Её любил Лозэн». Не надо — Изабэллы Чарторийской. ©
Вчера я пообещала себе начать пост о спектакле этим предложением не о спектакле, а давши слово - держи, поэтому: если ещё хоть одна некультурная мерзость при мне пошуршит на любом следующем спектакле обёрткой от конфеты или начнёт говорить по мобильному, я буду подходить и убивать маникюрными ножницами, точным уколом в сердце. Уровень уважение к актёрским: энергии, времени, силе, отдаче у некоторой части зрительской аудитории до оскорбительного нулевой. Это уничтожает меня, предельно расходится с моей картиной мира. Хорошо, не нравится спектакль. Раздражают актёры. Недовоспитали родители. Но можно проявить хоть каплю уважения если не к чужому труду, то к театру как явлению. Но нет. Маникюрные ножницы. При этом большие молодцы они - без сбивки!

И сразу: мы с Джорджем, как всегда, смотрели по ощущениям два разных спектаклях, а потому предупреждаю сразу: всё ниженаписанное будет самым махровым имхо. Перво-наперво - Солдаткин. В марте будет два года его Клер - и в эти два года (о чем я ему вчера ничтоже сумняшеся и сообщила) можно наблюдать бешеную, феерическую динамику (вчера еле сдержалась - всё время хотелось сказать ему: шаманскую; мысленно била себя по губам: это бозинское слово, Мора, бозинское и Бозину!). Динамика яркая, по возрастанию. То, что я так люблю, то, что так ценно - работа над собою (работа - в принципе). О, как я вчера на служебке чертила в воздухе руками эти параболы Александру. С его Клер опадает шелуха. Уходит всё лишнее. При всём обилии страстей и безумий, Клер становится - страстно же, трогательно и безумно лаконична. Тот - так протаскивающий нас - «свой» голос, ушедшие лишние жесты, ушедшая вывернуто-чувственная томность. Клер живая, простая, сильная - Клер тёмный омут - Клер и её спрятанные на самой, самой глубине демоны. Не полновластные, как демоны её сестры, но более роковые, чем те. В самом конце щелкающие внутри неё пальцами, чтобы завершить игру и освободить их обеих - слабую Клер, ставшую сильной, сильную Соланж, ставшую слабой.

{more}

@темы: ТРВ, Men, Эмоционально и физически прекрасные хомяки в полете, Театр, Тайна любви сильнее тайны смерти (с), Росчерком пера, Песнь Песней, Менестрель боя и песни, Лэнгдон раскачивал полку, Дыши, бобёр, дыши, Друзья, Диалоги, Гармонизируй и агонизируй, Высокое искусство, Влюбленное, Ваша навеки

День темнотут.

главная